Моя душа, не плачь. Беслан


Моя душа, не плачь. Беслан


Моя душа, не плачь.
Войди в любую дверь...
И расскажи о том, что слышат уши.
Что человек — палач...
Он — жуткий, страшный зверь.
Не дрогнет и убив святые души.

Беслан — он город слёз
Истерзанных детей.
Раздавленных сердец и пригвожденных.
Он словно крест понёс,
Руками матерей,
За маленьких людей на свет рожденных.

В день знания — скорбят
И вспоминают тех,
Кто вынес малышей, закрыв собою.
Загубленных ребят,
Их вспоминают всех...
В трехдневный бой сраженья с сатаною.

Мне было 10 лет --
Георгий рассказал.
4-ый "б"... линейка... День обычный.
Не смог забыть я, нет,
Как жуткий сериал.
И помню тех, кричащих фанатично.

В спортзал загнали нас:
Родителей, детей
И всех учителей — толпу народа. Повсюду был фугас,
Под бомбами сидел
И я, испуганный, в своём проходе.

Шептал себе: "Я — мышь, Я — маленькая мышь."
Беззвучно я сидел, подняв лишь руки.
О, Господи, услышь...
Ведь я ещё малыш.
А террористы так боятся звуков.

Вот дед вскричал: "Бандит,
Ведь это — геноцид.
Ты обратись и к совести и к свету."
И получил ответ...
Я понял, он убит.
Страшней всего, что плакать стали дети.

Искала маму дочь,
Придя в свой первый класс.
Ей было только шесть... Хотела к маме.
Я ей хотел помочь.
Утешить в этот час.
Но твари разобрались с малышами.

Ведь совесть — их тротил.
Страшил их всякий звук...
Убиты все мужчины, что сражались,
Пытаясь нас спасти,
От опытных бандюг...
От крови все полы покрылись алым.

Боялся этих рож,
Но так хотелось пить...
Три дня я просидел в таком кошмаре.
Я чувствовал всю дрожь,
И вздрагивал под всхлип.
"Аллах Акбар" — кричали эти твари.

Мне только 10 лет.
Я очень повзрослел...
И понял — обречён и жертвой стану.
И фоткой из газет, Где бледный я сидел,
Обвитый проводами и усталый.

Тихонько встал с угла...
Всего лишь пять шагов.
Но это и спасло меня от взрыва. Разорваны тела,
Меня же спас сам Бог.
Но я сходил с ума, боялся срывов.

Шептал: "Я — просто мышь... Я — маленькая мышь."
Меня никто не видит, уползаю.
По крови сам скользишь
И телом всем дрожишь...
Дополз я до окна того спортзала.

Меня там и нашли
И вывели на свет...
Разбитого, голодного, босого...
И страхи все ушли —
Ведь террористов нет...
Ну а меня несли вполне живого.

******
А вот рассказ Санька:
Я был раздет, один.
Я пить хотел, ведь очень было жарко.
Мой крестик на груди
Привлёк боевика...
Мне не забыть, сдавил мне шею палкой.

-- "Да что твой бог, твой крест?
Аллаху поклонись...
Сорви с груди ничтожный этот знак свой"
С окна летел я вниз...
Крича: "Христос воскрес!"
Я буду вместе с Ним.
Ты глупый, враг мой.

Других вернул домой...
Ведь сотня ребятни,
Услышав лозунг мой, зажглись их души,
Вдруг бросились за мной
И выжили они.
Их души так сильны, их не разрушить.

Так сил мне дал мой крест... Бесстрашье дал Христос...
Внутри теплом любовь Его прольётся...
Как только произнёс —
услышал мир, окрест,
Что дети Божьи просто не сдаются.

Я боль тогда забыл.
Весь миг зашифровал...
Всё заставляя жить себя опять я.
И плакал у могил,
Дрожал, входя в спортзал,
Друзей, чтоб помянуть у их распятья.

******
Моя душа, не плачь...
Войди в любую дверь.
И расскажи о том, что дети живы. Горит живьём палач,
Тот жуткий, страшный зверь.
Для ангелов построен город дивный.

А в зале том сейчас —
Беслан открыл музей.
Игрушки и напитки, и конфеты... Геройский каждый класс.
В цветах, для тех людей,
Огромный крест стоит среди портретов.



Мне нравится:
2

Рубрика произведения: Поэзия ~ Драмы в стихах
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 20.12.2020 в 02:48
© Copyright: Зоя Дзюбан Данко
Просмотреть профиль автора

Татьяна Гольдберг     (20.12.2020 в 19:32)
Зоя, без слов.
Очень сильно.

Зоя Дзюбан Данко     (21.12.2020 в 08:46)
Спасибо Вам, Танечка. Вечная память им. А поэты они и нужны чтобы сохранить пвмять своего века.







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1