ТОЧКА ОПОРЫ ПОЭТА


Предлагаю читателям стихи и спорные статьи о проблемах в культуре .

Капище иллюзий
***
Не развеялся туман , без обмана ,
Где невиданный бурьян , где моляна .
В притамбовье лес густой , у Галдыма ,
Здесь витает не простой запах дыма .
В круге капища мордвы , духов боги ,
Все тропинки до воду , все дороги .
Вот богини красоты , в платьях разных ,
Вот богини маяты в безобразных .
Есть Вирава у лесов , есть Вармава ,
Эхо всяких голосов , вся забава .
Но Ведява не проста в космах длинных ,
Красит тиною уста , дев невинных .
Ах , Модава хороша , мир не страшен ,
Над землей парит душа , девы пашен !
И Ковава не к беде , светит кругом ,
Будет мягче борозде , лечь под плугом .
Не шути с Толавой вновь , знойной синью ,
Дарит с пламенем любовь и с полынью .
Образ ведьмы на метле , взят из были ,
Там , где птицы на ветле , сны забыли .
Образ чучела молян , взят из капищ ,
У крещеных поселян , храм без лапищ .
Только видно без огня , хищных злобу ,
Словно духи у коня , рвут утробу .

Волчий берег
***
Берег Тунгуски каменный ,
Домик похожий на чун .
Мальчик страдает раненый ,
Он бедолага молчун .

Волки завыли ближние ,
Светит луна вовсю .
Видно пороги нижние ,
Лодку разбили всю .

Вьется вода бурливая ,
Острые камни везде ...
Кончилась жизнь счастливая ,
Нету отца нигде .

Страшно в тайге каникулы ,
В волчьем кругу проводить .
Мальчика люди окликнули ,
Что бы стремился жить .

Вырос и стал писателем ,
Выбрал душой Тамбов .
В книгах шпаклюет шпателем ,
Рьяно морщины лбов .

В книгах он безалаберный ,
Пьяница весь и ханжа .
С женщиной не респектабельной ,
Лезвие точит ножа .

Часто вершит безбожное ,
В темах вахлак и гнусь .
Жизнь его - дело сложное ,
Любит порочную Русь .

Душу старухе процентщице ,
Сдуру судьбой заложил .
Шлюху увидев в сменщице ,
Честную вновь одолжил .

Видно от страхов мечется ,
Пишет как злобный тунгус .
Творчеством муторным лечится ,
В логове волчьем не трус .

Светит луна высокая ,
Воет в лесу зверье .
Мальчика мать светлоокая ,
Шепчет : -- Вокруг не твое --

-- Сон это или явление ? --
Думает блуда творец .
Смутного духа томление ,
Из - за лукавых сердец .

Изнанка тщеславия
***
У тщеславной гордыня внутри ,
Возросла и душой овладела .
Испохабилась года за три
И судьбу наизнанку надела .

Как коза в полушубке она ,
Тень лохматая , всюду с рогами .
Колядует без крепкого сна ,
Ради кривды с пороков богами .

Взор туманит друзей и врагов ,
Ради блуда и жизни лукавой .
На краю роковых берегов
Ходит мнимой сиятельной павой .

И блистает монистой наград ,
Украшая продажное тело .
Чур меня ! Я поэт ретроград ,
Никчему мне бесславное дело .

Зелье обманов
***
Повелась и набралась ,
У старухи зелья .
И ночами извелась ,
Как алкаш с похмелья .
Лгать ей хочется везде
И кривить душою ,
Чтоб царицей на звезде
Восседать большою .
Звезды делал кривогуз ,
Из ржаной соломы .
Он сражаться боягуз ,
Но срубил хоромы .
Покрывал их золотой ,
Офигенной краской .
Только надо наготой
Обольстить и лаской .
Славной стала на миру
И врагов взбесила .
Только бабка за игру
Душу попросила .
Зелья капелька на дне ,
Без него нет мочи .
Ведьма в призрачном окне ,
Напролет все ночи .

Декаданс трубадуров
***
Веселятся за счет других ,
Получают дары авансом .
Среди ухарей не благих
Увлекаюся вновь декадансом .

То чиновники им подпоют ,
То сыграет фокстроты эго .
Создадут неземной уют
Музыканты ансамбля " Эгрего ".

У одной тяжелеют дары ,
Понесла их дуплетом от власти.
Но немеет она от игры
И своей неуемной страсти .

Месит тесто банальных слов ,
Вырезает стаканом кругляшки
И в журнале "Козловский улов",
Лепит строфы на голые ляжки .

От гордыни исходит слюной ,
Словно гончая у поляны .
Только путь у поэта земной --
Делла Роза и крестные раны .

Декаданс трубадуров широк ,
До столицы доходят слухи ...
Только узок таланта мирок ,
Как у Вали метрессы прорухи .

Синильга журавлиного Галдыма
***
У тына Тен стояла снова
И озирала лес мордвы .
Она умчалась из Тамбова ,
До боли грустного увы .

Шумели трепетно вершины ,
Деревьев местности чудес .
И тайна запаха крушины
Манила душу в волчий лес .

Не ради крови неуместной ,
Но ради призрачной мечты .
Хотелось быть Синильгой местной
И ждать любимого цветы .

Пусть хризантемы или розы ,
Подарит вновь когда придет .
По золотой листве березы ,
По кругу счастья проведет .

Крик журавлиный в поднебесье ,
Призывно грянет для двоих ...
С моляной звучное полесье ,
Откликнет радостных своих .

Преобразится в лунном свете,
Стать лучшей женщиной страны .
И с милым крикнуть на рассвете :
-- Мы вновь любовью спасены ! --

Просвет в сумраке бытия
***
Кому же ты служишь Труба Анатолий :
Продажным , двуликим , плохим .
Ты роком не выйдешь из грязных историй ,
Пушистым , святым и сухим .
Ты выйдешь изгоем до ужаса грязным ,
Поганым , как тина болот .
И пан Поляков рассказом развязным ,
Охаит бесславный твой лот .
Лариса Васильева тоже отринет ,
Журнал индульгенций тщеты .
И вновь Колпаков убежденно покинет ,
Бездушный кильдим нищеты .
Служить фаворитам порочного круга ,
Мамоне судьбу проиграть .
Труба Анатолий ты славишь не друга ,
А нетя влюбленного в гать .
Тамбовские нети безумия дети ,
Жестоки и всюду хитры .
Но ангелы неба расставили сети
И воинов звездных шатры .
Журнала блескучая , яркая фишка ,
Таланту не истина дней .
Душевная тема , сердечная книжка --
Просвет между смутных теней .

Грядущее время
***
Я отведу печальные глаза ,
поговорить с тобою нет охоты .
В душе остыла горькая слеза
и никчему взаимные заботы .

Ты лгунья от начала до конца ,
романа угасающего лета .
Попался я подобием живца ,
в тенетах черноморского рассвета .

О скольких ты ловила наплаву ,
пересчитать по пальцам невозможно ?!
Я как - нибудь с печалью проживу
и вольное грядущее не ложно .

НЕ СТЫДНО
***
Назидал редактор в теме :
-- Чтоб не было стыдно ! --
Вы пишите о дилемме ,
Где Россию видно .
Вы пишите о покосах
И туманах в туне .
Как Иван в духмяных росах
Притулился к Дуне .
Вы пишите о метелях
И застывших реках .
О продажных на панелях ,
Блудных имяреках .
Вы пишите строфы сердца ,
С выдохом от горя .
Чтоб мечты открылась дверца
И блеснуло море .
Небеса -- отрада доле ,
Повитайте в небе .
Вы пишите о юдоле
И о житном хлебе ...
Опишите что не видно ,
Совести боренье ...
Чтоб душе не было стыдно
За свое творенье .

Выдержки из статьи " Не забыть дорогу на Тамбовщину "
АВТОР: Сошин Виктор Михайлович газета " Московский литератор " октябрь 2017г.

В этот же вечер состоялась презентация юбилейного выпуска «Рассказ-газеты», посвящённого юбилею поэта. У истоков газеты стоял известный тамбовский прозаик Александр Акулинин. Царствие ему небесное и спасибо ему за созданное. Поэт Олег Алёшин, работая в областной газете «Тамбовская жизнь», организовал выпуск газеты двухтысячным тиражом со стихами Вячеслава Богданова, стихами-посвящениями его памяти от поэтов Урала, Липецка, Москвы, Воронежа и Тамбова, очерками и статьями о нём.Презентация состоялась в Доме книги с названием «Моя книга». В начале думалось, что вечером народ придёт вряд ли. Ан, нет. Зал был заполнен полностью. Пришли корифеи – любители поэзии, и конечно, сами пишущие. Какая же творческая аура витала в зале! Рядом, на полках – книги классиков и местных писателей и поэтов.На вечере среди выступавших были и местные поэты и прозаики: Валентина Дорожкина, Юрий Мещеряков, Олег Алёшин. Председатель областного отделения Союза писателей России Юрий Мещеряков, подарил свои книги о боевых действиях в Афганистане, где и сам был их участником. Книга правдивая и очень интересная. «Рассказ-газета» о Вячеславе Богданове пошла в народ, мы её вместе благословили и одобрили. Разослали её по всем библиотекам области.
Вечер вела известная поэтесса, не только Тамбова, но и России, Валентина Тихоновна Дорожкина. Надо сказать, все двадцать лет Богдановские чтения вела она. Это человек изумительной породы. Она талантлива, она глубоко предана литературе, она обладает прекрасным юмором-экспромтом стиха. В преддверии юбилея поэта она выпустила два прекрасных буклета с названиями «Во имя грядущего дня», посвящённый 80-летию Вячеслава Богданова, и «Ровесники области», посвящённый Вячеславу Богданову, Анатолию Куприну и Василию Кравченко. Они родились в год образования Тамбовской области, 80-летие которой также отмечается. Прекрасное совпадение дат! Спасибо Валентине Тихоновне Дорожкиной!В вечере принимал участие и выступил (в прошлом многие годы возглавлявший Управление культуры области, а ныне руководитель бюджетного учреждения по охране памятников культуры, Председатель Совета ветеранов области) Александр Николаевич Кузнецов. Своим каким-то редким даром видения, чувством прекрасного, любовью к Слову, земле русской и русскому человеку, он увидел необходимость сохранения творческого наследия талантливого земляка, поэта Вячеслава Богданова. Спасибо ему! Он – настоящий патриот своей Родины, русской литературы.Яркое, проникновенное слово сказала Валентина Ивановна Ивлиева – Заместитель начальника Управления культуры области. Красивая, нежная, добрая улыбка, умная, говорит то, что подсказывает сердце. Чувствуется, что она не может кривить, обманывать, ей это природой не дано. Вот так и все двадцать лет она нас встречает на Богдановских чтениях и все дни от нас не отходит, создавая атмосферу уюта и доброжелательности. Спасибо ей большое от всех участников чтений за эти годы!Надо сказать, что мы в какой-то степени Богдановскими чтениями бросили доброе зерно по развитию любви к поэзии среди школьников и молодёжи. Посмотрите, сколько даровитых поэтов из Тамбовщины появилось, целое созвездие. Одна Дорожкинская «Тропинка» сколько поэтов родила и воспитала! Гордостью, бесспорно, являются поэты Мария Знобищева, Татьяна Маликова, Елена Луканкина, Елена Захарова и многие другие.В этот юбилейный вечер были вручены четыре литературные премии, обычно вручалось две. В этот раз лауреатами первых двух премий стали: талантливая поэтесса, ведущая всех Богдановских чтений, изумительно красивой души человек – Валентина Тихоновна Дорожкина. К ней можно было применить все прекрасные эпитеты.Вторыми премиями были награждены Директор областной библиотеки имени А.С. Пушкина Людмила Алексеевна Пронина и прекрасная молодая поэтесса Елена Луканкина.

Комментировать не буду потому что статьи хозяин -- барин ! Виктору Сошину виднее кто есть кто ! С ним согласны многие . Скажу только вот о чем -- почему - то Николай Наседкин не упомянут автором статьи совсем . Наседкин был Председателем Правления Тамбовского СП 10 лет с 2003 по 2013 год . И не упомянут . Хотя он принимал активное участие в Богдановских чтениях . Лауреат премии им. Богданова . Непонятно ! Если Виктор Сошин , Голубничий Иван и Замшев Максим , Алешин и Мещеряков считают что лучшие поэтессы современной Тамбовщины это Дорожкина Валентина , Знобищева Мария , Луканкина Елена и Маликова Татьяна , а лучший прозаик Мещеряков Юрий пусть так считают . Отговаривать их и доказывать иное не стану . Если они лучшие так пусть несут тяжкий груз творческой ответственности . Будут добрыми отзывчивыми людьми , соответствующими критериям высоконравственных классиков литературной России . Будут авангардом поэзии и прозы , эталоном качества . Постоянно создавая шедевры на радость тамбовчанам . Пополняя своими стихами и текстами золотой фонд Тамбовской поэтической и прозаической школы . Развивая и обогащая Родную Речь и Русский Язык своими потрясающими по образности и смыслу находками . Показывая пример творческого вдохновения и трудолюбия ради процветания Тамбовщины и всей России . Высокую планку для них определили московские редакторы и Сошин Виктор . Не посрамите своих благодетелей и покровителей лучшие Тамбовские поэтессы из Дорожкинской " Тропинки " и писатель при ответственной должности !

Подмена

Современная Россиия , первой четверти 21 века развивается и семимильными шагами движется к неокапитализму своей судьбы . Возникают и создаются препятствия к этому движению.Возникают препятствия как внутри страны по различным объективным и субъективным причинам и обстоятельствам . Так и снаружи создаются,то есть извне . Вокруг и около новой капиталистической России , и прямо по курсу грядущей стези враги - недруги создают явные или аморфные - психологические барьеры - щиты против ее движения вперед . Но Россия все таки производит движение к рыночной экономике не смотря ни на что.Все ли отрицательно и бесчеловечно при капитализме ? Нет не все !Есть много блескучих граней бытия , дел и событий которые вдохновляют , увлекают людей предприимчивых и активных . Человек занимаясь успешным бизнесом , может сказочно разбогатеть ! Разве это плохо?Это хорошо!Но есть существенные издержки , недочеты и заблуждения. Сравним капитализм царского периода , социализм и современную рыночную среду страны.Коротко сравним схематично.При царе , до первой мировой войны многие направления экономики развивались в темпах возможного ускорения . Культура была одним из приоритетов . Поэзия расцвела в России начала 20 века всеми цветниками и бутонами творчества. Блок , Белый , Маяковский , Ахматова , Северянин и много других и разных поэтов всевозможных направлений и объединений вдохновляли бомонд . Меценаты помогали поэтам существовать и издавать сборники стихов.Грянула война , потом революция , старое отживало , но новая культура была на подъеме ! В поэзии продолжился творческий бум авангарда.Футуристы , имажинисты, пролетарские поэты раскрепостились и соревновались вовсю свою словесную мощь ! После Великой Отечественной войны 1941 - 45 г. поэзия тоже была на высоте . И власти лучших поэтов поощряли чем могли . Поддерживали сильных , средних и даже слабеньких . Поэты члены Союза писателей СССР и России имели бесплатные квартиры , гонорары очень приличные за свои книги , которые издавались за счет государства и приобретались для библиотек . Имели дачи , некоторые проживали в Переделкино под Москвой . Периодически получали бесплатные курортные путевки и прочие существенные льготы и дары государства . Власти способствовали расцвету творчества и помогали талантам ! Теперь в России начала 21 века ни власти , ни успешные богатые предприниматели не способствуют расцвету культуры , тем паче поэзии . Такого безобразия небыло никогда . Видимо современному бизнесу поэзия не нужна . Она же от Всевышнего ! А интерпродавцы воспевают и служат мамоне . В России власти и капиталисты гробят высокую , истинную талантливую , классическую поэзию своим невниманием и отрицанием . Вместо поддержки настоящих поэтов , которых как всегда очень мало , современные чиновники осуществляют явную подмену . Проводят периодически конкурсы и фестивали типа заумистких "дыр бул щил " или " открой рот " или " стихи в рублях ". Молодым людям позволяют похамить и побуянить в словесах на разные темы . Классические формы подвергаются осмеянию . Стихоплеты празднуют " пиррову победу ". Поэты от Бога , создающие шедевры , унижены и загнаны в гнетущую туну бытия . Но мы все же создаем классические произведения вопреки всем злыдням . Хотя нас истинных поэтов гнобят и отрицают . Вопиющий пример уничижения талантов властями .В юбилейный год Тамбовщины , 80 летие субъекта , в 2017 году власти собираются только осенью выделить 8 юбилярам , членам СП России по 10 тыс. рублей . Всем 8 юбилярам 80 тыс. рублей за весь юбилейный год . И все ,ничего больше . Абсолютно никаких грантов и никакого внимания личностям . Никакой поддержки талантов . Самая дешевая книга стихов 100 экземляров стоит теперь 35 тыс. рублей .Вот вам и "Кузькина мать!"Точнее нам Тамбовским поэтам . Культуру в России придушивают как Дездемону !Она мешает новым русским нуворишам жить в полную силу разврата . Разрушения производят и в самой творческой среде изнутри . Методом возвеличивания бездарных фаворитов , графоманов и безудержного награждения сдиходелок из подведомственных культуртрегерам СМИ . Никаким литераторам слава и почет , а значимым плевки и клевета . Особенно власти и капитал ненавидит представителей высокой , художественной литературы Отчизны . Поэтому талантов считает врагами . ЛитераторЫ низменных инстинктов наоборот в фаворе ! Поэты не предприниматели , а творцы образов и художественных метафорических текстов , отражающих голографию жизни в пространстве и времени . Нас надо беречь , всячески поддерживать и помогать в творчестве нам . Ибо мы духовные столпы метафизической России времен . Показывая нам талантам кукиш или фигу и бросая гроши , как подаяние , чиновники признают нас нищими изгоями общества и насмехаются над нами . Досмеетесь господа буржуи ! Ананасы и рябчики уже на фантомном столе нарисованы мамоной для вашего торжества Вальтасары и Пирры . Но за щедрые пиры фальши придется вам потом расплатится . Как мы платим за свой искренний талант судьбой отверженных из - за вас .Так и вы заплатите за равнодушие к нам и жадность .Чаша горькая сия не минет вас . Каждому воздастся по вере . Вы не верите в наше творческое предназначение , мы не верим в ваше благородство и значимость как правителей утоляющих чаянья народа . На Тамбовщине проводятся ежегодные Богдановские чтения . И некоторые другие поэтические мероприятия , но все они о прошлом , о бывших поэтах или писателях . Когда в Советском Союзе ценились таланты , тогда эти талантливые люди писали шедевры в полную творческую силу . После ухода в вечность Майи Румянцевой и Вячеслава Богданова на Тамбовщине за 40 с лишним лет не выявили ни одного достойного им поэта . Не признали никого за стихи и поэмы корифеем , местным классиком . Хвалят , хвалят некоторых , потом напрочь забывают или отвергают . В настоящее время награжденные премией Боратынского не соответствуют уровню классиков Тамбовщины . Да и награды сделали " разменной монетой ". В прошлом 2016 году " Дымку " премировали Боратынским , а ее прежде Евгений Евтушенко разгромил за графоманию . Премию Богданова дают кому ни поподя , без предварительного отбора и голосования . Сплошной перманентный " дорожкинский " волюнтаризм . Награждают своих , чтоб чужие завидовали и огорчались от беспомощности . Друганы Дорожкиной Валентины и сама метресса самонаграждаются по нескольку раз одними и теми же наградами . Например премией им. Богданова . Каприз такой ! Хотят и все тут !Свои загребущие руки - владыки . Луканкина Елена - Дымка уже собирается " солить " награды в кадке , как грибы . Не весть за что полученные от сотоварищей по блефу и пиару . Управление Тамбовской культуры крутит две рулетки . На одной сплошные ООО - Зеро . На другой выигрышные фишки по всему кругу . Постоянно выигрывают свои люди Управления . Проигрывают чужие или лохи - скоморохи . Крупье Тамбовской культуры всегда с солидными премиальными за раскрутку круговерти бонусов .Культивируется их кагалом всемогущество друганов круговой поруки и создается аура тщетности , безисходности и никчемности одиноких сочинителей . Будь хоть гением , ты никто вне круга бомонда своих приспособленцев . Честь , совесть , справедливость в этой " дорожкиниане " ничего не значат . Только блат и гольный расчет по прейскуранту связей с чиновниками . Было бы по другому Никитин Александр Глава региона не унизил бы истинных талантов грошовыми подачками и равнодушием . Я субъективно назову всего трех поэтов , которые достойны уважения и внимания народа и властей за свое творчество . Классики Тамбовской современной поэзии Хворов Валерий , Кудимова Марина , Струкова Марина . Но нас игнорируют культуртрегеры патологически и оголтело отрицают . Это не значит , что другим не надо давать денег на издание юбилейных книг . Каждого поэта кто - то любит или читает ради интереса . Нравственность и мораль в России катастрофически деградируют из - за подделок , подмен и блефа в культуре . К чему это все приведет мне не ведомо . Но ведомо , что в Древнем Риме поэты были на вес чистого золота . Ценились как люди любимцы божественного Парнаса.И сам Меценат помогал Вергилию ! А Римский император Август Октовиан лично во дворце слушал поэтов и восхищался талантом творцов . Что они глупее нас что ли ?! Нет не глупее ! Просто ценили высокое и прекрасное от всей пытливой души , жаждующей тайную силу лучистой красоты небесных муз . Поэтические произведения даровали бесценные частицы неземной красоты и вселенской гармонии обожателям . Но я надеюсь на лучшее . Поэзия и поэты когда - нибудь будут нужны духовной , мудрой , сильной России , с высокой истинной культурой .

Литературные прииски Тамбовщины
***
Статьи не делают погоды ,
На препутье у черты .
Литературные невзгоды ,
Из - за духовной пустоты .
Тамбовщина сегодня в туне ,
Литературных передряг .
Наседкин в призрачном салуне ,
Среди стареющих стиляг .
Сидит Седых неугомонный
Отбросив ржавый пистолет .
И Женя Писарев салонный
Рисует алый кабинет .
Молчат ковбой критиканы ,
Отговорили о своем .
И снова ржавые капканы
Пусты , где волчий окоем .
К салуну едет Семиперстов
С ватагой взвинченной братвы .
Заимку посетив и остров ,
Где истребили куль жратвы .
Вновь разгулялись бандюганы
Литературных небылиц .
У них червленые наганы
И кони с парой кобылиц .
В салуне ценятся певичка ,
Елена с темой заводной
И сводня Валя фанатичка ,
Тропинкой ходит проходной .
В салуне вровень с ветрогоном ,
Дельцы Алешин и Труба .
Напоят многих самогоном
И начинается пальба ...
Стреляют рьяно недотепы ,
В кого попало на ходу .
Бродяги , гопники и копы
Бузят у неба на виду .
Стрелки гордыни неуемной ,
Крутыми стали подшофе .
И графоман журнала стремный ,
Герой с берданкой в галифе .
А я ищу у речки жилу ,
Где золото червонных грез .
И трачу пламенную силу
На воспевание берез .
Недалеко Макаров ищет ,
И бьет Кудимова кайлом .
Бирюк теней буранных рыщет ,
Где светит Струкова челом .
Мы обретаем самородки ,
За свой талант на берегу .
И белый парус лунной лодки ,
Не гнется в бренную дугу .

Вождь помыслов
***
Возможно он Наседкин - Унгерн ,
А может Коля Узала ?
Когда смотрю на фото юнги ,
Не вижу " блудного козла ".
Чита , Даурия и тракты ,
Судьбы тупик не прозевай .
За все столичные теракты ,
Руду в отвалах добывай .
Барон промчался по долине
И в чуне девку оборкал .
И Коля в пламенной кручине ,
Как правнук воина взалкал .
Но ценит папоротник Коля
И жаждет шишек кедрача .
Порывы срисовала доля ,
С Дерсу охотника - сыча .
Ворона речка не в запарке ,
В поветриях " Угрюм - река ".
Плывет Наседкин на байдарке
И в помыслах Сибирь близка ,
Он из краев богатых вечно :
Писатель , бабник , критикан .
Но любит плавать так беспечно ,
Как вождь тунгусов - могикан .

Лунная стезя
***
Я судьбиной не благой ,
Многое изведал .
Не лукавый , так другой
Все равно бы предал .
Наступили времена
Кривды беспредела .
Славят ныне имена
Рокового дела .
Что вокруг и впереди ?
Звон лихого злата .
И душа в моей груди
Часто не крылата .
И былое не в цене ,
И сегодня грустно .
Я стихи шепчу луне
О рассветах устно .
Впрочем лунная стезя ,
Для мечты опасна .
Мне печалится нельзя :
Жизнь всегда прекрасна !

Точка опоры
" Дайте мне точку опоры
и я переверну весь мир "
Архимед

Не жалуюсь на жизнь и рок ,
Поэту свойственно страдать .
Мой тихий творческий мирок ,
Для строк буранных благодать!

Другим почет и похвала ,
Дуплетом или чередой .
А у меня свои дела ,
Где будет хлебушек едой .

У фаворитов все тип - топ ,
Известен путь и перегон .
А у меня развилки троп
И рос хрустальных перезвон .

Их ценит власть за словеса ,
За каждый низкий реверанс .
Они поют на голоса ,
Как мил культуры преферанс .

Как надо избранных любить ,
Как надо критиков хулить .
Умеют хором так трубить ,
Что могут крепость развалить .

Вновь фаворит себе кумир ,
В лучистых грезах в галифе .
А я вращаю целый мир ,
С опорой в пламенной строфе .

Планета любви
***
Любовь стрелой не прилетит ,
Когда амур душе не виден .
И лгать никто не запретит ,
Когда провал не очевиден .

И лгут бесстрстно стервецы ,
Потворствуя лихим подругам .
Пока ветра страстей концы ,
Не отдаут холодным вьюгам .

Опять взъярился листопад ,
Прощаясь щедро с бабьим летом .
Стреляй амур мечте впопад ,
И не промаж нигде при этом .

Авось в родные попадешь
Сердца по искреннему свету .
Любовь без Бога не найдешь ,
Всем подарившего планету .

НАЗВАНИЯ МОИХ ПОЭМ

"Гуляй поле Тамбовское ", "Последняя любовь атамана Антонова "," Легенды Лысых Гор ", " Кто есть человек " , " Тамбовская вольница ", " Зазеркалье Асеевского дворца ", " Крылатые вершины " , " Рощи времен ", " Вечный рейд", " Кругозор жизни " , " Люди нашего бытия " , " Сад юности " , " Игрок и Тамбовская назначейша " , " Вокруг да около " , " Тени лицемеров " , " Литературные прииски Тамбовии " , " Тамбовский Садко " , " Изменчивая суть " , "Студенецкая " , " Грани судеб " , " Творцы у камина " , " Межа " , " Козловъ - Мичуринск " , " Берегини времен ", " Капища страстей " ...

Всего 18 поэм .Некоторые поэмы на историческую тему .Некоторые философского и гражданского содержания . Есть поэмы о современном литературном сообществе на Тамбовщине . Есть поэмы с элементами мистики , сатиры и фэнтези . Как говориться на все вкусы . Для современного читателя интересны поэмы о современных литераторах . Возможно конечно ? Поэмы насыщены литературными и реальными героями . В их судьбах происходят различные события и приключения . Философские отступления и лирические есть , как фон жизни героев . Каждая поэма -- это свой маленький творческий мир . Некоторые поэмы сравнимы с целым романом или приличной повестью . Стихии поэм различные , как и содержание разноплановое . Изложение тоже не схожее с предыдущими . Мои поэты -- мое искреннее , вдохновенное творчество души и пытливого ума . Труд большой , сложный , но интересный для мудрых и внимательных читателей .

Лучшие

В каждом регионе есть ведущие литераторы поэты , прозаики и литкритики . Литературный процесс очень сложный и противоречивый . В одни времена выдвигаются на первые места одни , в другие времена другие . Долгое время с 1985 года по 2005 год в Тамбове власти , газетные функционеры
и в Управлении областной культуры считали лучшей поэтессой региона Дорожкину Валентину Тихоновну . Макарова Александра поэта постсоветской деревни в это время ставили на второе место после Валентины . А на третьем месте было поставлено несколько человек : Евстахий Начас , Виктор Герасин , Аркадий Макаров , Толя Остроухов . После 2005 года на первое поэтическое место выдвинули Марию Знобищеву . Мария славилась как чудо - дарование из кружка Тропинка. Лучшая из лучших . Царила Мария безраздельно в печати местной , на радио , телевидении лет 11 подряд .Управление Тамбовской культуры чуть ли не молилось на нее.С 2016 года в передовицы поэтического труда стремительно выдвигается Луканкина Елена . Дамочка с подмоченной репутацией , но в наши времена это даже эксклюзив !Теперь Луканкина Елена 3 год считается лучшей поэтессой региона . На нее не молятся , но Боратынским и Богдановым немедленно наградили . Лена вся в наградах как в шелках китайская мандаринка ! Из мужчин в период царствования Знобищевой - поэтессы и теперь Елены Притамбовской на вторые и третьи места ставились : Акулов Иван , Начас Евстахий , Макаров Александр , Виктор Герасин , Шеховцов Геннадий . Итак что мы наблюдаем и констатируем --в реальном явном поэтическом измерении в течении 30 лет на первых поэтических местах на Тамбовщине были женщины . Они с явным преимуществом опережали нас мужчин по славе , наградам , известности и признанию бомондом , и властями . Называю лучших поэтесс Тамбовщины за последние 30 лет : 1 - Дорожкина Валентина 2 - Знобищева Мария 3 - Луканкина Елена -- прошу любить их и жаловать . Все остальные досужие споры , разговоры , попытки опровержения не доказуемы и терпят фиаско . Виват лучшим !

Классики

В предыдущей статье о лучших поэтах Тамбовщины я уже определил , почему они лучшие в течении 30 лет . Потому что их поддерживают чиновники местной администрации , управления культуры , бомонд и благодетели с приличным финансовым капиталом . В купе эта поддержка и сделала трех женщин лучшими поэтессами из лучших . А вот быть истинным талантом от Бога и одновременно классиком поэзии эти дамочки не удосужились . Здесь они оказались не у дел . Классики Тамбовской поэзии не они . А кто и почему классики ? По какому праву классики ? По праву созданных , вдохновенных творений , не имеющих себе равных по художественному содержанию , литературному языку , смыслам и другими критериями неповторимости и оригинальности . Например я сочинил классических поэм 18 . Приведу названия некоторых : " Гуляй поле Тамбовское " , " Последняя любовь атамана " , " Тамбовская вольница " , " Легенды Лысых Гор " , " Рощи времен ", " Крылатые вершины " , " Вечный рейд " , " Кругозор жизни " " В Диком поле эхо звонче " и др. Повторяю это только поэмы неповторимые и очень интересные для прочтения . А любовная лирика , философская , гражданские мотивы , о малой родине стихи не менее значимы . Поэтому классик совсем другое измерение . Всевременное и не входящее в рамки фаворитизма власть предержащих . Наоборот мы находимся за орбитой любви властей , мы изгои администраций . Но мы истинные поэты от Бога . И мы превыше всех лучших из лучших по определению чинов и их друзей . Мы классики истины и высокохудожественного дарования неземных величин , живущие на земле . Вот кто классики поэты и прозаики нашего времени Тамбовщины по величию и поэтическому , литературному значению : Хворов Валерий , Кудимова Марина , Макаров Аркадий , Струкова Марина , Алешкин Петр .

ВОИТЕЛЬНИЦА И МИРОТВОРИЦА

Воительница Марина Струкова и миротворица Мария Знобищева

От любви до ненависти один шаг ? А может два письма ? Это как у кого получится . Иногда откровенная личная позиция , субъективный взгляд на политические события сразу из друзей делает врагов . Поэт вольный духом человек , имеет моральное право высказывать свое мнение по любому поводу . Даже если все доводы поэта не согласуются с доводами другого , то зачем стулья ломать ? Незачем ! Тем более вчерашнего гения и патриота называть падшим паникером или пораженцем . Какой же он пораженец , если высказал прямо , открыто свою точку зрения . Мгновенный поиск замены строптивого поэта , похож на паническую подделку шедевра на кустарную свистульку , ради блефа иллюзорного величия своих возможностей . Теперь о некоторых литературных фактах и аргументах из судеб Марины Струковой , Станислава Куняева и других вольных и невольных участников событий . Приведу выдержки из некоторых статей без хронологии по смыслам . Терпеливый читатель волен отдавать предпочтения и делать свои выводы о каждом субъекте событий нашей сложной противоречивой жизни . Однако шило на мыло менять не обязательно . Как и наоборот . Но свергать с пъедесталов классиков не стоит , ни к чему хорошему это не приводит . Вольтерьянцы в свое время так насвергались , так накуролесили , что до сих пор не понять а что такое 9 термидора . Или совсем недавно на Украине вдоволь насвергались каменного Ульянова и что ? Да лажа одна в ридной маты и ничего больше . Неуж - то фашисткие прихвостни лучше других ? Сомневаюсь . Поэты не политики если их талант от Бога . Поэт звучит гордо , если он еще и Человек ! Кесарю кесарево , Марине свое , а Маше совершенно иное . Путать одаренность с пиаром не надо . Каждому сверчку свой шесток . Не сажайте господа редакторы на место королевы лжекоролеву , разоблачат подданные и свергнут . Если ради избрания какой - то функционерки в делегаты , печатают хвалебную рецензию , а потом систематически превозносят безудержно рецензентку , то это не есть истина высших смыслов . Это есть формула круговой поруки : " Вы нашим -- мы вашим " . Теперь читайте откровения и статьи , рецензии , письма и делайте выводы : кто есть кто .

February 13th, 2015, 11:30 am

Марина Струкова и Сергей Куняев беседуют о поэзии Юрия Кузнецова
Оригинал взят у strukova_mv в ПОД МАСКОЙ СВЕРХЧЕЛОВЕКА. Яблоко Евы и чаша поэта Юрия Кузнецова.
17 ноября 2013-го года – десять лет со дня смерти поэта Юрия Кузнецова. О его творчестве и философии беседуют критик Сергей Куняев и поэтесса Марина Струкова.

Марина СТРУКОВА. Здравствуйте, Сергей Станиславович, я хочу побеседовать с Вами о Юрии Поликарповиче Кузнецове. Вы – известный литературный критик, долгое время были коллегой этого великого поэта, который остался в истории фигурой загадочной, легендарной. Думаю, Ваш рассказ о нём будет интересен читателям. Когда состоялось Ваше знакомство с Кузнецовым и каковы были первые впечатления?

Сергей КУНЯЕВ. Знакомство было довольно интересное, учитывая то, что оно было практически безмолвным. Оно состоялось уже тогда, когда Кузнецов стал своего рода легендой в литературном мире - после выхода своих первых московских книг. Году в 1981-м или, может быть, ближе к началу 82-го, я написал статью о его творчестве на основе книг «Во мне и рядом даль», «Край света за первым углом», «Выходя на дорогу, душа оглянулась», и особенное моё внимание привлекла его книга «Отпущу свою душу на волю», которая, собственно, и подвигла меня на этот труд. В итоге работа получила название «Между миром и Богом» - строка из кузнецовского стихотворения «Муха»: «Ты сражался с невидимым злом, что стоит между миром и Богом». И собственно это состояние поэта на протяжении длительного периода его творчества я и оценивал.
Закончив статью, принёс её Вадиму Валерьяновичу Кожинову, который внимательно прочитал текст, но категорически не согласился с моей трактовкой творчества Кузнецова, а уже после этого произошла личная встреча в стенах журнала «Дружба народов». Я подошёл, поздоровался. О чём шла речь, уже не помню, но помню реакцию Кузнецова, его командорскую стать, пронизывающую искру из глаз при лёгком поднятии виевых век и почти безмолвный диалог со мной, который длился минуты две или три, он произнёс всего несколько слов, но глаза сказали гораздо больше. Потом, когда я оценивал эти минуты, до меня дошло, что он, возможно, видел текст, который ему показывал Кожинов, и который ему по душе не пришелся. Такова была первая встреча, потом было ещё несколько, в литературном кругу людей преимущественно старшего поколения. Один эпизод весьма характерный для Кузнецова. Он пришёл на 51-летие моего отца Станислава Юрьевича Куняева, к нему в дом, где собралось довольно большое количество гостей, наших друзей. Помню, Вадим Валерьянович Кожинов сразу взял в руки гитару, стал петь свои любимые романсы, а Кузнецов ещё до того, как все сели за стол, совершенно внезапно и неожиданно для всех схватил со стола яблоко, одним движением ножа рассек его пополам, показал всем отрезанную половину и сказал: «Смотрите сюда! Вы видите это яблоко Евы?» И показал на чётко очерченный шестигранник в зерне яблока. А уже потом я прочитал его строчки, в которых как бы отразилось это действие: «О древние смыслы, о тайные знаки! Зачем это яблоко светит во мраке? Разрежь поперёк и откроешь в нём знак, идущий по свету из мрака во мрак». Вот так сначала последовало действие, потом родились стихи.

М.С. Какую мистическую фигуру Вы рисуете…

С.К. Таким и выстраивался его образ лично перед моими глазами с первого момента. А в августе 97-го года Юрий Поликарпович появился в редакции «Нашего современника», куда пришёл заведовать отделом поэзии по приглашению Станислава Юрьевича Куняева. И проработал там до 2003-го года, до последнего дня. Общение наше длилось, кажется, целую жизнь. И многие вещи всплывают в памяти достаточно ярко и рельефно.

М.С. Расскажите историю публикации поэмы о Христе, ведь некоторые читатели и литераторы не поняли и не приняли её - что Вы как критик думаете о таком ортодоксально религиозном подходе к литературе?

С.К. Даже многие люди, высоко ценящие Кузнецова, об этой поэме предпочитают не говорить или всячески от этого разговора уклоняются, что лично мне совершенно непонятно. Потому что в первую очередь действительно стоило бы оценить духовный подвиг поэта, взявшегося в самом деле, нет, не за поэтическое переложение Евангелия, а поэтическое изложение жизни Иисуса Христа. Кто-то может сказать, что поэт подвиг себя на некое кощунство, и, кстати сказать, слышал такое от некоторых священников. Но я воспринимаю это движение Юрия Поликарповича совершенно иначе. В этой поэме есть одна строчка, которая меня поразила при первом же чтении: «Славься Господь! Он пошёл на Божественный риск!» Так вот, я считаю, что здесь буквально на Божественный риск пошёл поэт, и с моей точки зрения это было вполне оправданно! Две первые части поэмы «Путь Христа» - «Детство Христа» и «Юность Христа» - были напечатаны в 2000-м году, третья в 2001-м. Далее последовала поэма «Сошествие в ад», думаю, кое-что серьёзно сдвинувшая в сознании у многих, кто её читал. А затем была работа над поэмой «Рай», от которой осталось только начало, но это, видимо, тоже было некое божественное провидение. Так вот, в статье «Путь ко Христу» я писал о том, что эта поэма вобрала в себя многое - в первую очередь апокрифические Евангелия, духовные стихи, а также народные представления о русском Христе, что, кстати, отразилось в тех песнях, в тех песнопениях, которыми Юрий Поликарпович прокладывал ткань своего повествования.
Надо сказать, что в том же номере, где была опубликована заключительная часть поэмы, мы отмечали 60-летие поэта, и дали серию отзывов о нём. И очень интересно, что сказал отец Дмитрий Дудко. А к его слову, я считаю, здесь надо прислушаться:
«Самое значительное с 1917 года, удивительные стихи… наводят на большие размышления… поэмы не для поспешного суждения… может смутить читателя некоторая вольность в выражениях, от того, что сейчас мы знаем Христа как Бога, а Христос здесь как человек (естественно, речь здесь шла о Богочеловеке) думает о том, что сделать, как спасти человечество, идёт спор между мудрецами иудейскими и Христом как человеком, но прозревающим Истину». Вот слова отца Дмитрия Дудко. Тут же идёт как бы возражение на это отца Александра Шаргунова, который не принял даже не саму поэму в принципе, а саму попытку поэта воплотить евангельский сюжет. Это очень хорошо видно по его высказыванию. Думаю, в последнем стихотворении Юрия Кузнецова «Поэт и монах» кое-что из сказанного отцом Александром отразилось - отвержение Юрием Поликарповичем попытки монаха (который в результате оказывается вовсе не монахом, а принимает вид монаха) от имени церкви влиять на поэта. На его сознание и на его перо. Кстати, это не первый и явно не последний такой спор.
Я в этом смысле могу привести прелюбопытнейшую полемику, которая произошла в начале ХХ века между Василием Розановым и Николаем Клюевым. Василий Розанов, как известно, в книгах «Тёмный лик» и «Люди лунного света» утверждал христианство как бестелесное, бесхлебное, бесплодное и бесполое.

М.С. Читала, да, несколько критический взгляд.

С.К. Более того, он считает телесным, хлебным и половым Ветхий Завет, в отличие от Евангелия. Но Вы, вероятно, не обратили внимания, что в это же время, а надо сказать книга «Люди лунного света» была в библиотеке Клюева до его ареста и была изъята вместе со всеми бумагами, как всем образным строем Клюев утверждает телесность, материальность, земнолюбивость, если угодно, и абсолютную физиологичность христианства, вплоть до образа сосцов, которые питают человечество своим молоком. Вот он, взгляд на христианство, с двух диаметрально противоположных точек зрения. Здесь мы наблюдаем приблизительно такую картину. Тут не могу не поделиться одним личным воспоминанием. Когда моя статья, где я утверждал, что поэма «Путь Христа» это путь ко Христу самого поэта, который начал этот путь не в момент написания поэмы, а гораздо раньше, была опубликована в газете «День литературы», как раз приближался юбилейный вечер Юрия Поликарповича в Большом зале ЦДЛ, и я пришёл, естественно, на этот вечер. Подхожу к порогу, смотрю, стоит Юрий Поликарпович. Помню, это серое пальто, кашне, стойка статуи командора, неподвижную посадку головы и взгляд то ли в пространство, то ли внутрь себя. Было ощущение, что он окружающего особо не видит. Я подошёл к нему и поздоровался. В ответ последовало буквально следующее. Такой лёгкий полуповорот головы в мою сторону и дальше я запомнил подробно: «Ну, здравствуй, здравствуй». - Потом разворот корпуса в мою сторону и: «Я это от святых отцов буду слушать, а не от тебя». И опять поворот в другую сторону, и опять погружение в свои думы. Это он имел в виду мою статью о его поэме. То есть он со своей как бы олимпийской высоты меня испепелял Зевсовыми молниями. Но я, скажу честно, никогда ничего лучшего о написанном моей рукой ни от кого не слышал.

М.С.Характер Юрия Поликарповича некоторым казался диктаторским, несколько высокомерным. Но поэтесса Диана Кан, которая общалась с Юрием Кузнецовым, считает, что его надменность была только маской, за которой скрывался человек добрый, ранимый и даже наивный.
Критик Кирилл Анкудинов пишет, что, по его мнению, резкие высказывания Кузнецова о тех или иных классиках и о «женской» литературе были частью его стратегии. Так создавал ли Кузнецов свой имидж осознанно или просто прятался под маской сверхчеловека от жестокого мира?

С.К. Человек он был очень тонкий внутренне. Я в этом убедился, пообщавшись с ним в стенах редакции в эти годы. Тонкий, ранимый и, на самом деле, очень добрый. Что, казалось бы, чисто внешне совершенно в нём не просматривалось. Но при этом более-менее тесное общение с ним рисовало именно такую картину. Никакой наивности в нём, конечно, не было в помине. Такие люди, как он, наивными не бывают. Да и таких, как говорится, на Земле-то немного. А что касается стратегии или имиджа, подобные понятия в принципе неприменимы к Кузнецову. Это было абсолютно естественное поведение. И при всей непривычности для слуха его высказываний или манер, непривычных на общепринятый взгляд, у меня лично никогда не возникало сомнений в абсолютной искренности того, что я когда-либо от него слышал.

М.С. Как Кузнецов воспринимал критику собственных стихов?

С.К. Он не терпел глупостей ни в каком виде – ни благожелательных, ни отрицательных. Если считал, что к нему подходят без ума, без необходимого вчитывания в его стихи, без, если угодно, определённой проницательности, то даже самые высокие слова о своей поэзии он отметал напрочь. Мне доводилось держать в руках журнал «Московский вестник» со статьёй о поэзии Кузнецова, имя критика здесь не имеет значения, имеет значения факт: статья была чрезвычайно высокого тона с самыми благожелательными оценками, и я видел пометки на полях этой статьи, сделанные Юрием Поликарповичем. Слова «дурак» и «идиот» чередовались друг с другом. Возникали и такие примечания: «Да что это такое? Он, что, с ума спятил?» Статья была исчеркана вдоль и поперёк, и такие комментарии шли на полях журнала от первой до последней строки. То есть, обольстить этого человека критикой было невозможно, польстить ему – тем более. Ему было не привыкать к скрещиванию лезвий и к леденящим искрам вокруг своего имени. Цену всему этому он знал хорошо. И у него было абсолютно чёткое, адекватное, ясное понимание своей значимости, своего бытия на этой земле и в мире литературы. Вот это, наверное, самое главное.

М.С. Как-то в коридоре «Нашего современника» я увидела большую стопку отвергнутых Кузнецовым рукописей. Считая, что такой придирчивый человек мог отбросить и талантливые вещи, просмотрела её, но, действительно, хороших стихов там не оказалось… Кузнецов был скуп на похвалы, но о ком-то из современных авторов он ведь отзывался положительно?

С.К. Знаю наверняка: талантливые вещи мимо него не проходили. Что безоговорочно летело в мусорную корзину – это графомания, а также стихи его подражателей. Вот кого он поистине терпеть не мог, так это стихотворцев, которые начинали подражать ему. Как только он это замечал, этот человек оказывался за порогом его кабинета, а его стихи, действительно, оказывались в мусоре. Иных вариантов не было.
Что касается поэтов, которых Кузнецов ценил. Он высочайше отзывался о Николае Тряпкине. Высоко оценивал стихи Светланы Кузнецовой. Безусловно, уважал творчество Николая Рубцова. Могу назвать и Анатолия Передреева. Из более молодых отмечал Геннадия Фролова, Евгения Чеканова. Но далеко не всё оценивал положительно и у них. Предельность, точнее запредельность его требований, могла многих даже и сломать.

М.С. Он критиковал даже классиков.

С.К. С классиками у него были свои особые отношения. Потому что он мысленно почитал себя в их кругу. У меня с Кузнецовым состоялось немало бесед, в частности о Пушкине. Последняя наша беседа именно его и касалась. Тогда Кузнецов отдал мне на редактуру свою статью-кредо «Воззрение», и я сделал несколько поправок, а также выразил своё несогласие с трактовкой поэзии Пушкина. Помню, как в коридоре «Нашего современника» без приветствия, без поклона, Кузнецов резко повернулся ко мне и спросил: «Ну что, я убедил тебя, что Пушкин – не христианский поэт?» Он даже не дал мне ответить и тут же продолжил «Я тебе представляю весь строй стихов, вдохновленный Аполлоном, а ты пытаешься этому противопоставить несколько поздних стихотворений». Но надо понимать, что такой подход к Пушкину следовал с высоты поэмы «Путь Христа». Началось с того, что «Ночью вытащил я изо лба золотую стрелу Аполлона», а закончилось «Памятью детства навеяна эта поэма. Встань и сияй надо мною, звезда Вифлеема». Это путь его души, духа. От античного язычества к христианству.

М.С. Сегодня многие поэты называют себя учениками Кузнецова. Но ученик это ведь не подражатель, а продолжатель дела, тот, кто будет развивать философию и стиль, созданный мастером, а не просто копировать его приёмы. Так остались ли у Кузнецова настоящие ученики, которые попытаются превзойти учителя?

С.К. Превзойти Кузнецова? Не смешите меня! Попробуйте найти поэта, который превзошел бы Блока или Есенина. У Кузнецова была в своё время поэма, которая называется «Золотая гора». Так вот, когда эта поэма появилась, то вызвала определённый взрыв негодования у многих. Но я как раз обратил бы внимание, насколько тонок и тактичен оказался Кузнецов в этой вещи. Он не стремится превзойти классиков, к которым восходит на вершину Золотой горы. Он идёт к ним в общество, повинуясь зову, который от них слышит. И только достигнув цели, он обнаруживает, что «навеки занемог торжественный глагол, и дух забвенья заволок великий царский стол. Где пил Гомер, где пил Софокл, где мрачный Дант алкал. Где Пушкин отхлебнул глоток, но больше расплескал». Вот это «больше расплескал» вызвало бурю негодования. А подумать, с кем сопоставляет Кузнецов Пушкина – с Гомером, Софоклом и Данте. И как он относится к тому, что вот этот классический звон практически не слышен в современности. И что делает его герой? «Он слил в одну из разных чаш осадок золотой. Ударил поздно звёздный час, но всё-таки он мой». Что происходит? Герой сливает осадок. То есть то, что осталось, осело и осталось поистине золото. То, что концентрирует в себе дух классики. Но при этом он именно сливает то, что осталось, в свою чашу, то есть только то, что он сам в состоянии пригубить. Тот глоток, который он сам в состоянии выпить и не более того…

М.С. И что, по-Вашему, эта чаша уже пуста?

С.К. Знаете что, давайте не опережать Господа Бога! А что касается вопроса о развитии философии и стиля, вспоминается, как говорил Андрей Платонов одному писателю: «Не вздумай мне подражать, я тебя выжгу изнутри как серная кислота». Надо обладать силой духа, внутренним запасом прочности, а главное, мудрым пониманием того, кто перед тобой находится. Только при этих трёх условиях, естественно, если ещё есть дар, возможно минуть рифы подражания, перейти из ученической стадии в стадию самостоятельного творчества, пытаясь не превзойти Мастера, а для начала хотя бы встать на одну горизонталь с ним, но в своей плоскости.

М.С. А каковы были политические взгляды Юрия Поликарповича, он был патриотом или националистом? Но и патриоты бывают разные – есть монархисты, есть социалисты, есть евразийцы… А может быть, Кузнецов был аполитичен и брезгливо относился к политике?

С.К. Он брезгливо относился к политикам. А что касается политики в высоком смысле этого слова, то от неё не был свободен ни один поэт в России ХХ века, начиная с Блока. Как можно назвать аполитичным поэта, который пишет триптих «Я в Мавзолей встал в очередь за Лениным…»? Который дал такую панораму политических деятелей в поэме «Сошествие в ад»? У которого есть цикл, посвященный Сталину? Как может быть аполитичен поэт, для которого глубинный смысл бытия сопрягают все нервные узлы истории и современности. Касательно умонастроения Кузнецова, его направления - то, что он был русский патриот, в этом никто и никогда не мог усомниться самого начала. И в то же время он был человеком вселенских устремлений. Вот поэт говорит: «И снился мне кондовый сон России, что мы живём на острове одни. Души иной не занесут стихии, однообразно пролетают дни». То есть Россия кажется отдельным от всего мира островом. Но что идёт с этого острова, какие лучи всё пронизывают? Его же интересовали все эпохи, все герои. Он беседовал с мировыми подвижниками религии, философии, литературы. Для него имели огромное значение истоки человечества, и являлись равновеликими былины, Евангелие и «Поэтические воззрения славян на природу» Афанасьева. Вспомним его поэтическое переложение Митрополита Иллариона «Слово о Законе и благодати». Он сам взялся за этот истинно подвижнический труд, чтобы современным русским языком передать основную мысль: благодать превыше закона. Что было объявлено на Руси более тысячи лет тому назад. В отношении Кузнецова надо говорить в целом о мировой философской мысли, о мировых философских системах, но в первую очередь о духовных подвижниках Древней Руси и их последователях.
Думаю, он во многом разделял взгляды своего друга и собеседника Вадима Валерьяновича Кожинова. Считал, что Россия это особый мир. Это Евразийская держава, но не Европа плюс Азия, а именно Евразийская держава в своей особости, в своей горизонтали, удерживающей мир.

М.С. У него действительно есть что-то напоминающее ирландского поэта Йейтса…

С.К. Об этом писал Анкудинов. Не могу согласиться с тем, что можно впрямую прочерчивать такую линию, какую прочерчивает он. Наверное, здесь мы вправе говорить не о Йетсе, а тогда уже о Шекспире. Короткий эпизод из личного общения: только-только появилась напечатанная в журнале часть поэмы «путь Христа» - «Сошествие в ад». Захожу в кабинет Кузнецова. Решил пошутить. Говорю: «Что, Юрий Поликарпович, пошли по следам Данте?»
Он даже не улыбнулся. Более того, не повернул головы в мою сторону.
Смотрел перед собой, я видел, как напряглись скулы, лицо слегка побелело и он, будто досадуя на мелочность вопроса, на моё какое-то полное его непонимание, произнёс буквально так: «Данте?.. – и после тяжёлой свинцовой паузы, - Данте мелко плавал по сравнению со мной». Это было сказано абсолютно серьёзно. И, считаю, если кто из современных поэтов имел право на такие слова, так только он.

М.С. Как он относился к экспериментам в поэзии, к авангардизму? Называл графоманией или считал, что и такие стихи могут представлять интерес?

С.К. Думаю, никакого авангардизма, никакого «изма» для него в принципе не существовало. Он оценивал стихи по тому, способен ли поэт воплотить нечто существенное в них, способен ли создать ощущение бытия в своей поэзии, способен ли выйти за пределы земной оболочки и напитаться небесными энергиями. Пожалуй, это для него был главный критерий. Внимательно относился к гармонии стихотворной речи, за этим очень следил и у себя, кстати сказать, тоже. А все эти «измы»… - он просто не держал их в своём сознании.

М.С. Если Вы считаете Кузнецова гением, в чём, на Ваш взгляд, заключалась его гениальность?

С.К. В поэзии! Другого ответа у меня нет.
Печатная версия
»НЕЗАВИСИМАЯ ГАЗЕТА»

ВОИТЕЛЬНИЦА

Поэзия Марины Струковой
Второй месяц "отдыхаю" в ярославской деревне. Вдали от гусинских и киселевых, хохмачей и политиков, из местечек нахлынувших в первопрестольную. Вроде бы, только и успокоиться, да какой покой и умиротворение, когда кругом поля, взлелеянные не одним столетием, зарастают кустарником и чертополохом, когда детишки в деревне все почти из города, а кладбище всего-то за десять лет вдвое выросло: Одна радость и есть - сходить крестным ходом к источнику святого и праведного Иринарха, в жесточайшую смуту благословившего Пожарского и Минина на бой с ляхами и христопродавцами, выбраться в монастырь Бориса и Глеба к настоятелю отцу Иоанну и ко всей братии.
Упаси Бог тебя, читатель, подумать, что поддался я греху уныния. Среди этого разора и запустения дописал, все-таки, статью об имперской литературе, а в ней ни нытья, ни ностальгических всхлипов найти невозможно - империя строга, сильна и всевластна, чтобы о ней сюсюкать или патоку лить. И писал потому, что уверен в несомненном возрождении России - великой, единой и неделимой.
И какая же была радость, когда открыл седьмой номер "Романа-журнала ХХ1 век", издаваемого Валерием Ганичевым для сохранения и приумножения русской литературы и русского национального самосознания. Вот в этом номере и прочел стихи молодой поэтессы Марины Струковой, которые обрадовали мощью и страстностью, редко теперь встречаемыми в литературе. Она ясно представляет, какое общество создается радикальными реформаторами и какие "общечеловеческие ценности" теперь правят бал в демократизированной до обморока России:

Идет естественный отбор,
Ведут людей из темных нор.
Взирает Власть как некий бог:
И этот слаб. И этот плох.
А кто хорош? А тот хорош,
Кто крепко держит ствол и нож,
Кто смело бьет и сладко спит,
Пусть за окном страна хрипит.
А кто хорош? А тот хорош,
Кто мать готов продать за грош,
Кто по костям привык гулять,
Врагов крушить, умом петлять.
А те, кто честен - не гордись,
По закоулкам - расходись!
Ютись по пыльным чердакам,
Копайся в мусорных бачках.
Я верю в правду. Значит - смерть?
Дрожит асфальтовая твердь,
Сверкают выстрелы в упор,
Идет естественный отбор,
Бьют сапогами в нашу дверь:
- Стоять! Я тоже сильный зверь.

"Сильного зверя" спишем на поэтическую метафору, а вот то, что Марина Струкова говорит об адекватном ответе зверью в человеческом обличье - это воистину то главное, что забывают наши законопослушные беззаконию граждане. Нечисть, порожденная тьмою, где скрежет зубовный, уничтожается, и это то правильное и праведное деяние, которое должен совершить человек, познавший Путь, Истину и Жизнь.
Это война до конца, до смертного венца. Все разговоры о России, исчерпавшей лимит на революции, все дряблые рассуждения о превращении менял и разбойников в отцов нации - сущностно бесстыдны, тем более, что эти "отцы", точнее, паханы, по образу своему и подобию будут "возрождать" Россию. А кому, кроме бесов, такая Россия нужна? Так представив недалекое будущее Марина Струкова решает:

Если завтра война, мы поплачем о милом,
Перекрестим дымящийся дол,
Проведем БТРы по отчим могилам,
Чтоб могилы никто не нашел.

Подожжем златоглавый истерзанный город,
Чтобы городом враг не владел
И зазубренный серп и заржавленный молот
Зашвырнем за небесный предел.

Все вино мы допьем и пройдем по бокалам,
Никому нашу радость не пить.
Если завтра война, мы забудем о малом -
Честь и славу за грош не купить.

Наш распахнутый мир будет светел и страшен,
Голос крови сильней, чем закон.
Заминируем каждую пядь этих пашен,
Динамит - под оклады икон!

Видишь - выбора нет, поднимается ветер,
Русь уводит на облачный край.
Впереди только битва и огненный пепел,
Позади - очарованный рай.
Страшное будущее видится поэтессе. И поскольку враг известен, устроители нашей национально-государственной драмы продолжают куражиться и скакать в бесовской пляске по просторам России, то и о них, врагах человеческих, Марина Струкова тоже говорит с предельной откровенностью:

"Возлюби своего врага"-
эта фраза вам дорога.
Что ж, послушаюсь, уступлю.
Я врага своего люблю.
Не убил, не загнал в тюрьму,
Не вручил по пути суму,
Не изгнал, не лишил тепла,
Не заметил, как подросла.
Коль вину ему отпущу
За себя я его прощу,
Но когда подойду к окну
Не прощу его за страну.
Пляшет облако гари
По ночным городам.
Я из партии парий
И ее не предам.
Искры на пепелищах
Загораются вновь
Я за злых и за нищих,
За бунтарскую кровь.
Я врага своего люблю.
Помолиться, так намолю:
Надышаться ему - в петле,
Отоспаться ему - в земле.
Все идет к одному концу -
Коль ударю, то по лицу.
О, Россия, костры, снега,
Я люблю своего врага!

Вот и подошли мы к самому главному в поэзии - ее духовной наполненности. По приведенным здесь стихам, по праведной ненависти без прощения и жертвенности без чаяния Вечности героиня стихов может представиться эдакой валькирией, языческой богатыршей, без страха и упрека готовой к смертной схватке. И обмолвки об окладах икон, и вольное толкование любви к врагу могут заставить думать о внеправославности поэтического мира и лирического героя Марины Струковой. Но, во-первых, напряжение борьбы таково, что вполне сопоставимо с напряжением Куликовской битвы, для победы в которой сам Сергий Радонежский благословил, а Александр Пересвет после благословения взял в руки оружие, что было противно монашескому чину, но полностью отвечало святости подвига преподобного и его ученика - боярина-монаха. И, может быть, в стихах Марины Струковой мы находим то поэтическое прозрение, которое сравни пророческому дару, и тогда не валькирия, а воительница за землю Русскую и русский народ зовет нас к борьбе и победе.
А, во-вторых, ну как такая поэзия может быть неправославной! Такой имперский порыв, такая жажда отмщения врагам России, врагам рода человеческого только и могут основываться на любви, которой устраивается мир, без которой месть становится самодостаточной. Вот стихотворение, в котором сама Марина Струкова объясняет и себя, и свой имперский порыв, и мотивы поступков лирического героя:

Сияет листовка на серой стене,
Страна по колено в крови,
Но каждая песня о вечной войне
Лишь песня о вечной любви.
О деве, что плача стоит на крыльце,
Глядит на дорогу в тоске,
О юном герое во вражьем кольце,
О Солнце весны вдалеке.
О гордой душе, что летит в высоту,
О ивах кровавой реки,
О белых цветах, что ложатся к кресту
Из трепетной детской руки.
Нам верность и подвиги сняться во сне,
Зови их на землю, зови!
Ведь каждая песня о вечной войне
Лишь песня о вечной любви.
И с радостью мы растворимся в пыли
За рощи в туманной дали,
За белые села, где жить не смогли,
За горд, где жить не смогли.
Тоска о незримом сжигает меня
И солнце глядит свысока.
Есть каста бойцов и стальная броня
Для них, словно нежность, легка.
Ты как об огне вспоминай обо мне
И звезды доступные рви.
А каждая песня о вечной войне
Лишь песня о вечной любви.

Как хочется верить, что рождается поколение, соединившее в себе любовь и праведную ненависть, как надеюсь на то, что мужество сопротивления крепнет в людях, уставших от унижений и оскорблений. В людях, в годину бед вспоминающих:

Как же весело, братцы,
Не кричать: "Помоги!",
А самим разгуляться,
Там, где правят враги...

СКАТЕРТЬЮ ДОРОГА ... Мой ответ Марине Струковой , Станислав Куняев

В майском номере “Нашего современника” за 2015 год были опубликованы мои размышления, озаглавленные “Разделили и мы неделимое, или Письма с Украины, которой нет”. Прочитав их, поэт Марина Струкова написала мне письмо, которое взволновало и расстроило меня до глубины души.
Дело в том, что 25 лет тому назад я получил из далёкого тамбовского села письмо и школьную тетрадочку со стихами от молоденькой учительницы
начальной школы. Стихи были свежие, искренние, талантливые, патриотические, и мы, конечно, сразу опубликовали их. Марина Струкова в то страшное время после первой же публикации проснулась, как говорится “знаменитой”. Последующие публикации её стихов были только в нашем журнале, с помощью которого вскоре вышла первая книга Марины “Солнце войны” с предисловием Вадима Кожинова (1998) и “Серебряная пуля” (2003) с моим послесловием. Вадим Кожинов, прочитав рукопись книги, вручённую ему мной, восхитился именно Марининой “русскостью”.
Вскоре после выхода книги “Солнце войны” мне позвонил Александр Проханов и попросил, чтобы я познакомил его с Мариной. Так она стала постоянным автором газеты “Завтра”, а после октября 1993 года — любимицей молодёжи, сплотившейся вокруг Баркашова в “Русское национальное единство”, известное истории под аббревиатурой РНЕ.Именно поэтому в 2007 году, когда на Украине стало разгораться пламя оранжевого майдана, я послал Марину в “незалежную”, чтобы она поглядела русскими глазами на всё, что там происходит, и рассказала нашим читателям об украинской драме честно и правдиво. Что она и сделала. Свой очерк “Над Днестром и Смотричем” Марина завершила словами: “До встречи, Украина! Десять антирусски настроенных субъектов в толпе и пять у власти не заставят меня относиться хуже к твоему народу и песням, полям и храмам, великой истории и славянскому братству…” И вдруг в июле 2015 года я получаю от неё письмо, на которое, как человек, немало сделавший для литературной судьбы Марины Струковой, не могу не ответить.
* * *

Послание Марины ко мне начинается так:
“Люди, написавшие Вам письма, по менталитету — советские, ностальгируя по своей молодости (так в оригинале. — Ст. К.), они хотели бы вернуться в те дни, от которых в памяти осталось только хорошее, а плохое забылось. Их мечта — восстановленный Советский Союз. Они запамятовали репрессии, нищету, вынужденное молчание. Такие говорят, что несмотря на то, что их предки погибли или отсидели в ГУЛаге, нужно простить Сталина. Я не прощу, не предам память предков — это они, русские, казаки, гибли “от пуль, голода и холода” в советской стране, скрывались или сидели по лагерям. Для меня сегодня вернулась та гражданская война, те 20–30-е годы. Не могу быть на стороне новых большевиков”.
Твой детский политический лепет, Марина, твоя мировоззренческая инфантильность поразили меня. По-моему, ты до сих пор не прочитала “Тихий Дон” Шолохова, не прочитала его переписку со Сталиным и мыслишь, как гимназистка-эмигрантка первого поколения, сбежавшая в 1920году из Крыма в Турцию. Но ведь даже люди той эпохи прозревали – жизнь заставляла их это сделать. Вспомни, что Деникин отказался от предложения Гитлера сотрудничать с ним, потому что его русское сердце не пошло на эту сделку. Вспомни, что Бунин, написавший в
запальчивости “Окаянные дни”, в 1943году молил Господа, чтобы со Сталиным, отправившимся в Тегеран на встречу с Черчиллем и Рузвельтом, ничего не случилось в пути. Вспомни, в конце концов, героическую судьбу генерала Карбышева, вспомни, что в гражданской войне почти половина бывших офицеров царской армии воевала на стороне красных, чтобы спасти Россию от мировой Антанты.
А теперь о другом. Ты пишешь, что мои украинские корреспонденты
“ностальгируют по своей молодости”. Но многие авторы этих писем не какие-то советские старики, а твои ровесники. Таковы молодые поэты из Новороссии — Максим Газизов, Артём Маслов, Игорь Галкин. Такова моя корреспондентка из Харькова. Таковы журналисты Василий Бабанский из Киева и Сергей Кривонос из города Свитово. Таков, в конце концов, твой ровесник Олесь Бузина, убиенный твоими майдановскими отморозками. Шельмуя советскую эпоху и не понимая Сталина, ты уподобляешься и западным русофобам, и нашей “пятой колонне”.
* * *
Ты яростно пишешь в своём письме:
“Тем, кто говорит мне о слезинке донбасского ребёнка, я напоминаю о слезинке чеченского ребёнка. Помните, как поддерживали мы, российские патриоты и националисты, армию РФ, которая уничтожала сепаратистов Ичкерии, не задумываясь о том, что там гибнет и мирное население?”
Ты что, забыла, что прежде чем в Чечню были введены российские войска, около 300 тысяч русских жителей Чечено-Ингушской АССР были выдавлены, изгнаны, выброшены из её пределов, и это изгнание сопровождалось убийствами, насилием русских женщин, грабежами, захватом сельских домов и городских квартир, унижениями и издевательствами над беззащитным русским “мирным населением”. Ничего похожего по отношению к украинцам в Новороссии и в Крыму не происходило. Ты что, забыла такие фамилии, как Дудаев, Хаттаб, Басаев, Радуев, Удугов? Ты забыла о “слезинках русских детей” в Будённовске и на Дубровке, ты забыла о взрывах русских многоэтажек в Москве и Волгодонске, ты забыла о “слезинках осетинских детей” в Беслане? Ты забыла о своём собственном стихотворении, написанном в середине 90-х годов в разгар чеченской войны, на которую ты посмотрела собственными глазами?
Я тебе напомню эти стихи:

Корреспонденты к нам из-за границы,
как вороны, слетелись в южный край,
чтоб на экран и пёстрые страницы
перенести бандитский ад и рай.
И телеобъективы наводили,
как будто бы пришли глазеть в музей,
когда бойцы в окопе находили
отрезанные головы друзей.
Они — корреспонденты-чужеземцы,
не напрягая подленьких умов,
порой стенали: “Бедные чеченцы!”
…Что им до наших взорванных домов,
что им до наших бед и демократов,
что им до наших нефтяных магнатов?
Сенсаций жаждут, удивляют мир.
Корреспондентам бойня — словно тир.
Навстречу взрывам — фотокамер вспышки.

КРАХ СТАНИСЛАВА КУНЯЕВА ЛИТЕРАТУРНАЯ РОССИЯ

Один из главных итогов минувшего Съезда Союза писателей России – крах Станислава Куняева. А ведь ещё недавно многие в писательском сообществе считали его своим кумиром. Поэт несколько десятилетий имел, как в таких случаях говорят, ядерный электорат. За ним хоть в огонь, хоть в воду готовы были броситься даже не сотни, а многие тысячи людей. Ему верили. И вдруг репутация поэта обрушилась... В писательском сообществе ему безоговорочно отказали в доверии.

Сомнения в порядочности Станислава Куняева возникли не сегодня. Он и раньше позволял себе сомнительные поступки. Может, просто они не так сильно бросались народу в глаза. О каких-то вещах знали лишь в узких кругах, но даже в тех узких кругах не хотели верить, что поэт перешёл какую-то черту: всё списывали на случайности и временные помутнения. В общем, до поры до времени ему многое прощалось. Хотя одна история всё-таки оставила свои рубцы. Это случилось в конце 1990 года. Куняев, получив при мощной поддержке Юрия Бондарева в свои руки журнал «Наш современник», надумал под влиянием Вадима Кожинова кардинально изменить команду вверенного ему издания. Ему удалось собрать вокруг себя группу энергичных молодых ребят. Так, отдел прозы он доверил очень много обещавшему писателю Александру Сегеню, который незадолго до того выпустил сильный роман «Похоронный марш». На роль чуть ли не главного мыслителя он позвал задиристого молодого философа Дмитрия Галковского. Куратором поэзии и критики в журнале должен был стать ученик Вадима Кожинова полковник юстиции и поэт Александр Поздняков. Тут же Вадими Кожинов настоял, чтобы раздел публицистики перешёл в руки четверокурсника МГУ Андрея Писарева, которому тогда стукнуло, кажется, всего лишь 22 года. Часто вызывавшего сомнения Александра Казинцева наоборот планировалось отодвинуть на третьи роли. Естественно, часть литературного генералитета этими новациями была недовольна, но, с другой стороны, каждый новый номер журнала «Наш современник» превращался в событие. Правда, во вновь формировавшийся ансамбль никак не вписывался бывший майор-ракетчик Дмитрий Ильин, который не скрывал своего желания стать главным идеологом журнала. Понятно, что между птенцами гнезда Кожинова и бывшим ракетчиком возник конфликт. Увы, Ильин оказался не способен к диалогу, а у кое-кого из воспитанников Кожинова сдали нервы. Во время одного из скандалов Поздняков не выдержал и на глазах у всей редакции обрушил на бедную голову Ильина папку с чьими-то графоманскими текстами. В той ситуации, естественно, Куняеву надо было делать выбор, с кем он захочет дальше работать. Куняев предпочёл остаться с Ильиным, указав Позднякову на дверь. Недовольный этим решением, в знак протеста редакцию тут же вслед за Поздняковым покинули Галковский, Писарев, Степанов и ещё несколько человек. Но на что тогда надеялся Куняев? Может, он рассчитывал, что Ильин всех затмит своим интеллектом и сможет в одиночку поднять журнал на небывалую высоту? Всё оказалось намного проще. Ильин оказался нужнее Куняеву по другой причине. Поскольку Куняев на работу ходил крайне редко, но очень хотел знать, чем в его отстутствие дышал каждый сотрудник, ему понадобился соглядатай, который бы ежечасно ему названивал и сообщал, кто, что и кому сказал о шефе. Согласитесь, расстаться с одарёнными интеллектуалами ради чудаковатого информатора было не самым лучшим решением руководителя. И не удивительно, что, как только Куняев, опасаясь санкций победившей после подавления путча 1991 года власти, решил на несколько месяцев под удобным предлогом скрыться из Москвы, приглашённый им на роль временного руководителя журнала Вадим Кожинов в первый же день предложил Ильину уволиться и больше в «Нашем современнике» не появляться. Правда, ни Галковский, ни Писарев, ни Поздняков этого жеста не оценили и вновь в редакцию вернуться не захотели. Тут можно вспомнить и другую некрасивую историю. Весна 1992 года. Все продолжали находиться в шоке от удара, который обрушил на всю страну Егор Гайдар. Все сразу превратились в нищих. Собранные в конце 1991 года по подписке средства на 1992 год закончились у журнала уже в феврале. Надо было что-то делать. К примеру, журнал «Москва» вынужден был перейти на выпуск сдвоенных номеров, а редакции журнала «Литературное обозрение» пришлось и вовсе на время прекратить выпуск своего издания. В «Нашем современнике» все выкручивались как могли. И вот в такой крайне сложный момент, когда решалось выживет ли журнал или окончательно погибнет, Куняев с женой собрался в многомесячную поездку в Австралию к русским эмигрантам второй волны. И, если бы не помощь Валентина Распутина, трудно представить, что тогда стало бы с «Нашим современником». Распутин тогда тоже получил приглашение встретиться с соотечественниками, но не в Австралии, а в Америке. Перед поездкой он пришёл в редакцию, чтобы узнать, может ли он как-то и чем-то помочь любимому журналу. Конечно, ему бросилось в глаза бедственное положение журнала. Прибыв в Америку, Распутин, сам с трудом сводя концы с концами, тем не менее попросил, чтобы кто-то организовал его выступление перед русскоязычной аудиторией исключительно для того, чтобы во время этого выступления собрать хоть какие-то пожертвования для «Нашего современника». Вернувшись в Москву, писатель первым делом пришёл в редакцию и передал тысячу с небольшим долларов. Для весны 1992 года это были очень и очень большие деньги, на которые редакция смогла выпустить несколько номеров журнала и выдать сотрудникам крошечные зарплаты. А что Куняев? Вернувшись после длительного отсутствия из Австралии, он первым делом поинтересовался, где его зарплата за несколько месяцев и почему она такая маленькая. Мол, он ведь всё-таки главный редактор, а значит должен получать не какие-то там крохи, а весьма солидные суммы! Вот вам разница в подходах к делу. Неудивительно, что вскоре от журнала стали отходить Игорь Шафаревич, Татьяна Глушкова, Юрий Бондарев и некоторые другие известные деятели. Правда, большинство из них предпочло отстраниться от журнала по-тихому, без скандалов. Шум тогда устроила, кажется, лишь одна Глушкова. Но поэтессу взбесило не то, что она с Куняевым стала по-разному смотреть на текущую жизнь, она просто в бешество пришла от того, что Куняев, не найдя никаких других аргументов в пользу своей точки зрения, пошёл на обнародование, несмотря на яростные протесты Глушковой, личных писем поэтессы к нему с романтическим содержанием. Однако многие тогдашние сторонники Куняева ему ради какой-то общей идеи простили и это, а точнее не простили, а закрыли глаза на все эти обстоятельства, продолжая считать его яростным борцом за общенародное дело. Позже, на чувствах, скажем так, электората очень хорошо сыграл поэт-хозяйственник Иван Переверзин, который давно стремился подмять под себя практически всю общеписательскую собственность. Когда в 2008 году в битве за Международный Литфонд столкнулись инвалид патриотического движения Феликс Кузнецов, главный редактор «Литературной газеты» Юрий Поляков, арендаторша одной из переделкинских дач Надежда Кондакова и тот же Переверзин, многим стало ясно, что шансы Переверзина на победу практически нулевые. Уж очень много к тому времени Иван Иванович успел напортачить. Но в последний момент ему пришла в голову беспроигрышная идея: он вместо себя на первое место выдвинул Куняева. И не ошибся. Ведь в различных патриотических и писательских кругах Куняева тогда продолжали считать борцом за идею. Ну, а в детали уже мало кто вникал. Это потом выяснилось, что главное-то как раз заключалось в деталях... По сути Куняев оказался в Международном Литфонде лишь вывеской, а реально всю власть там в свои руки взял как раз Переверзин. Но чтобы Куняев потом никуда не вильнул в сторону, Переверзин сразу установил поэту сумасшедшую зарплату. Другими словами, любая «крыша» всегда должна хорошо оплачиваться, иначе «крыша» может или рухнуть или переметнуться на другую сторону. К слову: в редакции «Нашего современника» поначалу новым обязанностям Куняева все очень даже обрадовались. В коллективе журнала надеялись, что на них тоже распространятся существенные добавки к зарплате из Литфонда. Но на рядовых сотрудников журнала золотой дождь так и не пролился, они как получали свои копейки, так и продолжили их получать. Больше того, редакцию стали постоянно пугать всевозможными сокращениями кадров. Но опять-таки писательское сообщество не слишком хорошо было информировано о внутренних делах журнала. После избрания Куняева председателем Международного Литфонда часть писательского сообщества, поверив в торжество справедливости, стала надеяться на то, что Литфонду вот-вот вернутся частично проданная поликлиника, а также останется в общеписательской собственности детсад в районе станции метро «Аэропорт». Но Куняев демонстративно отстранился от всех вопросов, связанных с лечением писателя, с детскими садами, с никуда не исчезнувшими вопросами по домам творчества в подмосковных Малеевке и Голицино. Он даже отказался проводить регулярные приёмы членов Литфонда. А зачем ему это надо было? Для этого существовал Переверзин. Первая массовая волна недовольства Куняевым случилась после того, как он сам себе выделил огромную дачу в Переделкине. Ладно, если бы наш поэт был бездомным. Но нет же! У него и у членов его семьи всё тип-топ: лично у него есть квартира у метро «Аэропорт» и дача близ Сергиева Посада. В своё время хорошая квартира досталась в Москве и его сыну Сергею, на которого потом была приватизирована дача в писательском городке в Красновидове. Но нет же, человеку всё мало! Ему потом понадобилось и Переделкино.
Резко поменялись настроения в писательском сообществе после серии скандалов с «Домом Ростовых» на Поварской улице и с Переделкиным. Сначала было странное убийство деда Хасана в ресторане, который размещался в принадлежавших писателям помещениях в самом центре Москвы. Потом была показательная выемка документов, которую осуществил в «Доме Ростовых» Следственный комитет России при силовой поддержке омона. Одновременно появилось письменное распоряжение президента России Путина соотвествующим службам: выяснить, что же всё это время творилось в Международном Литфонде. По ходу дела всплыла, в частности, история с четырьмястами тысячами доллларов. Как говорили, именно за эти средства Литфонд продал в Переделкине огромный участок Максиму Ликсутову, который потом стал заместителем мэра Москвы. По одной версии, у Ликсутова остались все расписки о передаче 400 тыс. долларов представителям Литфонда. (Правда, тут есть другой инетересный вопрос: почему столь состоятельный и юридически грамотный человек предпочёл за недвижимость рассчитываться не безналичными средствами, а непосредственно купюрами.) По другой версии, эти деньги до писателей так и не дошли, а получившие их Литфункционеры якобы потратили на взятки для оформления каких-то других афер. Естественно, возникли вопросы: неужели Станислав Куняев ничего обо всех этих истоиях не знал. Если это так, то какой же это был председатель Международного Литфонда, если за его спиной и, видимо, прикрываясь его именем, устраивались сложнейшие аферы? Или нам хотели сказать, что Куняев – всего лишь пустое место? Но зачем пустое место держать на высоком посту? Если же Куняев всё знал и, более того, одобрял, то тогда, безусловно, он должен нести ответственность за всё происходившее. Узнаем ли мы когда-нибудь всю правду обо всех имевших место сделках в системе Международного Литфонда, пока не ясно. Во всяком случае в Следственном комитете России уже сменилось несколько следователей, которые занимались этим делом. Правда, по решению суда дачный городок Переделкино уже изъят из ведения Литфонда. Но кто в дальнейшем будет распоряжаться этим имуществом – государство или очередные прохиндеи, тоже пока не решено. Почувствовав, как почва уходит из-под ног, Куняев и Переверзин в какой-то мемент обратили свои взоры на Союз писателей России. Где-то с полгода назад Куняев стал настойчиво внушать действовавшему тогда руководству Союза писателей России, что на место Ганичева стоило бы двигать изо всех сил Переверзина. Но изучение общественного мнения показало, что за Переверзина смогут проголосовать, скорее всего, только хорошо проплаченные делегаты. А где же найти на всех делегатов миллионы? Поняв, что фигура Переверзина непроходная, жадные литфункционеры решили повторить старый приём, который был успешно опробирован в 2008 году. Возникла идея тандема Куняев-Переверзин. Расчёт был, видимо, на то, что у Куняева сохранился в писательском сообществе ядерный электорат. Но оказалось, что люди прозрели и сильно разочаровались в Куняеве. За те десять лет, которые Куняев де юре руководил Международным Литфондом (а де факто руководителем там был Переверзин), писатели на всех фронтах несли только потери, оставшись без домов творчества, детских садов, поликлиник, комбинатов бытового обслуживания и многого-многого другого. На фоне продолжавшегося обнищания литераторов сильно росло благосостояние только одного Куняева. Поэтому так сильно и взбунтовалось писательское сообщество против него. Однако, похоже, Куняев такой реакции не ожидал. Он думал, что в глазах писателей по-прежнему непогрешим. Что только не предпринимали его ближайшие соратники для победы! Они настойчиво обзванивали регионы, обещали местным литфункционерам производить ежемесячные доплаты по пять тысяч рублей, сулили новые публикации в «Нашем современнике» и так далее, и тому подобное. Но никакие посулы не сработали. Желающих продаться за пять копеек практически не нашлось. Увидев это, Куняев в последний момент, чтобы хоть как-то сохранить своё влияние в будущем руководстве Союза писателей, решил вместо себя выдвинуть новую кандидатуру, согласованную с советником Президента России по культуре Владимиром Толстым. Но и этот номер у него не прошёл. Народ на его удочку не клюнул. Впрочем, ставить в этой истории точку пока ещё рано. Всё-таки новое писательское руководство вместе с правоохранительными органами должно расследовать до конца всё, что было за последние десять лет понаделано в Международном Литфонде. Ни у кого нет цели доконать нашего поэта. Понятно, что ему 86 лет, он уже очень стар, что у него плохо со здоровьем... Всё это очень понятно. И поэтому никто не хочет крови Куняева. Вопрос сейчас в другом. Мы должны навести в нашем общеписательском доме полный порядок, а для этого нужно разобраться со всем наследием и со всеми прошлыми грехами. Сделать это мы должны ради одного – чтобы больше не допустить повторения прежних ошибок. Ну, а когда новое руководство со всем разберётся и всё выявит, тогда давайте и поступим по-христиански и простим старому человеку все совершённые грехи.
Вячеслав ОГРЫЗКО

ЛИТЕРАТУРНАЯ РОССИЯ сайт

МЕСТЬ БАРАНОВОЙ - ГОНЧЕНКО ДЕЛЕГАТКИ НА 15 СЪЕЗД СП ОТ ТАМБОВСКОГО СП

04/03/2018
За что всё проигравшая и несостоявшаяся критикесса Баранова-Гонченко мстит Николаю Иванову Не так давно состоялся XV Съезд Союза писателей России, на котором было избрано новое руководство. Это руководство не стало почивать на лаврах, а сразу же весьма энергично взялось за работу. Все видят, как много начал делать Николай Иванов. Надо отметить, что очень хорошо сейчас показывает себя и Сергей Шаргунов. Многие думали, что он закусит губу и плюнет на Союз, а он принялся ездить по регионам и, борясь за права живущих в провинции писателей, стал повсюду рассылать депутатские запросы. Хочется верить, что от этих запросов будет прок и некоторые недалёкие губернаторы, наконец, станут обращать внимание на проблемы культуры.Впрочем, энергичность нового руководства Союза писателей понравилась не всем. Нашлась маленькая группка бывших литературных функционеров, которая оказалась крайне недовольна тем, что их подвинули в сторону. А им ведь так хотелось всеми командовать! Небольшая кучка, примыкавшая ранее к проигравшему тандему Куняев–Переверзин, по-видимому решила отомстить победителям. Сделан уже первый шаг – направлен протест в Министерство юстиции России. Одна из подписанток – советник председателя компартии РФ по культуре Лариса Баранова-Гонченко. Чем же недовольна эта дама, которая когда-то претендовала на роль главного идеолога писательского сообщества?
Первое. Мол, Ганичев, когда заболел, не имел права назначить Николая Иванова исполняющим обязанности Председателя Правления Союза писателей России. Но если это так, почему же Баранова-Гонченко, являвшаяся на тот момент сопредседателем Ганичева, молчала? Значит, почти целый год её эта ситуация очень даже устраивала. Видима, она была целиком и полностью уверена в том, что на предстоящем Съезде победит тандем Куняев–Переверзин, а значит будут учтены и её личные интересы и ей бы по-прежнему дозволили царствовать, но при этом ничего не делать. Второй момент. Баранова-Гонченко и её соратники недовольны тем, какой был установлен порядок выборов делегатов на Съезд писателей. Опять-таки, почему Баранова-Гонченко так долго молчала и не выражала своё недовольство этим порядком? Более того, именно по тому установленному порядку она была избрана делегатом от Тамбовской писательской организации, хотя с Тамбовом её никогда ничего не связывало. Почему же тогда Баранова-Гонченко не протестовала? Не потому ли, что была убеждена, что вновь будет иметь все преференции на следующие пять лет? Почему же так резко изменила Баранова-Гонченко своё поведение после Съезда? Только потому, что её чуть-чуть подвинули в сторону, или были ещё какие-то другие причины? Как говорят, в окружении Зюганова уже изрядно устали от интриг Барановой-Гонченко. Многие функционеры КПРФ сейчас настойчиво советуют Зюганову расстаться с Барановой-Гонченко и подобрать себе нового советника по культуре, который бы хорошо разбирался в вопросах культуры, не был бы зашорен и пользовался бы у интеллигенции авторитетом (сейчас Баранова-Гонченко не имеет никакого авторитета ни как литературный критик, ни как литературный функционер, ни как партийный организатор). При таком раскладе аппарат Союза писателей России мог бы стать неплохим запасным аэродромом. А тут вдруг такая засада! Одновременно возникли проблемы и у команды Ивана Переверзина. По одной из версий эту команду в течение одного-двух месяцев власть планирует окончательно выселить из Дома Ростовых. До этого Переверзина Росимущество лишило права управлять общеписательским имуществом в дачном городке писателей Переделкино. А ведь эта команда привыкла жить на широкую ногу. Нынче же получается, что её финансовую базу сильно подорвали. Поэтому она так надеялась в полном составе переселиться на Комсомольский проспект, 13 в помещения Союза писателей России. А тут такой облом! Видимо, на этой почве тандем Переверзин–Середин решил срочно объяединиться с Барановой-Гонченко и ещё несколькими утратившими своё влияние литфункционерами и попытаться всё переиграть: навязать писательскому сообществу длительные тяжбы во всевозможных инстанциях, а там и долгие судебные разбирательства. Надежда одна: вдруг что-то да удастся выловить в мутной водичке. Но, похоже, этот номер у властолюбивой компашки не пройдёт. Не зря уже от этой сомнительной группочки начинает отмежёвываться Станислав Куняев. Во всяком случае Куняев никакой протест в Минюст подписывать не стал. Больше того, его многолетний заместитель Казинцев, который при всей своей осторожности тем не менее никогда не скрывал своего пренебрежения к поэтической и хозяйственной деятельности Ивана Переверзина, уже посылает всем оппонентам своего шефа недвусмысленные сигналы: мол, отстаньте от старика, он всё понял и больше не хочет участвовать во всех этих сварах. Хорошо, что Николай Иванов со своей командой, несмотря ни на какие комариные укусы продолжает твёрдо двигаться вперёд. Очень хочется верить, что у него всё получится. Только не надо ему вставлять палки в колёса.

НАШ СОВРЕМЕННИК № 5, 2017

АЛЕКСЕЙ ПАВЛОВ

ГОРЫ? МОРЕ? ИЛИ ОБРЫВ?

За последние два десятилетия журнал “Наш современник” постоянно взращивал на своих страницах и делал известными читателю имена многих молодых поэтов, прозаиков, критиков и даже историков, на этом пути у жур¬нала были и победы, порой переходящие в поражения, если вспомнить лите¬ратурную судьбу Марины Струковой, Алексея Широкова, Андрея Писарева, Михаила Рыжакина, Вадима Штепы, Дмитрия Галковского, но были и несо¬мненные победы: Нина Карташева, Марина Шамсутдинова, Елизавета Сейдаметова, Василий Струж, Максим Ершов, Андрей Тимофеев, Ольга Кочнова... Но одной из самых ярких поэтических открытий “Нашего современника” ста¬ло имя поэтессы из Тамбова Марии Знобищевой, у которой недавно вышла новая книжечка стихотворений “По праву родства”. Мария Знобищева — поэт, не подвластный ни моде, ни конъюнктуре, ни соблазнам массовой культуры. Она живёт традиционными для русской поэзии вечными заветами, понимая что поэзия — это искусство изливать словами переживания сердца. Стихи Ма¬рии Знобищевой дают читателю возможность прочувствовать непростую судь¬бу молодого автора. Бесспорный талант дан ей свыше — способность выра¬зить переживания, в наш непростой век прожитые, но не высказанные многи¬ми. Порой её стихи привлекают скрытой мощью чувств, замкнутых в трепещу¬щую от напряжения форму:

Кто выдумал, что дни — стояли,
Когда, широкие, вразлёт,
Они вращались по спирали
И ликованием вбирали
Грозу, и воздух, и восход?!
...И вот, когда терпеть уже нельзя,
Сорвётся сердце вслед за этим шквалом —
Всем небом, опрокинутым в глаза,
И поездом — по сумасшедшим шпалам, —

то по-русски дышат есенинским воздухом:

— А что юность обронена —
Всё невечно... — о них не жалей...
Я подумала: родина
Начинается с этих полей...

Цитируя последние строчки этого стиха, я позволю себе от них оттолк¬нуться, поскольку (переосмысливая) именно с “полей” стоит начать рассуж¬дения об остальных особенностях поэзии Марии Знобищевой. С “полей”, на которых с неуловимой скоростью произрастают настроение, размышления и сердечные переживания читателя, впервые прикоснувшегося к стихам прежде незнакомого автора. Поэт, принимая сердцем видимый мир вокруг, пропускает ощущения насквозь, как свет проходит через стекло — цветное, прозрачное или замутнённое, — и испытывает потребность поделиться тем, что испытал и пропустил через себя, передать — кому? Тому, кто прочитает. Стих соприкасается с чувственным восприятием читателя и в его воображении принимает новую форму.

У сердца много жизней. Помнишь, было
Оно пичужкою короткокрылой,
Стучало в окна — солнечно, спроста,
Садилось смело на руку любую,
И под стрехой пережидало бурю,
И думало, что это высота.
...А после словно вдруг отяжелел
И жалостью звериной заболело...
...И если есть надежда возвратиться,
То вряд ли человеком, зверем, птицей —
Косым лучом сквозь листья и слова.
Лучом, растущим вопреки законам...

Мы видим откровение, в котором одно за другим: мечтательность, тоска по родине, жалость, и надежда, “если она есть”, на чудо. Нас волнуют те спо¬собы, которыми Мария Знобищева выражает мысли и чувства, образы и ме¬тафоры, стиль и слог, то гладкий, то излагательно-твёрдый.

Даже слово “люблю” стало требовать согласованья.
Я его не скажу. Я не буду его называть.
Скажешь это мужчине — и он позовёт на свиданье,
Скажешь женщине — станет и вовсе тебя избегать.

Давайте на минуту задержим своё внимание на стиле, который, перекли¬каясь с мотивами классиков русской поэзии XX века, содержит в себе обра¬зы современности, и эти две крайности не противоречат друг другу, сливаясь в одно целое:

Здесь сосны дышат в полный рост,
Но выше — этажи.
Набрать в саду охапку звёзд —
И можно долго жить.

Такая широта придаёт стихам Марии гармоничность, важную для слуха и восприятия. Такие стихи, с их ненавязчивой оригинальностью, хочется чи¬тать. Воображение читателя сразу вливается в поток чувств автора, рисует об¬разы, черпая их из смысловой наполненности стиха. Бесспорно, что это од¬на из ярких черт таланта Марии Знобищевой.
Много внимания в произведениях молодой поэтессы уделено прошедше¬му, как личному, так и прошлому, как образу, присущему всему, что времен¬но. Воспоминания почти “постоянная величина” в сюжетах её стихов, и это прошлое у неё воспринимается как счастье. В этом прошлом летящие крылья, наивность детства, руки любимых людей, ещё не покинувших мир, и чистота высокого ясного неба:

А небо — большое, как в детстве душа,
И можно смотреть в него нежно и долго.
И если луна — это ёлочный шар,
Какая, наверно, огромная ёлка...

Настоящее же прочно связано с внутренними и жизненными переменами, и отгорожено от этого прошлого как бы стеной с небольшим оконцем:

Её не увидишь ни над потолком,
Ни с райских высот, ни с космической дрожи,
— А только вот так: из-под ёлки, тайком,
Колючее кружево чувствуя кожей.

Эта хронология необратимых перемен несет в себе новые образы, уже на¬стоящего, как следствия прошлого:

Так вот... Как жаль оттуда уезжать
В какой-нибудь другой, прекрасный город...

Поэтесса рисует “мир во времени”, стремясь к искренности без фальши, в котором читатель встречает трогательную грусть российских просторов, об¬разы древней Руси, с поэтично-бытовой печалью, уходящие поезда, и беско¬нечные прощания — с детством, родными, покидающими родину русскими, с крыльями, которые ломаются, и временными утешениями, приходящими ненадолго. Здесь хотелось бы обратить внимание на то, что пройдя через разнообразную осень, горы, поля, вокзалы, мирные дворы “за психиатриче¬ской больницей”, через фольклорную древность и прочную современность, в конце сборника, “с тоской какою-то исконной” мы оказываемся на кладби¬ще, снова посещая потери прошлого, где “Любовь и память пишут свой пост¬скриптум”. И хотя читаем здесь прекрасные слова:

Как будто для Невидимого Града
Сзывает новых жителей Господь —

общая эмоциональная картина меняется. Невольно вспоминаются их многие хрестоматийные примеры из русской классики.
Представляя пройденный по книге путь, я, пожалуй, скажу заголовком Тол¬стого: “детство, отрочество...” Какой же мы хотим видеть “юность” или, воз¬можно, “зрелость”? Я не просто вспоминаю классиков русской литературы, ведь в их произведениях печаль и грусть не сопряжены с обречённостью:

...но я знаю, есть радость в нём,
тем, кто листьев целует дождь
оттого, что тот старый клён
головой на меня похож.

(С. Есенин)

К сожалению, в сборнике “По праву родства” не хватает того просвета, который возбуждал бы желание жить, творить и любить несмотря ни на что. Хотелось бы видеть в талантливых стихах Марии Знобищевой радость, счас¬тье и надежду не только в прошлом, но и настоящем и будущем, а после осе¬ни — солнечную весну. Ведь в реальной жизни мы видим, кроме невзгод, и радость наших детей, играющих, скачущих и поющих, и людей, беззаветно любящих и любимых, и цветение природы под солнцем, в ясные дни, даю¬щие сердцу, казалось бы, беспричинную радость. Да. Есть прошлое. Есть на¬стоящее. Будет — будущее. Видимо, думая об этом, Знобищева спрашивает:

...Но — что за лесом: Горы? Море? Или обрыв?

А, может быть, там нечто большее:
“— Вера, Надежда, Любовь”, — как символы счастья, неподвластного жи¬тейским законам и приходящего в мир независимо от них, независимо от про¬шлого и настоящего.

мое ПИСЬМО -- ОТКЛИК В НАШ СОВРЕМЕННИК

Прозрение в туне бытия

Горячность в любом деле редко приводит к хорошему результату.Разве , что в лобовой атаке на порядки противника , горячность будет не лишней . Если за спиной наступающих залегли с пулеметами заградительные отряды . Вот и я горячусь : зачем , для чего ? Никто мои опусы с толком , с расстановкой не читает . А кто читает думает , что я пишу хохмы ради . Нет господа - товарищи пишу я только справедливости и правды ради ! Теперь по существу событий и наших творческих дел . Предупреждаю : никто на мои аналитические выводы обижаться не должен . Возможно мои выводы , есть мои домыслы . Или фантазии провинциального поэта . На обиженных возить воду не стану , ибо я не их господин , а они не мои рабы . Все равны перед Богом .Журнал "Наш современник " мной многоуважаемый присудил премию имени Ю.П. Кузнецова , величайшего поэта , Тамбовской поэтессе Марии Знобищевой . Премия за подборки стихов в №3 и №10 за 2016 год. Поздравляю Машу с этим ! Стихи хорошие , поэтесса она не плохая , но есть вопросы . И смутные сомнения меня одолевают . Аргументы по фактам . В декабре месяце 2015 года Тамбов посетил классик Советской и новорусской поэзии Евгений Евтушенко . В Асеевском дворце он дал потрясающий по откровению и поэтическим смыслам Мастер - класс ! Молодые поэтессы из пресловутого литкружка " тропинка " решили поразить мэтра - корифея своими стихотекстами . Все читали стишата на взводе , некоторые заходились до остервенения . Например некая экзальтированная мадам Луканкина Елена неистовствовала !Мария Знобищева прочитала свое произведение с выражением школьницы - отличницы . Евтушенко послушал всех и литературно - культурно разгромил . Сказал , что нет искреннего выдоха . Нет образности по существу пережитого . Нет поэзии , но есть красивости и стихоплетство со множеством хвостиков , косичек и избытка пудры на ресницах мошкары . Никого Евгений Евтушенко не отметил и не похвалил . Тем более он не узрел в читавших талантливых . Сказал только о досужих , избыточных , назойливых красивостях и сонмах их апологетов - импровизаторов . То есть не истинных поэтов - поэтесс . Через месяц одну из разгромленных выдвинули " друганы " на премию имени Боратынского . В сентябре того же года Луканкина стала владелицей высокой премии . И продолжает сочинять сплошные красивости . Машенька тоже не осталась в долгу . В конце 2016 года награждена " Нашим современником " аж Кузнецовской премией . Парадокс не в этом , да и абсурд . А вот в чем . Станислав Куняев долгие годы боролся со " Всероссийской панующей жидовой " . Его родной сынуля Сергей Куняев поддерживал отца в святом деле . Сотрудник журнала Александр Казинцев тоже заядлый антисемит . И все они попались на крючок интриганки Вали - почетницы . Членки Тамбовского кагала , рукой - водительницы " тропинки " . Хоть в Тамбове нет такой речки , но Валюха фаворитка местных всяких властей многих не " тропиканок " за Можай загнала . Издевалась и гнобила одаренных как хотела. Типичная "злыдня - полукровка". Меня вообще ухищренно изничтожала . Она и иже с ней выжили из Тамбова еще тогда молодую Марину Кудимову . Кстати , Кудимову Евтушенко заметил , похвалил ! Может в этом все дело ? Кого он хвалит ,вы отвергаете Станислав Юрьевич .Кого Евтушенко Евгений критикует , не признает , вы награждаете . Вот и попались вы на крючок " Тамбовского кагала " . Валя - полукровка подсунула вам Машеньку , свою лучшую ученицу и вы ее как хроническую семинаристку наградили . Машенька не виновата . Ей хотелось оправдаться , она оправдалась . Да и Марина Струкова заартачилась вовремя для Тамбовского кагала .Письмо Куняеву написала зачем - то о политических процессах в Украине . Обидела благодетеля своего не политкорректностью . Не осуждаю Струкову и не одобряю . Потому , что Украина это чугунок в полыхающей печи . Вот остынет немного посмотрим на содержимое . Что там : кулеш или черный гудрон ? Видимо Знобищева замена Струковой по Тамбовщине в качестве знаменоски поэзии ? Вам виднее товарищи Куняевы , угодили метрессе - интриганке .Потомков выходцев из " земли обетованной " 12 колен , они не таких обводили вокруг пальцев.Сначала одни коленники обведут , потом другие . А мы русские ведемся . Коленники используют нас как игровой материал .Получают постоянную выгоду или прибыль от своих ухищрений .Причем гонят и уничижают русских истинных поэтов постоянно , безжалостно до своего Судного Дня . Гонители не испытывают потребность покаяния , считают себя непогрешимыми .Крутят , вертят ,перекручивают причины и события . Манипулируют местными писателями . Некоторые мелочные , продажные . " Карабасы " - гои всегда в наградных и прославленных , во все времена за счет нас . Жиды есть жиды ! Какие б фамилии они себе не присваивали , в какие б одежды не рядились . Последние лет 25 в России взялись скопом возвеличивать женщин - поэтесс . Прямо величальная эпидемия . Одни бабы "гениальные ". Весталок бум наобум . Я не против некоторых достойных поэтесс , одаренных Богом . Остальные активные позерки - сочинюшки . Акселератки - индиго рифмованных словес , не более того . Мужчины литераторы продолжают упорно изъедать , принижать друг друга и выхолащивать свое значение в поэзии . Этим способствуют продвижению и возвышению всяких рифмоделок . Они уже как куры , почти весь поэтический Парнас заняли . И кудахчут шумно - шумно ! Сами редакторы московских журналов прежде восхищались мужчинами - поэтами , теперь гонят сплошной порожняк с надписью "Все для победы прекрасных дам ! " Сравнишь например свои стихи с виршами награжденок из Тамбова и опечалишься . Мои - то гораздо лучше и значимей ! Как лирика , так и философские , и другие стихи . Но местной жидове нужны совсем другие люди . Серенькие словоблудки с амбициямя , такими легче управлять . Попались вы на крючок панующих . Ну чем вам не угодила 33 года назад одаренная Марина Кудимова ? Спортивным костюмом или текстами для вчитывания ? Кудимовой фигу , Струковой пшла вон , а Машеньке Знобищевой премию ! Как же так ?! Где мудрость и справедливость ? Ну погорячилась талантливейшая Струкова , ляпнула что - то по незнанию или заблуждению . Помогли бы ей встать на путь истинный товарищи Куняевы . Что ж вы ее на средненькую Машу заменили . Помогли бы добрым мудрым советом Кудимовой , она сразу б переоделась и покрасилась как москвичка . Приняли б Марину тогда в Союз писателей , возлюбила б она вас и весь мир ! А то Кудимова долго , долго " в борьбе обретала право свое ".Эх , сколько ж много ошибок мы делем ! Не сосчитать . Истинные поэты всегда с повышенным самомнением . Порой горячимся мы не по делу . Рассуждаем о политике субъективно и можем ошибаться . Нам бы литературу обогащать шедеврами . Куняевы и иже с вами простите нас грешных Тамбовских классиков : Хворова Валерия , Кудимову Марину , Струкову Марину . Измучили нас интриганы и кагальщики : поклепами , наветами , клеветой и подставами . Отрицают нас власти и культуртрегеры .Вот мы и дерзим . Вы нас простите и помогите нам , и мы вас простим , и восславим в просветленных своих душах . Вот Кудимова категорически не помогала мне напечататься в " Литературке " , а Струкова в газете " Завтра " , что ж я должен их отрицать ? Ни в коем случае . Классики Тамбовские есть классики ! Факты не компромат , привожу их к неописуемой радости Машеньки - награжденки , стойких русичей из редколлегии " Нашего современника " и лично для метрессы - наставницы на иврите Юваль Шакет . Мария Знобищева автор статьи " Хроника вечной битвы " о Леониде Абрамовиче Юзефовиче . Вопросы литературы №3 2010 год .С каким убедительным подобострастием и любовью Мария воспевает автора - еврея " Журавлей и карликов ", многократного лауреата Букера и Нацбеста . Машенька мирная , она не будет письма обличительные писать . Она всем режимам и всяким властям будет служить преданно и по тихому . Соответственно панующему кагалу к большому удовольствию . В завершении спорной , абсурдной или искренней , откровенной статьи строки из стихотворения Сергея Есенина : " Ведь и себя я не сберег Для тихой жизни , для улыбок . Так мало пройдено дорог , Так много сделано ошибок ".

Рецензия на «Игра стихий» МАРИНЫ СТРУКОВОЙ

Уважаемый Валерий, не раз я замечала упоминание своего имени в Ваших статьях. Благодарю за интерес к моему творчеству. Я написала Вам, чтобы объяснить суть происшедшего между мной и «Нашим современником». Когда политика российского государства по отношению к Украине изменилась к худшему, я заметила, что большинство писателей-патриотов начали поддерживать власть. И если многие стали просто жертвами пропаганды, то мне казалось, что Куняев достаточно умён и порядочен, чтобы ей не поддаться. Я написала ему письмо, в котором раскритиковала происходящее в стране и антиукраинство. И напомнила, что писатели отвечают за свои слова перед Богом и историей. Я надеялась, что Куняев вразумит патриотическую литературную среду. Но Куняев обиделся, что я со своей критикой обратилась к нему, а не к Проханову. Куняев решил, что это показатель моего враждебного отношения. Однако всё было наоборот - тогда я считала Куняева более искренним, чем Проханов. И непродажным. И национально мыслящим. Но Куняев не понял меня и ответил резко. К тому же ни в чём со мной не согласился. В своём письме я не погорячилась, как Вы предполагаете. А была последовательна. Как писатель и публицист я всегда защищала интересы простого народа. А перемены в стране, те же санкции, привели к обнищанию населения. Ведь Запад-то ввёл санкции только против чиновников РФ, а те отказались от закупок продовольствия и товаров у Евросоюза, что ударило по всем россиянам. Осудила я и ностальгию по СССР, ненависть к свободе, мечты о новом Сталине. Люди, которые нас поддерживали, порой начинают думать, что приватизировали наши убеждения. Что за публикации в «Нашем современнике», за работу в «Завтра», за жильё в Литфонде я откажусь от собственной позиции. Но я не отказалась. И даже из писательского посёлка уехала. Мне ничего не нужно от этих людей, если дружба с ними подразумевает предательство своих убеждений. Пусть идут своей дорогой, а я пойду своей. Меня совершенно не волнует, кто и кому раздаёт премии. Кузнецовская премия вручается не только за талант, а по разным соображениям. Например, нужно было наградить представительницу национального меньшинства, наградили девушку с восточной фамилией. Да и сумма не такая, чтобы завидовать. Мне её тоже вручили когда-то. Премия предназначена для тех, кому меньше сорока. Но, думаю, сам Кузнецов, очень строго судивший поэзию, не дал бы свою премию большинству лауреатов. Может, и мне отказал бы. Суров был классик. С публикацией в «Завтра» я Вам помочь не могла, поскольку ничего там не решала, к тому же у «Завтра» есть приложение «День литературы», куда и направляют всех писателей по сей день.

Струкова Марина Васильевна 01.03.2017 14:33

Для меня Марина Струкова , Марина Кудимова , Аркадий Макаров и Петр Алешкин -- классики современной Тамбовской литературы . А сам я Хворов Валерий лучший поэт Тамбовщины первой четверти 21 века , классик ! На независимых сайтах : Тамбовский - край . РФ и Тамбова НЭТ и других за меня голосов мудрых читаталей России больше чем за всех членов местного СП и больше чем за Державинский университет . Как тут не вспомнить : Поэт в России больше чем поэт ! Можно при желании прочитать " Рецензии и статьи о творчестве Хворова Валерия " напечатанные в разных изданиях или размещенные на сайте Пушкинской библиотеки г. Тамбова . Например рецензия января 2018 года " Горизонты времен ". Имею право виртуально дискутировать с другими творцами прекрасного и образного в миру .

ПРИГОВОР АЛЕШИНУ ОЛЕГУ

Констатация фактов . Он не достоин сочувствия и сожалений . Потому что сам в трудные , даже трагические минуты насмехался и унижал некоторых людей . Он циник , ханжа , злыдень , подхалим , жополиз , предатель , лизоблюд , лицемер и далее по списку пороков и грехов ...
Ни о ком из своих учеников так не отзывался великий поэт , классик , корифей Кузнецов Юрий Поликарпович , а о нем написал пророческое стихотворение . Оно начало сбываться по многим определениям и смыслам . Приведу стихи и выдержки из статьи и высказываний литераторов об Алешине Олеге . Все не могут ошибаться . Истина где - то рядом .

Кузнецов Юрий

Тамбовский волк

России нет. Тот спился, тот убит,
Тот молится и дьяволу, и Богу.
Юродивый на паперти вопит:
— Тамбовский волк выходит на дорогу!

Нет! Я не спился, дух мой не убит,
И молится он истинному Богу.
А между тем свеча в руке вопит:
— Тамбовский волк выходит на дорогу!

Молитесь все;, особенно враги,
Молитесь все;, но истинному Богу!
Померкло солнце, не видать ни зги…
Тамбовский волк выходит на дорогу.

Николай Наседкин статья " Точки над i " Тамбовский альманах 6 и статья Два срока от 2017 года.

Для начала: а судьи кто?Алёшина именуют-представляют в газете то «литератором», то «писателем», то «поэтом». Увы, эти лестные эпитеты-титулы мало соответствуют действительности. Алёшин в литературе, мягко говоря, — НИКТО , ПУСТОЕ МЕСТО , НОЛЬ . Зато амбиций — на трёх Пушкиных хватит. В 2001 году на региональном семинаре молодых литераторов в Белгороде его приняли в Союз писателей, так сказать, авансом, как подающего кой-какие надежды. Разглядел в нём эти надежды в основном, видимо, тогдашний руководитель нашей писательской организации. За семь минувших после этого лет надежды наш уже почти 45-летний «пиит» материализовал в 40-страничный сборничек стишков «Антоновы песни» размером с записную книжку, изданный за счёт автора. Всё. О каких-либо достоинствах «поэзии» речи вообще нет: думается, ни сам Алёшин, ни его опекун Акулинин, ни читатели-родственники не считают эту стихотворную брошюрку поэтическим достижением.Признаться, когда Олег подал заявление о выходе из состава Тамбовской писательской организации, я чуть было не зауважал его: ну, подумал, проснулась совесть у парня, понял, что ни с какого боку Алешин НЕ СООТВЕТСТВУЕТ ЗВАНИЮ ПИСАТЕЛЯ , САМОМУ НАДОЕЛО ИГРАТЬ РОЛЬ БАЛЛАСТА в творческой организации… А оно вон чего: ему, оказывается, с другими — настоящими — писателями не по пути, мелковаты они для него в качестве попутчиков!

Хворов Валерий

Тамбовский волк – отрада злыдня

Он говорит: Я , волк Тамбовский !
И к небу тянется как волк .
Ол. Ал.
***

Когда ты волк – судьба волчица,
Таков удел твой на земле.
И в сердце пепел вновь стучится,
Мечты, сгоревшей на челе.

Мечта сгорела под лучами
Звезды не мертвых, но живых.
Ты смотришь смутными очами,
Туда, где нет путей кривых.

И вряд ли пепел достучится,
До искры солнечных небес.
Когда ты волк – судьба волчица,
И тень твою рисует бес.

Тамбовский волк – клыкастый символ,
Для злобных пакостных людей.
Ты выбор сделал негативный,
Как полоумный чародей.

Ты весь ведом нечистой силой,
По зову думы роковой…
Но счастье птицей белокрылой,
Не прилетит на волчий вой.

Лабиринт волкодлака
***
Ну как не клеймить волкодлака
Подобием обруча -- знака .
И Коля Наседкин клеймил ,
Того , кто бездумно хамил .

В Тамбовском шестом альманахе ,
Статья есть о черном монахе ,
Отменная : " Точки над i " , --
С нулем волкодлак , не хами !

Где ждет в лабиринте химера ,
Беснуйся с клеймом лицемера .
Я с нитью Мечты -- Ариадны ,
Воскликну : " Бывайте неладны !"

Ты роком в поганых проходах ,
Застрянешь в горях и невзгодах .
И сам налетишь на химеру ,
Заблудшим для хищницы в меру .

Исчадье тьмы
***
Когда почила мать моя ,
Он осуждал меня с задором .
Свое презренье не тая ,
Писал наветы с черным вздором .
Хотел поникшего сразить ,
Вздымая подлостей кинжалы .
Тогда не смог я возразить ,
Страдая в пламени опалы .
Теперь опять исходит злом ,
И воздает себе -- кумиру !
Но я сатиры помелом ,
Нахала погоню по миру .
Пусть станет волком на бегу ,
Я экзорцистом быть смогу !

Как - то я пожаловался молодому новому члену С П Анатолию Трубе на злобные комментарии Алешина против меня . Анатолий выслушал и отреагировал : "Что ты на идиота Алешина обижаешься . Дурак он и есть дурак !" Да и писатель Распрягаев - Юровский теперь по другому говорит : " Я бы с этим Олегом в разедку не пошел , сдаст . И даже ср...ть на одном километре с ним не сяду ". Известный прозаик - сатирик Валерий Седых недавно сказал мне : " Коля Наседкин типичная сволочь! Олег Алешин , как одержимый рвется к власти , поэтому выворачивается на изнанку . Типичный оборотень " В приватной беседе со мной замечательный поэт Евстахий Начас сказал : " Рефлексирующий графоман Олег Алешин , этот поганый человек , пока мы живы , никуда не пройдет ! " Перебежчик Алешин критикует меня безжалостно . Прежде он был " бесогоном " , хотел унизить и низвергнуть Колю и Дорожкину с должности . Теперь он " бесолюб " .Выпускает платный подметный лист - газету и мутит воду в заболоченном тамбовском омуте литературы . Ни на что другое , не способен . При недавней случайной встрече 29 марта 2018 года , у здания следственного комитета на ул. Карла Маркса , Валерий Марков прямо сказал мне : -- Ты не замечал странности в поведении Алешина , присмотрись . То он ходит великим , могущественным и цены себе не установит , то худеет и говорит тихим голоском , как юродивый . Шизик он вот и все ! Обыкновенный понтарь со сдвигом по фазе ! --




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 30.11.2020 в 06:44
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1