Век двадцатый...


По России бескрайней, Союзу,

Век прогресса, двадцатый – большой,

Протащился скрипя страшным юзом,

Чёрно-красной своей полосой.

Сколько чёрных сапог по дорогам

Пыль поднявши, в окопы ушло,

Сколько душ - душ безвинных, до срока

Под кресты в землю навзничь легло?



Слёзы горькие, славно калина,

Где-то там, аж на самом краю

Потеряли кусок Сахалина

И эскадру в цуссимском бою.

Сквозняком штормовым потянуло.

В «борт» ударило первой «волной».

Революция кровью харкнула,

Но беды не случилось большой.

Это было всего лишь началом

И не ведал, не знал наш народ –

Смерть с косою наотмашь стояла

У российских дубовых ворот:



Чёрной пастью они распахнулись

Когда в первой войне, в Мировой,

Смрад окопный втянули, вдохнули

Окунувшись в беду в головой…

И завыли губернии, веси,

Провожая в «теплушках» солдат.

Мужики, миллионов, так – десять,

Поменяли свой плуг на приклад.

Смерть на «счётах» делила, швыряла

Кости – души бездушной рукой.

Миллиона два в землю вогнала,

Остальных, покалечив – домой…



С колокольни седая ворона

Прокричала тревожно под звон…

С головы царской, на пол - корона,

А «кухарка» быстрее на трон.

Заскрипели Небесные Врата,

Отворяясь и всё – кувырком:

Брат со злостью наводит на брата

Свой наган со взведенным курком.

Там – Деникин, Колчак, тут - Семёнов –

Выбирай по душе себе флаг.

По полям с шашкой скачет Буденный…

Где свои? Где чужие? Кто враг?

Затупив друг о друга шашки,

В грудь приняв раскалённые пули

На полях гражданской, вразмашку

Миллионов двенадцать «уснули».



Эпидемии, голод, разруха,

Черти скачут, визжит сатана.

Ртом беззубым хохочет «старуха»

Воз костей накосивши сполна.

Горе – к горю: в тридцатые годы,

Миллионы жизней сожрав,

Страшный голод прошёл непогодой

По погостам кресты разбросав.



Засучив рукава, ухмыльнувшись,

Показав свой колючий кулак,

Кровь с клыков, широко облизнувшись,

Постучался в ворота ГУЛАГ.

Как червяк, пожирающий тело,

Полз ГУЛАГ пожирая людей.

Быстро «стряпалось» нужное «Дело» -

Так мы стали страной лагерей.

Не до сна прокурорам и судьям

И доносчикам разных мастей

Миллионы загубленных судеб,

Реки слёз. Тонны белых костей.



Чертыхались. Беда же – по кругу.

Замерзали на финской войне.

В сорок первом, фашисты, от Буга

Плотной цепью пошли по стране.

Почти год на восток отступали,

Собирались, сжимали кулак.

Лишь от Волги мы немцев погнали,

То жестокий и сильный был враг.

И опять миллионы погибших

На полях самой страшной войны,

Дорогою ценой заплативших

За Победу. За беды страны.



Сорок лет. Пули спят – передышка.

Генералы на дачах - тоска.

Тут генсек – маразматик с отдышкой,

Вдруг в Кабул посылает войска.

Над крестами прощальные «блюзы»

Льётся стон похоронной трубы…

Девять лет из Афгана к Союзу

Длинной цепью тянулись гробы.

И никто, как всегда не в ответе

За «груз двести», за судьбы калек.



Над Кремлём солнце яркое светит.

В «перестройку» играет генсек.

Заигрался! Как гром среди неба

Триколор заменил красный флаг.

Власть сменилась без крови, но с хлебом

Нет Союза! В России – бардак –

Кто – в казну, кто – в карман, пьянь косая

Разлилась меж БОМЖей и бродяг.

Беспризорники вновь – рвань босая

Да старухи с лицом доходяг.



Генералам «Паркетным» неймётся –

Вновь в окопах почти пацаны.

Урожай собирая, плетётся

Смерть по полю чеченской войны.

Век двадцатый, скрипя и без злости

Уходя, забирает свой «груз»

Груз беды – черепа, слёзы, кости

Красный флаг и Советский Союз.

Жемчуга, в банках счёт у кого-то,

У других кроме «дыр» ничего –

Двадцать первый стучится в «ворота».

Кто он? Что он? Что ждать от него?

2000 год

/Из сборника Рассказы ушедшего деда/







Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика историческая
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 03.12.2020 в 09:35
© Copyright: Геннадий Боченков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1