Воспеть тебя, мой Петербург


Венок сонетов

«Друзья! Слабеет в сердце свет,
А к Петербургу рифмы нет…»
Г.Адамович 1928 г.

Воспеть тебя, мой Петербург…
Где вы, Ван Гоги и Марк Твены?
Кто ты? учёный, драматург,
рабочий, дипломат , военный,
спортсмен…. Ещё чуть-чуть хирург.
Я выздоравливал мгновенно
в объятьях ветреных Лаур.
Когда вводили внутривенно
в меня названия твои.
Проспекты, линии и стрелки,
за ними повторял на бис:
Большой, Васильевский ,ЛИВИЗ
Адмиралтейство, Корабелка
Я научился быть своим…

Я научился быть своим…
Когда Москва полна тоскою,
то в северный Ершалаим,
приеду. Ночью над рекою
мосты произнесут: « Сим-сим»
И корабли пройдут. Рукою
им помашу. Как херувим
к тебе пришпилен и спокоен.
Такое странное табу
не приезжать сюда надолго.
здесь ночь похожа на вино
не только цветом. Всё равно,
твержу себе: Нева – не Волга.
но не хватает слов и букв…

Но не хватает слов и букв…
И подбирать их труд напрасный.
Гранит твой – мягче, чем нубук,
а небо, даже в дождь, прекрасно.
От наводнений и от бурь
страдал и плакал столько раз , но…
приучен к боли, как питбуль,
неповторимый, вечный, разный.
Здесь каждый житель, словно мим
сумеет объяснить на пальцах,
что красоте твоей послов
уже не нужно. Всем назло
с души своей срываю панцирь,
чтоб рассказать, как ты любим.

Чтоб рассказать, как ты любим,
не надо ехать к Петергофу.
Заливом серо-голубым,
и долго пить у Стрельны кофе.
Слова? прилипший к телу бинт…
Сорвать и выложить их в строфы.
Как рассказать, что ты любим
и воздух твой похож на морфий
Вести с наркотиком борьбу?
Я обречён на пораженье.
Так новой дозы просит кровь,
и в Гатчине, под сенью крон
Вдруг упаду в изнеможенье…
Приезд сюда похож на бунт

Приезд сюда похож на бунт.
Так хочется порвать законы,
и поселиться, как горбун...
Под крышей…Выше, чем иконы.
Там, Петропавловки пальбу,
вплетать в обеденные звоны,
и разгадать ветров мольбу,
и презирать людские стоны.
Забыть, что жил как пилигрим…
Забыть дела, друзей ,привычки…
Моё желание, ты – вздор…
Моя любовь – ты не костёр,
а быстро вспыхнувшая спичка…
Я связан городом другим.

Я связан городом другим.
Другой? совсем не значит хуже.
Мы с ним не то чтобы враги.
Мы с ним, пожалуй, что не дружим.
Он мне напоминает гимн.
Здесь не живут, скорее служат,
Проводят встречи и торги,
идут на бизнес-ланч и ужин.
И свысока на Петербург
глядят и говорят манерно:
«Дороги – жуть, и климат – дрянь…
Окно в Европу? Брось… дыра…»
И если сказанное верно,
не разорвёт твой ветер пут.

Не разорвёт твой ветер пут…
Моя способность к переезду
уже давно ушла в испуг.
Пусть говорят: менять полезно…
Но что? проспекты на тропу,
Столичный шум на тишь уезда?
И это имя – Пе-тер-бург,
Как будто вывеска над бездной.
Но с удовольствием гостим,
И в царских нежимся поместьях.
А уезжая, под хмельком,
итожим, что любовь и дом
должны быть рядом ,но не вместе…
И мне не жить тобой одним.

И мне не жить тобой одним…
Как мать трясётся над ребёнком,
молясь: «Спаси и сохрани»…
Но я целую эти плёнки.
На них видны твои огни.
Там я, измазанный зелёнкой,
играл на улицах. Они,
мне были школой и продлёнкой.
Тогда была другая власть,
и ты носил другое имя.
Так старики тебя зовут,
ты до сих пор на этот звук…
откликнешься.… Но вместе с ними
тебе не суждено пропасть.

Увы, не суждено пропасть
и потеряться между линий.
Меня опять ведёт тропа
в тот дом с фасадом тёмно-синим.
Но не дано туда попасть:
простым котом, обычной псиной.
Вилять хвостом, мяукать всласть
И не грустить, что вдруг бессилен.
Слепую веру в докторов
мы превратили в боль и жалость
и дальше не утешит ложь.
А дядин взгляд острей, чем нож
ему прожить чуть-чуть осталось
в колодцах питерских дворов.

В колодцах питерских дворов
звучат гитарные аккорды.
А снег кружится, как перо,
и тает на собачьих мордах
Идут ребята из УгРо
походкой, медленной и твёрдой,
и где-то рядом Брат Багров
живёт, застенчивый и гордый.
Всё это слепок, срез, буклет…
И те, кто знает этот город
по фильмам. Или из газет
ничуть меня не лучше, нет…
И с ними невозможно спорить
Я только гость…, но столько лет.

Я только гость…, но столько лет,
что странно не найти приюта.
И дом, где право на ночлег
не завершается под утро.
Где можно таять, как желе,
от нежности сиюминутной.
Друг другу плакаться в жилет.
На то, что жизнь так неуютна…
Прости, мой милый человек,
но, кажется, нас держит вместе
обычный воздух городской…
а не любовь, и не родство.
Кому из вас сказать уместней?
«Ты даришь мне тепло и свет...»

Ты даришь мне тепло и свет,
но сердце бьётся так неровно.
И не разгадан вновь секрет,
что в этом городе огромном
меня манит , чей силуэт…,
и как остаться хладнокровным
у речки. Там, где пистолет
навёл убийца…. Безусловно,
есть в мире много городов
что чище, лучше и богаче.
Но только разорву конверт,
где штемпель питерский надет…
и почему-то снова плачу-
в ответ на тысячи даров.

В ответ на тысячи даров-
лист неумелой акварели…
На нём: трамваи и метро,
дома, Кваренги и Растрелли,
у Смольного – огни костров,
и лёд, что по Неве в апреле,
дыханье ладожских ветров
кружит в последней карусели
Здесь навсегда осталась часть
моей души…всё та же фраза,
но по другому как сказать.
Пока глядят мои глаза,
и чувства побеждают разум…
Тебе - моя любовь и страсть.

Тебе - моя любовь и страсть…
ночным купе из Ленинграда
я уезжал. Но так остра
была тоска, так ныла рана…
от невозможности украсть,
и постоянно видеть рядом,
как львы твои, открывши пасть,
следят за кованой оградой.
И память…, сверлит словно бур,
и не даёт уснуть…. Пусть сложно,
но я смогу найти слова,
и спрячу на бумаге льва...
Да неужели невозможно
воспеть тебя, мой Петербург…

магистрал

Воспеть тебя мой Петербург…
Я научился быть своим,
но не хватает слов и букв,
чтоб рассказать, как ты любим.
Приезд сюда рождает бунт,
я связан городом другим.
Не разорвёт твой ветер пут,
и мне не жить тобой одним…
Увы, не суждено пропасть
в колодцах питерских дворов.
Я только гость…. Но сколько лет
ты даришь мне тепло и свет.
В ответ на тысячи даров,
тебе - моя любовь и страсть
2002 год



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Поэзия ~ Твердые формы
Количество рецензий: 4
Количество просмотров: 28
Опубликовано: 14.12.2020 в 22:49
© Copyright: Дмитрий Мурашов
Просмотреть профиль автора

Елена Виноградова     (14.01.2021 в 19:00)
В этом стихотворении - любовь к родному городу, лирич.герой ощущает дух Петербурга, приезд рождает вихрь эмоций - от грусти до нежной любви. На контрасте Москва для героя - лишь ′деловой партнер′, город ′встреч, торгов′, он не чувствует ее души.
Спасибо за погружение в атмосферу прекрасного города!

Дмитрий Мурашов     (15.01.2021 в 13:02)
Только вот живу я в Москве :-)
Брожу по улицам Москвы
Шепчу я Ваше имя нежно
И пропасть между ты и Вы
Уже не кажется безбрежной
Из слов построю я мосты
Их не снесёт водою талой
И пропасть между Вы и ты
Ещё чуть-чуть поменьше стала
Ты скажешь мне, что за напасть
Откуда вдруг такая робость
Но как же страшно вновь упасть
В не мной придуманную пропасть

Неавторизованный пользователь     (18.01.2021 в 23:44)
Денис Коротаев очень горько описывал Москву 90-х: " Мой город мертв", "Я - заказанный город". Но с тех пор прошли уже десятилетия.

Елена Виноградова     (15.01.2021 в 18:41)
Наверное, какой-нибудь поэт выразит ( или выразил уже ) современную душу Москвы, также как поэты позапрошлого столетия (Москва, как много в этом звуке/ Для сердца русского слилось...) Это сложно, мне кажется, Москва очень разная, она из отдельных миров, очень разрозненных сейчас: это отдельно центр, спальные районы, старые и новые, отдельные ЖК, пригород, постоянное расширение, многонациональность и т.д. - даже не знаю, как это возможно связать в единое целое ( и нужно ли ). Задача и вдохновение для настоящего поэта!







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1