"Зимняя рыбалка на Лене"


"Зимняя рыбалка на Лене"

Сергей Александрович Бабичев https://cont.ws/@vitimbabi4ev/...

Что не говори, а зимний налим вкуснее летнего. Только вот поймать его гораздо сложнее. Если учесть, что температура колеблется от минус сорока пяти, до минус пятидесяти пяти градусов. Здесь рыбацкий опыт нужен. А уж когда приноровишься, то всю зиму свежая рыбка на столе будет. Здесь тебе и уха из налима бескостного, и котлеты из щуки костлявой, и пирог из жирного мясистого тайменя, и караси фаршированные. Чуешь, какой аромат от рассказа пошел? А слюнки от этаких вкусностей потекли?
Я, к примеру, категорически не согласен с восточным афоризмом: «Сколь ни говори халва, а во рту слаще не становится». Это мог выдумать бездушный человек, который никогда не ел уху из зимнего налима. А через много лет вспомнив об этом, тут же почувствовал сладковатый привкус этой бесценной речной рыбы.
Начну по порядку.
Осенью по самой малой воде рыбаки ходят по берегу Лены и присматривают подходящие для рыбалки ямы. Убирают в них лишние валуны, выкладывают из камней основание, где будет стоять заездок (так они называют место будущей рыбалки). Затем на берегу из прибрежного валежника складывают пирамиды, в виде каркаса юрты. Тем самым давая понять, другим рыбакам, что эта яма уже занята.
После ледостава вода прибывает и заполняет ямы, что до сих пор остается загадкой природы. По первому льду, пока он еще не очень толстый, продалбливают канавку и опускают в нее бёрды – сплетенные из тальника или сколоченные из реек заборы, через которые спокойно протекает вода и могут проскочить мелкие рыбёшки, но не может пройти крупная рыба.
Длина забора в зависимости от ямы доходит до двадцати и более метров. Бёрды устанавливают таким образом, чтобы они вмерзли в лед. Через каждые 3-5 метров между бёрдами оставляют отверстие, в которое устанавливается
морда
– сплетенная из того же тальника или из алюминиевой проволоки корзина для ловли рыбы. Над каждой мордой выдалбливают квадратную лунку – прорубь, в которую должна проходить морда. Прорубь закрывают деревянным щитом и, утеплив еловым лапником, заваливают снегом, чтобы прорубь не промерзла. Основная задача на данном этапе: подогнать все точно, чтобы не было щелей, через которые могла бы пройти рыба. Работа как у сапера: второй попытки не будет, так как из полутораметрового льда зимой бёрды не вытащишь и не поправишь. В морды в качестве приманки накладывают пережженные кости, а внутреннюю часть намазывают тестом, для приманки рыбы.
С середины декабря, по начало февраля, минус пятьдесят восемь градусов. Выдыхаемый пар шуршит, как нейлон или заморский шелк, будто не хочет выходить из теплой груди на мороз.
Сыромятные юксы – крепления на лыжах – скрипят, а лыжи с трудом передвигаются по лыжне. Скольжение нулевое; кажется, что идешь по сухому песку. Даже с крутой горы приходится отталкиваться палками. Рот и нос закутаны шарфом, чтобы не опалить ледяным воздухом легкие, лохматая меховая шапка надвинута на самые глаза. Между шарфом и шапкой – лишь узкая полоска для глаз. От выдыхаемого пара шарф и шапка покрываются куржаком и сосульками. То и дело приходится снимать меховую рукавицу и очищать от инея ресницы, которые смерзаются, застилая глаза белой пеленой.
До ближайшего заездка около двух километров, но идти приходится более часа. Бескрайняя белая равнина реки окутана туманом, лишь изредка встречаются торосы – торчащие из-под снега глыбы льда.
Слегка замедляю шаг… Движущаяся впереди меня фигура отца бесследно растворяется в тумане. Кажется, что нахожусь в безвоздушном пространстве. Всё окутано белой пеленой; скрипящие под лыжами кристаллы снега в такой мороз похожи на сыпучий рис. Полнейшее безмолвие. Нет никакого колебания воздуха. Кажется, брось вперед лыжную палку – она воткнется в этот плотный, как сахарная вата, туман и повиснет.
Космонавт, выходя в открытый космос, видит землю, звёзды, ощущает трос, который надежно удерживает его возле корабля. Водолаз, опускаясь в тяжелом водолазном костюме на глубину, через иллюминаторы в шлеме видит всё, что происходит вокруг. Но когда температура приближается к минус пятидесяти, рыбак, идущий к заездку, испытывает на себе гораздо больше перегрузок, чем космонавт и водолаз вместе взятые.
Иногда не видно даже носков лыж, а снег и туман сливаются. Кажется, твердь находится не только под ногами, но и сверху. Еще шаг – и ты окажешься в невесомости. Полная потеря в пространстве и времени. Кричать и звать на помощь нет смысла: звук вязнет в тумане на расстоянии вытянутой руки. От жуткого ощущения оторванности и полной изоляции, от разряженной атмосферы и реального ощущения дышащей в затылок смерти происходит изменение состояния сознания.
Все обиды, проблемы, заботы, которые окружали тебя буквально несколько минут назад, там, в теплой квартире, споры с друзьями и недругами становятся просто смешными. Ты один во всей Вселенной. Ты и есть сама Вселенная! Всё остальное – белая плотная пелена и страшный холод. Нет таких слов, которыми можно описать ощущение реального пребывания в замороженной преисподней. Это и есть тот страшный ад, который обещан грешникам: не огонь, а жуткий безмолвный холод.
Пощекотав себе нервы одиночеством, прибавляю шаг и догоняю отца. Видать, не зря в эти края царь-батюшка людей в ссылку ссылал. Мозги здесь от всякого вольнодумства быстро очищаются. Все люди братьями становятся. Радость испытываешь от каждого дня, прожитого в тепле, сытости и в окружении людей.
Подходим к заездку. Снимаем лыжи. Находим спрятанные лопаты и очищаем снег с крышек над мордами. Около трех часов молча возимся вокруг рыболовных снастей. Вытряхиваем рыбу из морд и корчаг на лед, стараясь как можно меньше забрызгать водой свою одежду, которая моментально покрывается ледяной коркой и становится оледенелой. Оттаять, а тем более просушить такую одежду невозможно: на разведение костра уйдёт уйма времени и сил, да и гореть он в такой мороз, скорее всего, не будет. Передвигаться же в ледяном панцире будет практически невозможно. Потому и следим за каждой каплей, чтоб не попала на одежду и обувь. Рыба, чуть коснувшись льда, мгновенно замерзает и становится «деревянной». Работаем не спеша, движения – как в замедленном кинофильме. Каждый знает, что нужно делать в следующий момент. Каждый шаг выверен.
Сложив улов в рюкзаки, отправляемся домой. За три-четыре часа рыба промерзает настолько, что хоть гвозди заколачивай. Но вот что удивительно: стоит налима опустить в ванну с водой, как он оттаивает и начинает плавать как ни в чем не бывало.
Дома тепло и уютно. В печи потрескивают дрова, на краешке плиты свистит чайник, в комнате бормочет телевизор. Всё как обычно. Но что-то изменилось в моём сознании. Всё как будто стало ближе и родней. Радость и покой заполняют каждую клеточку моего организма. И тут уж не удержать лирического настроения. Рождается новое стихотворение.

Мороз за сорок. Боже мой!
Лыжня не снег – песок.
Иду с рыбалки я домой:
Обледенел, продрог.

Нет в том нужды, а вроде, как,
Спортивный интерес.
Покрылся инеем чудак,
Трещит замерзший лес.

А в рюкзаке охапкой дров
Лежат налимы в ряд.
И душу греет мне улов,
И этому я рад.
© Copyright: Сергей А. Бабичев,
Свидетельство о публикации №213032001240




Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Приключения
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 65
Опубликовано: 26.11.2020 в 13:39
© Copyright: Сергей Александрович Бабичев
Просмотреть профиль автора

Владимир Константинович Кудренко     (26.11.2020 в 14:28)
Красиво! Рыбачить при температуре ниже сорока - это геройство. Видимо, оправданное.
У меня замечание только по одной фразе: "После ледостава вода прибывает и заполняет ямы, что до сих пор остается загадкой природы". Это является загадкой только для тех, кто не изучал гидрологию и гидрометрию. Во время ледостава вода начинает течь как бы в трубе, а не в открытом русле. Вам знаком термин "диаметр свободного прохода" трубы? Он меньше внутреннего. Это расчётный диаметр трубы, какой должен быть диаметр трубы, чтобы не принимать в расчёт сопротивление её стенок.
Вот и лёд повышает трение о "стенки", замедляет скорость и расход воды. Создаётся подпор, вот из-за него и повышается уровень воды в замерзающей и замёрзшей реки. Вязкость воды с понижением температуры тоже повышается, но это не оказывает сколько-нибудь значительного воздействия на повышение уровня воды.
Богатых уловов Вам, Сергей Александрович!

Сергей Александрович Бабичев     (26.11.2020 в 16:11)
Приветствую вас, Владимир Константинович на моей, недавно открытой страничке!
Рад, что Вам понравились описанные события давно минувших дней!
...Ваша замечание - пустое! Рад вашим познаниям в гидрологии и гидрометрии. Но это не урок по гидрологии, а всего лишь художественное произведение и если начать описывать с математической точностью все физические явления и начать выводить формулы сопромата и "диаметра трубы" то получится не рассказ, а научная "мыльная опера"...
На ваш вопрос отвечу так - Вообще-то по второму высшему, я инженер-механик и думаю что о трубах знаю не меньше вашего. А по поводу поведения реки, когда температура ниже 50 и даже 60 градусов, загадок гораздо больше, чем ваше объяснение с трубой. Когда к примеру река промерзает до дна, образуются наледи и пустоты, провалившись в которые выбраться практически невозможно и тут уж никакая гидрометрия вам не поможет, если нет природной смекалки...
Я своё давно уже отловил! Слава Богу, скоро 70! Живы в тёплой и уютной московской квартире.
С улыбкой и наилучшими пожеланиями!







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1