Договор


Началось это еще четырнадцатого в субботу, точнее между тринадцатым и четырнадцатым. Во всяком случае, часы пробили полночь. Собственно, с боя часов все и началось.
Впрочем, вряд ли это верно, да и часы, пожалуй, тут ни при чем. Итак.

Елена Викторовна — дама бальзаковского возраста — была не замужем. Не подумайте, что она обделена вниманием мужчин. О нет, напротив, природные данные и чудеса современной косметики в сочетании с умением изыскано одеваться и ярко заявлять о себе делали ее весьма привлекательной, преступно привлекательной! Но, как говорится, не родись красивой, а родись счастливой. С последним как-то не получалось. Всякий раз как-то вдруг все расстраивалось в первые же дни начавшейся было идиллии.

Вот и сейчас, расставшись с очередным любовником, наша героиня с чашечкой черного кофе в глубокой задумчивости сидела за столом, на котором лежали бумага, ручка и две колоды Таро — она желала узреть будущее. Иногда она наполовину закрывала глаза и в какие пучины прошлого или выси будущего уносилось истерзанное сознание нам, к счастью, знать не дано.

Идея гадания, правда, принадлежала не ей, а ее приятельнице — соседке из боковой квартиры. Слово «приятельница» Елена Викторовна терпеть не могла, тем не менее другого, более точного определения, она не находила. Соседка была «серой мышкой», вечно занятой по дому и убогой даче. Жила она с сыном — болезненным одиннадцатилетним мальчиком.

Елена ждала приятельницу. Когда же гадать, если не на Старый Новый год, да еще и в полнолуние? Однако время шло, а «гадалка» не являлась. Конечно, можно и заглянуть к ней, напомнить о себе, но это было не в правилах дамы.
Трудно сказать, как долго продолжались бы бесплодные раздумья, прервал их бой антикварных напольных часов. В иной раз эти звуки старины ласкали слух (они придавали некий шарм редким минутам утонченного уединения), но только не сейчас! От неожиданности хозяйка вздрогнула; кофе выплеснулся на стол и залил карты.

— Черт! — в сердцах воскликнула Елена.

И в это мгновение действительно появился он! Правда, выглядел лукавый несколько иначе, чем это принято изображать на фресках. Он был чисто выбрит и опрятно одет или, как сказала бы Лена, «прикрыт».Наряд вне всякой моды. Пожалуй, самым неприятным был слабый запах серы, смешанный с ароматом дорогого парфюма.
С перепугу Елена Викторовна начала судорожно креститься, что-то бессвязно бормотать…


— Не пугайтесь! И размахивать перед собой руками тоже не стоит — малоэффективно, — с легкой ухмылкой промолвил нечистый сочным баритоном.
— Молитвы помогают только тем, кто искренне верит. Явно не ваш случай. А вот позвали меня очень даже искренне. Приятно! А то, знаете ли, вызывают, обряды совершают, но, в сущности, все формально, без души. Это здоровье сильно подрывает. Потом все тело ломит. Ужас!

Женщина трясущимися руками схватила со стола чашку и уже было замахнулась, но бес ее опередил:

— Да не беспокойтесь вы так! Физические воздействия еще менее эффективны. Расслабьтесь! Я ведь явился не по своей прихоти, а по вашему зову и вреда вам не причиню! Вообще я потрясен точностью выбора момента и виртуозностью исполнения. Уже за одно это должен вас отблагодарить.

— От вас дождешься, — только и смогла выдавить из себя Лена, бледная как полотно.

— Почему нет? — нечистый легонько дунул, и кофе с карт переместился обратно в чашку.

— Собственно, если разобраться, мы лишь добро делаем. Ну посудите сами. Для чего нас вызывают? Для получения каких-либо благ, причем подчас весьма значительных. И все это «за так»! Мы ведь ангелы, пусть и падшие.

Бес криво усмехнулся.

— Ничего себе «за так», взамен душу требуете! — Лена уже начала приходить в себя.

— Сделка есть сделка. А что еще может предложить клиент в обмен? То-то и оно! Ничего в этом кошмарного нет, поверьте. Если поразмыслить, то душа призывающего меня на помощь все равно в рай не попадет — только к нам. А у нас она, между прочим, на особом льготном положении. Да-да! Ну ни в котел же ее! Грешников и без того хватает, хоть пруд пруди. Нам добровольные помощники нужны — работы много. По мне, прямо вам скажу, лучше дрова подбрасывать, чем самому на сковороде сидеть. Хотя некоторые и предпочитают обратное. У нас, знаете ли, свобода совести. Однако, ближе к делу. Хотите богатство, славу, долголетие или даже все вместе? Без проблем!

— Нет уж! Увольте! — Елена Викторовна еще раз перекрестилась. — Изыди, пожалуйста! Очень вас прошу!

Нечистый поморщился, тяжело вдохнул.

— Зачем же тогда вызывали? Ну что-то вам все-таки от меня нужно?

— Ничего, абсолютно ничего! Это случайно, совершенно случайно получилось... поверьте.

— Стало быть случайно. Что ж, нет так нет. Как хотите. Насильно осчастливить невозможно! А может кого посоветуете, раз уж я здесь? Чего два раза являться, тем паче вызвать меня не так-то и просто.

— Нет-нет! У меня таких знакомых нет и быть не может.

— Жаль, очень жаль, а то за совет я бы вам тридцать миллионов дал. Подумайте хорошенько, может кого и вспомните.

— Тридцать миллионов чего?

— Ну-у-у, Елена Викторовна, спуститесь на землю! Рублей, конечно, и это максимальная сумма за такого рода услугу.

— Знаем вас! И расписку потребуете, и чтоб кровью, — Леночка начала брать щекотливую ситуацию под свой контроль. Сказывался опыт львицы из полусвета.

— Ну что вы! Все даром. Просто скажите, и все. Никаких расписок!

Несмотря на страх, мысли о вознаграждении со скоростью света застучали в хорошенькой головке. Как будут кстати эти деньги! Наконец-то она сможет, блеснув на престижном курорте, завести нужные знакомства, а там и до счастливого замужества недалеко. Ах, как необходимы эти миллионы!

— То есть, я вам подскажу и за это получу деньги?

— Идеально сформулировали! Точно так! Если, конечно, договор с вашим протеже будет заключен.

— Нет-нет! Это невозможно… это я так… из простого любопытства. Нет…

— Отчего же невозможно? В жизни возможно все — это потом… Смелее, решайтесь!

— И вы можете дать гарантии?

—Это у вас лгать могут, а у нас там все тайное становится явным. Так что не беспокойтесь. Мы честно делаем свое дело.

— Ну-у-у, есть у меня одна знакомая. Она очень-очень нуждается в помощи. Говорит, руку готова отдать на отсечение, лишь бы сын был здоров, но и она… Нет! Исключено!

— Да, тяжелый случай! Сочувствую. Вот так люди и гибнут! А вы хотели бы помочь ей?

— Куда вы клоните? — Елена Викторовна уже почувствовала, что способна разговаривать с визави чуть ли не на равных.

— Если желаете добра вашей знакомой, то могли бы, между прочим,и уговорить ее.У вас наверняка получится. Не сомневайтесь.Дело-то стоящее.

—Как у вас все просто! Легко сказать“уговорить”. Она ни за что не согласится. Я-то знаю! А потом сама будет локти кусать, да еще и на меня дуться. Такая росомаха, прости господи... – Леночка осеклась, во взгляде появилась тревожность, но черт от последних слов даже не поморщился – это успокоило.

—Может вы все- таки сами? У вас опыт, такт. Я боюсь не справлюсь. Здесь время нужно, так вот сходу ничего не выйдет, поверьте.

Нечистый с сожалением и даже с некоторым пренебрежением посмотрел на Елену Викторовну.

—Хотя впереди у меня целая вечность, но бегать по несколько раз за сомнительным клиентом, который даже не призывал меня, я не собираюсь. Меня другие ждут, более покладистые. Так что, раз вам блага не нужны не будем терять времени. Прощайте!

Дама заерзала в кресле.

—Наверное, я неточно выразилась, извините… Я ведь первый раз в такой ситуации. Право, не стоит делать поспешных выводов! Я очень хочу помочь соседке и ее мальчику! Только как подступиться? Помогите мне! Ну не смотрите на меня так! Я всего лишь слабая женщина…

Черт наморщил лоб.

—Может можно как-то за нею? Ведь оформляют договора без присутствия заказчика. Так хочется помочь,..

— В моей практике такого еще не случалось. – черт почесал затылок, посмотрел куда-то вверх.

—Эх, чего не сделаешь ради красивой женщины?! На должностное преступление пойдешь! Впрочем, если вы подпишете, то претензий у начальства думаю не будет.В конце концов в договоре главное — что конкретно от нас требуется и подпись. А кто за кого подписал — не столь важно. Это ваши дела. Как говорится, чем черт не шутит! Давайте оформим сделку!

— А можно меня не упоминать? - засуетилась дама. Дело щекотливое, сами понимаете. Как-то лишний раз светиться не хотелось бы. И помочь нужно, очень нужно.Мальчик такая умница, такой добрый. Сердце разрывается…-- Елена почувствовала, что перегибает и остановилась.

—Ох, Елена Викторовна! С вашими способностями вы у нас такую карьеру сделали бы! – нечистый противно хихикнул.

—Шучу, шучу, не волнуйтесь!

— И кровью негигиенично, да и неудобно, неаккуратно получиться может. Варварство какое-то. – надула губки Леночка. Но это не помогло.

—Ну уж нет! На такие уступки я никак пойти не могу. Меня просто не поймут и договор не примут. Традиции - дело серьезное! Смелее! Вам ли бояться капли крови? ! А вот и ручечка одноразовая стерильная. Специально сконструирована, чтобы легонько без боли царапнуть так…

В глазах черта пробежал дьявольский огонек. Елена Викторовна его тут же уловила и интуиция подсказала, что здесь кроется некий подвох.

—Мне все же подумать надо. Извините. Вот так сразу я не могу. Вообще, как такое в принципе возможно? Как это за кого-то подписывать такое? Никогда не слышала ничего подобного. Так не бывает. В конце концов, это нечестно, непорядочно!

Елена сделала вид, что ее обидели, однако это также не произвело желаемого эффекта.



— Что вы все заладили «невозможно да невозможно»? Ваш секрет не раскроют, не беспокойтесь. Взгляните правде в глаза, наконец! Далась вам эта соседка. Вы ей чем-то обязаны? Она, что- святая? Рассказать, отчего ее сын чуть ли не инвалидом стал? О взаимоотношениях с бывшим мужем, и какую роль вы в этом сыграли? Интересные подробности. Совесть не гложет? Нет? И потом, ну вам ли, дорогая моя, говорить о честности, о порядочности? Кто всего лишь неделю назад отказался дать в долг? Кто божился, что за душой ни копейки, говорил, что в долгах как в шелках? Забыли? А она на вас надеялась, молила вас. Готова была на колени встать. Ей-то деньги действительно позарез нужны! Впрочем, это пустяки, мелочь. Забыли, как брак племянницы расстроили? От скуки, видите ли. Как семью лучшей подруги разрушили? То не любовь была — зависть! Вам ли не знать. А Лешеньку, игрушку вашу, помните? В петлю полез. Еле спасли. Теперь вот петь не может… Напомнить еще? Вас жалею... или все же копнуть поглубже? Ваши поиски ответного светлого чувства, Леночка, кровью окроплены. Кошмары не снятся? Вижу, что не снятся. Конечно, это же всего-навсего роковая случайность. Беда только в том, что случайностей не бывает!Или, к примеру...

— Хватит! Все так! — глотая неожиданно подступившие слезы, решительно прервала обличительную тираду Елена. — Все так!

— Ну вот видите, как все просто. Право, не стоит себе и другим жизнь усложнять. И договорчик уже составлен. Взгляните.

Нечистый ткнул пальцем в лист бумаги, и на нем в мгновение ока появилось нечто написанное от руки. Почерк был хотя и витиеватый, но легко читаемый.

— Зачем вы мне это подсовываете?

Женщину била нервная дрожь, и она уже не сдерживала обильных слез.

— Я не хочу читать этого! — выкрикнула она.

— Ну и напрасно! Здесь исключительно из симпатии к вам прописаны на редкость щедрые обязательства. Тут и полное выздоровление сына соседки без дорогостоящей операции, и престижный вуз для него, возвращение в семью отца, материальные блага, долголетие и т.д., и т.п. Разве что всемирной славы нет — эти хлопоты ни к чему. А вы, как я и обещал, даже не упоминаетесь. Прелестный договорчик! Взгляните, а то потом некоторые обижаются. Видите, никакого обмана. Стоит лишь черкнуть снизу — и все счастливы! Не хотите подписывать – не беда. Смело ставьте любую закорючку. Раньше вообще грамотных мало было и ничего. Тридцать миллионов всего лишь за росчерк пером! Чтоб я так жил!


— Замолчи! — ледяным тоном приказала Елена Викторовна и метнула испепеляющий взгляд на собеседника. Слез в глазах уже не было. От такого взгляда у нечистого даже пот выступил.

Она дотронулась кончиком пера до запястья, с безразличием посмотрела на капельку крови и поставила подпись, затем с такой силой сжала ручку, что та разломилась надвое.

Посланец тьмы достал платок, вытер лоб.

— Ну и работенка — адское терпение требуется! А теперь слушайте меня внимательно. Вот вам образцы лотерейных билетов, пойдите и купите такие же и так же, как здесь, заполните их.

— Что? Какие еще билеты? Деньги где? — последние слова были сказаны с особой яростью.

— Помилуйте, где же я их возьму? Украду? А вам это нужно? Может напечатать? Нет? Да и зачем вам лишние разговоры, сплетни? А так все законно, чистенько. О вас беспокоюсь! — черт расплылся в гнуснейшей улыбке.
— Не надо истерить из-за технических пустяков. Цвет лица испортите. Не капризничаете. Платочек хотите?

—Не нужны мне никакие платочки!

— Ох уж эти женщины! Из мухи слона сделают, ей-богу. Успокоились? Вот и славно! Ну а как получите, так милости прошу сразу к нам на постоянное место работы.

— Что такое? Куда это «к вам»? Ты, черт паршивый, что мелешь? В договоре нет моей фамилии! Слышишь? Н-е-е-т!

— Куда, куда? Ясное дело — в преисподнюю. И вовсе я не паршивый. Зачем же так ругаться, нервничать? Я же объяснял уже: здесь главное четко сформулировать что от нас требуется, и чтобы клиент расписался в знак полного согласия. А росчерк, дорогуша, на документе ваш. Чья кровь, того и призываем! Потому-то ею и подписывают, а иначе и чернилами вполне обойтись могли бы. Все честно! Мы всегда дословно выполняем обещанное! Кстати, вознаграждение получать не обязательно. Мы клиентов к этому не принуждаем.

Елена мгновенно схватила со стола чашку и с истерическим воплем швырнула ее в нечистого. Однако чашка пролетела сквозь него и вдребезги разбилась, угодив в циферблат злополучных часов. Они начали отбивать полночь! Нечистый тут же исчез… У женщины потемнело в глазах, несмотря на шоковое состояние она отчетливо помнила, что двенадцать уже было!
Усилием воли Елена заставила себя очнуться. Сердце бешено колотилось, по лицу струился холодный пот. Она осмотрелась. На столе лежали карты, чистый лист бумаги, ручка и ближе к краю стояла кофейная чашка. Перевела взгляд на руку — никаких царапин!

— Сон! Боже праведный, это был всего лишь сон, кошмарный сон!

Женщина попыталась нащупать на груди крестик, забыв, что сняла его перед гаданием.

— Прости, прости меня, Господи… Я искуплю!.. Я исправлюсь, Господи! Это знак! Нужно начать новую жизнь, зачеркнуть, все-все зачеркнуть. Начать сегодня же. Сейчас же! Только прости меня, Господи!

Елена Викторовна, обливаясь слезами, начала креститься, и в это время раздался звонок в дверь. Хозяйка бросилась открывать ее и, впустив соседку, тут же с еще большими рыданиями уткнулась лицом в ее плечо.

— Прости меня! Я так виновата перед тобой! Прости! Так виновата! — дрожа всем телом запричитала она.

— Да что с тобой? Почему ты плачешь? Успокойся! Ты же сильная женщина! Возьми себя в руки! Ну же! — соседка энергично встряхнула бедняжку.

Елена медленно подняла голову, ладонями вытерла слезы, глубоко-глубоко вздохнула.

— Что случилось? Я могу тебе помочь? В чем ты виновата? Только не молчи, пожалуйста! — теперь дрожь передалась соседке.

Елена Викторовна еще раз глубоко вздохнула и с шумом выдохнула. Помолчала...

— Сон, ужасный сон привиделся. Прости. Я так испугалась! Кошмар!

— Уф-ф! Вот ты действительно напугала! Нашла из-за чего убиваться. Выброси все из головы. Забудь! Разве можно из-за каких-то глупых снов так портить себе нервную систему?

— Да-да. Ты конечно права. Из-за какого-то сна…

Женщины одновременно трижды «плюнули» через левое плечо и прошли из холла в комнату.

— А мой еле уснул… Душу дьяволу отдала бы, лишь бы сын был здоров. Где взять денег на операцию? И ума не приложу.

Леночка, бросив пренебрежительный взгляд на соседку, что-то процедила сквозь зубы.

— Не поняла. Что ты сказала?

— Да так, ничего... Пойду, приведу себя в порядок. Аб-со-лют-но ни-че-го!

Оставшись в комнате одна, соседка машинально осмотрела ее и сделала неприятное открытие: на столе была только одна кофейная чашка. Любопытство по поводу сновидения улетучилось.

— Словно и не ждала, — с горечью отметила она и уже начала вспоминать другие неприятные моменты, как вдруг телефон мелодично пискнув, сообщил об СМС.

— Кого еще по ночам раздирает?

Сообщение пришло от бывшего мужа. Женщина не верила своим глазам: текст был длинный, взволнованный, но главное вселяющий надежду. Надежду на выздоровление сына! Ей тут же захотелось поделиться этой новостью с Еленой… вообще с кем угодно!

— Впрочем, эмоции лучше не показывать — сглазить могут. Простота хуже воровства!

Женщина устало откинулась на спинку кресла.

— Как в мире все сложно, запутанно!

Елена вернулась улыбающаяся с безупречным воздушным макияжем, разве только вглядевшись можно было заметить излишнею красноту глаз.

— Как ей так быстро удаётся преображаться? — мелькнуло в голове, но заговорила соседка, естественно, о другом.

— Бывший прислал эсэмэску. Он сейчас в Мельбурне. Пишет, что с ним заключили выгодный контракт и теперь сможет оплатить лечение сына, там есть замечательная клиника. Берется быстро все устроить. Прилетит через неделю, — как можно суше произнесла она.

— Рада за тебя, очень рада. Будем надеяться. Однако уже поздно. Мы обе устали. Давай к делу — займемся гаданием, — в голосе появился металл.

Соседка проявила изрядное знание раскладов, но карты упорно ничего хорошего не предсказывали, лишь значительные денежные поступления в ближайшее время.

— Довольно, глупости все это! Дурацкие карты! Какие могут быть «значительные материальные блага»? С неба, что ли, свалятся?

— Как знать, может в лотерею выиграешь?

— Вздор! Я зареклась никогда не участвовать ни в каких лотереях, розыгрышах, и вообще быть подальше от азартных игр и прочей халявы. Много ты за свою жизнь выиграла?

— Я — нет, но ты — другое дело. У тебя как-то все получается.

— Вот именно!

В гостиной, где совсем недавно все дышало уютом или близко к этому, повисла напряженность. Впрочем, пауза была недолгой.

— Извини меня, — Елена с натянутой улыбкой мягко положила руку на плечо приятельнице. — Я сегодня сама не своя. Поздно уже. Спасибо тебе!

Выпроводив соседку, хозяйка вернулась к столу, чтобы убрать с него.

— Какая отвратительная ночь! Какой тяжелый сон! — хрипло произнесла она и впервые не узнала свой голос.

И тут в часах что-то противно звякнуло, будто лопнула какая-то пружина, и они остановились.

Елена Викторовна открыла стеклянную дверцу и легонько толкнула маятник. Он безвольно качнулся пару раз и остановился. Она еще раз, теперь сильнее качнула его — безрезультатно.
Вдруг, даже не ожидая от себя такого, она со всей силы ударила по резному корпусу.

— Черт! — сорвалось с ее губ.

В ответ часы начали отбивать двенадцать.Елене показалось, что прежний серебренный звон превратился в отвратительные удары чугунных болванок. Он оглушал, пронизывал насквозь. Хотелось сразу уйти, закрыв руками уши, но почему-то она стояла, словно парализованная, и с ужасом вслушивалась в жуткую мелодию, боясь пропустить какой-либо оттенок невыносимых звуков. Наконец бой прекратился; все погрузилось в чуткую тишину…Бедняжке, естественно, хотелось сбросить с себя негатив ночи, хорошенько выспаться. Однако сон не пришел ни в этот, ни на следующий день. Елена теперь боялась уснуть, боялась в забытье услышать ненавистный бой. Да и сами часы почему-то все больше ассоциировались с каким-то вычурненным надгробием. И Елена Викторовна решила от них избавиться – «убить одним выстрелом двух зайцев» – обрести спокойствие и получить кругленькую сумму, а для этого желательно их отремонтировать. К удивлению Елены найти хорошего часовщика оказалось не так уж сложно. Полезно иметь обширный круг знакомств.

В назначенный час мастер переступил порог квартиры. Это был сухонький старичок, опрятно одетый, но как-то безалаберно: вещи мало сочетались, дорогой парфюм не заглушал ноты часового масла (не всякий парфюмер это заметил бы, но только не Елена Викторовна). Вообще в облике чувствовался некий диссонанс: широкая улыбка и неприятно сверлящий взгляд, лицо изрезанное глубокими морщинами и довольно молодой голос…

Мастер представился и тут же приступил к делу. Он с нескрываемым восхищением осмотрел часовой механизм и, достав из чемоданчика инструменты, в мгновение ока исправил дефект.

—Совершенный пустяк: законцовка пружины соскочила со штифта и заклинила колесико. Осталось немного почистить и смазать. Сейчас все сделаю.

—Ну вот! – довольно произнес он минут через двадцать.

Старичок качнул маятник и стал вслушиваться в равномерное тиканье.

—Точность хода лучше определить дня за три-четыре. Но думаю тут все в порядке. Теперь проверим бой и можете принимать работу.

Елена побледнела, предчувствие чего-то нехорошего, мерзко неотвратимого вдруг сжало сердце.

— Нет-нет! Не надо! Я не люблю этого. Пожалуйста, не надо…

—Что с вами? Вам плохо? — мастер пристально посмотрел на хозяйку.

Холодок пробежал по ее спине, но Елена постаралась загнать страх в самый дальней угол сознания.

—Не беспокойтесь, все хорошо. Иногда случается, но ничего опасного. Сейчас пройдет. А могли бы вы отключить бой? Он отвлекает…никак не привыкну к этому.

—Конечно. Без проблем.

Закончив работу, старичок бесцеремонно плюхнулся в кресло и, достав огромный платок, стал тщательно вытирать руки.

— Терпеть не могу грязных рук. – отметила про себя Елена.

И тут же представила жилистые старческие руки, мусолящие ее парижское эксклюзивное мыло, тонкий аромат, смешивающийся с техническим запахом масла, и морщинистую физиономию, рассматривающею себя в огромном зеркале с подсветкой. Физиономия скалилась омерзительной белизной вставных зубов, самодовольно поворачиваясь из стороны в сторону.

Волна отвращения подкатила к горлу дамы.

—Вон как тряпку мнет, намекает, чтобы я его проводила в ванну, предложила чашечку кофе и желательно с коньяком… Ну уж нет, не дождешься!

В голову полезли и другие глупые черные мысли.

— Вы, Елена Викторовна, вытянули счастливый лотерейный билет. Вернее два и даже три! Во-первых, у вас уникальный музейный экземпляр, во-вторых, поломка пустяковая и в-третьих, вам повезло с мастером.

Старик убрал платок и, положив ногу на ногу, не торопясь продолжил.

—Другой бы на моем месте, нагородив турусы на колесах, стал бы уговаривать продать ему рухлядь тыщ за сто, а сам бы потом выручил на аукционе миллионов тридцать. Да-да! Не меньше!Уж поверьте мне.У вас подлинный шедевр Пьера Жаке –Дро! Его часы украшали дворцы короля Испании Фердинанда VI. Я поражен! Это просто невероятно! Волшебный сон наяву, колдовство, если угодно. Откуда у вас такая роскошь, да еще в таком хорошем состоянии?

Елена глубоко не знала, да никогда серьезно и не интересовалась историей обретения этих часов. Для нее это был обычный предмет быта, знакомый с раннего детства. Правда, в те давние времена часы почему-то не заводили, и они по большей части стояли зачехленными. Она что-то пробормотала в ответ о наследстве, стараясь как можно быстрее закончить разговор.

—Благодарю вас. Вы - кудесник. Сколько я вам должна за работу? – нарочито холодно произнесла она, давая понять, что визит пора заканчивать.

—Помилуйте, это я вам должен за одну только возможность прикоснуться к чуду часовой механики середины восемнадцатого века. Тут и делать-то почти ничего не надо было. Я получил истинное наслаждение. Сегодня у меня счастливый день! Не отбирайте его у старика!

—И все же? Труд должен быть оплачен. – Елена отступать не собиралась.

— Да, я знаю. Как сказано в седьмом стихе десятой главы Евангелия от Луки: «В доме же том оставайтесь, ешьте и пейте, что у них есть, ибо трудящийся достоин награды за труды свои.»

Старик расплылся в улыбке.

— И тем не менее, Елена Викторовна, я с вас не возьму ни копейки. Не уговаривайте! Все «за так». Я уже получил вознаграждение, поверьте. Кстати, если задумайте продавать – я к вашим услугам. Берусь все устроить наилучшим образом. Вот тогда и поговорим о деньгах.

Мастер хотел еще что-то сказать, но хозяйка, ссылаясь на плохое самочувствие, довольно бесцеремонно выпроводила его.

— До скорой встречи! —только и успел, все еще улыбаясь, промолвить старичок.

Закрыв дверь, Елена почувствовала навалившуюся ни с того ни с сего страшную усталость.

—Он! Это был он! Конечно! Кто же еще за работу не берет денег? Нечисть! Или мне только так показалось? Может это всего лишь одинокий старик, а я дура себя накручиваю? Евангелие ведь цитирует!Ну, нет!Кожей чувствую. Как он посмотрел на меня! А этот запах, намеки…

Елену передернуло. Она прошла в гостиную, достала из бара бутылку Реми Мартин и, налив почти полный бокал, осушила его. Такого с ней никогда не случалось. Она вообще придерживалась здорового образа жизни стараясь сохранять форму.

—Лотерейные билеты… тридцать миллионов! Вот тебе! – дама сделала неприличный жест.

—Выкуси! Моей подписи нет!Слышишь? Н-е-е-т! – зло выкрикнула Елена.

И быть не может! Не достанешь! – лицо исказило подобие улыбки.

Она снова налила коньяк, начала пить, однако поперхнулась, и спиртное выплеснулось на блузу.

—Из-за тебя! Все из-за тебя! Всю жизнь изгадил! – срывая одежду, Елена неуверенной походкой прошла в ванную комнату.

В зеркале отразилось усталое лицо теряющей молодость женщины, губы в расплывшейся помаде, предательская шея, грудь уже не прежней формы…Ей показалось, что на нее смотрит незнакомая некрасивая женщина. Смотрит гадко, с брезгливостью. И по щекам сами собой потекли беззвучные слезы.Она стала наполнять джакузи, добавила пены, вернулась в гостиную, взяла бокал и бутылку, и опять, пошатываясь, прошла в ванну. Сняла остатки одежды и погрузилась в ароматные струи. Немного успокоившись, плеснула коньку в бокал, но теперь запах спиртного вызвал лишь отвращение.

—Разве у брендового парфюма могут быть посторонние оттенки? Иногда могут. Вот так.

И содержимое бокала оказалось в воде.

—Зачем я так напилась? Так недолго и утонуть.

И неожиданно разразилась истерическим хохотом.

—Кому суждено быть повешенным, тот не утонет! Ха-ха-ха! Не было никого договора! Слышишь, я ничего не подписывала и никогда не подпишу! Никогда! —заорала Елена, со злостью махнув рукой.

Бокал ударился о кафель и от него осталось лишь ножка с острым осколком, напоминающим кривой нож.

—Черт бы вас всех побрал! — не сдержалась Елена, но тут же замолчала и испуганно стала прислушиваться. Тишину ванной комнаты нарушало лишь журчание струй джакузи. Женщина с какой-то спокойной обреченностью медленно повернула ножку бокала, осторожно переложила ее в другую руку, чтобы стряхнуть остатки стекла, и только тут заметила алую бусинку крови от малюсенького осколка, впившегося в мизинец.

—Подпись. Вот тебе и подпись. – тихо проговорила она. Перед глазами сейчас же всплыла улыбающаяся физиономия часовщика и тут же трансформировалась в отвратительную рожу нечистого из сна. Рожа скалилась и нагло подмигивала.

—Чтобы заключить договор с дьяволом, бумага не требуется. – то ли послышалось, то ли она произнесла это сама или, быть может, всего лишь подумалось так - в голове все путалось, сосредоточиться, собраться с мыслями не получалось.

—Нож всучил, ждешь, что я порежу себе вены? Выкуси! Вы-ку-си!

По щекам полились обильные слезы. Она отшвырнула остатки бокала и с головой погрузилась в воду, но через минуту вынырнула, жадно глотая воздух.

—Что же я дура делаю? Неужто схожу с ума? Нет! Я не хочу умирать! Я молодая, сильная! Довольно истерить! – подобные мысли барабанной дробью застучали в висках.

Елена энергично поднялась на ноги.

—Черт! – вскрикнула она, почувствовав боль от осколка, врезающегося в ступню; инстинктивно дернувшись, поскользнулась и, падая, попыталась схватиться за стойку душа, но неудачно вывернувшись, ударилась головой о хрустальную ручку вентиля.

В глазах на миг потемнело. Уши словно заложило противным звоном, уродливо напоминающим бой часов. Тело как-то сразу лишилось силы. К счастью, Елена не захлебнулась. С трудом выбравшись из скользкой ванны, она немощными руками нащупала полотенце и попыталась перевязать голову, чтобы хоть на время остановить кровь. Получилось скверно.Порезы на ноге казались ей мене опасными. С трудом набросив махровый халат и, хватаясь за предметы на стене, почти ничего не видя,направилась к двери, толкнула ее и в этот момент что-то хрустнуло под ногами. Тупая боль словно пробежала к голове.

— У-у-у-у! Проклятый бокал! —прохрипела Елена.

Рана оказалась глубокой, обильно кровоточащей. Теперь идти казалось невозможным, к тому же халат путался под ногами. Женщина сбросила его и на четвереньках выползла в коридор.

—Телефон. Нужно добраться до телефона. —сейчас это было единственное желание.

—Но где он? Кажется на кухонном столе.

Оставляя кровавый след, Елена Викторовна поползла в кухню. Голова кружилась и казалась невыносимо тяжелой. По лицу начала струиться кровь, попадая в глаза. К горлу подкатила тошнота.

На полпути женщина вспомнила, что оставила его в спальне. Она со стоном развернулась и с большим трудом добралась до прикроватной тумбочки. Действительно, на ней лежал сотовый телефон. Однако вызвать скорую помощь не удалось. Пальцы лишь размазывали кровь по сенсорному экрану. Отбросив бесполезный гаджет, попыталась было найти что-то для перевязки ран и как-то прикрыться, но и тут скоро поняла, что это не получится. Покрывало и шелковые простыни лишь забирали остатки сил.

—Дверь! Нужно во что бы то ни стало открыть дверь.

Елена сдернула наполовину сползшее с головы полотенце и, стиснув зубы, встала на ноги. Шатаясь, оставляя кровавые следы на стенах и на полу, подошла к двери. Отпереть ее оказалось невыносимо трудно. Все теперь сделалось тяжелым, неподъемным, и все это кружилось, раздваивалось, куда-то проваливалось. Наконец запоры поддались, дверь отворилась, и обнаженная окровавленная женщина, цепляясь за нее, сползла на холодные плиты лестничной клетки. Ее вытошнило.

—Помогите! Кто-нибудь!

Еле слышный призыв остался без ответа. Жизнь, казалось, покинула тело. И все же женщина кое-как смогла доползти почти до самого порога соседки.

—Там должен быть ее сын. Должен!

Затуманенный мозг хотел верить в это. Она с трудом дотянулась до ближайшего угла двери и обессиленными руками попыталась постучать в дерматиновую обивку. Безрезультатно.

— Чтоб ты сдох…

Это был последний немощный хрип.

P.S. На похоронах Елены Викторовны соседки не было.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Ужасы
Ключевые слова: Ужасы, мистика.,
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 53
Опубликовано: 16.12.2020 в 14:08
© Copyright: Владимир Дементьев
Просмотреть профиль автора

Лидия Левина     (17.12.2020 в 11:06)
Владимир! Сколько световых лет! Я вас приветствую категорически!
Так заскучала по вашему доброму юмору, а тут - на тебе! Ужасные ужасы!
Но написано, как и подобает Мастеру. А посему пожалуйте, сэр, в РА!
Р.С.: а заодно уж и моё любимое (ваше) приберу к себе на книжную полочку)))

Владимир Дементьев     (17.12.2020 в 21:47)
Дорогая Лидия, Вы как всегда балуете меня хвалебными отзывами. До Мастера (да еще с большой буквы) мне далеко. Половину этого опуса под названием "Заурядный случай" Вы уже читали. Друзья ее раскритиковали и потребовали написать продолжение. Вот ужасный ужас и получился. Это действительно не мое. Про книжные полки теперь буду знать.
С поклоном и самыми светлыми пожеланиями, В.Д.







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1