ВЗЛЁТНАЯ ПОЛОСА


ВЗЛЁТНАЯ ПОЛОСА

Он жил в красивом приморском городе, похожем на сказочный ларец. Она в шумной и душной от многообразия человеческой суеты столице.

Они встретились случайно, как будто неумелый диспетчер перепутал эшелоны полета и пересек корабли их жизней.

Они были такими похожими, но такими разными одновременно.

Волевые, целеустремленные, амбициозные, они могли бы стать самой успешной парой, достигнув на самолете их совместной жизни высшего, запредельного уровня пилотажа. Он был бы идеальным капитаном их воздушного судна, она – вторым пилотом.

Но судьба распорядилась иначе…

Однако сейчас она еще не знала этого и заходила в уютный офис в центре Москвы, где её уже ждал шеф и новый клиент фирмы.

-Дарина наш лучший специалист. Если не она, то никто не сможет тебе помочь, - без приветствий заявил Павел Николаевич, только она успела перешагнуть порог офиса.

- Доброе утро, господа,- одаривая мужчин улыбкой, произнесла девушка.

- Дариночка, душа моя, выручай нас. Алексей Константинович подкинул нам новую задачку и мы обязательно должны её решить,- обратился к ней шеф.

- Павел Николаевич, иных задач не решаем, - самоуверенно произнесладевушка, а потом с улыбкой в голосе обратилась к клиенту, - пойдемте, Алексей Константинович, расскажете про новые увлекательные задачки.

… Эта весна и поставленные задачи сблизили их. Он был женат, хотя и не жил отдельно, но казалось ничто не могло оторвать их друг от друга, а любовь на расстоянии и редкие, но полные страсти свидания, только усиливали влечение.

В один из майских дней она сидела в офисе и при большом объеме работы никак не могла сосредоточиться. Мысли о нем занималивсё её время. Она мечтательно прикусила карандаш и вдруг молния-мысль прожгла её насквозь « хочу его видеть». Решение было принято мгновенно, а уже через 4 часа она спускалась по трапу самолета, который протянул воздушный мостик между ней и её любимым мужчиной.

Она появилась на пороге его дома у моря внезапно, открыв дверь своим ключом. Он схватил её такую маленькую в свои объятия и закружил. Радостный смех двух влюбленных дивной мелодией разносился по опустевшему холостятскому дому.

Она влюбилась в его красивый приморский город, как и в его манеру вождения автомобиля. Казалось, что за рулем он сливался во единое с любимым авто. Он получал удовольствие от вождения и мог долгие часы ехать по длинным дорогам, плутавшим вдоль лесов и полей, то убегая от моря, то возвращаясь к нему.

Это были, пожалуй, самые прекрасные выходные за последние несколько лет.

В последний перед отлетом день лил дождь, как будто понимая боль влюбленных перед расставанием.

В доме стало прохладно. За окнами метрах в трехстах кипел океан. Она стояла у окна, обернувшись в длинный плед, и смотрела на буйство стихии. Она всегда любила дождь, но дождь на северном море был её первым опытом, который она впитывала с удовольствем.

Он подошел молча сзади и, передав чашку с чарующим дивным запахом и приятной теплой глинтвейном, нежно обняв, вдыхая аромат её волос.

От удовольствия она задрожала всем телом, ощущая тепло любимого мужчины. Эти короткие минуты счастья, нанизанные на нить памяти, она будет вспоминать всю жизнь, когда беспросветное одиночество и тяжесть жизненных испытаний будут застилать грозовыми тучами небосклон её жизни.

А еще безрассудную дорогу на Валдай и все ночи, проведенные на 73 этаже в Москва-Сити, и нежную Италию, и страстную Испания, и пикантную Индонезию… Всё это, а еще мегатонные его нежных смс, совместные фото, милые безделушки, привезенные из путешествий, всё она будет хранить в знак своей настоящей и единственной любви. Любви всей жизни, ради которой и стоило родиться…

…В ночь перед отлетом, лежа в постели и мило болтая о чем-то, он вдруг замолчал, повернул её к себе и тихо спросил: « скажи, мне же всё это не сниться? Ты правда меня любишь?»

Она улыбнулась, взяла его лицо в свои ладошки и произнесла: «Лёшенька мой, любила, люблю и буду любить всегда».

… Страстный август на вилле в Испании завершился предложением руки и сердца, которое она без раздумий приняла. Казалось, оставалось уладить формальности с его разводом и счастье могло бы стать бесконечным, как Атлантический океан.

…Началась осень. Он стал реже звонить. Чаще им стало не о чем говорить. Сделать нужные шаги он почему-то никак не решался.

… Настойчивый звонок мобильного вырвал её из сладостных объятий Морфея, голос шефа был напряженным: «Дариночка, прости, что разбудил. На дом семьи Алексея Константиновича совершено нападение. Его жена в коме в реанимации. Ты и Матвей должны срочно лететь к нему. Он уже едет за тобой.»

Её чемодан всегда был готов к командировкам. Наспех приняв душ и одевшись, она выбежала из подъезда. Очередная попытка дозвониться до Алексея не принесла удачи, его телефон был отключен. Сердце бешено колотилось в груди. Зная процедуру прохождения таможенного контроля в аэропорту, она делала всё автоматически. Полет. Приземление. И вот уже такси мчит её в больницу, где лежит его жена и где должен быть он сам.

«Обнять. Обнять его», - пульсировало у нее в голове, когда она почти бежала по путанным больничным коридорам к реанимационному отделению.

Огромное стекло реанимации и приоткрытая дверь остановили её. Он сидел на краешке кровати, держа руку жены в своих.

- Как же ты так могла? Не уходи. Ты очень мне нужна, - вдруг сорвалось с его губ в адрес жены и ядовитой стрелой насквозь пронзило сердце Дарины.

Девушка попыталась вздохнуть, но не могла. Взяв себя в руки, она поняла, что всегда была лишней в этой истории. Земля ушла из-под ног, которые в миг стали ватными.

Не помня себя, она побежала обратно. Аэропорт. Квартира. Тишина. Белая полоса внезапно стала черной. Слишком внезапно.

Закрыть окна и двери. Отключить телефон. Забыть. Всё забыть.

Две недели спустя первые признаки острого токсикоза как будто долили мрака, сделав полосу иссиня-черной…

«Надо рассказать», «Отец должен знать», «Хоть алименты с него взыщешь», - рой голосов подруг, родных и коллег твердил одно и то же.

«Нет», - решительно отвечала она каждый раз, - «знать о нем ничего не хочу. Я сама. Сама».

…Ювелир вертел её маленькое обручальное кольцо в руках. Она нервно теребила ремешок изящной дамской сумочки.

- Что скажете?,- нервно произнесла Дарина, - тысяч двести будет?

-Двести точно будет и не один раз, - лукаво произнес Герман, - колечко дорогое и я не буду обдирать тебя как липку, - взглянув на большой живот девушки, закончил ювелир.

«Миллион? Такое дорогое? Неужели любил? Нет, нет, нет! Гнать эти мысли к черту! Будет нам первоначальный капитал», - рассуждала она сама с собой по дороге в банк.

… «Ты никогда ни в чем не будешь нуждаться, маленькая моя, спи мой ангел»,- думала она, качая колыбель крошечной дочурки, -«ведь черная полоса бывает взлетной...»



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика любовная
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 34
Опубликовано: 23.12.2020 в 21:42







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1