Я - Кассандра... Успеть!..


Я - Кассандра... Успеть!..
Какабадзе Манана.
Фурсин Олег.

Я — Кассандра. Я очень сегодня устала.
Я долго кричала, я горло сорвала.
Одежду — и душу! в кровь разодрала…
Но знаю, как этого мало, как мало!
***

Реальность — пустынна. Жизнь замирает.
Пуст двор-колодец.* И все вроде — знают.
Что Четверо с нами.** Они не устанут.
Надежды на лучшее — призраком тают…

***

Но если все то, что любил — невозвратно,
И если уж отнято — за что, непонятно,
И если так зыбко, и если так страшно,
И не поможет — идти в рукопашный…

***

Оно существует, мгновенье пред боем!
И в нем все возможно, чудо любое…
Любовью обжечься, обнять нежно друга,
Улыбку послать тому, кто испуган….

***

Еще раз — увидеть, как солнце восходит,
Вечерней зарёю — итоги подводит…
Успеть добежать, долететь и домчаться,
И слова отложенного — дождаться…



* Дворы— колодцы в Санкт— Петербурге сохраняют ни с чем несравнимую архитектуру города и остаются немыми свидетелями прошедшей эпохи.

Одна из загадок Северной столицы — необъяснимое очарование её мрачной эстетики. Особенное удивление у гостей города вызывает такое распространенное в Петербурге архитектурное явление, как дворы-колодцы. Еще в Петровскую эпоху был подписан указ о построении фасадов домов «в одну линию», и предприимчивые устроители доходных домов тут же принялись за плотную застройку дворов, скрывающихся за парадными фасадами. Так в городе появилось множество мало освещенных двориков, куда по обыкновению выходили окна лестничных площадок и подсобных помещений. Дворы принимали все более причудливые формы, привлекая внимание творческих людей с неординарным мышлением.

Это стихоТворение и стихоТворение, расположенное ниже, написано на подоконнике, а окно выходит в двор-колодец…

Дворы-колодцы Петербурга…
(Да здравствует избыток монолога!)


***

Наполненные мистикой дворы-колодцы Петербурга,
Где гулкий шаг прохожего обвенчан с тишиной…
Несочинённые здесь ставят пьесы драматурга,
Распятого на шумных площадях безумною толпой…

Сюда приходит утром отдохнуть от суеты тревога,
А суета неспешно бродит рука об руку с Судьбой.
И немотОй убитая душа всё просит с Богом диалога,
Толпы неправедная ярость здесь укутана мольбой…

Завязка таинства здесь спорит с парадоксом эпилога,
Ноктюрн заведомо фальшивит с водосточною трубой*.
Долой орущую толпу. Да здравствует избыток монолога!
Да… это всё абсурд и бред поэта из мистерии неземной…

***

* А вы могли бы?

А вы
ноктюрн сыграть
могли бы
на флейте водосточных труб?
В. В. Маяковский


***

** Четыре всадника Апокалипсиса — персонажи из шестой главы Откровения Иоанна Богослова.

Нет единого мнения, что именно олицетворяет каждый из всадников, однако их часто именуют Чума (едет на белом коне — еще известен как Завоеватель), Война (на рыжем коне — еще известен как Раздор), Голод (на вороном коне) и Смерть (на бледном коне). Бог призывает их и наделяет силой сеять хаос и разрушение в мире. Всадники появляются строго друг за другом, каждый с открытием очередной печати — первых четырёх из семи печатей книги Откровения. Появлению каждого из всадников предшествует снятие Агнцем печатей с Книги Жизни. После снятия каждой из первых четырёх печатей тетраморфы*** восклицают Иоанну — «иди и смотри» — и перед ним поочерёдно появляются апокалиптические всадники.


*** Тетрамо;рф (др. — ереч.. ;;;;;-;;;;;; «четырёхобразный, четырёхвидный» от ;;;;;;;;, ;;;;;;;;, ;;;;;;;;, ;;;;;;;;, ;;;;;;; «четыре» + ;;;;;, ;;;;; «вид, образ, очертание») — в христианском вероучении и богословии крылатое существо из видения пророка Иезекииля (VI в. до н. э.) с четырьмя лицами — человека, льва (с правой стороны), быка и орла (с левой стороны). В Откровении Иоанна тетраморф представлен в образе отдельных четырёх апокалиптических существ (лат.quattuor animalia «четыре живущих» — стражей четырёх углов Трона Господа и четырёх пределов рая.
Позднее эти животные были истолкованы как символы четырех евангелистов и термин «тетраморф» стал применяться в описании их иконографии. Существа стали символами евангелистов и формой их традиционного (с VII века) символического изображения:
Матфей в образе ангела,
Марк в образе льва,
Лука в образе тельца,
Иоанн в образе орла.

Каждый из них крылат и держит Евангелие.
Справедливости ради, следует отметить, что прообразы всех перечисленных существ можно найти в религии и культуре Древнего Египта, в сохранившихся до наших дней скульптурных изображениях, ритуальных рисунках.
Мифологические существа (как правило, животные), олицетворяющие четверичные космические структуры: страны света, времена года, стихии (иногда этот ряд может быть дополнен другими элементами). Изначально в мифологической картине мира это существа, персонифицирующие направления и располагаемые по четырём сторонам мирового дерева; это хозяева и стражи „четырех сторон света“, образы божественного покровительства, защиты от хаоса»

В Древнем Египте это были — ястреб, шакал, обезьяна и человек. Сын древнеегипетского бога Гора изображался с человеческой головой, а остальные три — с головами животных.



***




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Мистическая поэзия
Ключевые слова: Стихи. мистика. Кассандра.,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 22.12.2020 в 15:38
© Copyright: Олег Фурсин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1