Боевые будни советского Лунохода-2


Боевые будни советского Лунохода-2
Боевые будни советского Лунохода - 2

Следует отметить, что новая космическая лаборатория не стала точной копией предыдущей. В соответствии с задачами эксперимента на луноходе усовершенствовали некоторые системы.
Прежде всего, конструкторы прислушались к пожеланиям экипажей и сделали третью верхнюю телекамеру, на уровне роста человека. При этом подняли её на кронштейне вверх до высоты 1,5 м и вынесли на 0,5 м вперёд. Это значительно расширило обзор впереди лежащей местности, позволило качественнее оценивать обстановку (до 10-12 м) и, в конечном счёте, увеличить среднюю скорость движения. Тем не менее, следует признать, что при этом «мёртвая» (невидимая) зона от передних колёс лунохода достигла 3 м (на «Луноходе-1» такая зона составляла 1,2 м). Теперь водитель мог осмотреть местность и как бы «присев» (при использовании нижних телекамер), и с высоты человеческого роста.
Телевизионная камера «Лунохода-1» была выполнена на видиконе с регулируемой памятью (ВРП) диаметром 13,5 мм. Опыт создания и эксплуатации телевизионной системы «Лунохода-1» позволил в передающей камере "Лунохода-2” перейти на ВРП диаметром 26 мм, что улучшило качество изображения без существенного увеличения габаритов и потребляемой мощности камеры (25 Вт). Была повышена частота передачи телевизионных изображений трёх курсовых телекамер, существенно улучшая чёткость принимаемых изображений. Кроме того, раньше «картинка» местности была довольно статичной: один кадр сменялся другим через двадцать секунд. Теперь появилась возможность сделать её более динамичной, используя один из четырёх режимов - 3,2; 5,76; 10,88 и 21,12 с. Так что «зрение» экипажа стало острей. Главное же заключалось в том, чтобы водитель сумел с минимальной погрешностью оценить появляющееся на экране изображение местности перед луноходом.
Разработчики шасси также постарались усовершенствовать его ходовые возможности.
Напомним, что на «Луноходе-1» произошёл отказ электромагнитов управления фрикционными дисковыми тормозами мотор-колёс, в результате чего все восемь движителей находились в заблокированном состоянии не только во время стоянки лунохода, но и во время его движения. Данный дефект схемы был устранён, и движение второго «луномобиля» осуществлялось в нормальном режиме с отключёнными тормозами. Поэтому средние значения суммарного энергопотребления мотор-колёс были ниже, чем у шасси «Лунохода-1», хотя масса второй машины составляла 840 кг - почти на 94 кг больше массы «Лунохода-1». За счёт этого существенно повысились эксплуатационные параметры шасси, такие как средняя скорость движения (особенно при переходе на вторую скорость), продолжительность непрерывного движения, пройденный путь и др.
Экипаж предложил применить специальный режим работы двигателей колёс при поворотах на ходу (первый луноход разворачивался только на месте).
Ещё один технический недостаток самоходного шасси «Лунохода-1» не оказывал никакого влияния на ходовые качества и энергетику аппарата. Он влиял только на качество исследований магнитного поля Луны по трассе движения «Лунохода-1». Конечно, учёные уже знали, что Луна не имеет магнитного поля, подобного земному. Речь могла идти только об обнаружении и исследовании неких остаточных явлений магнетизма. Однако установленные на борту приборы регистрировали циклически изменяющееся поле по всему лунному маршруту. Анализ показал, что характер изменений связан со скоростью движения аппарата, из чего следовало: магнитное поле на Луну привёз сам «Луноход-1». Выявить виновника магнитной путаницы позволили исследования, которые специалисты ВНИИТрансмаш провели совместно с сотрудниками ленинградского ВНИИ Метрологии им. Д.И.Менделеева на их загородной площадке, удалённой от промышленных источников электромагнитных полей. Оказалось, что магнитный фон создавали намагничивающиеся в процессе изготовления стальные спицы колёс. Для исключения дефекта совместно с ЦКБ Велостроения (г. Харьков) была срочно отработана технология изготовления велосипедных спиц из немагнитных титановых сплавов. На борту «Лунохода-2» проблем с магнитными исследованиями уже не возникало. По рекомендациям экипажа разработчики пультов управления водителя (ДУ-001), оператора ОНА (ДУ-002), командира (ДУ-003) и бортинженера (ДУ-004) привели показания стрелочных приборов в соответствие с новыми параметрами, заменили надписи для выдачи радиокоманд, вывели индикации об исполнении этих РК на борту. Также были подготовлены масштабные сетки на ВКУ для трёх камер.
Изменения коснулись и системы управления остронаправленной антенны лунохода: её наведение на Землю значительно упростилось. В зале ПУЛа обустроили зону, в которой пульты операторов установили более компактно и с соблюдением требований эргономики, улучшили вентиляцию, температурный режим и т.д. Рядом с пультом командира теперь смонтировали пульт бортинженера ДУ-004, который раньше располагался в соседнем помещении. Таким образом, члены расчётов экипажа находились вместе и могли общаться без ларингофонов. Также установили видеоконтрольное устройство с диагональю 61 см, что позволило группе управления и другим лицам, имеющим допуск на сеансы связи, наблюдать за развитием событий в реальном времени, но без права обсуждения действий экипажа.
8 января 1973 г. в 09 ч 55 мин 38 с боевыми расчётами РВСН с космодрома Байконур произведён старт PH «Протон-К» с ЛКА «Луна-21». Главная задача - доставить вторую передвижную научную лабораторию на поверхность естественного спутника Земли.
Силы и средства НИПов обеспечили измерения параметров полёта, непрерывно осуществляя телеметрический контроль бортовых систем. Кроме того, экспедиции отдельных плавучих измерительных комплексов в акваториях Тихого и Атлантического океанов принимали телеметрическую информацию на этапах выведения и полета ракеты-носителя с ЛКА и направляли ее в Центр управления.
Председателем Государственной комиссии (ГК) вновь был генерал-лейтенант Г.А. Тюлин, техническим руководителем ГК - С.С. Крюков, а его заместителями - О.Г. Ивановский и А.Л. Кемурджиан. Руководителем ГОГУ утвердили полковника Н.Г. Лана, его заместителями полковников А.П. Романова и Н.И. Бугаева, а техническим руководителем - П.С. Сологуба.
На этапе перелёта группу управления (ГУ) возглавляли В.Н. Сморкалов и подполковник А.П. Попов. В ее состав входили Ю.И. Андреев, Г.И. Богатырев, Ю.М. Дуга, Л.А. Звягинцева, А.И. Кочсихин, В.Н. Львова и Л.М. Шатинская (от НПОЛ), В.Г. Довгань, Н.М. Ерёменко, Ю.Д. Журавлёв, С.В. Кирюшкин, Н.Я. Козлитин, Г.Г. Латыпов, М.Л. Лев и И.Л. Фёдоров (от в/ч 32103). В группу анализа (ГА), которую возглавляли A.B. Кантор и майор А.Ю. Дихтярук, от в/ч 32103 вошли А.П.Гончаров, К.К. Давидовский, В.Г. Самаль и В.М. Сапранов.
Таким образом, если в случае с «Луноходом-1 » экипаж включился в работу только после прилунения посадочной ступени «Луны-17», то на этот раз с самого начала полёта «Луны-21» экипаж участвовал в делах управления. «Луноходчики» прекрасно разбирались во всех ситуациях на борту ЛКА. К тому же А.Е. Кожевников и В.И. Чубукин за неделю до старта вылетели на Байконур, где приняли участие в подготовке второй мобильной лаборатории к перелёту. И тем непонятней отказ после прилунения Датчика Местной Вертикали, лишивший «Луноход-2» навигационной системы и крайне усложнивший выполнение главной задачи пуска – приход в район, объявленный американскими мошенниками, как район прилунения А-17.
В соответствии с заданной программой 9 января на трассе перелёта провели коррекцию траектории, а 12 января ЛКА вышел на орбиту ИСЛ. 13 и 14 января были проведены коррекции окололунной орбиты, в результате чего «Луна-21» перешла на эллиптическую орбиту с минимальным удалением от поверхности в 16 километров. Спустя двое суток, 16 января 1973 г. в 01 ч 35 мин «Луна-21» совершила посадку внутри древнего 55-километрового кратера, носящего имя французского астронома XVIII века Лемонье, в районе восточной окраины Моря Ясности в точке с координатами 26° 03′ с.ш. и 30° 22′ в.д. Диаметр кратера около 60 км, а высота стенок свыше двух километров.
Место посадки находилось в непосредственной близости от материкового района, представлявшего большой научный и политический интерес. Буквально накануне, 7 декабря 1972 г., на его восточной окраине якобы совершили посадку американские астронавты на «Аполлоне-17». Наш луноход «причалил» в 172 км к северу от объявленного американцами места. Впервые в практике исследования Луны космическими средствами советский и американский аппараты совершили мягкие посадки в такой близости друг от друга. Задача подхода и обследования района прилунения американцев обретала грозные реалистические очертания. За океаном не на шутку переполошились.
Накануне Госкомиссия утвердила на первый сеанс связи с луноходом расчет экипажа в составе майоров И.Л. Федорова (командир экипажа), В.Г. Довганя (водитель лунохода), Н.Я. Козлитина (оператор ОНА), В.Г. Самаля (штурман) и А.Е. Кожевникова (бортинженер). Рядом с каждым из них занимает места и расчёт Н.М. Еременко. Все члены экипажа прошли медицинский контроль, как и ранее, перед каждым сеансом связи с «Луноходом-1».
От руководителя ГОГУ Н.Г. Лана поступает предложение о возможности замены расчёта И.Л. Фёдорова на расчёт Н.Ерёменко, «имеющего опыт по сходу «Лунохода-1».
Немая сцена, как в «Ревизоре». Напряжение снял Олег Генрихович Ивановский: «Николай Георгиевич пошутил!». Все заулыбались. Но, как говорится в одном анекдоте, «...а осадок остался».
Первая задача - определить, в каком положении находится посадочная ступень. И телеметрическая информация преподнесла сюрприз - наклон Посадочной Ступени оказался недопустимо большим. Определить значения углов крена и дифферента не представлялось возможным, т.к. стрелки приборов на пультах командира и водителя были уже зашкалены. Получалось, что команду на подрыв пиропатронов для отстыковки лунохода от посадочной ступени выдавать нельзя. А значит, сход лунохода на поверхность не состоится. Необходимо было получить визуальную информацию от системы малокадрового телевидения аппарата, а не только от датчика местной вертикали.
Поэтому на борт лунохода выдали команды на расчековку Остронаправленной Антенны, затем «Включение МКТВ» (малокадровое телевидение) и установку режима его работы с максимальной задержкой (21,1 с). После получения квитанций об исполнении команд оператору ОНА Н.Я. Козлитину было передано непосредственное управление антенной для получения оптимального изображения с Луны.
Остронаправленная антенна наводится на Землю. На экранах - телевизионный кадр. Это открылись «глаза» лунохода. Вскоре на ВКУ пультов появилось чёткое изображение лунной поверхности и, самое главное, все увидели горизонт Луны практически без его наклона. Это означало, что «Луна-21» стоит практически на горизонтальной площадке.
На последующем снимке видна посадочная ступень «Луны-21» с откинутыми трапами, всего в трёх метрах от края кратера. Справа - след лунохода. Вверху, на горизонте видны горы. «Луна-21» опустилась на кромке кратера, крутой склон которого резко уходил вниз. На телеэкране это трудно было заметить: слишком высоко над горизонтом стояло Солнце, края кратера не отбрасывали теней, и его границ не было видно.
Тщательный анализ телеметрической информации установил, что вышел из строя сам Датчик Местной Вертикали, в связи с чем «Луноход-2» лишился навигационной системы, что значительно осложняло задачу выхода в район объявленных «посадок» американских мошенников.
Опыт экипажа, полученный при управлении «Луноходом-1», всё же позволил второму лунному вездеходу успешно сойти на лунную поверхность, используя оставшееся в строю оборудование.
Для улучшения условий схода были выданы радиокоманды на подрыв пироустройств в узлах крепления амортизаторов четырёх опор, и Посадочная Ступень полностью соприкоснулась с поверхностью Луны.
Затем также по радиокоманде пиротехнические патроны освобождают крепления трапов для их развёртывания. Бортинженер А.Е. Кожевников докладывает, что под действием пружин подвижные части трапов приняли горизонтальное положение, выпрямились и передними концами опустились на грунт, все системы на борту лунохода функционируют нормально.
Однако перед тем как решить, какое направление (вперёд или назад) схода выбрать, надо уточнить расположение трапов, выяснить, нет ли больших камней и кратеров, препятствующих сходу. Выполняется первая операция - осмотр окружающей местности, состояния элементов конструкции и, в первую очередь, трапов, по которым луноход должен съехать на лунную поверхность. Включаются телефотометры вертикального обзора. Расположенные по бортам лунохода, они вращаются подобно «колесу обозрения», и снимают всё, что попадает в объективы впереди, внизу, сзади, вверху.
Операторы склонились над аппаратурой. Из прорези выползает широкая, чуть влажная лента. Она всё длиннее и длиннее, на ней ясно видны элементы посадочной ступени, выпущенные трапы. На панораме видно, как ровная линия горизонта неожиданно сменяется чередой невысоких пиков - это лунные горы, массив Тавр. По предварительным оценкам учёных, до них не более шести километров. На переднем плане - несколько мелких кратеров.
Штурманы экипажа В.Г. Самаль и К.К. Давидовский придирчиво изучают снимки и определяют: лучший вариант схода - вперёд.
Так как луноход жёстко крепится к ПС, запланирован подрыв пироустройств для его освобождения от механических и электрических связей. Командир разрешает команду на отстрел, и луноходу «перекусили пуповину», обрывая связи с «материнской» посадочной ступенью. Можно съезжать.
Командир экипажа И.Л. Фёдоров командует:
- Первая, вперёд!
- Вас понял. Первая, вперёд! – докладывает водитель.
Он плавно переводит ручку управления на одно деление вперёд, нажимает большим пальцем кнопку на её торце, выдавая команду на движение лунохода. ПОЕХАЛИ! На пульте зажёгся транспарант, подтверждающий выдачу команды на борт. Но через ожидаемое время (4,1 с) «квитанция» не приходит, а транспарант, который должен подтвердить исполнение команды на борту, не загорается. Непредвиденная ситуация... Водитель смотрит на командира, тот спокойно кивает. Через какое-то мгновение бортинженер А.Кожевников докладывает:
- Есть вращение колёс.
- Токи мотор-колёс в норме...
Так в 4 ч 14 мин 16 января 1973 г. вторая советская передвижная научная лаборатория начала прокладывать свой исторический путь на поверхности Луны. Колёса касаются грунта. Сойдя по трапам, аппарат прошёл десять метров и через 30 секунд остановился по выданной команде «Стоп». Сам процесс схода контролировался по изображениям, передаваемым центральной курсовой нижней камерой.
В нескольких метрах впереди оказался довольно старый кратер диаметром около 15 м. Затем была выбрана ровная площадка, на которую вывели луноход. По докладам штурманов, расстояние от посадочной ступени составило около 30 м. Для пополнения запасов электроэнергии аппарат развернули на Солнце. По команде командира открыли панель солнечной батареи, подставляя её мозаичное «зеркало» под живительные лучи нашего дневного светила. Как доложил бортинженер, панель полностью открылась и при угле 179 градусов стала на упоры. Аккумуляторы начали подзаряжаться.
Согласно программе начались измерения физико-механических свойств лунного грунта. Впервые включается ПрОП.
Перед сеансом связи 17 января, который начинался в 21 ч, группа управления приняла решение направить луноход к посадочной ступени для детального её осмотра. Как ни полны были данные телеметрии, конструкторам хотелось воочию исследовать своё детище на лунном грунте. И в деталях понять, как выглядит реальный прилунившийся аппарат, получив исчерпывающие документальные фотоподробности.
Задача - поближе подойти к посадочной платформе, сделать серию поворотов, чтобы увидеть её в разных ракурсах. Это была тренировка перед обследованием района посадки А-17. Луноход возвращается к посадочной ступени. На пути кратер, рядом камень, поэтому водитель выдаёт команду «Назад». Видно колею. Грунт рыхлый. Затем - «Стоп», «Налево 16», «Вперёд 1». Пройдя несколько метров, луноход поворачивает направо и останавливается в трёх метрах от посадочной ступени. На экране видны трапы, по которым она спускалась, и колея. Она извивается, и можно убедиться, что «Луноход-2» в первом сеансе шёл точно по гребню кратера. На снимке видна посадочная ступень «Луны-21» с откинутыми трапами, всего в трёх метрах от края кратера. Справа - след лунохода.
Луноход медленно подъезжает к посадочной ступени. И она постепенно заполняет весь экран. Хорошо видны откинутые трапы, расставленные «ноги». Кажется, что они будто «разъехались». Так и должно было быть: «Луна-21» опустилась на грунт баками-шарами, что уменьшило угол наклона трапов.
В соответствии с главными политическими задачами разрабатывался последующий маршрут движения самоходного аппарата. В течение первых двух лунных дней он направлялся в южном направлении, кратчайшим путём к месту объявленного «прилунения» А-17 через материковый район.
А пока «Луноход-2» деловито движется по Луне, небыстро, но уверенно приближаясь к тому месту, где должен был находиться «Аполлон-17», во Вьетнаме внезапно возобновляются переговоры о выводе американских войск.
На состоявшемся традиционном заседании ОТР Г.А. Тюлин и С.С. Крюков поздравили всех участников с началом работы, отметив оперативное принятие решения по устранению нештатной ситуации. Также было дано поручение специалистам ВНИИ-100 доложить о причинах выхода из строя навигационной системы.
Экипаж управлял луноходом, не имея телеметрических показаний значений ни углов крена и дифферента, ни курса. Поэтому вся ответственность легла на водителей, которые полагались на собственную интуицию, ориентируясь по лунному горизонту. К тому же водитель не мог рассчитывать на срабатывание систем защиты и аварийную остановку лунохода при достижении углов крена и дифферента выше расчётно-допустимых углов.
Представитель ВНИИ-100 сообщил, что блок автоматики шасси (БАШ), включая датчик крена и дифферента (ДКД), на «Луноходе-1» в целом отработали хорошо. Однако в 1972 г. в силу ряда причин изготовление БАШ для «Лунохода-2» было передано в Московский ЦНИИ автоматики и гидравлики. Его специалисты по согласованию с заказчиками приняли решение создавать БАШ с перспективой использования его в разрабатываемых советских луноходах, включая и образцы для лунных пилотируемых экспедиций посещения. А для этого необходимо было перейти от дублирования электрических цепей к троированию. При этом масса и объём БАШ увеличивались, и для частичной компенсации было решено исключить ДКД из состава БАШ. Взамен его было решено сделать специальный датчик местной вертикали (ДМВ). Он должен был выполнять все функции ДКД, но на более высоком техническом уровне. Создание этого датчика, а также датчика курсоуказаний, поручили предприятию, которое специализировалось на разработке гироскопических и иных датчиков и приборов информационно-управляющих систем космических аппаратов. Однако при наземной отработке был выявлен серьезный дефект новой конструкции БАШ, и было решено вновь вернуться к старому БАШ, но с новым интерфейсом для ДМВ. Задача создания БАШ вновь вернулась во ВНИИ-100. Пришлось выполнять эту работу в аварийном режиме, но блок был сделан и установлен на борт «Лунохода-2». Разработчики ДМВ разобрались в природе его отказа: не был учтён фактор его пребывания в невесомости во время перелёта ЛКА по трассе Земля-Луна. Жидкость, применённая в ДМВ, в этих условиях повела себя по иному, чем на Земле, и её нельзя было использовать в качестве рабочего тела в конструкции этого прибора.
Я лично далёк от мысли, что эти самые разработчики получили внезапное озарение только после полётного отказа.
Очередной, 105 сеанс начался 19 января в 20.00 и продолжался более шести часов. Движение лунохода осуществлялось по намеченному маршруту в направлении на юго-восток к кратеру диаметром около двух километров, расположенному в предгорном районе массива Тавр. За время сеанса было пройдено 1148 м, а удаление от посадочной платформы составило 1050 м.
В ходе длительного сеанса успешно проведена проверка ходовых качеств и работоспособности систем лунохода. С помощью пенетрометра, девятого колеса, телепанорам исследовались характеристики взаимодействия лунного грунта с колёсами шасси. Таким образом, самоходное шасси выступало в роли измерительного инструмента. Предварительный анализ данных разработчиками ходовой части лаборатории показал разнообразие свойств грунта в районе предгорья. Это видно и на панораме: у колеи лунохода левый след - плоский, а правый - глубокий.
Впервые в этом сеансе был применён поворот в движении. Для его исполнения водитель в процессе движения устанавливал ручку управления в положение «направо» или «налево» (в зависимости от принимаемого им решения) и нажимал на её торце кнопку, посылая радиосигнал на борт лунохода. Через 1,3 с при повороте направо колёса правого борта продолжали двигаться с первой скоростью, а левые начинали вращаться быстрее, переходя на вторую скорость. И, наоборот, при выполнении поворота налево.
В соответствии с программой работы 20 и 21 января в сеансах производилось включение научных приборов, и выполнялись операции по подготовке комплекса к режиму лунной ночи. Чтобы выбрать место «ночной парковки», луноход маневрировал, используя телефотометрические панорамные и телевизионные изображения местности. В завершающем сеансе первого лунного дня луноход прошёл 27,5 м, а за период работы - около 1790 м.
С помощью панорам, переданных луноходом, топографы засекли углы, под которыми видны ориентиры, и на основе этой информации решили обратную задачу - определили местоположение самого лунохода. Ориентиры удалось отождествить с лунными образованиями, которые видны на фотографиях района кратера Лемонье. Появилась твёрдая уверенность, что аппарат можно с высокой точностью вывести к намеченному району, объявленному американцами как посадочный для их экспедиции А-17.
Для удобства оперативного использования телевизионной и фототелевизионной информации были присвоены условные наименования нескольким характерным деталям рельефа поверхности. Самую высокую увиденную вершину назвали «Пик лунохода», небольшой залив южной кромки кратера Лемонье, находящийся примерно в 15 км к юго-востоку от точки посадки «Луны-21», получил название «Бухта Круглая». Такие «местные» наименования получили и другие ориентиры: «Мыс Ближний», «Мыс Дальний», «Мыс Южный» и др. Они появились на топографических схемах селенологов и штурманов.
В период лунной ночи (25.01-07.02.1973) с лабораторией проводились сеансы радиосвязи для получения сведений о состоянии бортовых систем. В одном из сеансов датчик на конце штанги магнитометра показал температуру минус 183 градуса по Цельсию. До сих пор столь низкие температуры нашей соседки только предсказывались учёными. «Луноход-2» впервые физически их замерил...
27 января 1973 года подписывается Парижское соглашение о прекращении войны и восстановлении мира во Вьетнаме. Но Луноход-2 продолжает своё движение!
В кратере Лемонье 8 февраля настало утро. Из пункта управления на борт лунохода пришла команда: «На связь!». Начался первый сеанс второго лунного дня - №201.
Температура и давление внутри лунохода поддерживались в заданных пределах. Идёт открытие панели солнечной батареи, после чего начнётся подзарядка аккумуляторов.
В очередном сеансе связи 9 февраля выполнялись комплексные научные исследования района кратера, рядом с которым луноход остановился на исходе предыдущего дня.
При движении был исследован кратер диаметром 13 м, удалённый от места посадки примерно на полтора километра. Грунт в этом районе по составу оказался схож с веществом на первом исследованном участке.
Во время сеанса, продолжавшегося более одиннадцати часов, проводились измерения намагниченности пород на валу и склонах кратера, в зоне выбросов из него, а также в местах, удалённых от кратера на расстояния до 30-40 м. При этом луноход удалялся от кратера по четырём взаимно перпендикулярным направлениям, а затем вновь возвращался к нему, выписывая своеобразный крест на грунте. Такая схема движения была выбрана для повышения точности магнитных измерений, а также для наиболее полного изучения физико-механических свойств и химического состава грунта в исследуемом районе.
При выполнении комплексной программы изучения кратера пройден путь в 364 м и совершено 120 различных поворотов.
В следующем сеансе уже 10 февраля по предложению селенологов продолжились исследования внутри кратера. Луноход по его склону спустился к самому дну, где в течение полутора часов проводил магнитные и инженерно-технические измерения. Оказалось, что на внутренних склонах камней значительно больше, чем на валу кратера. Ещё раз подтвердилось, что грунт способен двигаться по склонам, совершая процесс «саморазрыхления». Склоны этого кратера были крутыми, примерно 25-30 градусов. Поэтому выходить из него на бровку было не просто: колёса буксовали и иногда увязали почти по ступицы, что отчётливо было видно на снятой панораме.
11 февраля луноход, выйдя из кратера, практически двигался непрерывно вначале на юго-восток, а затем на юг - к своей главной цели – месту посадки американцев.
Учёных, особенно селенологов, интересует каждый встречаемый по трассе объект лунного пейзажа. Тем более, что они заметили изменение их облика. Если раньше они имели форму коротких призм, то теперь стали преобладать уплощённые камни. По заказу А.Т. Базилевского луноход проехал по встретившемуся плоскому камню поперечником более метра, а высотой примерно в 10-15 см. Потом, когда луноход отошёл назад и камень снова попал в поле зрения телекамеры, обнаружилось, что он цел и невредим. А ведь в месте контакта грунтозацепов колёс с камнем развивается давление примерно в 100 атмосфер.
Раньше, когда луноход переезжал скважинные камни, колёса раздавливали их и оставляли колею. А этот выдержал, и колея видна. Возможно, тут попался осколок скальной породы.
Экипажу пришлось проявлять свои способности, маневрируя в сложных ситуациях. По докладу штурманской группы луноход поднялся метров на 150, взбираясь на вал двухкилометрового кратера.
За время сеанса, а он начался в три часа дня и закончился в десять вечера, пройдено 1636 м. И в сеансе 12 февраля, он достиг ближайшего выступа береговой линии Залива Лемонье («Холмы Встречные»).
Следующие трое суток (в лунный полдень) проводились научные сеансы, движение не планировалось. Но зато 16 февраля луноход прошёл 2517 м, и, как оказалось, тем самым установив рекорд пройденного расстояния в одном сеансе. Удаление от посадочной ступени составило 5700 м. При этом, на относительно ровной поверхности луноход проходил без остановок отрезки до 50 м, в основном на второй скорости. Тогда и появился доклад водителя: «До семи (иногда и до девяти) метров без непреодолимых препятствий, продолжаю движение». Материальная часть и экипаж были готовы достаточно быстро преодолеть оставшееся до района «прилунения» американцев расстояние. Но в Институте космических исследований (ИКИ) АН СССР с 29 января по 2 февраля 1973 года проходило обсуждение результатов и задач исследования планет Солнечной системы. В Москву приехала и американская делегация с весьма широкими полномочиями.
В ночь на 18 февраля луноход приблизился к кратеру диаметром около двух километров, что в предгорном районе массива Тавр. В сеансе связи, проводившемся уже с 2 до 6 часов утра по московскому времени, луноход обошёл кратер по внешнему склону вала с юго-западной стороны. В сеансе, проводимом 19 февраля, по трассе движения одновременно были выполнены детальный химический анализ грунта, измерения намагниченности пород, а также панорамная съёмка склонов кратера и прибрежных районов залива Лемонье.
Условия движения в сеансах были крайне тяжёлыми: крутизна склонов на отдельных участках достигала 25 градусов, а пробуксовка колёс лунохода - 80 процентов. За два сеанса луноход прошёл 2268 м.
20 февраля луноход в таком же режиме преодолел 1078 м, проведя научные исследования на склонах вала кратера.
22 февраля в сеансе №215 луноход подготовили ко второй лунной ночи.
За второй лунный день пройдено 9806 м.
Утром 9 марта в кратере Лемонье начался третий рабочий день «Лунохода-2». По данным телеметрической информации, все его системы находятся в полной исправности.
10 марта в 12 ч 25 мин выданы первые радиокоманды на включение бортового передатчика и открытие панели солнечной батареи. Очередной сеанс 11 марта. В поисках интересного для стереоскопической панорамной съёмки луноход прошел 34 м, совершив несколько поворотов. Было получено пять стереоскопических панорам местности. В процессе движения и на остановках проводились исследования намагниченности лунных пород, химического состава грунта, радиационной обстановки, характеристики светимости лунного неба.
В этом сеансе после включения астрофотометра АФ-ЗЛ через 30 с после начала приёма телеметрической информации по обоим каналам произошло резкое пропадание его сигналов. Неоднократные включения астрофотометра в последующих сеансах показали, что он не функционирует. Это стало второй серьёзной поломкой на «Луноходе-2».
С момента посадки лунохода с АФ-ЗЛ проведено 13 сеансов, из них десять - во время лунных дней, два - лунной ночи и один - в лунные сумерки, когда Солнце опустилось на 1° под местный горизонт.
12 марта проводилось изучение местности вокруг кратера диаметром около 13 м. При этом, для изучения намагниченности лунных пород луноход подходил к кратеру по четырём взаимно перпендикулярным направлениям.
В очередном сеансе 13 марта исследовали своеобразные террасы, расположенные на валу большого кратера, у которого он провёл лунную ночь. Они были обнаружены на панорамах, и, по мнению учёных, свидетельствуют об оползневых процессах, происходивших при его эволюции. После проведения детального исследования прибрежного района луноход 14 марта вернулся в морскую зону и продолжил движение к тектоническому разлому «Борозда Прямая». Так был сменён генеральный курс на юг, и соответственно задача разоблачения американской фальшивки была снята.
Выполняя подписанное соглашение, 29 марта США завершают вывод своих войск из Южного Вьетнама.
В течение 14 и 15 марта по трассе движения проводились измерения намагниченности лунных пород, физико-механических свойств и химического состава лунного грунта. На Землю переданы новые панорамы окружающей местности. С помощью установленного на луноходе радиометра измерялись характеристики корпускулярных потоков солнечных и галактических космических лучей.
В пяти прошедших сеансах общая длина пути составила 7427 м, а в сеансе 14 марта пройдено 2822 м.
За время сеансов, состоявшихся 17 и 18 марта, пройдено 5346 м, причём 18 марта луноход преодолел 3130 м, установив наивысший результат в одном сеансе движения за время своего пребывания на Луне.
В процессе движения 19, 20 и 21 марта вновь проводились магнитные и радиационные измерения, регистрировались параметры взаимодействия ходовой части аппарата с лунным грунтом, периодически включался прибор оценки проходимости. А во время остановок изучался химический состав лунного грунта, снимались панорамы лунного ландшафта.
В трёх сеансах луноход прошёл 4675 м, а суммарный путь в десяти сеансах движения составил 16647 м, что тоже стало высшим результатом для одного лунного дня.
С 22 марта по 8 апреля, в третью лунную ночь луноход находился в неподвижном состоянии, отдыхая перед заключительным броском к «Борозде Прямой». По сигналу датчика Солнца начался сеанс пробуждения, в котором телеметрия подтвердила, что все системы лунохода находятся в норме. После подзарядки аккумуляторов в сеансе, состоявшемся 9 апреля, проводились исследования характеристик космических лучей, магнитные измерения и съёмка панорам. В соответствии с программой 10 апреля направился в сторону тектонического разлома. «Борозда Прямая» - длиной километров шестнадцать и шириной от 200 до 500 м.
Водитель увидел её на экране ВКУ метров за триста. Солнце стояло сравнительно невысоко, поэтому восточный, неосвещенный край борозды протянулся тёмной полосой по всему горизонту. Пройдя ещё метров сто, луноход остановили и провели панорамную съёмку. По данным штурманской группы в этом сеансе пройдено 1892 м.
11 апреля в сеансе №404 луноход начал осторожно приближаться к краю разлома. Он подходил до расстояния 50 м от края разлома. На экранах замаячили камни. А потом их стало много, причём не мелких камней, а глыб размером в метр - два. Все примерно одинаковой призматической формы, с острыми углами - и отличаются от тех россыпей, что бывают вблизи кратеров.
Луноход 13-18 апреля обогнул разлом с юга и вышел на его восточную границу. Продолжая двигаться на восток, подошёл к тектоническому разлому. Борозда протяженностью 15-16 км тянется с севера на юг. Её глубина в различных участках района исследований колеблется. Ниже каменного «бордюра» крутизна стенок увеличивается и достигает 30-35 градусов. Здесь склоны покрыты как бы смесью из крупных глыб и камней. Во время остановок лунохода проводился детальный осмотр разлома с помощью телевизионных камер, и выполнялась телескопическая съёмка его склонов и дна. Таким образом, с помощью лунохода в этой части кратера Лемонье установлен выход коренных скальных пород высотой в несколько десятков метров. Тщательным исследованиям были подвергнуты как западная, так и восточная стороны разлома. При исследовании намагниченности пород луноход удалялся от края разлома на расстояния до 500 м, а затем возвращался к нему по проложенной колее. Такими манёврами преследовалась цель повышения точности измерений. Магнитометр, установленный на «Луноходе-2», примерно за полкилометра «почувствовал» приближение к борозде. Магнитное поле стало нарастать примерно в двухстах метрах от пропасти, достигло максимума и по мере продвижения лунохода сохраняло это значение. В прошедших сеансах движения луноход увеличил пройденное расстояние на 7461 м.
Сеанс 411, который начался в 23 ч 05 мин 19 апреля, а закончился в 05ч 45мин 20 апреля, казалось, не предвещал никаких неприятностей. Сначала работу начал расчёт Н.М.Ерёменко. Луноход двигался на северо-северо-восток вдоль «Борозды Прямой». Дважды провели экспресс-анализ химического состава лунного грунта. «РИФМА-М» проработала с 23 ч 05 мин 08 с до 23 ч 15мин 17с и с 01 ч 33 мин 10 с до 02 ч 24 мин 00 с.
Затем движение было продолжено расчётом И.Л. Фёдорова. Солнце стояло невысоко, около 30 градусов над горизонтом. Оно было на юго-западе, т. е. слева впереди.
Поверхность по курсу движения выглядела ярко освещённой равниной, над которой было чёрное небо. Естественно, шли на первой скорости.
Вдруг линия горизонта ушла вверх. Довгань выдал команду «Стоп», понимая, что луноход «клюнул» в кратер. Это произошло в 05 ч 05 мин 11 с. Такая ситуация для экипажа не была новой, волнений не вызывала, методы выхода из кратеров были неоднократно отработаны. Но местный горизонт не просматривался, так как телекамера «смотрела» в дно кратера (видна тень от магнитометра). Включение резервных камер или телефотометров, как уже это было ранее, ничего не изменило бы.
Командир И.Л. Фёдоров, обсудив со всеми членами экипажа сложившуюся ситуацию, принимает решение: снять защиту по току, поднять 9-е колесо, закрыть панель солнечной батареи (для не допущения попадания реголита на фотоэлементы при возможном соприкосновении панели с лунной поверхностью), выдать команду «Назад» и по колее выйти из кратера.
Это решение он и доложил руководителю ГУ А.Н. Манилюку. После некоторого совещания исполняющими обязанности руководителя ГОГУ С.И. Торбина и технического руководителя ГОГУ Ю.П. Дельвина было принято решение панель не закрывать.
В это время на Симферопольском ЦДКС не было Г.А. Тюлина, О.Г. Ивановского, Г.Н. Роговского, П.С. Сологуба, Б.В. Непоклонова и других опытных руководителей и специалистов, которые, наверняка, поддержали бы решение экипажа.
Тогда экипаж предложил ещё два варианта: или продолжить движение вперёд до выхода из кратера или закончить сеанс, доложить обстановку в Москву и Ленинград. Их не приняли.
Поясню, что произошло — некие внезапно (откуда, зачем?) появившиеся в руководстве экипажем, управляющим Луноходом, новые люди (из КГБ?) сделали всё, что вывести «Луноход-2», (видимо, выполнивший свою тайную политическую миссию на Луне по изгнанию американцев из Вьетнама) из строя и остановить его функционирование. Чтобы больше он никуда не ехал и не доехал до объявленного места посадки «Аполлона-17». И не увидел своей новой специально высоко поставленной видеокамерой, что никакого посадочного модуля «Аполлона» на означенном месте высадки американской экспедиции А-17 и в помине нет.
Луноход задним ходом начали выводить из кратера в 05 ч 16 мин 42с, предварительно сняв защиту по току и подняв 9 колесо, солнечная батарея была по требованию Манилюка, Торбина и Дельвина не закрыта. Никаких поворотов не проводили. Выехали на ровную площадку в 05 ч 17 мин 10 с, на мониторах увидели лунный горизонт и колею входа в небольшой (диаметром около 6 м) кратер и колею выхода из него. Было видно и разрыхление бровки кратера.
Повернув направо, включили левый бортовой телефотометр. Через двадцать минут получили панораму с этим кратером, но к определённому выводу не пришли. Движение продолжили по ровной поверхности.
Через некоторое время поступило настораживающее сообщение от бортинженера А.Е. Кожевникова, что зарядный ток не возрастает. Стало ясно, при выходе из кратера, луноход краем открытой панели солнечной батареи всё-таки задел его внутренний склон, и грунт насыпался на её элементы. Задача по выводу машины из строя была красиво решена. Американские хозяева остались довольны работой своих холуёв.
Очередной, 412 сеанс начался в полночь 21 апреля. Он был телеметрический, с проверкой всех систем лунохода, и продолжался 40 мин. Бортинженеры доложили, что ток заряда солнечной батареи был пониженным и находился в пределах 1,8-2,4 А/ч. Заключительный перед уходом в ночь, 413 сеанс начали в 05 ч 00 мин по традиционной программе. Также стало ясно, что панель придётся закрыть, а не закрывать её нельзя, иначе системы лунохода лунной ночью замерзнут, грунт с панели может перейти и на радиатор-охладитель. А поскольку лунный грунт это очень эффективный теплоизолятор, лунным днём лишнее тепло перестанет излучаться в космос, луноход перегреется и это будет конец работе.
Пятый лунный день начался 8 мая в 13 ч московского времени сеансом пробуждения лунохода. Солнце только что взошло. Радиокомплекс включился, необходимые команды проходили. Ток заряда солнечной батареи был также низким, но аккумуляторы начали подзаряжаться. Сеанс длился до 17 ч.
На следующий день, 9 мая в День Победы в 21 ч начался сеанс 502. Солнце ещё низкое - 24 градуса. В 21 ч 22 мин началось движение в направлении на юго-восток. Обычные наблюдения, время от времени измерения физико-механических свойств грунта прибором ПрОП. В 22 ч 57 мин движение закончено. Далее была проведена панорамная съёмка. Сеанс закончили в 23 ч 58 мин.
Следующий сеанс (№503) начался 10 мая в 15 ч 08 мин. Высота Солнца 34 градуса. Задача сеанса: движение в северо-восточном направлении к подножию материкового склона. Но в 15 ч 16 мин поступил доклад бортинженера о повышении температуры в приборном отсеке лунохода до 47 градусов. Ясно, что уже перегреваемся. Экипаж решил найти горизонтальную площадку и выставить луноход в направлении на восток, понимая, что его активная деятельность заканчивается, но надо оставить возможность работы с уголковым отражателем. Развернулись и выключились в 15 ч 22 мин 50 с со слабой надеждой, что в следующем, 504 сеансе луноход на наши сигналы откликнется. Не откликнулся.
До последнего времени точное местонахождение «Лунохода-2» и последней «остановки» аппарата было точно неизвестно в связи с отсутствием оптических данных о поверхности Луны с высокой разрешающей способностью. Благодаря запуску к Луне орбитального зонда Lunar Reconnaissance Orbiter (LRO, NASA) в 2009 г. у исследователей появилась возможность увидеть поверхность Луны с высоким разрешением (0,4-1,6 м/пиксель).
Архивные данные и новые снимки позволили восстановить с высокой точностью маршрут «Лунохода-2». Публикация детальных снимков, сделанных американским КА LRO, позволила КЛИВТ МИИГАиК под руководством И.П. Карачевцевой сопоставить результаты в счисления пути, проведенных в луноходных миссиях, и снятыми путевыми картами со следами, оставленными луноходами. Расчеты показали, что фактическая длина пройденного пути «Луноходом-1» составила 9,93 км, а «Луноходом-2» 42,1 42,2 км.
За четыре месяца было проведено 60 сеансов радиосвязи. С помощью бортовой телевизионной аппаратуры на Землю были переданы 92 панорамы (по данным НПОЛ - 93), а не 86 (как приведено в сообщении ТАСС) и около 89 тысяч телевизионных снимков лунной поверхности. В ходе съёмки были получены стереоскопические изображения наиболее интересных особенностей рельефа, позволившие провести детальное изучение строения поверхности Луны.
В 493 точках системой ПрОП определялись физико-механические свойства грунта, а в 23 проведён экспресс-анализ химического состава лунных пород с помощью аппаратуры «РИФМА-М».
По всей трассе движения проводились измерения магнитного поля и намагниченность лунных пород, результаты которых позволили получить информацию о внутреннем строении Луны до глубин около сотен километров.
С помощью астрофотометра проведены измерения яркости лунного неба в различные периоды суток.
Впервые с поверхности Луны выполнены измерения светимости лунного неба, предварительный анализ которых показал, что Луна окружена слоем пылевых частиц, сильно рассеивающих видимый солнечный свет и отражённый свет Земли.
Также впервые проводилась лазерная пеленгация лунохода с помощью установленных в нескольких обсерваториях страны оптических квантовых генераторов и фотоприёмника, установленного на «Луноходе-2», лазерного излучения «Рубин-1». Эксперименты по лазерной локации с помощью французского уголкового отражателя выполнялись во время стоянок лунохода в период лунной ночи, а также после завершения программы работы лунной лаборатории. Советскими учёными было проведено свыше 40 сеансов лазерной локации. При этом точность определения расстояния до Луны составила около 40 сантиметров! Систематические измерения расстояния до нашего естественного спутника со столь высокой точностью имеют большое значение, как для изучения сложного движения Луны, так и для проведения геофизических и геодезических исследований.
На протяжении всего периода работы бортовые системы и конструкции лунохода выдерживали значительные динамические нагрузки и хорошо переносили разные температурные колебания. В приборном контейнере постоянно поддерживались заданные параметры микроатмосферы: температура - от 12 до 32 градусов по Цельсию, давление - от 770 до 830 мм рт.ст.
Четыре месяца экипаж управлял луноходом без стрелочных показаний значения углов и дифферента на приборах, ориентируясь только по горизонту Луны и доверяясь интуиции водителей.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Очерк
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 01.12.2020 в 15:16
© Copyright: АлексейНиколаевич Крылов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1