КТО ПОЕДЕТ В ТВЕРЬ


- Кто поедет на автобусную экскурсию в Тверь? Половину стоимости оплачивает профсоюз.
На такое предложение как не откликнуться? Ведь уже несколько лет  не организовывались никакие экскурсии. Да и не до экскурсий было, если честно. Конец 80-ых – начало 90-ых… «Мы наш, мы новый мир построим…» Можно было бы вспомнить эту ветхозаветную песню из революционного прошлого. А можно пропеть и суперсовременную того времени, цоевскую: «Перемен, мы ждем перемен…» Одни перемены пришли. Мы ждали других. Абсолютно пустые прилавки продуктовых магазинов. Жизнь по талонам – на масло, сахар, крупы, мясо…Обувь – по талону, одежду – нарасхват. Великоватую покупали, не по размеру – лишь бы купить.
Бытие определяет сознание. Эту истину познали на собственном настроении, постоянно озадаченном поисками продуктов питания и предметов быта. Поэтому экскурсия - как напоминание о прошлой, доперестроечной жизни и знак перемен к лучшему.

…Около полудня автобус привозит нас в Тверь. Обзорная экскурсия по городу. Дождливо. Конец октября не добавляет красот городам среднерусской полосы. Тверь похожа на нас: внутренние заботы переполняют ее, лучшие наряды, если даже они есть, убраны – не до них. Сквозь полуоблетевшие деревья неприветливо смотрят промокшие типовые пятиэтажки. А строения, что задержались с прошлых веков - давно не крашенные, кое-где облупившиеся. Они вынуждены, как обедневшие дворянские отпрыски, стыдливо прятать красоту классики за поднятые кверху и растрепанные ветром бурые мётлы деревьев. Серое в тучах небо. По мокрой дорожке, прикрытой скрюченными беспородными листьями, выходим на смотровую площадку к реке. Волга. Тяжелая масса воды цвета мокрого асфальта, и ветер в лицо - это добавляет невеселые краски в общую картину вселенского ненастья.
Ночь провели в гостинице, после завтрака привычно заняли места в автобусе.
- Едем в Торжок, по пушкинским местам, - объявила экскурсовод - невысокая сухощавая женщина с бледным лицом, на котором сквозь следы будничных забот проглядывало особое, неземное выражение. Его оставляет, как я заметила, постоянный и неформальный контакт с миром искусства.

Едем. Стекла автобуса заливают змеящиеся струи дождя. В автобусе, понятное дело, болтают кто о чем. И о насущном, конечно, тоже: все-таки ехали за сотни километров, надеясь что-то прикупить из одежды ли, из обуви, из продуктов ли…Получится ?
...Одним ухом слушаю свою соседку, успевая думать о своём и отвечать ей. Другим - внимаю экскурсоводу: да, Пушкин здесь бывал...Я помню чудное…Анна Керн…расстались…Интересно, а в маленьких городках тоже все по талонам или есть свободная торговля?…неизгладимый след…женитьба…Должны, наверное, быть маленькие базарчики, где продаются изделия домашнего производства. Может, варежки ручной вязки, красивые… Дочке и сыну надо обязательно что-нибудь привезти…Когда же кончится этот дождь? А захватила ли я зонт?…дуэль…смерть поэта…Листья почти все облетели, рановато, пожалуй…Ну, мед или сало, может, всё-таки купим. Селяне должны же это производить…

И вдруг начинают звучать стихи:
- А мне приснился сон, что Пушкин был спасён
Сергеем Соболевским…
Его любимый друг
с достоинством и блеском
дуэль расстроил вдруг.
Дуэль не состоялась.
Остались боль и ярость,
да шум великосветский, что так ему постыл…
Стихи мне незнакомы*. Простые слова. Озвученная человеческая боль…
Наша экскурсовод читает наизусть, глядя в залитое дождем окно. Мне хорошо виден ее профиль. Гладко зачесанные тёмные с проседью волосы собраны на затылке в большой узел. Рука с худыми пальцами как-то по-особому держит микрофон. Подумалось: так держат бокал с шампанским, но не на торжественном приеме, а когда пьют на брудершафт с кем-то очень дорогим…Впрочем, брудершафт ли?… Слова - отрезвляющие выстрелы, попадают точно в яблочко души. …Читает просто, горестно, как будто трагическая гибель поэта - это уход самого близкого человека, и случилось всё недавно, и рана открыта и болит, а сердце отказывается верить в то, что всё непоправимо:
- К несчастью Соболевский в тот год в Европах жил…
А мне приснился сон, что Пушкин был спасён…-

слова снова взлетают, наполненные светом надежды:

-Все было очень просто:
у Троицкого моста
он встретил Натали.
Их экипажи встали.
Она была в вуали, -
в серебряной пыли.
Он вышел поклониться,
сказать, что пусть не ждут.
Могло всё измениться
в те несколько минут!...
К несчастью, Натали
была так близорука,
что, не узнав супруга, растаяла вдали…

Огонёк надежды гаснет и загорается вновь:

- А мне приснился сон ,что Пушкин был спасен.
Под дуло пистолета,
не опуская глаз,
Шагнул вперед Данзас
и заслонил поэта.
И слышал только лес,
что говорил он другу…
И опускает руку
несбывшийся Дантес
К несчастью, пленник чести
так поступить не смел.
Остался он на месте.
И выстрел прогремел.
А мне приснился сон, что Пушкин был спасён…

...Она еще смотрит в окно невидящим взором и через минуту, словно очнувшись и повернув лицо к притихшему автобусу, со вздохом говорит:
-И сейчас мы едем на могилу Анны Петровны Керн.
Господи, мы же едем по земле, где не раз бывал наш Пушкин! Где он страстно любил, писал великие стихи. И мы едем на могилу женщины, любимой им! Мы – потомки, «образованцы», сеющие «доброе и вечное»…
Это было какое-то смятение или прозрение. Не только у меня. В автобусе замерла подавленная тишина. Как будто бы мы только что нашли давно потерявшуюся вещь. Вроде и нужную когда-то, но без которой уже давно привыкли обходиться . Внутри проснулось и засвербило чувство невозможности являться на могилу любимой великим поэтом женщины вот такими – подобными клетчатым баулам челноков, набитым бог знает каким барахлом.
- Надо раздобыть цветы ! Как же без цветов? – эта мысль сработала у меня и моей соседки почти одновременно.
- Где у вас можно купить цветы? Давайте заедем в цветочный магазин!
Наша экскурсовод только грустно улыбнулась:
- Никаких цветов здесь нигде не купить. В Твери и то не всегда купить можно.
Но всё-таки мы уговорили её свернуть в какой-то городок ли, посёлок ли. Дождь всё моросил, и на базарной площади, залитой чавкающими под ногами лужами, не было ни души, только хлопал на ветру рваный полиэтиленовый тент над скособоченным прилавком.…
- А цветочного магазина здесь нет - нет спроса…

… Могила Анны Керн – на сельском кладбище, у старого храма. Идём к ней по мокрой дорожке, покрытой рыжей, потерявшей породу листвой…Промокший тёмный камень. Заросшая травой, без венков и цветов, по всем признакам, позабытая могила. Этому мы уже не удивились. Сами позабывшие то, что забывать не стоило. Я подняла с могилы и взяла на память озябший мокрый листик с чёткими зубчиками по краям и ещё живыми зелеными венами. Постояли молча под зонтами, по которым стучал холодный дождь…Стихи не читались: пафосно это было бы. Помолчали. Погрустили…
Возвращались той же дорогой через мелькание пёстрых перелесков. Пушкинская пора. «В багрец и золото одетые леса…»
… Дождь наконец кончился, и в узкую прорезь среди туч протискивалось неяркое солнце последних дней октября…
________________________________________
* Стихотворение «А мне приснился сон…» Андрея Дементьева




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 01.12.2020 в 19:54
© Copyright: Людмила Розанова
Просмотреть профиль автора

Сергей Сухонин     (27.12.2020 в 13:35)
Здравствуйте, Людмила!
Извините, что долго не появлялся. Очень жизненный Ваш рассказ. И я помню те времена, когда в магазинах нечего было купить. В 90-х мы впервые вывезли своих детей на море, в Сочи. Так даже в сочинском универсаме ничего кроме дорогих, небрежно сшитых сшитых кооператорами вещей не было. Сигареты все продавали спикулянты. Даже спичек не было. Хотя на обеды нам талоны выдали, и их принимали в любых столовых. Впрочем Вы здесь больше о Пушкине. Я тоже часто задумывался о том, что было бы, если бы он остался жив. Тем более, что такое ранение, какое получил он, сегодня считается пустяком. Его бы любой хирург в сельской клинике смог прооперировать. Но наверное от судьбы не уйдешь...

Людмила Розанова     (28.12.2020 в 22:05)
Да, Сергей, 90-е - это потрясение в нашей жизни и не только в материальной, но и в духовной сфере. Правильно утверждают: бытие определяет сознание. Дай Бог, чтобы ничего подобного больше не произошло. А Пушкина сейчас спасли бы, согласна с Вами. Спасибо Вам за отклик, я уж беспокоилась - сами знаете, сколько сейчас возможностей выйти из строя. Желаю вам крепкого здоровья и бодрости физической и душевной!
С уважением, Люда









Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1