ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ БЛАГОРОДНОГО БАЛЬДРА.


ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ БЛАГОРОДНОГО БАЛЬДРА.
БАЛЬДР был любимым сыном Одина и ФРИГГ. Это был прекрасный юный благостный бог, по нашему его имя звучало, как Повелитель. Бальдр был так красив и чист душой, что от него постоянно исходило неземное сияние.
Бальдр был богом весны и очень добрым, что было большой редкостью, среди Асов. С его приходом на земле всегда пробуждалась жизнь, и все становилось краше и наряднее.
Жил он в чертогах Брейдаблик и никогда не совершал дурных поступков.
Уже в ранней юности Бальдру стали сниться вещие сны, предсказавшие угрозу его жизни. Сначала юноша никому не говорил о них, но потом, когда сны стали повторяться всё чаще, а их содержание всё страшнее, он рассказал об них родителям.
Узнав о том, что беспокоит их сына Один и Фригг решили оградить юного бога от опасностей. Один оседлал своего восьминогого жеребца Слейпнира и отправился в царство мертвых Хель, чтобы узнать там у провидицы Вельвы судьбу Бальдра.
На голове Одина красовался великолепный крылатый золотой шлем, а в правой руке он всегда держал копье Гунгнир, которое никогда не пролетало мимо цели и поражало насмерть всякого, в кого попадало.
Прибыв в Хель, он выяснил, что сыну предстоит умереть от руки слепого бога ХЕДА. Один тут же вернулся домой и поведал о том, что он узнал всем основным богам Асгарда.
Сразу же после этого совещания Фригг взяла клятву с огня и воды, железа и разных металлов, камней, земли, деревьев, болезней, зверей, птиц, яда и змей, что они не принесут вреда ее сыну. Но Богиня по какой-то причине забыла взять такую клятву у омелы, растения растущего далеко от дворца богов.
Получив заверения от всего живого и неживого, Фригг вышла к Асам и сказала.- Можете не беспокоиться. Теперь нашему Бальдру ничего не угрожает. Он стал неуязвим и для ударов мечей, и для копий, и для стрел.
Успокоенные этим заявлением Фригг, Асы стали постоянно забавляться тем, что Бальдр становился на поле тинга, священном месте сборища Богов, а они пускали в него стрелы, пытались рубить его мечом, бросали в него тяжеленными каменьями и стреляли из лука. Но, что бы они не делали, Бальдр был всегда здоров и невредим. Асы очень радовались неуязвимости их любимца и продолжали свои опасные игры.
Один Бог огня завистливый и злобный Локи, сын великана ФАРБАУТИ и великанши ЛАУЛЕЙ, с завистью наблюдал за неуязвимым Бальдром. Он не мог смириться с тем, что ничего не вредит Бальдру.
Причины этого Локки не знал, так как во время того судьбоносного собрания Богов он отсутствовал, так как был у своей любовницы великанши Ангрбод.
Тогда Локки, обратился в женщину, и пошел к Фригг.
Войдя к богине, женщина поздоровалась и спросила Фригг.- Скажи мне уважаемая Асиня, чем это занимаются на священном тинге остальные Асы? Разве не опасно так шутить? Ведь объектом их шуток сам благочестивый Бальдр?
Фригг тут же успокоила эту женщину.- Спасибо тебе за заботу о моём сыне Бальдре. Пусть стреляют и рубят его эти неуёмные Асы. Ни железо, ни дерево не сделают зла Бальдру. Я взяла с них в том вечную клятву.
- Но, скажи мне мудрая Фригг, все ли вещи и предметы дали клятву не вредить Бальдру?- поинтересовалась женщина.- Может быть, ты забыла про какой ни будь предмет?
Фригг ответила.- Ты права. Растет к западу от Вальгаллы один побег, что зовется омелою. Но он ещё слишком молод и растёт так медленно, чтобы брать с него клятву.
Женщина попрощалась с Фригг и тут же ушла.
Выйдя от богини, она тут же превратилась в Локки, который теперь знал страшную тайну об уязвимости Бальдра.
На этот раз он превратился в орла, и полетел в то место где росла омела. Прилетев туда, Локи осмотрелся и с корнём вырвал тот самый прямой, длинный и толстый побег омелы. Потом он взлетел в воздух и направился на поле тинга, где никогда не устающие Асы продолжали свои опасные игры.
В стороне от остальных молча стоял Хед, который не принимал участия в этих игрищах, так как был с рождения слеп.
Локи подошел к Хеду и заговорил с ним.- И не скучно тебе, Хед, стоять здесь одному? Забудь о том, что ты ничего не видишь. Лучше покажи этим зазнайкам, что и ты тоже что-то стоишь. Возьми вот этот прутик и метни его в Бальдра. Я укажу тебе точное направление, в котором нужно делать бросок. Представь себе, как все удивятся, если ты попадёшь в Бальдра…
С этими словами он вложил в руку слепого Хеда омеловый дротик и поставил его лицом к Бальдру.
Хед взял побег омелы и метнул его в том направлении, которое указывал ему Локи.
Расстояние до цели было такое незначительное, что Хед попал в Бальдра.
Пронзил тот прут Бальдра и упал он мертвым не землю.
Душа мёртвого Бога мгновенно перенеслась в царство мёртвых Хель.
Так совершилось величайшее несчастье для богов и людей...
Асы буквально остолбенели от увиденного. Когда они вновь обрели разум, к ним подбежала Фригг, увидевшая из окна своих апартаментов, что произошло с её любимым сыном.
С плачем спросила она, кто из Аасов хочет снискать любовь и расположение её и Одина. Для этого нужно было немедля поехать в Хель и разыскать там душу Бальдра, и предложить за неё выкуп дочери Лаки горбатой великанше Хель, с тем, чтобы она отпустила Бальдра назад в Асгард.
Просьбу Фригг взялся выполнить один из сыновей Одина - Хермод Удалой.
Для него из конюшен тут же вывели Слейпнира, восьминогого коня Одина. Хермод вскочил на него и умчался прочь.
В это же время Вали, сын Одина от другой богини, убил своим мечом слепца Хеда, тем самым, отомстив по скандинавскому обычаю убийце своего названного брата.
Асы же подняли тело Бальдра и перенесли его к морю.
Там на берегу стояла установленная на катки Хрингхорни, так называлась любимая ладья Бальдра, на которой он часто выходил в море ловить рыбу.
Боги хотели спусти¬ть ее в море и зажечь на ней погребальный костер. Но ладья как будто приросла к земле и не трогалась с места.
Сколько не пытались Асы сдвинуть Хрингхорни с места, у них ничего не получалось.
Тогда они послали в за помощью в Страну Великанов за великаншей по имени Хюрроккин, которое дословно звучало, как "сморщенная от огня".
Хюрроккин приехала верхом на волке. Управляла им она поводьями, которыми ей служили змеи…
Хюрроккин подошла к носу ладьи и легко сдвинула ее с первого же толчка, так что с катков посыпались искры, а земля вокруг задрожала...
Потом тело Бальдра перенесли на ладью и стали готовиться к ритуалу похорон.
При виде этой картины не выдержало сердце у Нанны жены Бальдра и дочери Непа. Она упала на землю рядом с любимым мужем и мгновенно умерла.
Супружескую чету богов положили на костер и зажгли его.
Xермоде скакал девять ночей темными и глубокими долинами, ... и ничего не видел, пока не подъе¬хал к реке Гьелль, что значило – Шумная, и не ступил на мост, выстланный светя¬щимся золотом. Этот мост охраняла красивая и могучая дева по имени Модгуд Узнав зачем он едет, она ска¬зала, что Бальдр проезжал именно по этому мосту через Гьелль, и что дорога в Хель идет вниз и к северу.
Хермод поблагодарилМодгул и поехал дальше, пока не добрался до решетчатых в ворот в Хель. Тогда он сошел с коня, и вошел в палаты. Там он увидел сидящего на почетном месте брата своего Бальдра.
Было уже поздно, и Хермод заночевал там. А наутро он стал просить Хель отпустить Бальдра назад, рассказывая, какой великий плач был у Асов. Но Хель сказала, что надо проверить, правда ли все так любят Бальдра, как о том говорят. Поэтому если все, что ни есть на земле живого иль мертвого, будет плакать по Бальдру, он возвратиться к Асам, а если нет то навсегда останется в её царстве мёртвых.
Тогда Хермод поднялся, а Бальдр проводил его до выхода из палат. Бальдр отправил с Хермодом на память Одину кольцо Драупнир, повез а Нанна послала Фригг свой плащ и другие дары, а Фулле - перстень.
Вернувшись в Асгард, Хермод по¬ведал Асам, как было дело и что он видел и слышал. Асы тут же разослали го¬нцов по всему свету просить, чтобы все плакали и тем вызволили Ба¬льдра из Хель.
Все так и сделали: люди и звери, земля и камни деревья и все металлы искренне оплакивали Бальдра.
Когда гонцы возвращались домой, сделав свое дело, они в одной из пещер увидели одиноко сидящую великаншу. Её звали Текк, что переводилось как Благодарность.
Когда они попросили и ее вызволить своим плачем Бальдра из Хель, Текк дословно ответила им.- Сухими слезами Текк оплачет кончину Бальдра. Ни живой, ни мертвый он мне не нужен. Пусть хранит его Хель
Правда, знающие люди уже тогда полагали, что под личиной Текк скрывался не кто иной, как Локи, сын Лаувейи, причинивший этим своим поступком Асам величайшее зло…
На похоронах Бальдра присутствовало множество богов.
Бог плодородия Фрейр приехал в колеснице, запряженной вепрем, которого Асы называли Золотая Щетина или Страшный Клык.
Всевидящий и всеслышащий Хеймдалль, сторож радужного моста, ехал верхом на коне Золотая Челка.
Богиня любви Фрейя прибыла в колеснице, запряженной свои¬ми яростно шипящими на окружающих кошками.
Пришли проститься с благородным Бальдром и великие народы инеистых исполинов и горных великанов.
Отец Бальдра великий Один положил на костер своё бесценное золотое кольцо Драупнир.
Тор освя¬тил костер своим молотом Мьелльнир и принёс в жертву карлика Лита.
Мир любил Бальдра и поэтому, помня наказ гонцов Асгарда, горько оплакивал его потерю.
Никто из горюющих Асов не заметил, что не плакала только великанша Текк, потому что под ее личиной скрывался Локки, организовавший убийство Бальдра.
Таким образом, условие Хозяйки страны мёртвых не было соблюдено, и она не отпустила Бальдра из чертогов Хели.
За эту выходку проказник Локи в дальнейшем был жестоко наказан, но от этого погибшему Бальдру легче не стало.
Так завершилась жизнь одного из самых любимых сыновей Одина Бога Весны Бальдра.
Справедливости ради нужно сказать, что в новом мире, которому суждено возникнуть после гибели мира старого, Бальдру суждено возродиться и помириться со своим убийцей Хедом.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эпос
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 13.12.2020 в 14:42
© Copyright: Анатолий Сутугин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1