Ведьмин дом


Ведьмин дом


Глава 1

Я думала мы разведемся раньше. Андрей был моей первой любовью, еще со школы, помню как любовалась им издалека, завидовала тем, кто может болтать, смеяться, гулять с таким парнем: светло-русые вьющиеся волосы, серые глаза под длинными ресницами, широкие плечи. А голос! Низкий, с хрипотцой, он пробирал меня до мурашек! Так и смотрела на своего принца, пока он не пригласил меня потанцевать на новогодней дискотеке. И закружилось! В восемнадцать мы сыграли свадьбу и я была на седьмом небе от счастья – тот самый красавчик Чернига, по которому плакало пол школы стал моим мужем. Правда радость была не очень долгой, какие мозги в восемнадцать лет? Как оказалась, красиво играть на гитаре и носить девушку на шее через речку — это не те достоинства, на которых можно построить семью.

Первый год мы еще жили неплохо. Родители оставили мне квартиру и все свободное время у нас толклись друзья и подружки. Это вносило разнообразие в нашу жизнь, потому что терпеть друг друга с утра о вечера нам было сложно. Мы ссорились и как! С битьем посуды, хлопаньем дверью и бурными примирениями. По большей части я прощала его первой, потому что все еще очень любила. Дразнила его мужская красота, нравился неутолимый постельный аппетит и наш медовый месяц продлился куда больше тридцати дней. А потом между нами пробежала черная кошка, вернее моя первая соперница.

Андрей работал на котельной, когда Оксана поступила к ним в качестве стажера. Однажды я зачем-то решила заглянуть в каптерку и застала их вдвоем, голыми, на расстеленной поверх лавки фуфайке. В тот же день собрала его вещи и выставила за порог, а через пару дней сама же и пришла мириться. Он вернулся, но вот прежнего счастья не стало, мы жили просто как супруги, вместе ужинали, ездили к его родителям в село копать картошку, собирали гостей на дни рождения. В один из таких праздников из-за границы приехала моя двоюродная сестра Лена. Из родни у нее здесь был только дядька и поэтому она остановилась у нас. Я была рада – маленькими мы очень дружили и даже считали себя особенными. Причина для этого была – мой отец всю жизнь увлекался астрономией и когда у него с братом почти одновременно родились дети, решил, что имена у девочек должны быть особыми – звездными. Так и получилось, что мою сестру назвали Еленой, а меня Пандорой в честь спутников Сатурна.

На дне рождения Андрея было около пятнадцати гостей, в том числе и моя одногруппница Катя. В колледже мы называли ее просто Лоичкой, прозвище так и остались, хотя подружка давно уже вышла замуж и поменяла фамилию. Во время одного из перекуров Лена почти сразу вернулась в дом из подъезда и поманила меня пальцем.

- Ты в курсе, что Андрей тебе изменяет?
- Чего?! – я чуть не выронила стакан с соком – Откуда такие сведенья?
- А ты выгляни, что он вытворяет с вашей знаменитой Лоичкой. Тискает ее этажом ниже, думает если лампочка не горит их не видно. Это у них не первый раз, точно тебе говорю!

Я с трудом дождалась, пока гости вернулись домой. Андрей был веселым и вел себя, как ни в чем не бывало. Что касается Кати, она вдруг засобиралась домой, и мой благоверный выразил желание проводить девушку на остановку. Муж на вахте, как же она пойдет одна?! Так противно мне не было еще никогда. Лучше бы он прямо сейчас ушел и не возвращался! Но у бабников это в порядке вещей – приплелся он где-то через час, но уже не зажигал по-прежнему за столом, а сидел позевывал – видно устал от развлечений в кустах.

Лена позвала его на кухню – пусть покажет, где в доме кофе. Видно, ей не терпелось промыть ему мозги. Я не стала вмешиваться, а зря! Знала бы, что за этим последует – на дне рождения не было бы ни Кати, ни моей сестры. Правда тогда я не встретила бы еще одного человека. Такого, каких единицы.

**

Ленка собиралась остаться у нас на неделю, но задержалась надолго по непредвиденным причинам. В Италии лечить зубы дорого, а у нас в разы меньше расходы, вот она и залипла со своими визитами у стоматолога. Это было мне отчасти на руку – на носу сессия и я свалила на сестру кухонные заботы, пока готовила курсовую. Андрей, казалось, был не против, хотя сестра частенько на него открыто ворчала — разбрасывает вещи, чашку лень помыть. А потом я узнала, что мой благоверный вызвался помочь ей в одном деле – перегнать машину из-за границы.

- Андрюш, сам подумай, когда ты последний раз садился за руль? А это не один день дороги – мои слабые попытки его переубедить явно не работали.
- Спасибо, что веришь в меня! – он встал и ушел курить на балкон.
- Ну чего ты, пусть прокатится. И мне поможет и от дома немного отдохнет. Видишь бесится мужик от однообразия!
- Это у него однообразие? Да ты прикалываешься! Вот можно, например, бачок починить от скуки, не думаешь?
- А он когда с тобой встречался, бачки чинил?
- Ох, Лена, разве я тогда об этом думала? Помнишь, что он вытворял на турнике?
- Еще бы! А ты хочешь запереть своего Чернигу в четырех стенах с пультом от телевизора. Нет, дорогая. Пусть поедет, развеется, больше будет мягкую кровать ценить.

И он поехал. Сначала звонил, отчитывался о том, что да как, Ленке подробно что-то по телефону рассказывал, а потом пропал. Не в переносном смысле. Телефон отключен, на связь не выходит, никакой информации о том, куда девался вместе с машиной. Несколько дней я ждала, потом подала заявление в милицию, чтобы объявили в розыск, но увы. Был Андрей Чернига и как сквозь землю провалился. В ДТП не попадал, в гостинице не проживал, в моргах-больницах не числится.

Лена поддерживала меня как могла, обнадеживала, успокаивала, уговаривала. Мало ли то могло случиться? Но на самом деле много, например, посадил попутчиков, и они от него избавились, а машину перекрасили и продали, сколько бывало таких случаев? Ленку как инициатора поездки я сначала не хотела видеть, но она переживала не меньше моего. К тому же, погорела на крупную сумму. Так мы и жили вдвоем еще месяц – я на успокоительных, она в роли няньки, поварихи и психолога. А потом у сестры родилась идея.

- Слушай, Дарусь, тебе бы поехать отдохнуть. Нет, я не про курорты, не смотри так! Надо сменить обстановку, в тишине побыть. У меня тут знакомые есть, дачу сдают. Ну как дачу, это громко сказано, но место красивое, свежий воздух, молочко попьешь домашнее, выспишься!
- Ты это серьезно? Что я буду в деревне делать?
- А здесь ты что делаешь? Ходишь из угла в угол, там хоть на речку будешь ходить. Икебаны собирать из каких-то сорняков. Розыск без тебя все равно ведут, чем ты им поможешь?
- У меня денег сейчас нет.
- Дора, вот что тебе сказать, а я зачем? Заплачу за аренду, там копейки! В общем все, давай, отрывай попу от дивана, собирай сумку. Я пойду куплю тебе тушенки и какой-то «Завтрак туриста», готовить ты точно не захочешь! И да – она выглянула из коридора – купальник не забудь! Там не речка – мечта!

Я окинула взглядом комнату, может она и права? Здесь на меня давят даже стены. Со вздохом стащила с антресолей запыленную сумку, покидала как попало несколько футболок, спортивный костюм, шлепанцы, кроссовки. Зачем-то уложила даже одно платье, а что, вдруг меня пригласят в сельский клуб? Главное, не забыть ноут, может я смогу сосредоточиться на учебе, а нет, так буду смотреть бразильские сериалы на тысячу пятьсот серий и плакать не по Черниге, а по какому-то Рамиро Суаресу.

Лена – организатор хоть куда, вечером позвонила в деревню и обо всем договорилась. Заказала на утро такси, чтобы без проблем добраться до вокзала. Даже бутерброды сделала, вот бы мне хоть часть ее энергии, а то смотрю в зеркало, а там мама-панда с черными кругами под глазами и немытой головой. Ужас какой-то, на кого я стала похожа, может деревенский загар хоть немного превратит меня в человека? С такими мыслями я упала спать, чтобы в четыре часа подняться под бодрый голосок сестры. Пока я пыталась проглотить печенье с чашкой кофе, Лена непрерывно щебетала

- Я тебе устроиться помогу и сразу назад! Уж прости, дорогая, очень я тут задержалась. Покажу, у кого продукты покупать, если что, а там раззнакомишься.
- Не хочу я ни с кем знакомиться.
- Сорри, мест на необитаемом острове нет, все занято! Ты доела? Вперед, хотя нет, давай посидим пару секунд на дорожку.

Она схватила мою сумку и свой рюкзак, сунула ноги в босоножки и через минуту была готова. Когда за мной закрылась дверь и ключи оказались в кармане, стало легче дышать – двигаться все-таки проще, чем сидеть в тупом отчаянье и вздрагивать от каждого шороха в подъезде и вибрации телефона.

Пока мы спускались по лестнице, Лена что-то рассказывала, лишь бы отвлечь меня от моих мыслей и тем же была занята почти всю дорогу в поезде. Первый рейс пригородного был полупустым, в вагоне всего несколько человек. которые или дремлют или втыкают в телефон. Бабушка с домашними пирожками пошла мимо, предлагая позавтракать – все почти как в детстве, когда мы ездили за город с родителями. Сестра была как-то даже чересчур возбуждена, но тогда я решила, что она вырвалась из тюрьмы и от радости себе места не находит. Меня не смутило даже то, что она бросилась в тамбур, когда зазвонил телефон. Чтобы у Лены были какие-то страшные секреты или отношения, которые требуют уединения, такого я не замечала. А оказывается, секретничать она любит – добрых двадцать минут проболтала за стеклянной дверью и притом с серьезным лицом. Я решила ни о чем ее не спрашивать и притворилась, что задремала – поезд так приятно покачивался, так убаюкивал, что выбираться из этого состояния совсем не хотелось даже для выяснения правды, которая меня заинтриговала.

Как и все пригородные составы наш останавливался возле каждого столба, и мы приехали только через три с хвостиком часа. Маленькая станция была пустой, не считая деда с козой, который бодро топал вниз по единственной тропинке. Мы пошли следом и я радовалась двум вещам – простору и легкой сумке. Несмотря на то, что все припасы тащила в рюкзаке Лена за следующие полтора километра даже с таким багажом у меня устали руки. Наконец дорожка вывела к деревне, а там и к дому, который мы сикали. Невысокий забор из штакетника скрывал от глаз кусты смородины, малины и грядки с помидорами.

- Пошли, чего стоишь! – Лена придержала калитку.
- А злая собака?
- О да. Сейчас увидишь злую, от смеха только не умри – она уверенным шагом вошла во двор и постучала в прикрытые двери - баб Зоя, вы тут?

Я ожидала увидеть сгорбленную седую старушку, из дома выглянула очень приятная женщина с румяным лицом, почти без морщин и с белозубой улыбкой.

- А, Леночка! Заходите! – она вытерла руки о передник и спустилась с крыльца.
- Вот, знакомьтесь, это Дора. Покажите нам апартаменты?

Баба Зоя рассмеялась, какие там апартаменты! Дом конечно крепкий, но скромный. Мы прошли через огород, свернули и оказались возле небольшого деревянного домика с окнами, которые закрывали ставни. Хозяйка сняла с петли замок, помогла занести вещи и повела нас посмотреть все остальное. Я только и слышала: «Колодец на улице, колонка сломалась, Василий все никак не починит. Здесь у нас сад, яблок в этом году много будет, ягодки собрать тоже можно, крыжовник любишь? Яйца купить, молочко, картошку, это все у меня есть!» В общем я довольно быстро освоилась и в обед Ленка собралась восвояси.

- Звони каждый день! – она чмокнула меня в щеку – Побежала, до поезда видела сколько пилить! Я еще заеду, будь не холодцом, а молодцом!

После ее ухода я переоделась в ситцевый халат, перестелила кровать и вышла на улицу, подставить лицо солнышку. Пока я прохаживалась по своим владениям, мне на глаза попалась стайка детворы, которая с любопытством меня разглядывала. Самая маленькая из девочек почему-то спряталась, завидев, что я приближаюсь и остальные отошли на безопасное расстояние.

- Вы чего? Я не кусаюсь! Тебя как зовут? – я смотрела на черномазого мальчишку постарше. Ему было лет семь и наверное он постыдился показывать свою трусость перед девчонками и мелочью лет четырех-пяти.
- Радик! – он храбро сверкнул черными глазами – А ты ведьма?
- Я Дора, мне баба Зоя дом сдала, а что на ведьму похожа?

Ребятишки переглянулись, решая рассказать или нет? Я стояла, засунув руки в карманы и ждала, первое знакомство с местными оказалось весьма интригующим.


- Так ты ничего про дом не знаешь? – заговорил Радик – Тут раньше ведьма жила, у нее ребенок в колодце утопился. Мама говорит, это плохое место!
- А ну кыш! – из калитки вышла баба Зоя – Собрались они тут! Ты, Даринка, не слушай их, это у нас цыганчата.
- А что за история с домом?
- Да как тебе сказать, давно это было, я еще в школу ходила. Жила тут Марьяна, муж от нее ушел, а сынок и правда утонул, только в реке, вот она и стала такая… странная. Людей сторонилась, жила сама по себе. А еще лечить она умела хорошо, травы разные знала. Потому к ней ходили конечно, но побаивались и детям запрещали. А эти – она кивнула в сторону убегающей детворы – недавно тут поселились, в уже пришли. Ведьму им покажи! Идем лучше, я тебя пирожками угощу.

Честно говоря я всегда была немного суеверной и от этого рассказа мне стало не по себе. Интересно, знала ли об этом ленка, а если знала, то почему не предупредила? Может просто чтоб не пугать, а может не верила во все это. Пока ярко светило солнце и я общалась с бабой Зоей мысли про ведьмино наследство как-то отошли на второй план, но с приходом сумерек мне стало не по себе. Одна в чужом доме, в непривычной тишине – только сверчки стрекочут, ни тебе грохота машин не голосов. Я закрыла все ставни, несколько раз проверила двери и залезла в кровать, поставив ноутбук на колени. Надо было проверить имейл, ответить на письмо руководителя и дописать реферат, но у меня начинали слипаться глаза. Так я уснула, со включенным ноутом и проснулась уже утром, когда солнечные лучи во всю пробрались через белые шторки на окнах.

Ну ничего себе вздремнула! И поработала, прямо перетрудилась вчера. Правда какое-то письмо пришло, странно, адрес незнакомый, да еще в час ночи.

Я кликнула по сообщению и чуть не упала, даже в глазах потемнело от страха: «Я за тобой слежу!» И никакой подписи, даже намека на то, кто прислал мне этот «веселый» розыгрыш.

Глава 2

Все утро я думала о сообщении, которое получила по почте, но так или иначе надо было заняться чем-то полезным и я вылезла из кровати, чтобы приготовить завтрак. Плита оказалась древняя, на газовых баллонах и еле горела, хорошо, что кроме меня в доме никого нет. Две минуты и яичница поджарилась, не надо возиться с борщом и голубцами. Догрызая корочку хлеба, я прошлась босиком по траве, сорвала немного малины и полюбовалась летней красотой. До дома бабы Зои было рукой подать, надо бы зайти поздороваться, но как пересилить себя, когда видеть людей и с кем-то разговаривать нет ни малейшего желания! Пусть лучше считает меня городской соней, вернусь в дом, что-нибудь почитаю или полистаю ленту в ВК. Не успела я повернуть к своему жилищу, как заметила во дворе промелькнувшую фигуру, которая быстро скрылась за густыми ветками деревьев. Я бегом кинулась к дому – выяснить, кто это бродит здесь без разрешения. Скоро я нагнала незнакомца – молодого мужчину с бородкой и длинными волосами, завязанными в растрепавшийся хвост.

- Доброе утро. А вы кого ищете? – почему -то я подумала о том, что за мной посматривают.
- Простите – он покраснел – Я от бабки иду, совсем забыл, что она дом сдала, а так короче получается, если через двор. Меня Михаила зовут, а вы, наверное, Дарина?
- Пандора – в сотый раз пришлось наблюдать удивление на лице нового знакомого – Можно просто Дора.
- Очень приятно. Я вам помешал, пойду, у меня дела. Надо еще в церковь сходить, это на другом конце села.

«Неужели он священник?» - пришла моя очередь удивляться. По виду похож, но очень молодой, лет наверное двадцать с небольшим. У меня за спиной хрустнула ветка и еще один силуэт, на этот раз женский, быстро скрылся с глаз. Выходит, «батюшка» шел через двор не случайно, его поджидала девушка! Видно Ведьмин дом много кому стал интересен за время, пока стоял пустой. Густой сад мог стать хорошим укрытием от любопытных глаз, а дети его боялись и обходили стороной. Даже цыганские.

Поразмыслив, я решила, что ничего не буду спрашивать у бабы Зои, вдруг это какая-то ошибка и я возведу напраслину на служителя церкви? А может он и не священник вовсе, а просто шел туда по делам.

Обтряхнув босые ноги о коврик, я зашла назад в дом. Начиналась жара и очень хотелось пить, хорошо еще с вчерашнего дня на кухне стоит ведро воды! Я протянула руку за кружкой и замерла на месте. Вместо эмалированной посудины на столике красовалась чашка, и не какая-нибудь, а с надписью «Андрей». Помню Чернига любил пить из нее чай и говорил, что «Андрей – царь зверей». Эту чашку я не привозила в деревню, она осталась дома и я даже не убирала ее в шкаф из суеверия, и все-таки сейчас она оказалась здесь. Единственное, что пришло в голову в качестве объяснения — Лена зачем-то положила Андрюхину чашку в рюкзак, а когда разгребала его, меня не было рядом.

Присмотревшись, я заметила и еще кое-что — расплескавшуюся воды и мокрые следы на полу, как от босых ног. Значит, в дом кто-то заходил, пока я бродила по саду! Чем дальше, тем больше непонятного здесь происходило. Я дала себе слово, что больше никогда не уйду, отставив открытую дверь. Похоже в этой деревне я кого-то очень интересовала или мешала тем, кто облюбовал избушку на курьих ножках для своих целей. Звонок телефона был таким внезапным, что заставил меня вздрогнуть. Я уже почти перестала надеяться, что получу новости от полиции и правда, на связи была моя сестра.

- Ну мать, как ты там? Обживаешься? Воздухом дышишь?
- Да. Все нормально, проспала до восьми часов, тут, наверное, люди столько не спят.
- Ой, да тебе то какое до них дело! Ты давай, реферат пиши, не отвлекайся! Гуляй и лечи нервы.
- За это тебе спасибо, дорогая, но скажи, ты зачем привезла сюда чашку Андрея? Чтоб я не забывала про мужа? Это тебе психолог посоветовал?
- Какую чашку? – наступила пауза – Дора ты же сама вещи складывала, я только продукты тащила, неужели не помнишь?
- Нет, не помню. Но как же она тогда… Лен, я не могла сюда ее привезти. Это уже мистика какая-то!
- Ладно, ты не кипишуй, может случайно кинула с другой посудой, ты же на транквилизаторах сейчас. Таблетки, кстати, принимать не забывай. Все, до связи! Завтра поговорим еще, целую!

В полных непонятках я схватила чашку и затолкала ее подальше от глаз на полку с посудой. Похоже я начинала все делать на автопилоте, точно недалеко до нервного расстройства. Чтобы освежить голову, я быстренько натянула купальник (специально выбрала самый скромный, полностью закрытый), схватила полотенце и быстрым шагом пошла к реке.

***

Местная речушка с красивым названием Рябинка блестела на солнце и пряталась под высоким, поросшим травой и кустами берегом. Я разулась и сбежала вниз, присмотрела уединенное местечко и расстелила свое любимое желтое покрывало. Слева от меня расстилались заросли камыша, зато справа берег был чистым, усыпанным мелкой галькой. Я с удовольствием зашла в прохладную воду и сразу окунулась с головой. Течение было слабым и хотелось заплыть подальше, может даже на другой берег, где желтели кувшинки.

Я попылала на спине, прикрывая глаза от яркого солнца, а когда подняла голову, заметила на берегу знакомых ребятишек. Это вызвало у меня досаду, так хотелось побыть одной, а с этим маленьким табором и мечтать о таком не приходилось! Дети как были в одежде залезли в воду и начали брызгаться и кричать, только Радик, как самый старший, решил поплавать там, где немного глубже. Он уже удалился не несколько метров от своих сестер и младшего брата, как вдруг с головой ушел под воду и начал тонуть. Сначала его макушка выглядывала из воды часто, потом все реже, и к моменту, когда я подплыла к утопающему, совсем скрылась под водой. С трудом мне удалось поймать этого худого чумазого мальчишку и надрываясь, борясь с его цепкими руками, вытащить его на берег.

Радик долго кашлял и не мог говорить, губы у него посинели, а пальцы дрожали. Наконец он устремил на меня глаза с расширенными зрачками и произнес фразу, от которой впору было поседеть

- Это он, ведьмин сын! Он за ноги меня схватил и поволок на дно!

Дети начали визжать, младшая девочка расплакалась и стала проситься к маме. А мне как взрослому человеку пришлось взять на себя роль того, кто будет всех успокаивать.

- Радик, ты, наверное, за водоросли зацепился, или вод водой коряга старая, вот тебе и показалось!
- Как бы не так, у него знаешь какие руки! Холодные как лед!

Мне стало так страшно, аж волосы на затылке поднялись дыбом, и я закрыла глаза, чтобы самой не завизжать. Из ступора меня вывел голос, очень приятный, внезапно возникший за спиной.

- Ты бы постыдился, Радион, пугать девчонок! Привиделось, так промолчи, лучше спасибо скажи. что тебя вытащили!
- Спасибо! – мальчик как-то сразу притих и поднялся с песка – Только вы матери не говорите!

Я оглянулась. Позади меня был мужчина, видно один из местных, знающий всех и каждого по имени. Он, наверное, ловил рыбу в зарослях камыша и появился, услышав наши крики. Об этом говорила протоптанная в разросшейся осоке дорожка, на которую я сразу не обратила внимания. Нет, не протоптанная, незнакомец рядом со мной был колясочник и это подействовало на меня больше, чем рассказы про оживших утопленников. По моим глазам стало ясно, что я шоке, удивлена, полна сочувствия к красивому широкоплечему парню, но его брови сразу сошлись над переносицей.

- Вы тоже тут осторожнее, – проговорил он – за ногу никто не схватит, а вот в омут нырнуть или за корягу зацепиться можете.

С этими словами он повернул колеса своего транспорта, поднялся наверх по тропинке и вскоре исчез из виду.

Глава 3

Я не планировала знакомиться с кем-то в деревне и тем более постоянно общаться, но избежать этого не удалось. Не успела я вернуться с пляжа и отойти от недавно пережитых событий, как в двери постучали и в комнату вошла женщина. Сказать, что я удивилась, значит ничего не сказать. Мое общение с цыганами сводилось к тому, что я обходила их десятой дорогой на вокзалах и рынке и вот в моем доме молодая цыганка. Она пристально посмотрела на меня своими черными как угли глазами и заговорила раньше, чем я что-то успела спросить.

- Я к тебе пришла, Дора! Хотела сама на тебя посмотреть. – поскольку я молчала, она продолжила, усевшись на табуретку – Ты моего сына из реки вытащила, мы такое не забываем.
- Простите, вас как зовут?
- Закира. И не ВЫкай, это ни к чему.
- Ничего такого я не сделала. Просто рядом оказалась случайно, любой бы вытащил!
- Ай-ай не много же ты знаешь! Думаешь он про утопленника наврал?
- Радик испугался просто.
- Я тебе правду расскажу, этого здесь никто не сделает. Того мальчишку, что утонул тоже спасти могли, да не захотели. Мать спасать не стала! Он у нее от черта родился вот что, кто дал тот и взял.
- Слушай, Закира, меня отсюда выжить хотят, да? Так я сам уеду. Пугать меня не надо! – это уже было слишком для двух дней дачного отдыха.
- Руку дай! – говорила она приказным тоном, и я почему-то не смогла отказать цыганке. Закира долго смотрела на мою ладонь, потом покачала головой и вынесла свой вердикт – Не уедешь ты, твоя судьба тут. Смотри не упусти. Больше пока ничего не скажу, ты вот что, сестра, приходи к нам завтра, мы тебя ждать будем. И не слушай, если скажут, что цыгане тебя обворуют. Не тот тебя обокрасть хочет, на кого ты думаешь! Придешь?
- Приду – мне захотелось бросить вызов своим страхам и заодно предрассудкам деревенских жителей.

На том мы и расстались. Я переоделась, высушила волосы и решила сходить к бабе Зое – поговорить. Оказывается, она уже знала о случившемся на речке и посмотрела на меня с тревогой.

- Ты Даринка, как? Давай-ка я тебе травки заварю, еще моя бабка травницей была, выпьешь, сразу станет легче. И в голову ничего не бери!
- Как же не бери, баб Зоя, в доме кто-то был, история эта с утопленником и письмо мне пришло не знаю от кого.
- И в этом помогу – соседка как видно размышляла, как лучше поступить – Дам тебе оберег. Носи, не снимай и никакая чертовщина к тебе не поступится. А еще Михаила к тебе пришлю, пусть дом освятит.
- А Михаил ваш внук?
- Уже познакомились? Он в семинарии учится, осенью закончит. Приход примет, а пока вот у нас вместо священника. Церковь то стоит закрытая!

Я промолчала. Может тут и церковь как в «Вие», заколоченная со всякой нечистью? Тем временем баба Зоя ушла заваривать чай, а я осталась сидеть во дворе на скамеечке под раскидистой яблоней. То что деревенские заходит друг к другу запросто – это общеизвестный факт, поэтому скрипнувшей калитке я не удивилась. А вот тот, кто показался возле дома, меня и смутил, и удивил — это был тот самый парень с речки. Первым его порывом было уехать назад, но видно здравый смысл победил, и он остановился немного в стороне. Никто не знал, что сказать и мне пришлось взять на себя роль вежливого гостя.

- Вы к бабе Зое? Я ненадолго, уже уходить скоро буду.

Он досадливо нахмурился, но тут к счастью, на крыльце показалась сама хозяйка.

- Домир? Хорошо, что ты пришел, сейчас-сейчас, все тебе принесу. Ты пока вот с Даринкой познакомься, она все лето у нас жить будет!
- Вас Дарина зовут?
- Можно и так, вообще имечко у меня еще то, я Пандора.
- Как там Радик? – было видно, что разговор дается ему с трудом
- Нормально. Мать его приходила, поблагодарить, а может напугать меня, не знаю.
- Вы про Ивашку? Глупости все это, не слушайте! А с мальчишкой вы молодец, я бы тоже… - он не договорил и осекся - У нас тут люди хорошие, живите, ничего не бойтесь!

Мы оба замолчали, я бросала на Домира взгляды исподтишка, чтобы он не решил, будто я неприлично его разглядываю. При близком рассмотрении парень понравился мне еще больше. Язык не повернулся бы назвать его калекой. Копна густых волос над высоким лбом, умные грустные глаза, атлетическая без преувеличения фигура. Мне очень хотелось узнать, что с ним произошло, но расспрашивать не пришлось, пока мы с бабой Зоей пили чай, она все мне сама рассказала.

- Домир наш, каким красавцем раньше был, ты не видела! Девки по нему знаешь как сохли! Из армии вернулся, хотел жениться, здесь остаться. А потом… как все случилось, невеста его бросила, так и живет с матерью – по моему вопросительному взгляду она поняла, что мне хочется узнать подробности – Он с мужиками местными на заготовках был. Деревом его прибило вот и обезножил. Говорят, помочь можно, только деньги большие нужны.

Я допила чай, но так и сидела, размышляя над судьбой парня. Вот где, скажите на милость, та самая Божья справедливость? Мне пришло в голову, что мой Чернига сейчас, возможно, тоже в какой-то больнице лежит безымянный, никому не нужный. Я так ничего и не узнала от полиции, хотя ждала каждый день – пусть самую ужасную, но правду. Из задумчивости меня вывела соседка, которая принесла что-то вроде ладанки на шнурке.

- Вот, надень и носи! Ступай домой и не бойся ничего!
- Спасибо – после чая и правда стало полегче и я побрела к Ведьминому дому той же дорогой, на которой недавно встретила Михаила. На это раз не произошло ничего непредвиденного, мне даже удалось немного поработать над рефератом и отправить задание преподавателю. Правда еще много оставалось прочитать из литературы, но это я оставила на вечер. Устроилась на кровати, включила ноут и нашла первый попавшийся любовный сериал. Мобильный молчал, Ленка почему-то не звонила, но вместо это пришло новое СМС и опять с неизвестного номера. Я задумалась – прочитать или сразу удалить? Все-таки открыла и уронила телефон: «Уходи из моего дома!».

Глава 4

Не знаю, какое действие должно быть у амулетов от нечисти, но мой не слишком меня защитил. Ночью я проснулась от того, что под дверью кто-то скребется, мне казалось дом ожил, в нем чувствовалось какое-то движение, поскрипывали половицы, что-то трещало за печкой. Я пыталась уснуть, но в итоге включила свет и только тогда смогла ненадолго прикрыть глаза – было не так страшно. С первыми петухами я уже была на ногах и стала собирать сумки, еще бы не хватало, оставаться в таком ужасном месте! Прикрыв двери, я с поклажей вышла за крыльцо и направилась к станции. Вела туда единственная дорога и надо же такому случиться, чтобы по пути мы встретились с Закирой.

- А ну-ка милая, стой! – она уперла руки в бока – Случилось что?
- Я домой уезжаю, не могу здесь жить. Боюсь.
- Пойдем со мной, до поезда еще долго, успеешь!

Цыганка завела меня через заднюю дверь в большой дом с несколькими комнатами. В ближайшей, как я успела заметить спали на полу дети, но мы свернули в соседнюю, полутемную, с низкой тахтой и ковром на полу. Закира усадила меня на диванчик и полезла в шкаф за картами.

- Сдвинь! – она подставила колоду – И думай о том, что хочешь знать!
- Что думать? Я сейчас об одном мечтаю – ноги унести.

Она словно меня и не слышала, стала раскладывать карты: одну в центре, по три с четырех сторон и потом еще в ряд. Все время покачивала головой, а потом подняла на меня свои сверкающие угольные глаза.

- Нельзя тебе ехать! Счастье свое упустишь, вот оно смотри! – смуглый палец ткнул в червового короля – А вот и дом, и дорога. Уедешь – разойдутся ваши пути навсегда.
- Закира, ты что-то не то говоришь. У меня муж есть, я только не знаю где он, пропал, понимаешь?
- Муж объелся груш. Не пропал он, милая, скоро объявится, только лучше бы ему не возвращаться!
- Давай-ка поподробнее! – у меня от волнения пересохло во рту.
- Другая у него, а у нее душа черная! Вот они – рядом.
- Другая…

Это походило на правду. Чернига на такой фокус вполне был способен, вот только как же машина? Неужели он зависал целый месяц у какой-то бабы и прятался от нас с Ленкой? Мой задумчивый вид заставил Закиру оставить на время свое ремесло. Она положила карты и вязла меня за руку.

- Чего боишься, скажи? Ивашки?
- А ты не боялась бы? Мне сообщения приходят письма, я воду в доме видела разлитую и следы от мокрых ног. А сегодня всю ночь кто-то скребся, как будто в дом зайти хотел.
- Сиди, не вставай. Сейчас вернусь!

Вскоре она пришла со свечой и миской воды. Зажгла огонек, подняла миску над головой и стала что-то быстро шептать. У меня все поплыло перед глазами, а когда очнулась, она уже держала в руках отливок из воска.

- Смотри! Похож на Ивашку?
- Нет – сколько я не вглядывалась, не видела ничего напоминающего мальчика.
- А на что похоже? Смотри, внимательно?
- Не знаю, что-то с хвостом.
- Мыши у тебя дома, он старый и нежилой давно. Переполох я сняла, бояться больше не будешь и кота тебе дам, Шамана. А про письма… ты, сестра, скоро сама все узнаешь! А теперь сумку не забудь и топай домой. Тебя там сюрприз ждет!

Не знаю. Может на меня подействовал цыганский гипноз, но я действительно решила вернуться. Чувствовала себя, конечно, дурой, даже отговорку приличную не придумаешь, если спросят. А вот сюрприз меня на самом деле ждал – у калитки я увидела Домира.

- Доброе утро – меня снова охватило чувство неловкости в его присутствии.
- Вы уезжаете? – он сразу бросил взгляд на мою сумку
- Хотела. Но передумала… пока. Давайте зайдем, не хочу разговаривать на улице!

Когда я закрыла за собой калитку, мы устроились возле дома – я на лавочке, мой гость – рядом. Так говорить было проще – глаза в глаза. Похоже он понял ход моих мыслей и смягчился, взгляд стал не таким колючим, а голос более приветливым.

- Я к вам по делу… тут мелочь конечно. У меня зарядка накрылась, а сегодня надо позвонить в город.
- Да без вопросов. Я сейчас принесу!

Через пару минут мой гость получил то, за чем приходил, но что-то его задерживало, не давая уйти. Мы какое-то время молчали, на улице было еще прохладно и я зябко повела плечами, что быстро привело парня в чувства.

- Вам холодно, Дора, я пойду.
- Ну не так чтоб холодно, зябко немного. А может составите мне компанию, выпьем кофе?
- А вам точно удобно? Получается, что я напросился в гости.
- Честно говоря, я не хочу оставаться одна!

Уж не знаю почему, но я тут же выболтала ему всю историю, то и дело поглядывая на закрытые двери, куда немного боялась заходить. Домира это не рассмешило и как на дурочку он на меня не посмотрел, наоборот, отнесся ко всему серьезно.

- Давайте я первый! Меня не съедят, а съедят не жалко!

Я открыла двери и пропустила его вперед. В доме, конечно, было все тихо и спокойно, все на своих местах, и следов, никакой нечисти. Я оставила чайник и достала из буфета остатки своих припасов – печенье и несколько шоколадных конфет. Пока заваривала кофе, Домир поглядывал на меня с интересом, но не отвлекал болтовней. Только когда мы уселись, и я поставила заряжаться его телефон, мой гость сделал предложение, которое немного растопило лед.

- Может мы перейдем на «ты»? Можешь называть меня просто Дом.
- Согласна. Ты меня сегодня реально спас, я таких ужасов натерпелась! Угощайся, конфеты вкусные, хороший шоколад!
- Давно не пил кофе. Запах какой!
- Давай поделюсь запасами! Мне сестра еще привезет, она на выходных приехать должна. Или приходи в гости.
- Дора, ты в деревне жила когда-то? – к чему он клонит я не поняла
- В детстве, у бабушки, а что?
- Не боишься, что сплетничать будут?
- Это ты о чем? О нас что ли? – я опешила от такого вопроса. Вроде бы два взрослых человека, давно переступивших школьный возраст – Не боюсь! Ты кофе пей, остынет!

Он еще какое-то время крутил в руке чашку, прежде чем сделать ее глоток, но больше ничего не спрашивал. Мы посидели еще полчаса, расправились с моим скудным завтраком и договорились увидеться вечером, когда он привезет назад зарядку. После ухода Домира я вернулась в дом и заметила, что в нем появилось что-то новое – его запах. Это маленькое изменение мне понравилось, оно как будто напоминало, что в дом есть мужчина, а у меня — защитник.

Глава 5

Общение с новым соседом подняло мне настроение, уже давно в моей жизни не появлялся мужчина, способный вызвать интерес. Вдохновленная, я отправилась на охоту — собирать ягоды на пирог, чтобы вечером можно было посидеть за столом. Эта часть сада граничила с участком бабы Зои и через забор я заметила Михаила, который с задумчивым видом строчил что-то на мобильном. С моей позиции удалось его хорошо рассмотреть: довольно миловидное лицо, на которое падали непослушные длинные волосы, светлая бородка и губы, которые он имел привычку покусывать. Мне не хотелось ему мешать и я уже приготовилась ретироваться, когда стала случайным свидетелем разговора по телефону.

То, что он беседовал с девушкой, не вызывало сомнений, удивило то, КАК разговаривал будущий батюшка. Он похоже был по уши влюблен и очень ждал встречи, а его дама сердца отказывала или огорчала еще какими-то проблемами. Мне показалось странным, что он прячется, насколько хватало моих познаний будущий священник должен жениться еще до получения сана иначе приход ему не получить, или же пойти в монахи. По словам бабы Зои уходить в Монастырь Михаил не собирался, но про его невесту никто ни слова не говорил. Некрасиво было стоять и подслушивать, хоть и случайно чужие любовные разговоры и я попыталась потихоньку уйти, но наступила на ветку и спугнула влюбленного. Он сильно вздрогнул и сразу прервал разговор.

- С добрым утром. Извините, я вас не заметила – пришлось храбро соврать – Хочу набрать ягод, вот, тут как раз малины много.
- А, Дора – он сильно покраснел, но довольно быстро овладел собой – Я с вами как раз поговорить хотел. Мне бабка рассказала, вы хотите дом освятить? Здесь кроме меня некому, если надумаете, скажите, когда удобно, я приду.
- Да хоть сейчас! Только прибрать немного, и я вас буду рада видеть. От меня что-то требуется?
- Нет, ничего. Вы дома к обеду будьте, я подойду.

Приятная новость, может теперь мне станет спокойнее жить, хоть в православные ритуалы я и не особо верила, утопающий хватается за соломинку… с такими мыслями я вошла в дом и отправилась на кухню – готовить тесто. То, что на меня кто-то смотрит, я почувствовала почти сразу – спиной. Медленно, почти не дыша, повернула голову и увидела два зеленых, сверкающих глаза, которые бесшумно приближались ко мне. От страха у меня отнялись ноги я невольно схватилась за бабы Зоину ладанку, опрокинув кружку с теплым молоком. Торжественное «мяу» и возникший неизвестно откуда котяра чуть не довел меня до инфаркта. Пока к моему мозгу возвращалась кровь, это лохматое чудо подбежало и начало лакать молоко. Я вытерла холодный пот и вышла на крылечко – гори оно все синим огнем, откуда в моем доме черный кот? Может это домовой? Я уже начала верить во все народные сказки и приметы, но тут заметила лохматую макушку и у калитки.

- Радик, ты чего там стоишь?
- Так мать сказала кота принести, мышей ловить. У тебя дверь была закрыта, я его в окно просунул, а он гад, меня всего изодрал.
- Так это твой котяра?! Ну ты блин Радион даешь! Иди отсюда, пока я крапивой по одному месту не дала!
- Да ладно, не поймаешь!

Он пустился наутек, а я подумала, что пора выпить свои таблетки, что-то в последнее время не только нервы расходились, но стало побаливать сердце. Еще парочка таких случаев, и как бы меня не увезли отсюда в больницу.

**

В тот же день Михаил освятил мне дом и оставил воды – умываться и пить натощак. При более близком знакомстве он показался мне каким-то потерянным, а в доме заметно нервничал, хотя в отличие от меня ему не доводилось видеть тут призраков и прочие явления. Как только он ушел, оставив за собой шлейф ладана, у меня зазвонил телефон.

- Привет, дорогая. Прости, вчера забегалась, ты там как? Я тут домой к тебе забегала, цветы полила, все проверила. Участковый попался по пути… ты только не нервничай сильно, вроде у них там какие-то ниточки наметились на счет Андрея.
- Ааа, ниточки. Небось жив-здоров, только где-то на краю света объявился? – я сразу вспомнила предсказание Закиры
- Это как понять? Ты мужа своего совсем что ли со счетов списала? Он, конечно, еще тот серенький козлик, но мне бы хотелось его живым и здоровым увидеть, с моей машиной желательно – она помолчала, как будто начла о чем-то догадываться - А ты что там вещие сны стала видеть, вроде и не удивилась даже.
- Да уж, тут такие сны, никому не пожелаешь.
- А ну-ка рассказывай, что случилось опять? Место там тихое, народ спокойный, что не так?
- Дом этот не так! Он странный, и страшный даже. Я уехать сегодня хотела, но пока отговорили, ты же деньги отвалила сразу за два месяца. Ладно, хватит мне устраивать допрос с пристрастием! Ты на выходных приедешь?
- Должна. Список напиши, чего привезти, а на счет дома… может его святой водой побрызгать? Я во все это не верю, а ты дама чувствительная, вот тебе и мерещится всякое. Таблетки пей не забывай, а если что – зови соседа, у бабы Зои внук священник.


Этот разговор я вспомнила в деталях немного позже, когда ходила к бабе Зое за молоком. Если уж у меня вещие сны, то у Ленки и подавно! Оказывается, Михаил приехал только на следующий день после меня и без всякого предупреждения. Больше того, сестра, которая была знакома с бабой Зоей, не показывалась в деревне лет пять и о его учебе в семинарии могла узнать разве что окольными путями. Сомневаюсь, что от нечего делать она звонила из-за границы и расспрашивала о нем местных. Похоже я стала параноиком, но после исчезновения Андрея вокруг меня постоянно происходили странные и необъяснимые вещи. Вот и теперь внутрь пробрался неприятный холодок.

**

Почти весь день я работала. Устроилась во дворе в тенечке и писала курсовую и только в пять часов опомнилась, что у меня назначена встреча. Домир не заставил себя ждать – приехал вовремя, но выглядел каким-то подавленным. Вернул зарядку и все больше молчал, так что разговор поддерживала почти полностью я сама. На стол принесла все, что было в доме вкусного, в том числе свой фирменный пирог и на сладкое мгновенное слетелись нежданные гости. Пчел я еще не очень боялась, но на укусы ос у меня была аллергия, не смертельная, но очень неприятная. И надо же было такому случиться, чтобы одна из кусачих тварей залетела и запуталась у меня в волосах на затылке! Пока я размахивала руками и пыталась, побелев от ужаса выгнать насекомое, Домир тоже подключился к военным действиям.

- Посиди тихо! – скомандовал он, отстраняя мои руки, запустил пальцы в шевелюру и вытащил осу еще до того, как она успела меня покусать. Я сидела неподвижно и пыталась разобраться в своих ощущениях: мурашки – это от осы или от его рук?
- Этот дом меня ненавидит – констатировала я – Он пытается меня выжить, а ты меня второй раз спасаешь! На всякий случай, вот – я указала на коробку, примостившуюся на печке – если меня покусают и раздуюсь как воздушных шарик, там есть ампула с тавегилом. Сможешь уколоть?

Первый раз мне повезло увидеть его улыбку, хотя я ничего не сделала, чтобы развеселить своего нового друга.

- Ты так на меня полагаешься?
- А на кого еще? Тут у меня ближе никого нет – фраза прозвучала слишком многозначительно и я заметила изумление на его лице – Я имела ввиду, мы же живем рядом.
- Ну да. Ты тогда может номер мой запишешь? Бегаю я сама понимаешь не очень, хотя бы сообщишь.

Мы встретились взглядами. До сих пор я старалась не выдавать своих неоднозначных чувств, мне было его жаль, очень, но жалость такому парню была не нужна и даже обидела бы его. Теперь я не удержалась. Глаза у него оказались блестящие, живые и очень грустные, но в них появилось что-то новое, интерес и даже огонек. «Господи, ведем себя, как два подростка» - в который раз я убедилась, что совершенно не умею общаться с мужчинами. Мы обменялись номерами, и я не удержалась от вопроса.

- Звонить можно только в случае укуса змей и насекомых. А если потусторонние силы начнут одолевать?
- Дарин, ты хорошая, тебя они не тронут.
- И все-таки?
- Звони конечно! А еще лучше сама приходи, я тебя с матерью познакомлю.

Теперь уже мое лицо расплылось в улыбке, которую я не могла сдержать. Прямо деревенский роман какой-то.

- Что не так? Подумала на смотрины? – непонятно было шутит он или говорит серьезно
- Подумала. Я здесь как будто вообще в другом мире, не знаю, чего ждать. Хорошо, приду, я даже платье одно с собой привезла. Когда лучше будет, вечером?
- Когда захочешь.

Повисла тишина, я смотрела на него, а точнее на губы Домира и очень хотела совсем другого – чтобы он меня поцеловал. С ума сошла женщина, иначе не скажешь!

В общем так вышло, что вскоре я познакомилась с Людмилой Петровной и, как ни странно, быстро нашла с ней общий язык. Мать Дома не проявляла ненужного любопытства, была приветливой и гостеприимной. Через пару дней я заглянула к ним по пути с речки, но застала своего друга одного — хозяйка ушла на почту отправлять посылку. Пока мы разговаривали о том о сем, я потирала плечи, которые начинало основательно жечь.

- Слушай, да ты обогрела! В тень хоть пряталась?
- Вроде бы да. Ерунда, пройдет! Знаешь, сколько лет я на речке не была? Восемь! На море пару раз ездила, но тут другое. Уходить не хотелось.
- Вижу. А теперь три дня не пойдешь, пока ожог не сойдет. Пошли в дом, у меня есть проверенное средство.

Я хотела сказать, что у меня в сумке лежит баллончик с пантеоном, но любопытство победило. В комнате Домира я не была ни разу, хотелось увидеть, как он живет. В доме было очень чисто и скромно, мой друг повел меня не к себе, а на кухню и приказал сесть на табуретку к нему спиной.

- Опусти бретельку. – Дом был позади и я не видела его лица, но мое точно порозовело – Может неприятно будет, потерпи!

Я задержала дыхание. Запах домашней холодной сметаны и прикосновение к раскаленной коже заставили меня покрыться мурашками. Хороший крем от ожогов! Боли я больше не чувствовала, но накатило совсем другое. Сколько же у меня не было мужчины? Полгода точно или даже больше? После той ссоры на новый год, мы с Андреем жили как родственники, я не могла его простить за загул, а он не стремился меня разубедить. И вот на тебе, теперь по моей горячей коже скользят другие пальцы и сводят потихоньку с ума. Наверное, он почувствовал тоже самое или уловил мои флюиды – рука так и осталась лежать у меня на плече, а я ее не столкнула.

- Ты мне нравишься, Дарина – слова донеслись до моих ушей как из другой реальности – И даже больше, а мне нельзя к тебе привыкать.
- А ты не привыкай, что в привычке хорошего? Каждый день одно и то же. Давай ничего не будем думать наперед – Я повернулась, теперь наши лица были совсем близко и так захотелось погладить его по щеке.
- Колючий? – голос у него сломался, а у меня совсем снесло крышу и я прильнула к его губам.
- Нет, очень вкусный! Отпустишь меня, я вечером приду или давай погуляем.
- А если не отпущу? – он крепко сжимал мою руку.
- Твоя мама все неправильно поймет. Я побегу, надо почту проверить, сестре позвонить – какие-то отговорки я придумывала уже на ходу – Дом, ну серьезно!

Уйти удалось далеко не сразу и кажется, мои губы пылали больше, чем обгоревшие плечи, а в голове стоял какой-то туман. Просто не верится, но я чувствовала настоящее волнение и даже счастье, как будто мне снова было шестнадцать, и я первый раз влюбилась. Даже Ведьмин дом показался мне приветливым, он молчал уже три дня и я порхала по нему, не подозревая о том, что произойдет здесь совсем скоро.

Глава 6

Примерно через неделю моего пребывания в деревне произошло столько событий, что их можно вместить в целый год обычной жизни. Если сначала мы с Домиром встречались иногда, то теперь стали проводить вместе почти весь день. Я конечно писала свою курсовую, а еще забегала приготовить нехитрый обед или ужин, но мыслями все время с ним. Этот парень, который сам себя списал со счетов, стал для меня самым близким человеком. Мы могли разговаривать часами обо, мне было с ним интересно, легко и спокойно. Иногда мы отправлялись на речку, искали пологий спуск и устраивались там на весь вечер. Дом лежал, положив голову ко мне на колени, и я перебирала его волосы, или сидели рядом в обнимку, и я ловила его бесконечные сладкие поцелуи. Мое тело изнывало от желания, но это был не тот случай, когда можно сказать парню: «давай пойдем ко мне». Я решила подождать и посмотреть, куда нас выведет дорожка, уж слишком мы были разными.

В субботу с утра зарядил дождь, о каких-то прогулках думать был нечего, поэтому мы сидели в комнате Домира, где он играл мне гитаре. У парня оказался чарующий голос, я сразу предложила ему сделать запись и выложить на ютуб, но его ответ на минуту лишил дара речи.

- Я вот думаю, лучше несколько колыбельных разучить, чтобы детям потом играть, – теперь он смотрел мне прямо в глаза – как по-твоему, лучше классику?
- Дом, ты сейчас меня как музыкального критика спрашиваешь?
- А сама как считаешь? Я тебе не все рассказал, Дарусь. Помнишь, когда мы первый раз на речке встретились? Думаешь я там просто так был? Место у нас есть одно – Чертов омут называется, как раз для меня подходящее. А потом я крики услышал, твои и Радика, решил, если тонуть, то хоть с пользой, может смогу спасти кого-то. Если бы не ты, меня бы тут уже не было.
- Ты такого, чтобы больше не думал! – у меня внутри все похолодело
- Теперь не думаю, я как последний дурак о другом размечтался, но ты же здесь не останешься?
- Здесь, это где? В деревне, в твоей спальне или с тобой? Я люблю тебя, дурачок, ты еще сомневаешься! А вот если ты руки сейчас не уберешь … - договорить он мне не дал, уложил на подушки и закрыл рот поцелуем. Я ухнула куда-то вниз, как будто пол подо мной провалился, обхватила его руками за плечи и притянула к себе. Старенькая кровать жалобно под нами скрипнула и привела меня в чувство.

- Дом, сейчас вернется твоя мама, что скажет?
- Она все знает, боится только, что ты сбежишь. Я бы тебя давно замуж позвал, но хочу встать, понимаешь? Чтоб не быть обузой! И тебя хочу, прямо сейчас, прямо здесь.
- А до вечера подождать никак? Ко мне скоро сестра приедет, я вам познакомлю, потом на поезд ее провожу и приходи. Барабашку моего отпугнешь.

Кое-как с уговорами мне удалось от него освободиться, чтобы вернуться домой и встретить Ленку, но как только она преступила порог, наш разговор сразу повернул не в то русло.

- Так, дорогая моя, я вижу ты тут не только загар получала. Колись кто он? – сестра выкладывала на стол продукты, кофе и лекарства, закупленные для меня в городе.
- Ты о чем?
- О ком! – она села напротив – Я так понимаю ты Черниге долг вернула. Тут хвалю! Молодец, давно пора. Я только понять не могу, кто это? Тут вроде мужиков нет, разве что цыгане рядом живут.
- Знаешь, ты лучше ничего меня не спрашивай, я себя и так дурой чувствую, дай во всем разобраться.
- В чем, Дарочка? Это глухая деревня, тебе здесь делать нечего, разве что здоровье поправить. Ты что будешь корову по утрам доить, огород копать? С твоей внешностью и мозгами? Кто ж это тебя так охмурил? Знала не привозила бы тебя сюда! – она что-то продолжала бурчать – Чаем хоть напои подругу!

Я вздохнула и поплелась на кухню – зажечь плиту и поставить чайник. Откинув занавеску на полке с посудой, я вдруг заметила, что чашки Андрея на месте нет. Ее как будто и не было совсем, а ведь вчера она точно стояла здесь! Я опустила взгляд на пол – на нем были мокрые следы. Если сейчас рассказать обо всем Ленке, она вызовет мне психушку, но Ивашка, если это был он, опять побывал в моем доме. Мне стоило огромных усилий сделать обычное лицо – воду я вытерта и вернулась в комнату уже с закипевшим чайником.

- Тебе кофе не готовлю! – Лена достала красивый пакет с изображением трав – Чаек попьешь. Тут пять каких-то трав, лучше всего с медом, конечно, но раз меда у тебя не водится, вот с конфетами, оол города оббегала, чтоб твои любимые купить. И новости тебе привезла, мою машину нашли.
- А Андрея? – меня словно током стукнуло.
- Машина в угоне, где Чернига неизвестно. В ДТП не попадал, сейчас ближе по месту будут искать. Я все время думаю, что ты будешь делать, если он объявится? – она сделала глоток кофе и пристально на меня посмотрела.
- Разведусь. Это уже последняя капля.
- А квартира как же? Что нажитое делить будешь, и не жалко?
- А ты предлагаешь ему отдать, а самой здесь поселиться?
- Это не я предлагаю, это ты так хочешь! У тебя же здесь любофф. Я подумала, может это бабы Зоин внук? Он симпатичный, только ты в роли попадьи как-то не особо, не взыщи!
- А откуда ты знаешь какой он? Ты же его пять лет не видела, он приехал после меня, а до этого в семинарии был. Я что-то не пойму, кто из нас шифруется?

Ленка не сразу удостоила меня ответом и только ради того, чтобы перевести стрелки. Почему-то говорить про Михаила она не хотела.

- Ну если это не он, у меня одно предположение остается! Это что, безногий этот, тебя на экзотику потянуло?
- Он не безногий…
- Капец! Все дорогая, тебе здесь оставаться больше не надо! Пошалила и хватит! Я потом виновата буду, когда Андрей объявится. Сегодня у меня еще дела в городе, а на днях приеду по твою душу и не спорь. Вот таблетки, это чай, смотри принимай по часам, я на связи!

Она ушла раньше, чем я думала и между нами пробежал нехороший холодок. Спорить с сестрой я не стала, почему-то хотелось прилечь и поспать, наверное, после ее волшебных травок. Не успела я положить голову на подушку, как сразу же провалилась в крепкий сон и очнулась через полтора часа от стука в двери. На пороге стояла Людмила Петровна.

- Я к тебе Дора. Домира сегодня не жди. Совсем его можешь больше не ждать и сама к нам не ходи! – ноздри у нее подрагивали от гнева, а лицо было бледнее обычного.
- Можно узнать почему?
- Ты еще и спрашиваешь? Он же любит тебя, вертихвостка, а ты ему голову морочишь! Мужа бросила, а сама сюда поразвлечься приехала и кого нашла? Другой никто не приглянулся?
- Кто вам сказал?! – я отступила на шаг назад, не хотелось верить своим ушам.
- Неважно кто, люди добрые глаза открыли!
- Даже так? Ну ладно, оправдываться я не должна и все-таки… мужа я не бросала, он сбежал и куда не знаю. А не живу я с ним уже полгода и жить не собираюсь!
- То-то и видно, что изголодалась! Парня в покое оставь, появишься, я на тебя собак спущу!

Она хлопнула дверью, а я так и осталась стоять в коридорчике, не находя себе места, пока рука сама нащупала в кармане телефон. Чьих это рук дела, я догадалась и хотела услышать правду.

- Лена? Скажи, это ты у матери Домира была? Что ты им про меня рассказала?
- Дарусь, ты только не кричи, так лучше будет, поверь. Я о тебе забочусь! – она что-то еще говорила, но до меня уже не доходил смысл ее слов.
- Да пошла ты со своими заботами!! – тут я кажется сорвалась - Сначала Андрея подбила на гнилое дело, потом меня из дома выпроводила? Зачем тебе это? Домир тебе чем помешал, это моя жизнь, поняла?

На Ленку я выплеснула всю скопившуюся обиду и бросила трубку, но уйти из коридора не успела, на этот раз стук был знакомым.

- Дора, открой! Я знаю, что мать к тебе приходила, давай поговорим! Что она тебе тут наплела? Начхать мне на твоего бывшего мужа, та хоть на трех мужей сразу. Открой, слышишь, я не уйду, тут ночевать буду!

Чтобы покончить с этим я захлопнула двери в комнату поплотнее, забралась в кровать и накрыла голову подушкой. Может его мать и права, Домиру другая девушка нужна, остынет успокоится. Голова кружилась, меня охватывал туман и все больше затягивал в липкий полумрак.

Очнулась я от ласковых прикосновений. Чья-то рука нежно скользила по моей коже, поднималась все выше, пробралась в ложбинку между ног, осторожно коснулась заветной точки, от чего перехватило дыхание, а волна тепла устремилась по позвоночнику вниз. Я хотела открыть глаза, но не могла, веки были свинцовыми, а тело почти не слушалось. Кровать скрипнула, меня согрело чье-то дыхание – прерывистое, возбужденное и почти сразу я почувствовала, как впускаю мужчину, сливаюсь с ним, отдаюсь. Его поцелуи касались моего лица, шеи, трепетали на губах, погружали в сладкую истому. Я как будто разделилась на две половины. Одна изнывала от жара внизу живота, другая беспристрастно за всем наблюдала и пыталась понять, что происходит.

- Дом… - когда меня сокрушил какой-то по счету оргазм, я смогла прошептать его имя приоткрыла веки.
- Тише, Дора, я же обещал, что приду и все будет хорошо! Я пришел!

Голос принадлежал Андрею и в кровати со мной был мой муж. От возмущения, страха, неожиданности я мгновенно протрезвела и столкнула его с себя. Сердце колготилось где-то в горле и я понимала, что при всем желании не смогу сбежать голая, с непослушным телом и туманом перед глазами.

- Как ты здесь оказался?! Когда ты приехал? – я ошарашено смотрела на мужа
- А я никуда не уезжал. Я слежу за тобой, ты же помнишь?

Он засмеялся, а я поняла, что теряю сознание.

Глава 7

- Эй, красавица, вставай! – кто-то тряс меня за плечо, я глубоко вздохнула и вскочила, мгновенно припомнив события прошедшей ночи. В комнате рядом с кроватью стояла Закира.
- Ты что тут делаешь?
- Я-то? Радик мимо проходил, сказал у тебя дверь настежь, зашел, а ты не просыпаешься.
- Закира, милая! - на радостях, что я вижу нормального живого человека я бросилась ей на шею. Цыганка положила мне руку на плечо, подождала пока кончится поток слез, и усадила напротив.
- Рассказывай! Вся деревня гудит! Говорят, прогнала парня, обидела, он дома закрылся, мать к себе не пускает. А тут и у тебя веселье, кто в доме был?

Я, замирая от ужаса, рассказала ей обо всем. а также о своих самых страшных догадках. Закира хмурилась, не перебивала, а потом к моему удивлению встала и попросила дать нож с деревянной ручкой.

- Потом все расскажу. Выйти пока во двор! – вместо ответа она почти вытолкала меня за дверь, закрыла занавески, захлопнула двери и постукивая ручкой ножа по стенам, стала обходить его по часовой стрелке, нашептывая:

«Булатные ножи, стальные иглы, колите, врага моего, вора, супостата. В глазах его свет закрывайте, из рук и ног его движенье вынимайте Черное для него белое, красное для него серое. Пусть он дверь не найдет, рука его скобку не возьмет, окна он не увидит, не украдет, не обидит. Хороню я его дорогу, посылаю ему тоску, тревогу. Собака ему птица, волк ему лисица, говно для него мед, огонь для него лед. Пусть мозг его разум перевернет, не вспомнит ничего и не поймет: ни имени своего, ни рода, ни от какого он племени и народа. Сворачиваю я его в тартары, в землю, в пустыню. Как мертвец не выйдет из своей могилы, так и он не выйдет из моего круга. Будьте вы, мои слова, крепки, лепки, неотступны, неоткупны: ни седым, ни молодым, никаким. Отныне и во веки веков.»

Схватив со стола солонку, она разом рассыпала соль на пороге и стала начитывать на нее слова уже на своем языке, потом поискала половицу, которая скрипит, наступила на нее и перебросила нож через левое плечо. Когда все было сделано, Закира поманила меня в дом, завела с кухню. Плеснула на ладонь воды и умыла меня как ребенка, а потом еще и подолом вытерла. В голове сразу посветлело, страх ушел, и я как будто очнулась от ужасного видения.

- Я с ума схожу, да? Утопленники, покойники, привидения в доме! Правильно мне Радик говорил, это плохое место.
- Если ты с ума сошла, то не больше меня. Я тут в доме работу сделала, ты сегодня спать не ложись, жди. Как придет твой муженек, посмотришь, живой он или нет. Застолбила я его, он без моих слов отсюда выйти не сможет. А Ивашку не бойся, он тебе зла причинить не хочет. Ты от него сына моего спасла, я тебе помогу, все сделаю!

С этим словами Закира махнула своей длинной юбкой и скрылась за дверьми. Она сдержала слово и сразу направилась к матери Домира. Та как раз выгоняла корову и разговаривать с цыганкой не хотела, но Закира не отставала и шла за ней до самого дома.

- Ты Людмила напраслину на человека возвела, нехорошо!
- Ты про шалаву эту? – взметнулась ее собеседница – Чтоб ей пусто стало!
- А сынок твой тоже ее шалавой зовет? Или как по другому? Говорят он до утра у нее под домом просидел. Ты им не мешай, Людмила, а то без сына останешься.
- Ах ты чертовка, туда же, что каркаешь? Я его из могилы вытащила, выходила, а эта…
- Любит она его – глядя в глаза заявила Закира – а про мужа – сама все узнаешь, кто тут муж-не муж.

По деревне тем временем поползли слухи, что ведьма вернулась в дом и чуть Дору не задушила, а Домира с ума свела.

**

То, что произошло дальше, я вспоминаю только обрывками. Пережитый прошлой ночью ужас не давал мне сомкнуть глаз и я, чтобы не уснуть, выпила четыре чашки кофе. Сердце пускалось в пляс от каждого шороха, любого движения за окном. Среди ночи в форточку запрыгнул Шаман – кот Закиры, который меня совсем не жаловал, ни с того ни с сего вдруг сделался очень ручным. Он громко мурлыкал и грел мне колени, а я, почесывая у зверя за ухом, понемногу успокаивалась. Незаметно сон сморил и меня, голова сползла на подушку и я задремала, а ведь говорила мне Закира – не спать!

Когда свет стал пробираться мне сквозь закрытые веки, я очнулась и с удивлением подумала, что проспала до утра, только вот свет какой-то странный. Приподняв ресницы, я увидела, что весь дом уставлен горящими свечами. Они были везде – на столе, на подоконнике и даже на полу, а напротив меня на табуретке сидел Андрей. Я вжалась в подушку и хотела закричать, но смогла издать только подобие писка.

- Проснулась? – он не двигался, но даже на таком расстоянии я умирала от ужаса, глядя на пришельца в образе мужа – Я за тобой пришел. Я все видел, кого ты вместо меня нашла, сегодня со мной пойдешь.

Он встал, сделал ко мне два шага и вдруг остановился. На его лице было написано удивление, а потом и страх. Судя по всему, двигаться он не мог и я вспомнила слова цыганки «Я его застолбила, без моего слова он выйти из дома не сможет!» Андрей стал хватать воздух ртом, протянул ко мне руку и вдруг с полного роста упал. Глаза у него были открыты, рот шевелился, но он ничего не мог выговорить. Падая, мой гость сдернул на пол скатерть с горящими свечами, и она тут же вспыхнула. Комнату заволокло дымом, я почти наощупь бросилась к выходу, споткнулась о лежащего на полу и поняла, что он но явился отнюдь не с того света, а очень даже жив! Дверь оказалась закрытой изнутри, тогда я стала что есть силы колотить по нет и звать на помощь, а потом вспомнила про номер Домира. Раз обещал быть моим ангелом-хранителем, пусть спасает, больше видно некому!

Надо отдать должное моему другу. Какую бы обиду он н меня не затаил, никто не помешал ему примчаться среди ночи. Правда к тому времени дверь уже высадил другой человек – Михаил. Он же вытащил и Андрея, который надышался дыма и был без сознания. Я в полуобгоревшей футболке, перемазанная сажей пробежала через весь двор и упала на колени Домира, чуть не задушив его в объятиях. Никогда не забуду, каким бледным было лицо Дома, и как меня стиснули его руки.

- Забери меня отсюда! – это все, что я могла тогда сказать, но он только прижался губами к моим волосам и легонько толкнул меня, указывая глазами в сторону дома. Из-за деревьев показалась женщина, в которой я узнала свою сестру. Бросив взгляд на горящий дом и на тело парализованного Андрея, она кинулась к нему и стала кричать как безумная.

- Что ты с ним сделала? – губы у нее дрожали, прическа растрепалась, а глаза были просто бешеными.
- Это не Дора – позади послышался голос Закиры – Моя работа! Скажешь правду, как все было – сниму с него чары, а нет – он таким и останется, а тебе за твои дела я язык навсегда завяжу, заикаться будешь, больше ни одному мужику не сможешь голову заморочить!

Говорила она спокойно и даже насмешливо и гонора у Лены поуменьшилось. Люди, которые сбежались к дому, понемногу затушили огонь и теперь стояли в молчании или тихо переговаривались.

- Будешь говорить? Что вы с этим – она указала пальцем на Андрея – сделать хотели? Дорку убить?
- Не убить! Избавиться от нее.
- Начала, так договаривай! Нарочно пугали и дом этот ты не зря выбрала, знала ведь, что нечистый. Но одна ты такое провернуть не могла, тут свой кто-то нужен, чтоб на виду показаться мог.

Я посмотрела на Михаила и все поняла, но не стала говорить ни слова. Все стало на свои места. Как видно Ленка по приезду сразу положила глаз на Андрея, но он не из тех, кто станет кидаться в омут с головой. Тогда у нее созрел план: Чернига должен был поехать за машиной, а она пока убрала бы меня из города. Машину, кстати, Лена на него оформила, а меня бы признали невменяемой, так и квартира досталась бы этой парочке. Для этого Лена не поленилась съездить к травнице и привезти мне корешков, от которых у кого угодно крышу снесет. Я пила чай, а они готовили мне сюрприз с мужем-покойником. Когда все выплыло наружу, Закира сдержала обещание – присела возле Черниги, что-то пошептала и дунула ему в лицо. В ту же минуту он пошевелился и поднял голову, а те, кто был рядом, опасливо попятились.

- Адрюш, ты как? – Лена кинулась к нему, протягивая руку, но в ответ услышала только мат.
- Ну и сука же ты, и зачем я только с тобой связался!

Эпилог

Какими бы жуткими не были события, произошедшие в ту ночь, они помогли вывести на чистую воду самых близких мне людей. Сестру, которой я доверяла и мужа, получившего в итоге условный срок. Но самые большие изменения коснулись судьбы Домира. Сильнейший стресс, как объяснил нам позже врач, встряхнул нервную систему и вернул его ногам частичную чувствительность. Дальше уже нужно было только найти хороших специалистов. Сделали мы это вместе — я записал ролик с его песнями и открыла сбор средств. Через три месяца мы смогли попасть на прием к одну ученому светиле и он впервые после несчастного случая дал не просто надежду, а предложил лечение.

Людмила Павловна долго не могла себя простить за то, что чуть было не погубила сына и в один прекрасный день с полным блюдом пирожков отправилась к Закире – мириться. Цыганка смотрела на соседку, прищурив глаза и улыбалась.

- Тут не меня надо благодарить, Ивашку.
- А он-то причем? – женщина схватилась за сердце
- А притом. Когда твой сын хотел в омуте жизнь закончить хотел, ведьмин сын ему помешал. Не стала бы Дора Радика спасать, ты бы Домира живым больше не увидела. Он эту реку своей считает, не пускает в нее никого.

Закира хитро улыбнулась и взяла с блюда угощение, а потом и детвора налетела. Ведьмин дом после пожара отстраивать никто не стал, так он и стоит до сих пор полуобгоревший, только сегодня его почти не видно – сад и кусты малины разрослись так, что владения Ивашки больше никому не доступны.






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Мистика
Ключевые слова: ведьма. утопленник, цыганка,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 17
Опубликовано: 27.11.2020 в 20:56
© Copyright: Евгения Кот
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1