Авантюра 2


2
«Рисовали на бумаге да забыли про овраги». – Сама-собой оформилась в считалку эта присказка, ещё когда скакал по этажу до лифта и от лифта к выходу из лечебного корпуса, наблюдая через окна позёмку поверх многочисленных замёрзших луж на улице после вчерашнего дождя. Ну, да предстояло одолеть пустяшные, всего-то в пределах сотни метров каждое, расстояния: от лечебного корпуса до выхода из клиники, от клиники до остановки маршрутки, от маршрутки до аэропорта, ну, и по аэропорту до собственно летательного аппарата…
К тому времени, как появилось и стало всё увеличиваться в размерах здание аэропорта в ветровом стекле маршрутного такси, оперированная нога болела уже в пределах терпимости (нет-нет, а приходилось на неё опираться для сохранения равновесие, что вызывало весьма острые ощущения), а здоровая показалась достаточно отдохнувшей. Вдохновлённый этим, перекинул я ремень дорожной сумки через плечо и выскочил из маршрутки на привокзальную площадь весьма бодро-резво.
Резвости хватило, только чтобы доскакать до аэровокзала и пройти спецконтроль на входе в зал вылета. А на полпути к авиакассам стоял я уже совершенно обессиленный, опирался плечом о колонну зала, потел обильно и тяжко дышал, что та загнанная лошадь.
Пока отдыхал-прохлаждался, невольно вспомнил, как в юные годы сопровождал свою бабушку на рынок, и как она возмущалась: «Да что ж это такое! – бегу изо всех сил, а меня все обгоняют»! Никак не мог я по молодости понять, с какой целью в воскресенье вся родня с утра пораньше неслась на этот рынок, сломя голову, чтобы потом часами еле-еле двигаться в нескончаемой людской толчее и давке…
Воспоминания прервало фамильярное похлопывание по плечу сзади, а следом раздался мужской голос:
- Присаживайся, отец. –Возмутился я такой бесцеремонностью, обернулся и увидел мужчину лет сорока в форменной аэропортовской куртке при инвалидной коляске. У меня и дар речи пропал, когда он повторно жестом пригласил меня в коляску, сопроводив приглашение ободряющими словами:
- В ногах правды нет. Поедем в медпункт.
- Да мне тут недалеко… Да я сам… - Пока я отнекиваться, подошла моложавая женщина в медицинском халате с накинутым поверху пуховиком и неторопливо-участливо стала выяснять: кто я есть, что довело меня до жизни такой, и куда направляю стопу свою?
Выслушав мои правдивые ответы, она неожиданно расхохоталась и громко ославила меня на весь аэровокзал:
- Деду седьмой десяток лет, еле ходит вообще, не говоря уж, чтоб козликом скакать на одной ноге после операции, а ему, видите ли, зазорно в инвалидной коляске прокатиться! – Вот до чего внешность обманчива бывает, а ведь показалась она на первый взгляд такой чуткой-отзывчивой!..
Стребовала она у меня паспорт, пенсионное удостоверение, банковскую пластиковую карточку, наказала своему подельнику хоть силой усадить меня в коляску, но доставить в медпункт, и направилась к кассам за билетом. Перечить я не стал, опустился на сиденье коляски, пристроил сумку на колене и с большим облегчением вытянул саднящую ногу:
- Трогай, шеф.
Виктор (так представился сопровождающий при знакомстве) неоднократными угрозами пристегнуть ремнями шаловливые ручонки к подлокотникам кресла пресёк-таки мои попытки управлять-подруливать вёртким транспортным средством, так что ничего другого не оставалось, как праздным зевакой обозревать окрестности.
Очень даже комфортно оказалось на чужом горбу ездить. Показалось даже странным и непонятным, почему всю свою сознательную жизнь я отбивался от посторонней помощи, обижая тем близких и родных людей. Не иначе, как из непомерной спеси и заоблачной гордыни. «Не мешайте мне жить! В зачёт жизни человека идёт только то, что он сам делает, а не кто-то, с ним или вместо него»! – С высоты уже собственного опыта общения с сыновьями-студентами припомнил юношескую эту свою высокопарную отповедь родителям в ответ на их попытки облегчить мою участь в момент крутого виража судьбы, и запоздало – с опозданием в четыре десятилетия! – полыхнули огнём уши-щёки от стыда.
Сравнительно немногочисленным пассажирам и провожающим не было абсолютно никакого дела до меня с моими переживаниями на морально-этические темы. Подавляющее большинство общалось-игралось с помощью сотовых телефонов, а остальные до того были погружены в свои предполётные дела-проблемы, что если и воспринимали наш инвалидский экипаж, то только как чисто механическую помеху при пересечении путей следования.
В кабинете медпункта «Для лиц с ограниченной подвижностью» уже находились-оформлялись двое страждущих – дожившая до полной невменяемости дряхлая старушка в инвалидной коляске с сопровождающим её (внуком ли правнуком) юношей и седой, как альбинос, с лицом сплошь в глубоких морщинах дед при костылях. Виктор поинтересовался, не курю ли я и не надо ли мне чего, поставил в известность, что ему поручено сопровождать меня до самого борта самолёта, и сам отбыл на перекур.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 10.12.2020 в 08:00
© Copyright: Владимир Иванов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1