Первое свидание


Опять пришла Бессоница
И села в изголовье,
Передо мной фасонится
И смотрит исподлобья.

Лежу, глазами хлопая,
Плывут воспоминания:
Девчонка черноокая,
И первое свидание.

Ты стояла у аптеки,
Потирая щеки , нос,
Опустив смущенно веки,
Извинилась за вопрос.

Две копейки попросила,
Чтобы маме позвонить,
И любезно разрешила
Мне до дома проводить.

От аптеки на Варварке,
(Это правда, видит Бог,)
В жизни лучшего подарка
Я придумать бы не смог.

От Варварки до Арбата,
Мы с тобою шли бок о бок,
Ты была чуть -чуть «зажата»,
Я с тобой был тоже робок.

И на узенькие плечи
Тихо падали снежинки,
Это был волшебный вечер,
Как на Святочной картинке.

Экипажа не хватало
И Рождественских огней,
(Что стремительно пропало
С «окаянных», для всех , дней).

Лишь старинные фасады,
В стиле русского ампира,
Да ажурные ограды
Эхом из другого мира

Создавали ощущенье
Тихой радости и счастья,
(А, быть может, с ней общенье
Было к этому причастно).

Помню снежные сугробы,
В них осыпанные ёлки,
Как в аптеке грелись оба,
Таял снег на её челке.

Ты такая была снежная,
Отвечала невпопад,
А ,оттаяв, стала нежная,
Как осенний листопад.

В магазине «Главбумсбыта»,
Где с тобой отогревались,
(Разве может быть забыто?)
В первый раз поцеловались.

Как - то робко, неумело,
Ты,как - будто испугалась,
Напряглась изящным телом,
Но, потом, вдруг, рассмеялась.

И бельем морозной свежести,
Пахли губы, щеки, волосы,
И глаза теплели нежностью,
Но ,прости, не помню голоса.

Помню, как, дрожа от холода,
Ты доверчиво сказала:
«Я сейчас умру от голода»,
И по имени назвала.

Помню вкус французской булки,
Что купить успели в булочной,
Съели в Хлебном переулке,
И слились с толпою уличной.

Магазины закрывались,
И трамваи громыхали,
Мы у дома попрощались,
Что нас ждет еще – не знали.

Как давно все это было,
В мире юности далекой,
Только сердце не забыло
Той девчушки черноокой.

Да, с тех пор прошло немало,
Пятьдесят? Нет ,– больше лет,
И Москва другою стала,
И домов тех больше нет.

Дух Москвы «пятидесятых»,
Ее шарм и колорит,
Стал ненужным для богатых,
И душа их не болит.

Их нажива обуяла,
все снесли особняки,
До Москвы им дела мало,
Ведь они – временщики.

Те ж, которые остались,
Превратили в общаки,
И под банки их забрали,
То ль банкиры, то ль «братки».

Смотрю, бессонница ушла,
И я могу, поставив точку,
Покуда зорька не взошла,
Поспать, пожалуй, два часочка.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Лирика любовная
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 02.12.2020 в 02:41
© Copyright: Виктор Фортунатов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1