Встреча на Эльбе


            Ночь накануне 9 мая 1978 года выдалась тяжёлой. Ведь предсказуем был итог, а не удержался и выпил пару-тройку рюмок в честь дня Победы, составив компанию отцу и немногим оставшимся в военном городке его сослуживцам-участникам Великой Отечественной войны.
            Посиделки за накрытым столом в квартире соседа по подъезду получились безрадостными и недолгими, в отличие от былых времён. В честь прошедшего в феврале 60-летия Вооружённых Сил «двубровый орёл» (как без малейшего стеснения кликала людская молва генерального секретаря партии) незаслуженно самонаградился высшим полководческим орденом «Победа». После этого день Победы, как государственный праздник, для многих прошедших войну утратил свой смысл. Потому и собрались ветераны накануне значимого для них дня. Выпили за Победу, недолго повспоминали былое, помянули павших и разошлись по домам довольно быстро. Но мне и этого хватило.
            В обычном состоянии от воспоминаний избавлялся, до отказа заполняя дневной досуг делами-занятиями, требующими постоянного и неусыпного внимания. И снами научился до некоторой степени управлять, приучив себя просыпаться, едва только начинались опасные сновидения.
            Хуже приходилось при переменах погоды – тогда и голова днём отказывалась работать, и ночью труднее было проснуться-уклониться от снов.
            Но стоило хотя бы пригубить спиртное, и тут как тут являлись наяву видения былого, а ночью только и ждали, когда засну, всё те же «мультики».

      - К машинам! Рассредоточиться! - громко прокричал я на бегу, повторив команду старшего колонны. И мой голос самому показался еле слышным на фоне вибрирующего воя мин в воздухе, глухих взрывов и свиста осколков, и словно оставалась на том же самом месте полоска мангрового леса, к которой я мчался изо всех своих сил...
            Сразу после этого, без какого-либо перехода, оказался ночью на кровати под противомоскитным пологом в стандартном модуле на двоих, в котором мы с напарником Сергеем обитали. В кромешной темноте явственно чувствовалось какое-то движение.
      - Серёга, ты? – спросил я. А поскольку ответа не последовало, быстро сунул руку под подушку, где обычно лежал пистолет в кобуре. «Макарова» вместе с кобурой на месте не оказалось, а движение стало более явственным.
       - Стоять! Назад!! – Крикнул я и стал шарить рукой по стене, где должен был висеть АКМ. Автомата на привычном месте тоже не было. Зато в темноте прорисовался силуэт, который наклонился надо мной, тихо шепча:
       - Тише-тише.
            Левая рука сама устремилась навстречу силуэту, нащупала чьё-то плечо. «Негр – поэтому его не видно в темноте… Но ведь два кольца обороны вокруг аэродрома! Прорвались». – Едва только промелькнули эти мысли в моей голове, как я заорал в темноту: Тревога!
            Послал кулак правой руки неведомо куда перед собой, промахнулся, локтевым сгибом ощутил чью-то шею, вцепился в неё левой рукой, а следом и правой, нащупывая кадык.
      - С-сынок-к… - прохрипел знакомый затихающий голос. «Негры ещё и на отца напали»! – Я обеими руками изо всех сил стал стискивать податливое горло.
            Щёлкнул выключатель, и яркий свет озарил знакомую с детских лет комнату. Испуганно заревела спавшая в своей кроватке младшая сестрёнка, подоспевшая матушка попыталась ослабить хват моих рук на шее стоящего на коленях перед кроватью слабеющего отца:
      - Успокойся! Сыночек, ты дома!! Всё хорошо!!!

            Открыв глаза поутру, я увидел сидевшую в своей кроватке и терпеливо дожидавшуюся моего пробуждения сестрёнку-первоклашку. Она тут же вскочила, в ночной рубашке до пят подбежала, обняла и ткнулась губами-носом мне в щёку:
      - Доброе утро, братик. А ты опять ночью кричал. И с папой боролся.
            Отец, по заведённому с давних пор распорядку дня, проснулся в шесть часов утра. К моему пробуждению он успел уже ополоснуться и побриться, и в ванной смазывал одеколоном кровоподтёки, оставшиеся у него на шее после ночного происшествия, шипя и дуя при этом в зеркало. Матушка хлопотала на кухне, вид у неё был огорчённый, как ни пыталась она это скрыть. Сестрёнка следовала за мной по пятам, за компанию мы очень споро заправили кровати и после того, как отец освободил ванную, поочередно совершили утренний туалет.
            После завтрака как-то очень уж неторопливо и без особой охоты стали собираться на парад. Мама с сестрёнкой отправились в другую комнату наряжаться-прихорашиваться. Я облачился в костюм с рубашкой, ставшие мне заметно тесными за истёкшие пять лет со дня их приобретения.
            Отец, уже в рубашке и парадных форменных брюках «в пол», повязал галстук, извлёк из секретного места в платяном шкафу (известного мне с детства) кортик с золотистыми накладками на ножнах и рукояткой из жёлтой пластмассы, парадный пояс и подвесы золотистого цвета на нём.
            Достал он из шкафа увесистый от орденов-медалей парадный китель, продел одну руку в рукав… Как вдруг замер, ненадолго задумался о чём-то, а потом сорвал китель с себя и с такой силой швырнул его обратно в шкаф, что не только расстегнулись застёжки колодок медалей и попадали они в шкаф с громким звоном, но и сами медали оторвались от колодок. Одна из них, из потемневшего от времени белого металла, выпала из шкафа, стала на ребро, медленно прокатилась через всю комнату и скрылась под диваном.
            На шум высочили из другой комнаты перепуганные мама с сестрёнкой:
- Ты что, совсем сдурел на старости лет?! – спросила мама, тревожно глядя на отца. Несмотря на серьёзность ситуации, выглядела она весьма комично с губами, накрашенными губной помадой лишь наполовину.
            Сестрёнка заметила, куда покатилась медаль, и, быстро слазив под диван, достала её:
      - Денюжка. – Рассмотрев на потемневшей от времени медали «За отвагу» самолёты и танк, уважительно добавила. – Военная.
            Отец же после глубокого облегчённого вздоха, словно избавившись от какой-то тяжкой ноши и с посветлевшим лицом, вдруг предложил мне:
      - А не наведаться ли нам с тобой на наше место на реке, сын? Давненько мы на рыбалке не были. И снасти, что ты привёз, так и лежат, не опробованные.
            Матушка попыталась воспротивиться мероприятию:
      - Куда вы попрётесь в такую холодину?! – А сама уже отстёгивала-снимала со своего жакета медаль «Партизану отечественной войны» второй степени, которой её совсем недавно наградили, после чего сняла сам жакет и тщательно вытерла салфеткой губы. Огорчилась сестрёнка от такой перемены планов, но проситься на рыбалку прекратила, когда я через балконное окошко продемонстрировал ей пар от своего дыхания – мерзлячкой она в маму уродилась.

                                                                              (продолжение следует)



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 30.11.2020 в 16:35
© Copyright: Владимир Иванов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1