Шуты гороховые. Часть вторая.


Уличная хроника.

Собиралися министры,
Все чиновники, юристы
По приказу в тронный зал,
И о том народ прознал.
И пошел, к бузе готовый
С ними к площади дворцовой,
Дабы первыми понять,
Что от власти дальше ждать.
Были там кузнец и пекарь,
Кулинар и нищий лекарь
(ибо как богато жить,
Если бедных лишь лечить?)
Шли без ругани пока,
Лишь валяли дурака;
Над министрами шутили,
Воблу грызли, брагу пили.
И чиновничья вся рать
Чуть не бросилась бежать.
Но, по счастью, наконец,
Вот и двери во дворец.
В них элита быстро скрылась,
А толпа остановилась.
Что б не скучно было ждать,
Все решили погулять,
А гулянка без вина-
Словно хобот без слона.
Ну, а где вино рекой-
Там сомнительный покой.

Действие второе.
Тот же тронный зал. В него чередой входят министры, советники, чиновники и прочие государственные деятели. Одни низко кланяются царю, другие чуть кивают и рассредоточиваются вдоль стен.

Царь:
Я, сегодня, господа,
Вас велел позвать сюда
Дабы честно заявить всем,
Что в страну пришла беда.

Войска, денег больше нет.
Кто за это даст ответ?
А за сим я открываю
Государственный Совет.

Ну-ка, главный казначей,
Расскажи-ка без затей,
Почему поток доходов
Обращается в ручей?

Главный казначей выходит вперед, кашляет несколько раз в кулак и начинает свои объяснения:

Государь, я счетовод,
Облагаю весь народ
Я оброком по закону,
И уже не первый год.

Денег меньше стало? Нет.
Наших бед другой секрет;
Все законы поменялись,
А менять бы их не след.

Главный реформатор государства, господин Чумбайс, подскакивает поближе к трону и выкрикивает с обидой:

Плох закон лишь для того,
Кто не смыслит ничего
В экономике и праве.
Казначея моего

Уж давно пора сменить,
Что б на деле применить
Те Великие реформы,
Коим в царстве нашем быть!

Казначей:
Ты на деда не кричи!
Забери мои ключи
От казны, и, если сможешь,
Прибыль лично получи.

На реформы я плюю,
И в отставку подаю,
А тебе, бесстыдник рыжий,
Никогда не быть в раю!

Бывший казначей бросает ключи Чумбайсу и выходит из зала с гордо поднятой головой. Чумбайс кладет ключи в карман и снова начинает говорить:

Не в деньгах сегодня суть,
Мы избрали трудный путь,
Что нас с вами непременно
Приведет куда-нибудь!

Царь:
Приведет? Куда? Когда?
Иль на долгие года
Государство село в лужу,
А, быть может, навсегда?

Да и кто сей путь избрал,
Почему, я, царь, не знал
О неведомых реформах,
Обратившихся в развал?

Лекарь (с усмешкой) :
Можно всяко тут сказать,
Ведь бумажку подписать
И поставить штамп по пьяни
Не обязывает знать.

Но по логике иной
Царь в ответе пред страной
И вину, конечно, делит
С этой рыжею шпаной.

Чумбайс:
Не сейчас, не через год,
Но постигнет наш народ
Те бессмертные реформы,
Что я двигаю вперед.

А наветы, клевету
Я, не глядя, отмету,
Не вникайте, государь мой,
Во всю эту хреноту.

Царь:
Хватит, много, что сказал,
А теперь бы помолчал,
Я суждения иные
Пока толком не слыхал.

У кого какие мненья,
Предложения, сомненья,
Всех послушаем, набравшись,
Ради истины терпенья.

Слово тут же берет бывший первый министр финансов, господин Топтыгин:

Было б лучше, государь,
Если б жили мы, как встарь,
И в министры не пробился
Этот самый рыжий враль.

И откуда он явился,
Как у трона утвердился,
Почему, развал сей видя,
От стыда не удавился?

А на то- ответ один,
Этот самый сукин сын
Или вражеский лазутчик,
Или конченый кретин.

Чумбайс:
Государь, старик опять
Начинает наезжать.
Но и я мужик серьезный,
Это каждый должен знать!

Царь:
Господа, довольно ссор
И продолжим разговор
Без эмоций и по делу.
И отставить всякий вздор!

Топтыгин:
Государь, хочу просить
Вас подробней объяснить,
Что сейчас назвали вздором,
И о чем не говорить.

Если то, что я сказал
Про чумбайсовский развал –
Это вздор, я удаляюсь
К Натали на званный бал.

Царь:
Ты, меня, царя, не зли,
Ишь, придумал – Натали!
Оставайся тут покуда
И, что хочешь, говори.

Топтыгин:
А раз так, хочу понять,
Как же нам воспринимать
Государство без бюджета?
Сам Чумбайс готов сказать

Как два года он мудрил,
Золотой запас спустил
Без нужды, да и без пользы,
А в придачу отменил

Монополию на водку,
На пеньку и на селедку,
На икру, на соль, на деготь...
Гвоздь ему каленый в глотку!

Царь:
Да, достал вас рыжий плут!
Только в чем опасность тут,
Господин Топтыгин, если
Все народы так живут.

Топтыгин:
Это, царь любезный, ложь.
Государству острый нож,
Если энтими делами
Заправляют все, кто хошь.

Если бы не тот указ,
То казна бы в триста раз
Собирала больше денег,
Чем имеет их сейчас.

Царь (Чумбайсу):
Ну, изволь держать ответ,
Прав Топтыгин, или нет.
Если нет, то почему же
В государстве столько бед?

Чумбайс:
Государь, моя ль вина
В том, что бедствует страна?
Не бывает так, что сразу
Наполняется казна.

Если раньше правил бал
Ваш чиновник, и давал
Государству больше денег,
То и много воровал.

Мы в начале лишь дороги,
Так не будем слишком строги,
Что пока не поступают
Должным образом налоги.

Топтыгин:
Ты красиво говоришь,
Соблюдаешь свой престиж,
Но хоть лоб разбей о стену,
А налогов будет шиш!

Да и что есть твой налог?
Это маленький кусок
От той прибыли, что звался
Государственный пирог.

Царь:
Я от энтих ваших дел
Раньше срока постарел
И, кажись, совсем некстати
Вдруг ангиной заболел.

Лекарь закрывает окошко в дворцовый сад и говорит царю с усмешкой:

Это явно тайный враг
Здесь устроил нам сквозняк,
Но не бойся, от ангины
Помереть нельзя никак.

Постарел же ты от пьянки,
Неумеренной гулянки
По ночам. А от ангины
Я тебе поставлю банки.

Царь:
Цыц! Уймись! Не лекарь – шут!
Не намерен слушать тут
Твоих выходок дурацких,
Нас дела важнее ждут!

Лекарь:
Да, и ждут давным-давно,
Если б раньше пить вино
Бросил, все уже в порядок
Было бы приведено.

Царь:
Ты не лекарь, а наглец!
Замолчи же, наконец!
Был же ведь тихоней раньше,
Когда правил мой отец.

Лекарь:
Так отец твой был царем,
До сих пор скорблю о нем.
Ну, а ты, не царь, а бочка,
Что наполнена вином.

И не надо бушевать,
Должен я в глаза сказать
Здесь, при всем честном народе,
Тебе тоже отвечать!

За позор и за развал,
Что Чумбайс нам даровал,
Ведь с тобою за бутылкой
Он указы штамповал.

Если ты меня казнить
Повелишь; тому и быть
Но с собою я желаю
И Чумбайса прихватить!

Царь:
Все сказал? Благодарю
За презрение к царю,
Но за все, что мне вменяешь,
Я и сам себя корю.

Что я – пьянь, Чумбайс – дурак,
Соглашаюсь - это так,
Но не верю, что к тому же
Он шпион и тайный враг.

Все готов сейчас снести,
Чтобы Родину спасти,
Но я царь пока и должно
Мне достоинство блюсти.

Потому прошу всех смело
Говорить, что наболело,
И что нужно предпринять нам
Без ругательств и по делу.

Ну, а так как коновал
Свой регламент перебрал,
Я его лишаю слова,
Паче, что и не давал.

Здесь присутствуют министры,
Губернаторы, юристы;
Пусть они нам и расскажут,
Кто здесь на руку нечисты.

Чумбайс:
Государь, Вы что, пьяны,
Иль объелись белены?
Эти именно чинуши
И таскают из казны!

Царь:
Я терпел, насколько мог,
Но терпенью вышел срок,
Знай, сегодня же ты сядешь
За дела свои в острог!

А покуда не мешай,
Стой и стенку подпирай,
Да ключи от казначейства
Мне немедленно отдай!

Чумбайс вынимает из кармана ключи, что бросил ему бывший главный казначей и передает их царю.

Царь:
Ну, любезнейшие, жду,
Или, вправду, на беду
Все вы воры, так порядок
Я немедля наведу!

Военный министр:
Ну, зачем же весь народ
Звать ворами наперед?
Лекарь честен, несомненно,
Но ему заткнули рот.

И еще ваш казначей,
Что остался без ключей,
Потому как надоело
Жить ему среди рвачей.

Ну и я, клянусь, не пал
До того, что б взятки брал,
Впрочем, если б предложили,
Может, и не устоял.

А других, десятков пять,
Что изволят здесь стоять,
Думу думают о том лишь,
Как Чумбайса выручать,

Потому как эта власть
Им дает нажиться всласть,
А на бедствия отчизны
Всем им попросту накласть!

Один из губернаторов:
Бог ты мой, какая ложь!
Прямо к горлу острый нож.
Я одно могу ответить-
Вынь улики и положь!

Военный министр:
Ну, улик-то целый воз,
Выбирай, какую хошь;
Чай с торговцев получаешь
Отступных не медный грош.

Ты настолько ли богат,
Что б домишко в сто палат
Мог купить на той неделе,
Да в придачу зимний сад?

Внезапно к военному министру подскакивает господин Топтыгин и начинает кричать на него, размахивая кулаками:

Ты, любезный, мелешь вздор,
Я ли взяточник и вор?
Ты же к ним меня причислил,
Обрекая на позор!

Что преследуешь за цели?
Будем драться на дуэли!
Я хоть стар, но не спасую,
Если честь мою задели.

Военный министр:
Ты, старик, прости обиду,
Упустил тебя из виду,
Впрочем, также сыскаря
И советника из МИДа.

Царь:
Значит пятеро всего
Не воруют ничего,
Остальные же вражины
Государства своего.

А я верю, генерал
Нам всю правду рассказал,
Потому повелеваю
Запереть их всех в подвал!

Вперед с усмешкой выходит министр Гайдюк и говорит царю:

Государь, умерь свой пыл,
Или начисто забыл,
Что ты личную охрану
Аж под корень сократил.

Потому подвал для нас,
Извини, пустая блажь,
А ты скоро вместе с жизнью
Потеряешь царский стаж,

А затем и лекарей,
Казначеев, сыскарей,
Тех, кто жизнью недоволен,
Передавим, как царей.

И Чумбайсу, хошь не хошь,
Всадим в брюхо острый нож,
Он ведь сдал нас всех сегодня,
А цена такому- грош!

Чумбайс:
Братаны, да вы чего,
Не сдавал я никого!
Подтолкнуть хотел лишь малость
Вас для ентого-того;

Чтобы робость одолеть
И державой завладеть
Вы к тому уже готовы,
А мне, значит, помереть!

Губернатор Хамакада возражает министру Гайдюку, предложившему убрать Чумбайса:

Корешь, ты напрасно так,
Это в доску наш чувак,
Без него бы не хоромы
Нам светили, а барак.

Гайдюк:
Тыквой малость пораскинь,
И расклад такой прикинь;
Всем нам, как цареубийцам
Будет попросту аминь!

А теперь другой расклад;
Кто убийца? Рыжий гад
И еще пять негодяев.
Мы их всех положим в ряд,

Да и вызовем народ,
Что по площади снует,
Повинимся; не успели
Спасти родины оплот.

Вот он- главный душегуб,
Сам Чумбайс, но тоже труп-
За царя мы отомстили.
Ухватил идею, друг?

Внезапно с треском раскрывается окошко в дворцовый сад, и оттуда появляется любимый слуга царя, Василий, с огромной дубиной в руках:

Чтоб всем вышибить мозги
Хватит верного слуги,
Что пришел с дубовым дрыном,
И обутый в сапоги;

Дрыном в морду, или в бок,
Сапогом промежду ног, -
За минуту всех мерзавцев
Покидаю за порог!

Пока убийцы медленно и с опаской приближались к Василию, который загородил им дорогу к трону, лекарь шепнул что-то на ухо царю и остальным, приговоренным бандитами к смерти. Затем он достал из кармана пузырек с какой-то жидкостью и, подняв его над головой, закричал:

Слушай все! В бутылке яд.
Смерть настигнет всех подряд,
Если я ей об пол шмякну,
Вот таков теперь расклад!

Я, конечно, не герой,
Но пожертвовать собой
Я готов, чтоб вас, подонков,
Тоже в мир забрать иной.

И лекарь разбивает пузырек о паркет, после чего он сам, царь и его верноподданные падают на пол. Все остальные присутствующие бросаются к дверям из дворца, пихая друг друга локтями. Один лишь Василий, также все принявший за чистую монету, сообразил снова воспользоваться окошком.

На дворцовой площади.

У дворца гулял народ;
Знал, наверно, наперед,
Что на площади вот-вот
Что-нибудь произойдет.
И, представьте; с треском двери
Не раскрылись- улетели
Метров на пять от крыльца,
А за ними из дворца
Все чиновники, министры,
Губернаторы, юристы
На толпу в смятеньи прут
И испуганно орут.
Ну, толпа их задержала
И, по пьянке, чуть помяла.
А затем выходит царь,
Всегорохов государь.
Он остался на крыльце
С выраженьем на лице.
И сказал Горох народу:
– Я вам волю и свободу
Даровал, чтоб каждый жил
И детей своих растил
И в довольстве, и в достатке,
Но добились жизни сладкой
Только эти негодяи,
Что на площадь прибежали.
Все они сгубить царя
Сговорились, только зря, -
Мой придворный коновал
Страх такой на них нагнал,
Что окованные двери
Словно птицы улетели.
Вам, народ, на правый суд
Отдаю их прямо тут.
Нет мошенникам прощенья
За такие преступленья....
Мы опустим между строк
Им преподанный урок.
Ведь народ жесток бывает,
И Чумбайс об этом знает,
А сказать вернее - знал.
Долго рыжий помирал...



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Сатирические стихи
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 27.11.2020 в 21:13
© Copyright: Сергей Сухонин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1