Аукцион Sotheby′s как показатель моральной деградации бывших советских космонавтов.


Аукцион Sotheby′s как показатель моральной деградации бывших советских космонавтов.

Третьего и четвёртого октября далёкого 1993 года Москва окрасилась кровью лучших русских людей, вставших на защиту единственной легитимной власти в стране. Человеколюбивые западные хозяева местных компрадоров организовали показательное убийство с особой жестокостью несогласных с дегенеративными «ценностями» мира врагов рода человеческого.
Кровавый трёхпалый пахан воцарился в Москве.
Я что-то не слышал, что бы кто-нибудь из многочисленной высокооплачиваемой, явно не бедствовавшей когорты советских космонавтов был причастен к борьбе за ту власть, которая подарила им практически всё. Наоборот, эти херои после краха СССР наперегонки бросились продавать на американском торжище реликвии былой космической славы Советского Союза.
11 декабря 1993 года в Нью-Йорке аукционным домом «Сотбис» был организован аукцион «История российского космоса», на котором были выставлены на продажу предметы, обозначенные в предисловии к каталогу как «собственность предприятий, космонавтов и инженеров Российской космической программы» (Russian Space History. Property of the Industries, Cosmonauts, and Engineers of the Russian Space Program. Catalogue. SOTHEBY′S, December 11, 1993 - New York). Удивительно, но в каталоге можно было узнать о сдатчиках!
Большинство аукционной коллекции составили вещи из семейных собраний космонавтов и их родственников. Дочь Сергея Королева предоставила логарифмическую линейку отца (резервная цена — $10 тыс.), а вдова Юрия Гагарина — его костюм-daily ($50 тыс.), часы и телеграмму, направленную в адрес первого космонавта Никитой Хрущевым. Среди прочих личных вещей с молотка с успехом ушел тренировочный скафандр Гагарина (стартовая цена — $150 тыс.). Весьма любопытен письменный доклад (1962) бывшего ведущего конструктора по космическим аппаратам Олега Ивановского, перешедшего после полета Гагарина в секретную Комиссию по военно-промышленным вопросам Совета Министров СССР (ВПК). Доклад посвящен перспективам советской космической программы. Объемный документ (72 страницы) содержит также отзыв С.П. Королева. При стартовой цене в 30 тыс. доклад ушел за 37 тыс. долларов. А записные книжки конструктора, космонавта и профессора Константина Феоктистова были проданы за 43 тыс. Десяток листов из бортжурнала станции «Салют-6» купили очень недорого – всего за 3700. Между прочим, космические бортжурналы являются государственной собственностью, торговля даже отдельными страницами не разрешается…
Редкие издания книг и работ Циолковского, в том числе напечатанные в 1911, 1914, 1915 годах и позже. Модель корабля «Восток-1», подаренная Мишину в день его 50-летия. Стартовую цену за модель установили в 500 долларов, а продали за 10 тыс. На тех же торгах в Нью-Йорке были проданы несколько российских космических скафандров, в том числе «Беркут» и «Сокол». «Беркут» стал первым отечественным космическим «костюмом», предназначавшимся для внекорабельной деятельности. Именно в таком скафандре Алексей Леонов в марте 1965 года впервые в мире вышел в открытый космос. В Нью-Йорке, правда, покупателям предложили не тот экземпляр, который был на корабле «Восход-2», а использовавшийся во время тренировок Леонова. Но и его купили за 255 тыс. долларов при стартовой цене 100 тыс.
Львиную долю продали, предварительно украв, люди, тем или иным образом относившиеся к космической отрасли.
Теперь о самом дорогом лоте – лунном грунте. Если спускаемый аппарат Горбатко и Глазкова представляет в основном музейную ценность, то проданные на торгах уникальные лунные материалы нужны науке. Эти образцы и сегодня интересуют ученых, мечтающих провести новые эксперименты на базе последних научных достижений. В общей сложности 330 граммов лунного грунта доставили на Землю три наших космических аппарата – «Луна-16, -20, -24». При этом себестоимость 1 грамма, по прикидкам экспертов, составила 700 тыс. долларов. На «Сотбис» три образца лунного грунта были отданы за 442 тыс.
Сразу после возвращения на Землю «Луны-16» три песчинки лунного грунта были подарены Марии Николаевне Баланиной. Это мама Сергея Павловича Королева. Лунный грунт хранился у нее, а потом по наследству перешел к Наталье Сергеевне — дочери Королева от первого брака, ярой антисоветчице, которая в 1993 году паскудно выставила раритет на аукцион от имени Нины Ивановны Королёвой. Последнюю очень возмутило, когда в 1993 году в аукционном каталоге появились слова о том, что грунт принадлежал ей — она очень трепетно относилась к памяти мужа и все, вплоть до последней записки, передала в фонды музея в Москве. В том же 1993 году Нина Ивановна обращалась к руководству Sotheby′s, и директор аукциона признал ошибку, прислал ей письмо, где извинялся за то, что они ввели общественность в заблуждение.
Валентину Ивановну Гагарину спросили, не от нее ли аукционный дом «Сотбис» получил документы, связанные с ее легендарным мужем, она, как сообщалось в прессе, дала категоричный отрицательный ответ. «Я тоже задал этот вопрос Валентине Ивановне, – говорит авторитетный специалист и космонавт, дважды летавший на орбиту, Павел Виноградов. – Хотелось не в пересказе, не из газет, а напрямую, от самой Гагариной узнать, кто, например, отдал подписанный Юрием Алексеевичем его отчет о полете? «Я не продавала», – сказала мне Валентина Ивановна. И, думаю, ей можно верить, потому что она не из тех, кто говорит неправду. Вообще, знаю ее трепетное отношение к памяти о Юрии Алексеевиче. Как она бережно хранит все, что связано с ним. Не могу представить, что отправила что-либо за рубеж…»
Что касается конкретно трехстраничного машинописного (не первый экземпляр) доклада о полете, подписанного Гагариным, то, по имеющейся информации, документ передал в Нью-Йорк конструктор и космонавт Константин Феоктистов. Валентина Ивановна не имела к этому никого отношения. Почему организаторы аукциона «Сотбис» объявили собственником других восьми лотов именно В.И. Гагарину? Приведу полный список: часы, подаренные Юрию Алексеевичу маршалом Вершининым; еще одни часы, преподнесенные Первым московским часовым заводом. Медаль «За всесоюзный рекорд», которую вручил Союз спортобществ. Военная форма Юрия Гагарина. Поздравительная телеграмма Никиты Хрущева, отправленная Гагарину в Куйбышев после приземления космонавта. Конверт с маркой первопроходца, погашенный в Киеве 12 апреля 1961-го. Фото первых шести космонавтов с автографами. И, наконец, рукописный текст выступления Гагарина перед членами Государственной комиссии 10 апреля 1961-го.
Теперь о том, кто был собственником других лотов на аукционе в 1993-м. Здесь больше всего космонавтов. Герман Титов, Георгий Береговой, Владимир Шаталов, Георгий Гречко, Петр Климук, Олег Макаров, Юрий Артюхин, Анатолий Филипченко, Владимир Аксенов, Вячеслав Зудов, Валерий Рождественский, Юрий Глазков, Виктор Горбатко, Юрий Романенко, Анатолий Березовой, Константин Феоктистов. На их долю пришлось более половины всех лотов.
Что же предлагали покупателям покорители звездных трасс? Начнем с дорогих лотов. Наибольший урожай собрал Константин Феоктистов (17 лотов). Упоминавшийся доклад Гагарина был продан за 354,5 тыс. долларов. Побывавшие в космосе нож, теплая куртка, полетный костюм «собрали» 13 900. За рукописную инструкцию для Гагарина (исторический документ!) покупатель уплатил 74 тыс. Отчет о научных исследованиях экипажа корабля «Восход» ушел за 29,9 тыс. Проект полетной книги «Союз 4-5» с карандашными рисунками – 31 тыс. В общей сложности 17 лотов Феоктистова были проданы почти за 600 тыс. долларов. Сколько из этой суммы досталось Константину Петровичу – неизвестно.
Владимир Шаталов отправил в Нью-Йорк более скромный набор: два специальных костюма – гидро- и полетный, часы с корабля «Союз-10», звездный глобус с «Союза-4», а также четыре письма космической почты. Любопытно: ни особые костюмы, ни часы не произвели на покупателей большого впечатления – всего-то 11 тыс. долларов. Звездный глобус принес 24 тыс. Но невероятный успех имели четыре письма с конвертами – 123,5 тыс.! По 30 тыс. за письмо. В чем секрет? В том, что это была первая настоящая космическая почта, отправленная 40 лет назад с Земли на орбиту другому экипажу. Почту удалось доставить адресатам (космонавтам) благодаря состоявшейся впервые в мире стыковке двух пилотируемых кораблей – «Союза-4» и «Союза-5».
Интерес у участников торгов вызвала также подлинная циклограмма со станции «Салют-6». Это подробнейший поминутный график жизни, работы в звездном доме. Торги шли оживленно, цена возросла с 5 до 37 тыс. долларов. В аукционных документах собственником циклограммы указан Георгий Гречко. Звездный глобус с корабля «Союз-18» (собственник Петр Климук) был продан за 21,8 тыс. Жаркая «драка» среди коллекционеров разгорелась за письмо Анатолия Березового жене. Космонавт отправил его со станции «Салют-7» на Землю с возвращающимся экипажем посещения. Последняя цена составила почти 20 тыс. долларов при стартовой в 2-3 тыс.
Впрочем, большинство лотов, принадлежащих космонавтам, стоили значительно дешевле. Георгий Береговой, например, представил альтиметр и секундомер с корабля «Союз-3». Выручка – 5600. Портативный навигационный инструмент с корабля «Союз-23» (собственник – космонавт Вячеслав Зудов) с трудом удалось продать за 633 «бакса». Часы Олега Макарова с «Союза-18-1» вообще не нашли покупателя. В среднем лоты уходили за несколько тысяч долларов. Спальный мешок, портативная электростанция, записные книжки космонавтов, шлем с наушниками. Наземный аварийный запас, отдельно – снасти для рыбной ловли. Заглушки люков, медальон, книги инструкций. Нательная безрукавка, надувные спасательные подушки, надувной спасательный жилет, молоток, отвертка. В изобилии предлагались часы, куртки космонавтов, ботинки, гидро- и полетные костюмы, в том числе «Форель» и «Пингвин». Перчатки от скафандров (члены экипажа после приземления брали их домой на память) и еще много всего.
Когда космонавт отдает на аукцион собственное письмо, написанное жене, это его личное дело. Можно понять и продажу рыболовных снастей из аварийного запаса (хотя, строго говоря, они не являлись собственностью пилота). Но если за рубеж уходят исторические раритеты, уместно спросить: как пересекали они государственную границу? Ведь незаметно провезти двухтонный спускаемый аппарат или громоздкий скафандр невозможно. На такие вещи должно выдаваться специальное разрешение. Эксперты аукционного дома «Сотбис» утверждают, что официальные бумаги были оформлены в свое время по всем правилам. Может и так, но в сегодняшней России концов найти мне не удалось. Нынешние ведомства «не в курсе», а прежних структур после многочисленных реорганизаций давно уже нет.
Кто же конкретно давал зеленый свет на вывоз? Увы, ответа нет. Думаю, не мог такой вопрос решаться без участия, например, бывшего Российского космического агентства (РКА). Однако в сегодняшнем Роскосмосе не обнаружено соответствующих архивных документов.
Американский миллионер Ричард Гэрриот в 1995 году купил у неустановленных лиц существующий в единственном экземпляре опытный образец первого искусственного спутника земли. Для того чтобы вывезти его из России, Гэрриот расчленил спутник на две полусферы, заявив, что это супница оригинального дизайна.
Весьма красноречива биография второй модели советского космического челнока «Буран» — БТС-02. На ВДНХ находилась первая модель БТС-01. Она не летала, ее сделали для продувки в аэродинамической трубе и испытаний конструкции на прочность. А вот на БТС-02 с авиационными двигателями отрабатывались полеты «Бурана» в атмосфере и посадка в ручном и в автоматическом режиме. С 1985 по 1988 год на нем были совершены 24 полета.
В 1999 году НПО «Молния», владевшая БТС-02, передала его в аренду австралийской компании для экспонирования на Олимпиаде Сидней-2000. Через два года компания обанкротилась. И «Буран» был продан частному лицу, гражданину Сингапура. Якобы продан. И якобы куплен. Никакой документации по этой сделке в НПО обнаружено не было. Позже, когда на «Молнии» в 2006 году сменилось высшее руководство, начали отсуживать по праву принадлежащий «Молнии» «Буран». Это удалось сделать лишь в 2008 году. После чего макет советского челнока за 10 млн евро купил крупный частный Технический музей в немецком городе Зинсхайм. Он стал гордостью экспозиции, для челнока специально был построен павильон.
Таким образом, представленный в Германии космолет – уникальный экспонат, тем более что единственный летавший в космос «Буран» был раздавлен в 2002-м при обрушении крыши Монтажно-испытательного корпуса на Байконуре.
Много лет немецкий Технический музей, прилагая огромные усилия, пытался приобрести БТС-002. Вначале Научно-производственное объединение «Молния» отправило космический корабль в качестве экспоната в Сидней. Затем «Буран» перевезли в Бахрейн. Зарубежные бизнесмены, фирмы, участвовавшие в различных проектах, инициировали тяжелые судебные процессы, запутав ситуацию до предела. Из обещанных денег «Молния» получила лишь небольшую часть. С 2003 года в борьбу за «Буран» включились немцы, получившие от «Молнии» документы о покупке БТС-002. Не жалея сил и денег на судебные издержки, представители музея год за годом упорно шли к цели. И выиграли. Немалых средств стоила доставка в Германию фантастической «птички» – сначала по морю, потом по Рейну, затем по суше. Специально для космического корабля музей построил просторный ангар высотой 22 метра. На все про все музей потратил 10 млн. евро. То есть бережливые, умеющие считать каждый цент немцы не пожалели денег на наш «Буран», не посчитали это излишеством, а мы, наплодившие в годы невиданных нефтяных цен десятки миллиардеров, сочли возвращение этого памятника зряшной суетой.
Страна, первой в истории человечества вырвавшаяся за пределы земного притяжения, не сумела уберечь свидетельства своего взлета…



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Детектив
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 28.11.2020 в 12:20
© Copyright: АлексейНиколаевич Крылов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1