Забавы нашего двора - шестидесятых, ХХ-го века


На выходные, я обычно скрываюсь в загородной резиденции. Родовое имение расположено в тридцати километрах от города на живописных берегах сразу же двух речек, за околицей сливающихся в одну, круглый год не замерзающую полноводную реку.

В доме сохранён не только интерьер и старинные убранства, но и шикарная русская печь с лежанкой. Через час дом полностью прогрет. Как во дворе, так и в доме, стоит звенящая тишина. Ни один звук цивилизации не попадает в это русское царство домовых и русалок. Без единого звука шают раскаленные дубовые угли и лишь вскипевший чайник насвистывает какие-то свои мелодии, важно раздув подкопченные бока, расположившись на кирпичах в печи.
Накинув толстый пушистый плед, сшитый из заячьих шубок, прямо на кресло-качалку, наполняю огромную кружку душистым ароматным, заваренным на Иван-чае и Богородской траве, усаживаюсь напротив открытой, пышущей жаром печи. Через несколько мгновений впадаю в состояние, которое ещё нельзя назвать сном, так же как и нельзя назвать явью. Видимо именно из этого «изменённого состояния сознания» и черпают своё вдохновение поэты! Видимо именно здесь берут свое просветлённое знание старцы и «волшебники» занимающиеся «духовными практиками».
Пробираюсь сквозь лабиринты воспоминаний к своему беспечному детству.

- О Боже! Что мы — «докомпьютерное» поколение детей только там не вытворяли, мне становится немного не по себе:
Мы не были каким-то отъявленными хулиганами, беспризорниками или шпаной. Но, нашим умениям, сейчас мог бы позавидовать, наверное, самый заправский экстремист. Естественно, мамы даже и не догадывались о наших проделках, иначе бы...
Я не буду вспоминать про игры в лапту и городки, катание на велосипеде, а зимой на лыжах, игру в футбол с овощными ящиками вместо ворот, не буду рассказывать про массу мирных дворовых игр типа пряток, догонялок, казаков, и т.д.


Я вспомню те наши занятия, которые могли причинить увечья или телесные повреждения, и причиняли, но только не нам, а пацанам с других улиц. Нас же, с улицы Юбилейной, где проживали семьи, капитанов и механиков базы флота, Бог миловал.

Этот металл нам нужен был постоянно, как в изготовлении оружия, так и для отливки разных фигурок. Но чаще всего из свинца выливали грузила для удочек и закидушек в столовой ложке. Интересно, а нынешняя молодежь знает, как его добыть, потому что это именно добыча была, когда искали старые автомобильные и корабельные аккумуляторы и раскалывали их, извлекая драгоценные пластины. А после мама не могла понять, почему это вдруг варежки стали в решето дырявыми…


Они вырезались из толстой ветки с развилкой, покупался широкий серый жгут в аптеке, или вырезался из старой машинной камеры, доставался кусочек кожи, и все скреплялось медной проволокой. Трудно представить советского ребенка, который бы не знал, что это такое и не стрелял из нее. Кто по воробьям, кто по бутылкам или консервным банкам, а кто и по стеклам или уличным фонарям. Распространение рогатка получила за простоту конструкции и надежность выше, чем у автомата Калашникова, дальность и точность боя, ну и, конечно же, убойную силу. Правильно сделанная рогатка позволяла метров со ста металлической гайкой разбить окно или уличный плафон освещения. В качестве патронов могло быть что угодно - гайки, шарики от подшипников, гладкие округлые камешки или более щадящие патроны - горох, плоды рябины, косточки от сухофруктов, кедровые орехи...

У рогатки были модификации для школьных войнушек. На школьных переменах, а зачастую и на уроках использовались мелкокалиберные рогатки: проволочная станина и ударно-возвратный механизм из резинки-венгерки. В качестве метательных снарядов использовали гнутую алюминиевую, медную проволоку или скрученную пропитанную слюной промокашку. Играя в войну, большой кусок алюминиевой проволоки просто два-три раза обматывался вокруг пояса и при необходимости, можно было залечь за дерево и быстро сменить магазин наломать необходимый боезапас. У этой рогатки был ручной вариант для школы, чтобы учитель не отобрал рогатку, просто на указательный и средний палец надевалась резинка с завязанными петлями. Демонтаж оружия в случае опасности, составлял доли секунды...

Кто из нас не мастерил его в детстве. Особенно после фильмов про Робин Гуда и про индейцев. Делался из тальника, ольхи или просто из удачной изогнутой ветки. Тетива из лески, резинки, верёвки. Стрелы также вырезали из прутиков, в месте наложения на тетиву вытачиваются небольшие ложбинки, чтоб не соскакивали. Возможна также установка наконечника (из тонко нарезанных консервных жестяных банок). Также стрелами служила проволока и даже электроды, с нажеванным варом у заточенного острия.

Это уже было более серьёзное оружие. Простейший арбалет делался так: Две доски разной длины от ящиков из-под овощей сколачивались в виде буквы Т, на края поперечины два гвоздя с натянутой между ними бельевой резинкой, на основу буквы Т прищепка, на перекрестье - два направляющих гвоздя.

Стреляли деревянными стрелами, чаще всего из прямых веток тальника или молодой осины. Но некоторые делали более серьёзные арбалеты: Деревянный брус с проделанной длинной продольной выемкой, кусок лыжи, прибитый на торец, трос от битого мопеда, спусковой механизм. Если натянутый трос срывался с лыжи, лыжа ломалась или рвался трос – то травмы лица или лишения глаза, редко удавалось избежать. Но и стрела из такого арбалета прошивала вагонку.

Медная трубка, с расплющенным и запаянным концом, загнутым, и вставленным гвоздем с загнутым же концом, всё это стянуто резинкой.
Часто медную трубку от длительного использования разрывало. Звук выстрела, как из настоящего пистолета.

Это уже ближе к настоящему огнестрельному оружию. Толстостенная металлическая трубка, коих можно было набрать в металлоломе на базе флота, заделывалась с одного конца (сплющивалась и заливалась свинцом), вблизи глухого конца сверлилось отверстие в 1мм. Трубка прикреплялась к ложе из дерева, как правило, в виде пистолета ( иногда использовалась ножка от стула). В трубку, через отверстие, засыпали порох, его у нас тоже было в неограниченном количестве, так как каждый отец имел охотничьи ружья, либо "серу" от спичек, с помощью шомпола загоняли пыж и калиброванную самодельную пулю из свинца.
Выстрел производился следующим образом: Держа в правой руке самопал, левой рукой чиркали по спичкам, прикреплённым к отверстию, наводили на мишень (если успевали) и стреляли…
Пуля имела весьма серьезную убойную силу - 15 спичечных головок в 4мм стволе вбивали пулю миллиметров на 5-10 в дерево, а стандартный пороховой заряд с 10 шагов пробивал филёнчатую дверь. С самопалом лучше было не попадать в милицию...

В нашем детстве ни один школьник не мог пройти спокойно мимо сварщиков с ацетиленовыми горелками чтобы не прихватить из его запасов пару тройку камней карбида

А вариантов «жахнуть по громче» с помощью карбида было множество

Без комментариев. Кто в теме - тот поймёт. Это и чернильница злой училки, и ножки стула...



Взрывающиеся бутылки и дымовушки...

обматывали концом медной проволочки, разогревали на спичке или зажигалке докрасна. дальше - стук в окно вредного мужика, живущего на первом этаже, в сумерках. появляется лицо - хрясь об стекло перед его носом. получалась эффектная вспышка


Взрывчатые вещества хранились в сарае, сколоченном из горбыля посреди заливного луга. Территория была огорожена колючей проволокой и охранялась, в том числе и собаками. Аммонал, динамит, бикфордов шнур, детонаторы, всё это использовалось весной, для подрыва льда вокруг кораблей. Попасть на территорию мы моли лишь во время весеннего ледохода, в то время, когда происходил затор и уровень воды резко начинал подниматься. Буквально в считанные минуты территория взрывников уходила под воду. Охранники естественно в панике покидали свой пост и уводили собак, предварительно побросав в костер взрывчатку и подпалив с двух сторон мотки бикфордового шнура. Как только территория оставалась без охраны, мы с вёдрами, топорами и ножами, прыгая по льдинам пробирались за колючку и разгребая костры собирали уцелевшую взрывчатку, рубили бикфордов шнур и отыскивали коробки с детонаторами. Вся «операция» занимала от силы три – пять минут.

Первое испытание действие «ВВ» мы провели в лесу, в пяти километрах от посёлка.. Насыпали в бутылку из под шампанского полбутылки взрывчатого порошка, подсоединили бикфордов шнур к детонатору и опустили через горлышко. Сверху натаскали деревянных ящиков, сухих деревьев и прочего хлама. В кустах засел фотограф со «Сменой-8» и подожгли шнур… Хорошо, что большинством голосов решили засыпать пол бутылки, а не полную. Взрыв был такой силы, что фотограф с перепугу и от контузии успел сделать всего один кадр. Воронка в диаметре была более метра. Хлам был поднят выше тридцати метровых сосен и разлетелся в диаметре метров пятидесяти. К тому же были оборваны радио и телефонные провода. С пол дня мы общались при помощи жестов и с вытаращенными глазами показывали большой палец вверх…. По базе флота моментально расползлись слухи о диверсантах. В то время была напряженка с китайцами и все приняли взрыв, как диверсию…

Кто мог подумать на пацанов от десяти до тринадцати лет? Все в дальнейшем получили высшее образование, один из них стал председателем поселкового Совета, другой директором мореходного училища, третий председателем крупного Совхоза, четвертый известным писателем и поэтом, пятый закончил Высшее Военно-командное училище и стал Героем Советского Союза неся службу в горячих точках и только шестому получившему специальное образование пригодились все наши детские навыки, он служил военным инструктором и готовил ДРГ (диверсионно-разведывательные группы) для Советской, а после и для Российской армии…



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 19.12.2020 в 04:00
© Copyright: Сергей Александрович Бабичев
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1