Авантюра 3


3
С превеликим удовольствием выпил я пару стаканчиков холодной воды из находившегося в кабинете бойлера и чуть не захлебнулся на глотке из третьего, когда услышал, как юноша на вопрос пожилой женщины-врача о дате рождения его престарелой родственницы громко и внятно назвал мой год рождения: «Тысяча девятьсот пятьдесят четвертый».
Моих лет никто и никогда не давал мне. В молодости, было дело, обижался на отсутствие солидности во внешности, когда даже новобранцы, принимая за сверстника и грубо нарушая субординацию, норовили обращаться ко мне на «ты». В зрелые годы только посмеивался над сивыми и плешивыми однокашниками на юбилейных встречах выпускников школы и училища, когда они тянулись дёрнуть за чуб, чтобы проверить: свои ли у меня волосы, - и всё допытывались, чем крашусь. С тех пор, как впервые стал дедом, на комплименты моей моложавости отшучивался, мол, в душе я и подавно - ещё тот орёл: «Рост под три метра, голубые волосы, белокурые глаза, и очень даже могу ещё за себя полежать». Вот и дошутился... до состояния «лица с ограниченной подвижностью», пусть и временно.
От нынешнего контраста со сверстницей, усиленного тем, что глубокий старик на костылях оказался на десяток лет моложе меня, стало просто не по себе.
Казалось бы, радоваться надо, что года не берут. Вот только мало целого осталось под обманчивой оболочкой, всё чаще сбоит и норовит вовсе отказать то один, то другой внутренний орган, и крайние лет пять, после того, как удаётся в очередной раз выкрутиться, возникает не страх, а лишь отстранённое удивление: «Ещё не всё»?
И почему-то всплыли в памяти страницы романа Оскара Уайльда «Портрет Дориана Грея», да сам собой заиграл-закрутился куплет песни Юрия Шевчука, услышав которую впервые, я заливался пьяными слезами:
… «Ты все тиры излазил, народ удивлял,
Как отличный стрелок, призы получал,
Бил с улыбкой, не целясь и влёт,
А вокруг говорили: Вот парню везёт»…
Не по себе стало не мне одному. Во время моего оформления врач, которой я передал медицинскую выписку с указанным в ней возрастом, посмотрела на меня, потом, приподняв очки на лоб, в выписку, потом снова на меня через очки и впала в ступор. Пришлось прокатиться на коляске до бойлера в углу кабинета и предложить ей стакан холодной воды, выпив который, она сказала:
- Такого я ещё не видела.
Её слова подоспевшая медсестра истолковала по-своему:
- Вот-вот, это только наши из последних сил тянутся и отказываются даже от самого необходимого. А иностранцы требуют всё до последней салфетки, если она указана в перечне. Недавно немец-интурист всю душу мне вымотал, требуя себе женские гигиенические прокладки, и всё тыкал под нос бумажку, в которой эти прокладки были указаны…
- Ты в паспорте его дату рождения видела? – перебила её врач. Молодуха заглянула в мой паспорт, передала его врачу вместе с пенсионным удостоверением и билетом и как ни в чём ни бывало заявила, вызвав у меня невольную улыбку:
- Ну, и молодец, дедок! Видать, заботился о своём здоровье, вот и хорошо сохранился. Мой отец, царствие ему небесное, намного моложе был, и, глядишь, по сию пору был бы жив, если б не квасил хотя бы.
Появился и сопровождающий:
- Посадку уже объявили, подъёмник подъехал, грузчики на подходе, так что поедем сразу на спецконтроль. –Даже не верилось ушам, что всё это делается за ради одной моей драгоценной персоны. Захотелось горделиво приосаниться, выпятить грудь да щёки пузырями надуть.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 11.12.2020 в 07:46
© Copyright: Владимир Иванов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1