Пьеса на 4,5,6 человек "Огурцом по помидору"


Пьеса на 4,5,6 человек "Огурцом по помидору"

ВНИМАНИЕ! ВСЕ АВТОРСКИЕ ПРАВА НА ПЬЕСУ ЗАЩИЩЕНЫ ЗАКОНАМИ РОССИИ, МЕЖДУНАРОДНЫМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ, И ПРИНАДЛЕЖАТ АВТОРУ. ЗАПРЕЩАЕТСЯ ЕЁ ИЗДАНИЕ И ПЕРЕИЗДАНИЕ, РАЗМНОЖЕНИЕ, ПУБЛИЧНОЕ ИСПОЛНЕНИЕ, ПЕРЕВОД НА ИНОСТРАННЫЕ ЯЗЫКИ, ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В ТЕКСТ ПЬЕСЫ ПРИ ПОСТАНОВКЕ БЕЗ ПИСЬМЕННОГО РАЗРЕШЕНИЯ АВТОРА. ПОСТАНОВКА ПЬЕСЫ ВОЗМОЖНА ТОЛЬКО ПОСЛЕ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПРЯМОГО ДОГОВОРА МЕЖДУ АВТОРОМ И ТЕАТРОМ.

Пьеса на 4,5,6 человек «Огурцом по помидору!»

Комедия. Продолжительность 1 час.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

МАКАР

НИНА

ЖАННА

ОЛЕГ

РИТА

ЯНА

Четыре женские роли могут исполнить две или три актрисы.

1 УЛИЦА

Уличная скамья. Фонарь. Тусклый свет.

Играет лёгкая лирическая композиция.

С печальным видом, осунувшись, руки в карманах, не спеша выходит Макар.

Одет по-домашнему. Рубаха поношенная, как попало застёгнутая и растрёпанная, джинсы подорванные, на ногах домашние тапки.

Макар выходит на авансцену, поглядывает настороженно в зрительный зал. Особенно уделяет пристальное внимание первым рядам, заострив внимание избрав для себя какую-то «жертву» из зрителей, на которую несколько раз смотрит очень настороженно с нескрываемым интересом.

Вздыхает, ещё раз смотрит на «жертву», делает возмутительный жест кивком головы и уходит, садится на скамью.

Музыка стихает.

МАКАР (возмущённо): Нет, ну это надо так - нет? Угораздило жениться на девушке с типовой внешностью. Теперь куда не пойдёшь – везде она в глазах мерещится. Будто бы дома мне её не хватает.

Раздаётся нервный крик жены (крик с недовольством): Макар! Куда опять испарился? Я не закончила. Домой быстро!

Макар недовольно одёргивается в сторону крика, смотрит исподлобья, тяжко вздыхает, встаёт с лавочки.

МАКАР (возмущённо): Ага. Сейчас... Бегу и дёргаюсь, как хочу домой.

Выходит на авансцену, опять впивается глазами в «жертву», отводит взгляд, но опять уже весь во внимании там.

Опять отводит взгляд, тяжело недовольно вздыхает, руки в карманах, проходится по сцене.

МАКАР (возмущённо): Вот спросите меня идиот или нет? Жениться в восемнадцать лет. Да кто так делает-то? Вместо того чтобы вдохнуть полной грудью долгожданный дух свободы, возможностей и желаний, взял и сам посадил себя на цепь. Только выбился из-под родительской опеки и тут же - на! Попал под влияние жены.

Раздаётся нервный крик жены (крик с недовольством): Макар!

Макар оглядывается с ненавистью.

МАКАР (ненавидя, эмоционально, в адрес крика, громко): Как же я тебя, ягодка, обожаю! Прямо всем сердцем! Прямо всей душой!!!

Макара трясёт, он не скромничает в жестах и мимике.

Проходится по сцене, садится на скамью.

МАКАР (печально): Двадцать пять лет сегодня с самого чёрного дня моей жизни... Со дня как мы поженились. С праздничком, Макар.

Достаёт из кармана читок, нервно отвинчивает крышку. Пригубил, занюхал рукавом, убрал.

МАКАР (печально): Думал ли я, что вот так оно всё обернётся? Ведь было когда-то всё иначе... (романтично с нёжной улыбкой) Я познакомился со своей Ниночкой в автобусе. Сначала поймал на себе её взгляд, она тут же юркнула глазами в окно. Потом, через пару остановок я опять поймал на себе её взгляд, она слегка сконфужено улыбнулась, потупила взор и опять уткнулась в окно. Я понял, что это призыв к действию. Оно и понятно, я был видный парень. Можно сказать красавец. Вот... Оценил быстро обстановку (показывает жестами описание женского тела и далее одобряющий вывод – всё жестами). И когда она стала выходить – я вышел вслед за ней.

Макар достаёт опять читок, собирается «тяпнуть», но передумывает, убирает бутылку. Воодушевленно продолжает рассказывать.

МАКАР (эмоционально, радостно): Я окликнул её сразу же, как только спустился со ступенек. Крикнул ей:

- Девушка, Вы вот тут забыли...

Она растерянно обернулась и робко спросила трясущимся от волнения голосом:

- Простите? Что забыла?

Я ответил:

- Вы забыли познакомиться со мной!

Я протянул ей руку, она расплылась в улыбке... Мы всю дорогу с ней болтали. Я искромётно шутил, она заливалась смехом, смущалась, краснела, смеялась... Я чувствовал себя на вершине мира. Было здорово...

Макар тяжко вздыхает, меняется в лице.

МАКАР (уныло): А сейчас что? Эти вечные склоки... Постоянные недовольства друг другом. Всё не так, всё неправильно, всё не по её. Я даже не заметил, когда она стала такой? Такой... такой какой-то другой... не той, которая мне приглянулась... Другой, какой-то совершенно незнакомой... Какой-то совершенно чужой.

Макар встаёт со скамьи, печально смотрит в сторону, откуда пришёл и уходит со сцены в другую сторону.

***

С той же стороны, откуда выходил Макар, выходит его супруга Нина.

Настроение у неё явно не оптимистическое. Она в домашнем халате, на голове не слишком привлекательным образом собран пучок волос, на ногах калоши, в руке небольшой половой коврик.

Нина выходит на середину, осматривается по сторонам, после недолгих визуальных поисков обращается к зрителю.

НИНА (зрителю): Моего не видели?

Выдерживает совсем незначительную паузу, после чего начинает трясти половичок и сетовать на жизнь.

НИНА (досадливо): Слинял, куда-то, чёрт малахольный. А я ему ещё не всё высказала. Ох, накипело во мне, ох накипело...

Перестаёт хлопать коврик, ещё раз осматривается по сторонам, замечает в зале на первых рядах ту же «жертву» на которую внимательно смотрел Макар. Подходит поближе, присматривается повнимательней. Тоже смотрит на неё неоднозначно и с нескрываемым удивлением.

Проходит на скамейку, обдувает её, протирает рукой, садится, коврик кладёт рядом, кладёт ногу на ногу.

НИНА (досадливо): Ах, Макар, одарил же меня Господь таким... прекрасным человеком. Где же я так нагрешила... Где?

Закрывает лицо рукой, качает головой.

НИНА (досадливо): Ведь был же вполне себе нормальным человеком. Ну... чудаковатым конечно, не без этого, но... не так же всё было критично как сейчас.

Нина сидит в печальной задумчивости, но вдруг начинает улыбаться и посмеиваться.

НИНА (задорно): Макар этот. Что-то вспомнила, как я с ним познакомилась. Еду себе в автобусе, смотрю в окно, никого не трогаю, и тут что-то кто-то сказал, я отвлеклась – глядь. Стоит этот... мой сегодняшний герой. И такой огромный прыщ у него на носу надавленный красуется. Аж прямо светится в толпе. Тут он на меня посмотрел – я отвернулась. А саму смех разбирает. Он такой весь неказистый, на птенца похож был, лохматый, худощавый, глазёнки только бегают испуганно по сторонам. Да ещё и этот прыщ. Это он сейчас, мой Макарушка, пусть как говорится, земля ему будет пухом, отъелся, так ничего, на человека стал похож. Выходила, выкормила. А тогда вообще детёныш неразумный. Я опять-то на него глядь – а он опять на меня. А меня смех разбирает. Сижу – думаю, не дай Бог кому такого парня. Надо же, как над ним природа извратилась. Ну, посмотрела, да и забыла. В свои какие-то думки ушла. А потом из автобуса-то вышла, а этот-то неказистый за мой поперся как оказалось. Ещё голос такой противный.

- Вы – говорит – забыли со мной познакомиться.

Вот где я стыда-то натерпелась. Послать куда подальше – воспитание не позволяло. Ну, думаю, ладно, не наносить же человеку психологическую травму моментальным отказом. Пускай пару-тройку реплик пропустит, а там я ему дам понять, что нам, дескать, не по пути.

А он как рот свой открыл, так и не закрывал всю дорогу. Мне вставить реплику некогда было. И нёс ну такую чушь. Люди навстречу идут, чуть ли не у виска крутят. А Макар-то мой – грудь колесом, гордость первой степени, ну король мира, куда деваться. А я со стыда сгораю... Ой... Мужики. Что молодые – что старые. Вечно пытаются произвести впечатление, а делать этого совершенно не умеют. Хоть бы книжки, что ль почитали, да куда там...

Нина меняется в лице, романтика улетучивается.

НИНА (негромко): В общем, так я от него и не смогла отвертеться. Пожалела на свою голову. Теперь вот отрабатываю карму, или как там это называется.

Встаёт со скамьи, скручивает коврик.

НИНА (громко кричит в никуда): Макар!

Досадливо качает головой, ещё раз смотрит на «жертву», делает жест удивления. Уходит.

ЗТМ.

2 КВАРТИРА ЖАННЫ И ОЛЕГА

Вечер. Жилая обставленная спальня уже не молодой супружеской пары. Тяжело выдыхая, в маячке ко сну в семейных трусах, носках, тапках, очках на носу и с газетой в руке в направлении кровати идёт Олег.

Раздаётся в меру спокойный крик жены (крик исключительно для громкости, быстрой манерой общения): Олег, ты таблетки от давления принял?

Олег останавливается, всем своим видом даёт понять, что, конечно ж, про таблетки он забыл. Но он молчит.

Раздаётся в меру спокойный крик жены (крик исключительно для громкости): Ясно. Ладно, сейчас всё принесу, ложись!

Олег устраивается на кровати, разворачивает газету, начинает её читать без особого интереса. Быстро просматривает, убирает.

В спальню в домашнем халатике входит бодрая и весёлая Жанна. Она несёт таблетки кружку с водой. Разговаривает она в быстрой торопливой манере.

ЖАННА (позитивно, увлечённо, продолжая свою некогда не досказанную историю): Вот, значит, а я такая смотрю на Олесю, глазами лупаю. Дура – нет, сама себе думаю. Ну как так можно-то? Она бы ещё в горнолыжном костюме в сауну припёрлась!

Жанна заливисто смеётся, муж принимает таблетку, запивает, мимика спокойная ни единой мышцы на лице не отреагировало в ответ на шутку жены. Убираеткружку, набивает подушку, ложится спать.

Жанна понимает, что муж не в настроении, прекращает смеяться, достаточно понимающе относится к ситуации, садится рядом на кровать полулёжа. Думает о чём-то.

Небольшая пауза.

ЖАННА (позитивно, со смешком): Представляешь, я Оксанку встретила! Оксанку, слышишь?

Пихает засыпающего мужа локтём. Тот сонный, усталый, недовольный поворачивается.

ОЛЕГ (нехотя, бубня): Какую Оксанку?

ЖАННА (позитивно, на подъёме): Ну, Оксанку! С параллельной группы! Мне говорили, что ты за ней пытался ухлёстывать, в студенческие годы, неужели забыл?

ОЛЕГ (нехотя, бубня): Жанна, я устал сегодня как собака. Не знаю я, кто там тебе чего говорил. Давай спать, поздно уже.

Олег ложится, закрывает глаза.

ЖАННА (довольная): Подумать только... как меняются люди. Я её ели узнала. Она знаешь, какая сейчас толстая? Просто ужас. Очки так и носит, только уже здоровенные такие, наверное, уже вообще не видит ничерта. Она и тогда-то слепошарая была, а с годами зрение ещё падает. Но она меня узнала. Подошла. Про тебя спрашивала, слышишь, Олег? (пихает мужа локтём) Про тебя, говорю, спрашивала!

Олег нехотя мычит в ответ.

ЖАННА (довольная): Я ей сказала, что ты самый счастливый на свете муж. У тебя красавица жена, любимая работа и очень серьёзные перспективы в ближайшем будущем. Ты бы видел её лицо!

Смеётся, не скрывая пакости в голосе.

ЖАННА (позитивно на эмоциях, подпихивая локтём засыпающего мужа): Видел бы лицо её, слышишь? Ой, умора...

Жанна хихикает, поглядывает на мужа, но, отмахивается рукой, понимая, что собеседник не собеседник.

ЖАННА (довольная): Она, конечно, попыталась сделать вид, что не придала этому значения, но я-то видела, как у неё зависть скользнула в глазах, даже уши дёрнулись, представляешь?

Олег нехотя мычит в ответ, засыпая.

Жанна выдерживает небольшую паузу. Потом громко зевает, потягивается.

ЖАННА (спокойно): Ой, а я что-то так сегодня хорошо вздремнула днём. Прямо выспалась на год вперёд. Так как-то... Вроде спать совсем и не хочется. Нет, ну правда, сон не идёт.

Жанна смотрит на Олега с хитринкой.

ЖАННА (играючи, протяжным негромким голосом): Олег?

ОЛЕГ (нехотя): Ммм...

Небольшая пауза.

ЖАННА (играючи, протяжным негромким голосом): Олееееег?

ОЛЕГ (нехотя): Ммм...

Небольшая пауза.

ЖАННА (играючи, протяжным негромким голосом): Может...

ОЛЕГ (нехотя): Ммм...

Небольшая пауза.

ЖАННА (играючи, протяжным негромким голосом, поглаживая мужа через одеяло): Ну, может....

ОЛЕГ (стараясь не обидеть): Жанна, дорогая, у меня был тяжёлый день, сейчас поздно уже, я не в форме, ты же видишь, ну... Я ведь днём не спал. Я хочу спать сейчас. Давай в другой раз, не обижайся я... (зевает) Обязательно с тобой мн....пт... вр.... (засыпает что-то бормоча).

Жанна делово садится на кровать. Думает чем бы заняться. Скептически осматривает комнату, ищет себе занятие. Берёт в руки книгу, пролистывает без интереса несколько страниц, закрывает, убирает. Берёт газету, с которую пролистал Олег. Смотрит поверхностно – кладёт обратно. Берёт в руки пульт. Включает телевизор.

Начинает громко на всю комнату доноситься звуки из телевизора.

Жанна нервно жмёт на кнопку уменьшения звука.

Олег подскакивает на кровати.

ОЛЕГ (нервно): Да ты издеваешься что ли?

ЖАННА (нервно, зажимая кнопку пульта, заикаясь от волнения): Да... я-то тут... причём? Сам же.... последний смотрел.... матч на всю катушку.

Жанна уменьшает громкость, Олег ложится спать.

Жанна щёлкает каналы, ничего для себя не присматривает. Выключает телевизор.

Прохаживается по комнате, уперев руки в бока.

ЖАННА (спокойно): Ещё на работе перетрубации. (Нервно, громко) Этот начальник! Ну, я не знаю ей богу, какой-то как остолоп!

Олег вновь натягивает одеяло на голову, закрывается как может, лишь бы не слышать эти милые сердцу звуки.

ЖАННА (нервно, громко, эмоционально): Как сошёлся со своей молоденькой этой стервой, так вообще что попало стал делать. Она им вертит, как хочет, а он и бежит у неё на поводу. Зарплаты урезал, премий лишил, график

чтопопалошный сделал, да ещё и систему штрафов ввели дополнительную. Ясное дело, откуда ветер дует. Этой всё денег не хватает. Так нам гайки закручивают...

Олег ерзает в одеяле.

Жанна заботливо поглаживает мужа, поправляет местами одеяло.

ЖАННА (искренне, заботливо, негромко): Спи, спи, ненаглядный мой. Всё. Не мешаю. Отдыхай.

Отходит от кровати.

ЖАННА (искренне, заботливо, негромко): День у тебя был трудный, я всё понимаю, но ты отдыхай. Отлежись, в тишине, покое. Я тебе мешать не буду.

Делает небольшую паузу.

ЖАННА (искренне, заботливо, негромко): Не буду лезть со своей болтовней, я всё прекрасно понимаю. Я забочусь о тебе. Цени это...

Смотрит на мужа.

ЖАННА (искренне, заботливо, негромко): Спит.

Любуется, молчит.

ЖАННА (искренне, заботливо, негромко): Как ангелочек, её богу. Хорошенький такой. Так и хочется прямо...

Жанна подбегает осторожно к спящему мужу, хочет его потискать, но в этот момент Олег подскакивает на кровати в ярости.

ОЛЕГ (в ярости, громко): Да ты заткнёшься сегодня или нет?

Жанна отпрыгивает назад.

ОЛЕГ (в ярости, громко): Сколько я должен терпеть это издевательство? Ни дня, ни минуты покоя! Я тебе по-человечески, доходчиво обстоятельно объяснил, что мне не до разговоров, не до нежностей! Я максимально вежливо попросил дать мне отдохнуть, но ты и этого не можешь себе позволить.

Олег спускается с кровати, пыл его остывает, он подходит к Жанне.

ОЛЕГ (опасно спокойным, безнадежным голосом): Тебя стало слишком много в моей жизни. Настолько много, что моей собственной жизни почти не осталось.

Олег тяжело вздыхает, отходит от жены, начинает одеваться.

ОЛЕГ (опасно спокойным, холодным голосом): Я действительно устал. Устал от всего этого, устал от тебя, от твоего поглощающего пространства. Видно когда-то это должно было произойти... Это произошло сейчас.

Олег заканчивает одеваться, подходит к Жанне.

ОЛЕГ (холодно): Я ухожу от тебя...

Уходит, прихватив наспех собранные вещи.

Жанна растерянно в прострации провожает мужа взглядом.

ЗТМ.

3 ДИСКОТЕКА

Клубная музыка. Мерцание света.

Отрываясь по-полной, на сцену выходит в танце Макар.

С другой стороны сцены, кривляясь не менее самоотречённо выходит в танце Олег.

Оба они танцуют так, что вызывают улыбку не только у зрителя, но и всей труппы в закулисье (по задумке).

Танец, кривляния. Оба «красавчика» приближаются друг к другу и начинают танцевать друг перед другом стараясь перетанцевать. Некий батл разгорается на сцене.

Музыка стихает до минимума но не прекращается, танец заканчивается.

Мужчины отдыхают, стараются отдышаться.

Олег протягивает приветственно руку Макару.

ОЛЕГ (уважительно): Олег!

Макар делает ответный жест.

МАКАР (уважительно): Макар!

ОЛЕГ (уважительно): Будем знакомы. Пойдём на воздух, тут что-то душновато...

МАКАР (уважительно): Не возражаю.

Выходят на импровизированную улицу.

Музыка становится еле слышной.

Макар садится на корточки, Олег спиной облокачивается на стену.

ОЛЕГ (с интересом): А ты неплохо двигаешься. Занимался где?

МАКАР (спокойно): Да не... Дерябнул просто основательно перед походом сюда. А всё остальное тело само... в автономном режиме так сказать...

Макар подскакивает, делает несколько подобных занимательных несуразных движений из своего танца и садится вновь на корточки.

ОЛЕГ (с интересом): Круто. А я занимался... Правда, давно... ещё до школы дело было. Ходил в местный кружок танца «Огоньки Сибири».

МАКАР (спокойно): М... Зажигал, значит?

ОЛЕГ (ударившись в воспоминания): О..., ещё как.

МАКАР (с уважением): Ну да, ты тоже там, на танцполе неплохо жару давал...

ОЛЕГ (самодовольно): Есть ещё порох в пороховницах...

Музыка усиливается в громкости, в этот момент на сцену из клуба выходят в полутанце за ручку две заполошные «утанцованные» подруги. Весёлый, довольные, как водится – немного подшофе.

Музыка стихает и заканчивается.

РИТА (с весёлой одышкой): Янка, я больше не могу, нужно передо... (замечает мужчин) Оооооооооо...

Рита выпрямляется, выставляет грудь вперёд, глазки её блестят, прицел понятен.

Яна тоже впивается взглядом в двух мужчин, которые ответно начинают пожирать глазами девушек.

Яна отпускает руку подруги и эффектно дефилирует к мужчинам.

ЯНА (пафосно, с интригой, по-женски): Мужчины, сигареткой не угостите даму?

Макар подскакивает, хлопает по карманам в поисках чего-нибудь...

МАКАР (разочарованно): Вот, чёрт. Я же бросил..., как не вовремя-то...

ОЛЕГ (осторожно с интересом): Я, к сожалению, тоже...

ЯНА (не теряясь, шутливо): А и правильно, я ведь тоже не курю, так просто, повод для знакомства, кстати, Яна!

Яна протягивает нежно свою элегантную ручку Макару

Макар по-джентельменски целует ручку девушки.

МАКАР (с улыбкой мартовского кота): Очень приятно, Макар.

ОЛЕГ (торопливо): А я Олег!

РИТА (не теряясь, подходя к компании): А я Рита!

Рита протягивает свою ручку Олегу.

Олег берёт ручку Риты в свои руки и пристально с интересом и хитринкой всматривается в глаза Риты.

ОЛЕГ (с искрой и задоринкой): Очень приятно, очень...

ЯНА (шутливо, игриво): Мы тут с подругой решили отметить...(уже и не помнит что праздновали, вспомнить не может) ну не важно, и тут вдруг смотрим – такие хорошие мальчики ничейные. Погуляем, а? Мальчишки?

Мужчины переглядываются.

ОЛЕГ (с искрой и задоринкой): А почему бы собственно и ДА!

МАКАР (соответствуя общей атмосфере): Ну что тут скажешь – гулять так гулять! Идём!!!

Компания разбивается по парам, покидают сцену.

4 ЯНА И МАКАР НА ПРОГУЛКЕ

Полумрак, не торопясь, прогулочным шагом рядом друг с другом, идут Макар и Яна. Яна чувствует себя некомфортно, поскольку Макар несёт всякую чепуху, но он так увлечён своим рассказом, что его неудобно прерывать.

МАКАР (увлечённо): Понимаете, Яна, ведь устройство осциллографа – это очень продуманная штука. Тут дело ответственное – жизни на кону. Понимаете, какая на мне лежит ответственность? Просмотри я какую-то мелочь, недогляди – и всё. С кого спрос будет? Вот... Поэтому я к своей работе отношусь очень серьёзно, очень ответственно, очень внимательно.

ЯНА (стараясь свернуть тему): Да, я поняла - поняла, вы молодец.

МАКАР (увлечённо): Нет, там ведь тысяча нюансов, вы поймите! Нельзя отвлечься ни на секунду. Представьте, если я припаяю контакт не должным образом, хоть один контакт, вы представьте?

ЯНА (стараясь свернуть тему): Макар, я поняла, что вы незаменимый работник. Это очень хорошо, когда человек так ответственно относится к своей профессии.

МАКАР (увлечённо, перебивая): Ответственность! Именно что ответственность, прежде всего! Вот вы меня понимаете!

Яна наигранно смущёно улыбается, чувствуя свою маленькую победу.

МАКАР (уже более спокойно, рассудительно): Вот вы понимаете... (Яна млеет), а жена даже слушать не хочет.

ЯНА (возмущённо): Что? Так ты женат?

МАКАР (искренне): Ну... Дааа.. Так ведь я к этому же и подводил всю эту беседу.

Яна разочарованно вздыхает, смотрит куда-то в сторону.

ЯНА (совершенно не заинтересованно): Поняяяяятно.

МАКАР (искренне): Нет, вы не подумайте, я не такой, я жену люблю и никогда ей не изменяю и не изменю...

ЯНА (огорчённо): Ты что же? Совсем меня решил без вкусненького оставить? Ну женат, Бог с ним, у каждого свои недостатки, ну любишь – это пройдёт, не переживай, ну чего не изменять-то? Все вокруг изменяют, а он не изменяет. Принципиальный какой... (В глазах Яны загорается огонёк) Или просто не было предложений, м?(Играючи) Так мы это поправим...

Яна начинает приставать к Макару.

МАКАР (искренне не понимая, что происходит): Девушка, девушка подождите, что вы делаете, девушка? Вы что? Я же, мы же, вы же...

ЯНА (огорчённо): Да что такого-то?

МАКАР (искренне, возмущённо): Я женат! Я ведь говорю..., я к этому и подводил разговор, чтобы у нас не возникло всяческих недопониманий.

ЯНА (спокойно): Да поняла уже, что женат. И что из этого?

МАКАР (искренне возмущённо, растерянно): То есть как это что?

ЯНА (спокойно): Ну, хорошо, если тебе это так прямо уж важно – я тоже замужем.

МАКАР (искренне возмущённо, удивлённо): Вы?

ЯНА (невозмутимо): Не поняла, к чему такое пафосное удивление? Я что не могу быть замужем? Да, замужем, уже четыре года как.

Яна меняет настрой на играющий, и снова начинает свои нападки, пристаёт.

ЯНА (разжигая пламя страстей): Ну всё, мы на равных, теперь все всё знают, хватит болтать, давай уже действовать...

Макар отбивается от нападок, отбегает в сторону, стоит там в неумелой обороне, смотрит на Яну с испугом.

Яна упирает руки в бока, смотрит на это занятное подобие стражника галактики.

ЯНА (спокойно, рассудительно): То есть, ты хочешь сказать, что я напрасно получила сейчас второе высшее техническое по осциллографам, и что никакого празднования в честь вручения диплома «Почётного слушателя» не будет?

Макар боязливо отрицательно машет головой.

Яна тяжело вздыхает, поглядывает то на пол, то на Макара, скрестив руки на груди.

ЯНА (спокойно, рассудительно): Может, передумаешь?

МАКАР (с презрением): Неверная!

ЯНА (спокойно, несколько нахально, с сарказмом): Ой..., ой как оскорбил. Прямо до самого сердца.

Яна направляется к Макару, Макар брезгливо морщится.

ЯНА (спокойно, с сарказмом): И как же мне теперь такой порочной жить на белом свете?

МАКАР (с презрением): Припорочная дива Яна...

Яна наигранно хватается за своё сердце и падает как будто в обмороке на Макара, обхватив его.

МАКАР (пытаясь отвязаться от объятий Яны): Перестаньте кривляться. Совершенно очевидно, что у нас с вами ничего не будет, к чему все эти уловки?

Яна бодро поднимает голову, её губы рядом с губами Макара

ЯНА (спокойно): Ну чего ты как маленький? Давай уже, действуй, гроза осциллографов.

Макар молчит. Выдерживает паузу, пытается усыпив бдительность скинуть с себя Яну, но та своё дело знает, держится крепко.

МАКАР (по-доброму): Девушка, что вам от меня нужно?

ЯНА (спокойно): Секс.

МАКАР (смущённо, возмущённо): Что? И вы так спокойно об этом говорите? Постеснялись бы. Я это слово даже произносить боюсь, а вы об этом так...

ЯНА (перебивая): Да я давно поняла, что ты просто боишься. Ах ты, маленький трусишка. Не бойся, я всё сама сделаю.

Яна тянется поцеловать Макара, но тот всё-таки выпутывается из её объятий и убегает со сцены.

ЯНА (невозмутимо, поправляя причёску и платье): Что за мужик пошёл, Господи...

Яна невозмутимо уходит в другую сторону.

5 РИТА И ОЛЕГ НА ПРОГУЛКЕ

Полумрак, не торопясь, прогулочным шагом под ручку гуляют Рита и Олег.

Рита заливается от смеха. Олег доволен собой, он король мира сейчас в эту минуту в этот момент.

РИТА (сквозь смех): Олег, я... я... я не помню, честное слово, когда так смеялась последний раз. Ты же просто анекдот ходячий. С тобой так весело, так интересно...

Рита укрощает свой смех и говорит уже более серьёзно и проникновенно.

РИТА (трепетно): Так хорошо...

ОЛЕГ (серьёзно, проникновенно): Ты знаешь... Вот... Вот действительно другого слова и не подобрать сейчас. Вот именно – хорошо. В самую точку.

Рита приобнимает Олега.

РИТА (трепетно): Мне, честно говоря, с мужчинами в жизни не очень везёт. Я уже практически разочаровалась в мужчинах, думала, нормальных нет. Так... сплошь... ну ты понимаешь.

ОЛЕГ (серьёзно, проникновенно): Понимаю, да, действительно всем нужно только одного. А глубже копнуть, чем свои животные инстинкты – на это уже сейчас почти никто не способен.

РИТА (восхищённо): Олег, ты... ты просто вот прямо с языка снял. Ты что мысли читать умеешь?

ОЛЕГ (довольно, но скромно): Да нет, я обычный парень...

РИТА (восхищённо): Ага, обычный. Все бы такими обычными были. Хм...

Рита вздыхает и прижимается к Олегу ближе. Олег отвечает взаимностью.

ОЛЕГ (романтично, задумчиво): Знаешь..., я вот помню, мечтал в счастливые беззаботные юношеские годы, как вечером, в полумраке обнимаю красивую, добрую, чуткую девушку. Я ложился спать и прямо видел перед глазами эту картину...

Олег вздыхает.

ОЛЕГ (романтично, задумчиво): И вот мне уже... Столько лет, а я периодически вспоминал ту свою юношескую мечту и думал о том, что она уже никогда не осуществится... Никогда...

Обнимаются крепче.

ОЛЕГ (романтично, задумчиво): И вот сейчас... Я стою с тобой здесь, и вижу ту свою далёкую мечу... и понимаю... что она наконец-то сбылась... Рита, как долго я искал тебя...

Пара соединяется в поцелуе.

Играет тёплая лирическая композиция.

Гаснет свет.

ЗТМ.

6 ВСТРЕЧА БЛУДНЫХ МУЖЕЙ

Утро. Рассвет.

На уличной скамье лежит Макар. Судя по всему, он проспал тут всю ночь.

С довольной улыбкой и в прекрасном настроении на сцене появляется Олег, в руке несёт сумку со своими вещами из дома.

Он проходит мимо скамьи, оттряхивает свои штаны, поправляет верхнюю часть одежды и замечает на скамье знакомый силуэт.

ОЛЕГ (осторожно, с интересом): О, это же этот... вчера из клуба... как его... Макар, кажется. Ну да, точно.

Начинает будить спящего.

ОЛЕГ (позитивно): Доброе утро, приятель!

Макар просыпается, не сразу понимает, где он, что он тут делает, и кто его будит.

МАКАР (сонный): Утро да уже? Задремал чуток.

ОЛЕГ (позитивно): Ты чего здесь? Жена что ль выгнала?

МАКАР (сонный): Да не... Это... тут другое...

ОЛЕГ (позитивно): Аааа..., понимаю-понимаю... Ночка с девочкой из клуба прошла слишком не поверхностно...

МАКАР (оправдываясь): Да ну ты что? Дура какая-то... Набросилась на меня, насилу отбился. Тебе тоже такая попалась?

ОЛЕГ (позитивно, довольно): Не... я сам дурак.

МАКАР (не понимая): В смысле?

ОЛЕГ (уклончиво): Да... ну не важно. В общем, в итоге я тоже отбился, так сказать, вот, иду домой мириться с женой (указывает на свою сумку). Вещички в клубе чуть не оставил, вовремя вспомнил.

МАКАР (с интересом): А чего не поделили?

ОЛЕГ (уклончиво): Быт заел. Ну вот, стресс снят, теперь жизнь продолжается.

МАКАР (с интересом): И часто тебе приходится стресс снимать?

ОЛЕГ (уклончиво): По-разному бывает. Когда раз в квартал, когда два раза... в день... В общем, от обстоятельств зависит.

МАКАР (серьёзно): Скажи... А ты счастлив?

Олег сомнительно смотрит на Макара.

МАКАР (серьёзно): В том смысле что... ты счастлив в браке?

ОЛЕГ (уверенно): Разумеется, я счастлив. У нас крепкая счастливая семья. Муж умница, жена красавица. Всё как у всех, не без грызни, конечно, но в целом всё отлично. А ты чего интересуешься? Проблемы?

МАКАР (уклончиво): Да не..., ладно, удачи тебе.

ОЛЕГ (уверенно): Давай, не кисни. Всё нормально будет..., я узнавал.

Олег на позитиве протягивает руку Макару, пожимают руки, Олег уходит.

7 РАЗМЫШЛЕНИЯ МАКАРА

МАКАР (задумчиво): Нда...

Макар чешет голову, размышляет.

МАКАР (рассуждает, обращаясь к зрителю): Я вот смотрю на людей... И время от времени приходит такая мысль, что... Ну что мы все как овощи какие-то, понимаете? Сейчас объясню. Растём на грядках городов, сёл и деревень. Ведь каждое зёрнышко, ну возьмем хоть помидор, так вот каждое зерно помидора растёт в строгом соответствии с программой роста помидоров. Я ассоциирую помидор с женской частью населения, потому что помидоры требуют очень пристального к себе внимания. Семена посадишь – так не каждое уродится, потом старайся, следи за рассадой. Им и холодно нельзя и жарко тоже плохо. Не чувствуете связь? Всё как с женщинами, нужно золотую середину всегда удерживать. Чуть немного ни туда – всё. Или прут в ботву, или чахнут. Их нужно постоянно поливать, но не заливать, их нужно постоянно переворачивать в ящичках на окне, чтобы они не вытянулись в одну сторону на солнечный свет. Словом, мороки много. Всё как с женщинами. Постоянный уход, постоянное внимание. А потом бережное пересаживание в землю, укрывание от холодов, полив, мульчирование... Внимание, забота, внимание, забота. И вот в результате долгого упорного труда мы получаем плоды. Первые помидорки, как долго мы их ждём. Чувствуете? Да... наши детки. Любуешься ими, смотришь, как они растут, и продолжаешь ухаживать. Потом, конечно, съедаешь, но это уже в нашу теорию не вписывается, мы этот момент опустим.

Макар встаёт и продолжает свою теорию уже пободрей.

МАКАР (рассуждает, обращаясь к зрителю): А вот мужики – мужики они как огурцы! Почему как огурцы? Да потому что им, что сильно-то от жизни надо? Вода и жара. А дальше уже как кто за что ухватился, тот так и устроился. Замечали когда-нибудь, как огурцы цепляются за всё что можно в процессе роста? Уууу... совсем как мы. Смотришь – стебель кривенький, весь какой-то несуразный, туда-сюда вихляет, но зато с каким огурцом! Впрочем..., по-разному конечно бывает, но... суть я думаю, Вы уловили.

И вот мы две совершенно разные культуры, мужчины и женщины, огурцы и помидоры. Мы растём по разным канонам, по разным программам. С разными устоями. Мы можем существовать отдельно, можем. Но если всё время есть только помидоры – то как-то это будет не комильфо. Опять же если есть только огурцы, то тоже не обрадуешься. А огурцы кстати бывают горькими, прям такие... ну вот точно как люди, оторви да выбрось. А помидоры с фитофторой, с гнильцой... тоже знаю такие примеры среди женщин. Ну, всё как в жизни. И вот, мы выбираем из этих помидоров и огурцов что получше, помоложе, посочней, и делаем из них вкусный полезный салатик. Да за обе щёки, да красота! По крайней мере, в теории мы так должны все делать, если говорить о планировании семьи.

А мы что делаем?

Мы долбим этими огурцами по этим помидорам, и ничерта не можем понять, как же нам всё-таки нужно взаимодействовать друг с другом?

Почему мы всё время ругаемся? Почему нам так редко удаётся найти общий язык, даже если мы в браке уже не первый десяток лет? Да потому что мы не пронимаем внутрь, как это происходит в салатнице, в семье. Мы лежим в тарелке цельными нетронутыми огурцами и помидорами, так лишь, прикасаемся друг к другу и думаем что это наша высшая миссия и в этом вся суть! НО! Тот из нас кто умеет добраться до сути человека, до самых зёрнышек – тот обретает другой, совершенно иной смысл. А если же в наших салатницах эти зернышки, те, что внутри начинают касаться друг друга, мы перемешиваемся уже не телами, а Душами! Тогда мы встречаем счастливую семью. Семью, где мужчина познал, что значит быть мужчиной, а женщина познала, что такое быть женщиной. Наши зёрнышки внутри... О, Боже, как же долог и кропотлив этот путь...

И когда мы, наконец, обретаем это понимание, то салат быстро съедается, так же быстро, как проходит наша жизнь. Но, это становится уже не важно. Если мы приходим к сути и пониманию смысла нашего творения, если мы достигаем определённых высот и успехов в своём развитии, тогда всё становится не важно, тогда и смерть не страшна.

Макар отходит назад, умильно оглядывает всё вокруг в совершенно новом свете.

МАКАР (трепетно, добро): Пойду к своей помидорке, будем учиться готовить салат.

Уходит.

8 ВОЗВРАЩЕНИЕ ОЛЕГА

Жанна сидит дома, разговаривает по телефону с подругой привычной быстрой манерой общения.

ЖАННА (в трубку, с обидой): Соня, я не понимаю, нет, я не понимаю этих мужиков и всё тут. Что им вообще нужно – загадка века. Я и так и сяк и всяко – разно, а мой Олежек психанул (слушает трубку) А? (слушает трубку) Ну ушёл, конечно. В первый раз что ли? Я тебя умоляю, конечно, придёт, ну просто я не знаю, я не знаю что не так? Я же у него умница, хороша собой, ублажаю его как последняя... В общем, ублажаю, всё хорошо у нас с ним, но вот время от времени такая история у нас. Соня, ты же психолог, посоветуй как быть, я прямо вся в расстройстве.

Жанна откусывает со смаком огурец, заготовленный заранее, и жуёт его, слушая трубку.

ЖАННА (в трубку, с набитым ртом): Кто? Да ты что? Не, не, не, это вообще не вариант. Придумай что-нибудь другое.

Жуёт, слушает, подыгрывает мимикой.

ЖАННА (в трубку): Это тоже не наш вариант. Да нет, у нас-то так-то всё нормально, но просто вот эти ситуации, они как-то совершенно не радуют. А вдруг он когда-нибудь решит уйти навсегда. Попадётся ему, такая как я... в своё время и всё... пиши - пропало.

Слышен хлопок входной двери.

ЖАННА (в трубку): Соня, похоже, пришёл, всё, потом поговорим.

Жанна быстро кладёт трубку. Садится в горемычную позу, откусывает ещё кусок огурца. Опускает взгляд. Молчит.

Входит Олег.

Он осматривает квартиру, ставит свои вещи, прохаживается вокруг жующей огурец Жанны.

Подходит к ней, берёт у неё этот огурец, тоже откусывает кусок. Жуют вместе. Переглядываются.

Жанна берёт огурец у Олега, откусывает свой кусок, смотрит на мужа.

Олег берёт огурец, откусывает ещё кусок, смотрит деловито на жену.

Жуют, смотрят.

Взгляды их примиряющие, многозначительные.

Жанна и Олег как ни в чём не бывало, обнимают друг друга за плечи и уходят вразвалочку.

ЗТМ.

9 ВОЗВРАЩЕНИЕ МАКАРА

Нина сидит у себя дома в расстройстве, переживает.

НИНА (трепетно, добро, с печалью): Макарушка мой... Неужели ты от меня ушёл? Конечно, я бываю невыносима, но... я ведь женщина, мне сложно сдерживать свои эмоции, особенно когда они пышут через край. Это всё издержки физиологии, главное, что я люблю тебя, неужели ты устал от меня, неужели всё-таки оставил...

Нина утирает редкую слезу

НИНА (трепетно, зрителю): Я, наверное, стерва, да? Вот почему мы никогда не ценим то, что имеем? Всё познаётся в сравнении всё, буквально всё. Когда зима – мечтаем о лете, когда летний зной – ждём с нетерпением прохлады, пушистых снежинок и Новогодних сказочных настроений. Нам вечно всё не вовремя, нам постоянно всё не в пору и невпопад. Что мы за люди за такие? Как мы вообще умудряемся строить семьи и жить в браке хоть сколько-нибудь лет? Люди! Как Вы это делаете? Как Вам это удаётся? Мы же... Мы же... Мы какие-то овощи на грядках, нам до людей ещё эволюционировать и эволюционировать. Головы есть, а в головах... кучи, стопки, стеллажи каких-то знаний с которыми мы ничего не можем сделать. Мы не можем не то, что сотворить что-то великое, мы не способны на элементарные вещи – ценить своих любимых, своих дорогих сердцу, своих единственных... Своих – своих!

Тысячи лет развития цивилизации..., а мы... как будто до сих пор у разбитого корыта. Поиграем, посмеёмся, потешимся, а потом во так вот садимся в старости, и смотрим на свою жизнь как на разбитое корыто. Потому что точно так же как та бобка из сказки хотели того, сего, третьего, и ничерта не ценили самого главного... А когда уже что-то поняли – то жизнь уже прошла, и обратно уже ничего не вернёшь... Макарушка... где же ты...

Входит замученный изнурённый думами Макар.

Нина, завидев его, кидается к его ногам.

НИНА (трепетно, сквозь слёзы): Макарчик, миленький. Прости меня, прости, прости, прости...

Макар опускается на колени, берёт в свои руки - руки жены и трепетно целует их.

МАКАР (трепетно, добро): Я тут ходил..., размышлял.

Нина внимательно с опасением слушает мужа.

МАКАР (трепетно, добро): Мне кажется, я знаю, где мы оступились. И..., мне кажется, я знаю что, нужно делать, куда идти. Идти вместе, непременно вместе. Всё у нас для этого есть. Я люблю тебя...

НИНА (трепетно, сквозь слёзы): А я люблю тебя....

МАКАР (трепетно, добро): А за остальным дело не заржавеет...

Обнимаются стоя на коленях, целуются.

ЗТМ.

ЗАНАВЕС

Новосибирск, декабрь 2020

***

Условия постановки пьесы оговариваются индивидуально.

Все пьесы Николая Лакутина представлены для ознакомления в открытом доступе на официальном сайте автора http://lakutin-n.ru раздел «Пьесы»

Почта автора Lakutin200@mail.ru

Фото обложки пьесы Pinar Kucuk. Банк фотографий Unsplash




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Разное ~ Драматургия
Ключевые слова: пьесы, драматургия, сценарии, фэнтези, книги тайн, оккультные знания, читать книгу онлайн, скачать книгу, Николай Лакутин, книги Николая Лаку,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 21.12.2020 в 04:09
© Copyright: Николай Лакутин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1