Селин. Луи Фердинанд. Смерть в кредит


Знаменитый роман. Без которого, как пишут, не состоялись бы Сартр, Миллер, Буковски.
Они прочитали Селина, он их потряс, и они состоялись.

Я с трепетом приступил с прочтению рафинада классики. Заранее будучи готовым к тому, что в литературе я не настолько искушён, начитан, чтобы сразу всё понять и принять.

Готовился читать медленно, прочитывая каждую строчку и перечитывая, чтобы понять смысл, глубоко в неё заложенный.

И, чувствуя уже некое сопротивление при погружении в мир прекрасного, относил это на счёт моей недалёкости. Не понимаю – поэтому не нравится.

И поэтому признаваться вслух, что великое произведение мне не понравилось – это выставлять себя перед прогрессивной общественностью в невыгодном свете.
Вот – пока Дунаенко молчал – даже иногда умным казался, а тут открыл рот, и…
В общем, понимаю, что лучше было бы мне, благоразумнее, тихонько этого Селина прочитать и набрать в рот воды.

А, при случае, можно уже где-то в беседе и обнаружить свою подробную осведомлённость о романе, не выдавая, впрочем, истинных на этот счёт своих эмоций.

И всё-таки – выдам я свои эмоции.

Подумаешь – общественное мнение.

Подумаешь – Селин!..

Ну, так вот…

Можно десять, сто страниц терпеть, передставляя себе, как главный герой не вытирает себе жопу и ходит всё время с засохшим кляпом в ягодицах. Сначала автор объясняет, что мальчику некогда вытереть жопку. Потом, видимо, мальчик просто привыкает. Время у него появляется, но жопа у него грязная, от него всё время воняет говном.

Не знаю, как у других читателей, но я при написании романов от первого лица, ассоциирую себя с главным героем. Думаю, как он. Чувствую, как он.

И я прочитал уже сто страниц… двести… и у меня всё это время говно по обе стороны от сфинктера.

И я воняю…

Потом…

Да, убеждён, что для всех читателей поездка юного Фердинанда на корабле осталась незабываемой на всю жизнь.

Во время плавания все пассажиры блюют. Включая, разумеется, и главного героя. Когда ему блевать уже нечем, ему в рот блюёт пассажирка, по счастью оказавшаяся поблизости. И она блюёт Фердинанду прямо в рот. Следует перечень ингредиентов блевотины.

После этого опять блюёт Фердинанд.

Фон всего романа – ругань. Близкие люди ненавидят друг друга. Фердинанд пытается задушить отца.

У Фердинанда почти приапизм.

Он борется с ним в непрерывной суходрочке. Ему не нужны для этого женщины. Он их ненавидит. Хотя, как будто, и натурал.

И всё-таки, для женщин этот женоненавистник сплошная обаяшка. Его совращает (грязно-грязно) жена хозяина ювелирной лавки. К нему пристаёт девушка, едва только наш Фердинанд вновь ступает на берег Англии. Эта девушка ему ненавистна, он даже подумывает – а не сбросить ли её в овраг на камни?

Потом на красавца Фердинанда западает жена владельца пансиона. Чувство, опять-таки, безответно. Девушка бежит и топится в первом попавшемся водоёмчике.
Пожалуй, хватит.

Всё время грязь, ругань, нечистоты, мрак, безысходность.

Великий роман?

Потряс?

Нужно, наверное, представить литературный контекст того времени. Кругом в романах красивые отношения, сюсюканье, фальшивые, затёртые до дыр, чувства. Из романа в роман. Сладкая водичка, сиропчик, на который уже слетаются мухи.
Нужно всколыхнуть, взорвать.

И – что может быть лучше того, чем разрядился в читателя Селин?..

Он и разрядился.

Но что нового в том, чтобы жрать нечистоты?

Об этом уже подробно писал Маркиз де Сад.
Действует на читателя? Да.

Крму-то нравится?

Это уже на любителя.

Представим на минутку зал Эрмитажа, где выставлены натюрморты великих мастеров живописи. Столы, заваленные сочными овощами, фруктами, уставленные дорогими напитками.

И – рядом с ними – картины, на которых горы блевотины, говна, грязь и мусор.

Произведёт ли это впечатление? Да. Сильное? – Без всяких сомнений.

Впечатлительный зритель начнёт блевать тут же, рядом с шедеврами авангарда.

Однако вернёмся к литературе.

Но я уже не про читателя прошлого века. Я – про современного. Например, про себя. Который читал Маркиза де Сада, смотрел «Сало» Пазолини. Который в курсе, что оргазмы можно получать, как от обычных ласк, так и от издевательств.

Но, вот этих, которые любят издевательства, которые любят жрать говно, которые любят бить и быть избитыми, оплёванными и обосранными – их всё-таки гораздо меньше, чем тех, которые довольствуются обычными поцелуями.

Я хочу так думать, но вспоминаю вдруг фильм «50 оттеноков серого». Который вдруг поимел неожиданный успех.

Неужели я где-то заблуждаюсь?

Неужели каждый из нас втайне хочет, чтобы его избили, над ним поиздевались?

Неужели это сейчас как раз то, о чём уже каждый мечтает, но не решается говорить об этом вслух?

И – осаждает кинотеатры, чтобы увидеть, как богатенький буратино делает больно хорошенькой девушке.

И – уже те же чувства подступают, как при прочтении Селина: « а вдруг это отсталость наша, несовременность, неосведомлённость… вдруг мы в чём-то безнадёжно тупые… не понимаем…».

Что нужно бы непременно попробовать вот это – надеть маску, ударить хлыстом. Придушить…

Ясно, что не всем понравится. Но – не противиться же тренду! Терпи. Делай вид, что хорошо…

И – что? Неужели во времена Селина вся Европа так тосковала по БДСМ, копрофилии? Изнеженных, пахнущих шанелями, европейцев нужно было вывалять в грязи, погрузить в депрессняк?

Неужели им так этого не хватало?

И они все так обрадовались, что Селин высказал их мысли вслух?..

Знаю, что зря я это всё наговорил.

Как - разделся, обнаружил перед всеми своё невежество, отсутствие вкуса.

Бросить в меня камнем может всякий…




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 22.12.2020 в 12:15
© Copyright: Александръ
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1