Вероятностная теория смыслов


Конструктивные аспекты математической модели сознания
Вероятностная теория смыслов


Я продолжаю разбрасывать мысли.
Они разлетаются, как листья осенью.
Летят листья навстречу будущей, еще далекой весне.
Мы ждем ее. Готовимся к ней
- В.В. Налимов
Я обратил внимание на смыслы, организующие наше сознание. Смыслы можно обсуждать. Смыслы нужно обсуждать. Смыслы динамичны. Если смыслы не осмысливать, то они начинают меркнуть...
В чем смысл жизни? Ответ на этот вопрос для меня звучит просто: смысл существования Вселенной - в раскрытии заложенной в ней потенциальности. Смысл нашей жизни - в активном участии в этом процессе, в расширении горизонта нашего существования
- В.В. Налимов
Вглядываясь в будущее, мы касаемся потенциального многообразия и осуществляем выбор, опираясь на ценностные представления прошлого. Это создает настоящее. При этом прошлое в нашей системе представлений – это судьбинная составляющая, а будущее – этическая, поскольку речь идет о выборе и свободе воли. Об этом я много пишу в своих книгах, разрабатывая вероятностный подход [Налимов, 1989], [Налимов, Дрогалина, 1995]. Настоящее – это прошлое, свернутое по будущему, или судьба, преобразованная этикой выбора
- В.В. Налимов
Глава 1. Теория смыслов
Конструктивные аспекты математической модели сознания (впервые: Вопросы философии, 1997, 10, с. 59-70)

I. Идея конструктивизма в вероятностной модели сознания Естественно, что, излагая свои мысли, мы пользуемся Аристотелевой логикой. Но в моем представлении формальная логика - это лишь средство общения между людьми. Не более. Сам процесс мышления (обретения новых смыслов) интуитивен. Исходные посылки порождаются спонтанно на смысловом континууме. Затем они редуцируются к семантическим дискретам и раскрываются через логически формулируемые тексты. Несмотря на всю свою внешнюю логичность, текст воспринимается нами как некий процесс переживания. Каждый из нас один и тот же текст может понимать по-разному и, может быть, совсем не так, как он был задуман. Вот что я хочу зафиксировать в своей модели сознания. Я понимаю, что процесс мышления может выражаться на разных языках, например, на языке музыки, танца и других. Но этой темы я здесь не буду касаться. Моя исходная позиция состоит в утверждении, что смыслы изначально заданы в своей потенциальной, непроявленной форме. Это платонизм. Но надо ли понимать платонизм как наивный реализм (а это принято в высказываниях конструктивистов [Панов, 1984])? Человек не механически считывает, а творчески распаковывает континуум смыслов, обращаясь к неформальной, вероятностной, то есть числовой логике (вспомним здесь платоновское пристрастие к числу). Обратим здесь внимание и на то, что наш физический мир задан изначальным набором фундаментальных числовых констант. Но посмотрите, как многообразен ландшафт нашей земли. Другой пример - цветовое восприятие. Оно исходно задано человеку умением воспринимать короткий отрезок электромагнитной волновой шкалы, но как велико многообразие цветовых образов у человека, особенно у художника. Строя модель сознания, я обращаюсь к смысловому континууму, то есть к пространству, в котором нет пустых мест. Смысловой континуум, гипотетический по своей природе, обретает актуальность, когда человек, активный наблюдатель, задает на нем некую систему предпочтения, обращаясь к вероятностной мере (плотности вероятностей). Так происходит квантование - создание текста (одного из множества возможных, поскольку по-разному можно задавать вероятностную меру). Здесь возникает аналогия с кванто-механистическими представлениями: наблюдатель не воспринимает в микромире частицу, размазанную в пространстве-времени; она становится осязаемой только после редукции волнового пакета. Мы могли бы, следуя Уиллеру [Wheeler, 1988], сказать, что в наблюдаемом нами физическом мире нет континуума, - есть только дискреты. В нашей модели заданы аксиомы, но они не используются для доказательства каких-либо теорем. Они, аксиомы, сами по себе создают модель сознания. В соответствии с методологией конструктивизма, мы не провозглашаем предварительно приверженность к вероятностной логике - она возникает непосредственно из построенной модели. Отказ от закона исключенного третьего (одна из основных идей Брауэра) не постулируется заранее - он естественным образом следует из возникшего у нас бейесовского варианта логики. Мы не формулируем каких-либо законов сознания, полагая, что порядок в изучаемой системе создается вероятностным характером глубинного мышления, опирающегося на регулирующую роль смыслов в функционировании сознания. Не делается также какой-либо попытки доказать истинность модели. Модель имеем статус метафоры. Мы считаем возможным предлагать ее для рассмотрения, поскольку она, как нам представляется, выглядит достаточно элегантно и обладает большой разьясняющей силой
II. Исходные посылки модели
1 Будем считать, что весь воспринимаемый нами эволюционирующий Мир можно рассматривать как множество текстов. Когда мы говорим о биосфере, то текстами оказываются отдельные особи, виды и другие составляющие биосферы. Когда мы говорим о социальной сфере, то текстами называем все серьезные проявления сознания человека, направленные на коммуникацию с другими, или даже с самим собой. Эго человека рассматривается как особый, живой текст, способный самостоятельно измерять, реинтепретировать самого себя
2 Тексты характеризуются дискретной (семиотической) и континуальной (семантической) составляющими, последняя из которых не видима нами непосредственно
3 Семантика определяется вероятностно задаваемой структурой смыслов. Смыслы - это есть то, что делает знаковую систему текстом
4 Изначально все возможные смыслы Мира как-то соотнесены с линейный континуумом Кантора - числовой осью m, на которой в порядке возрастания их величин расположены все вещественные числа. Иными словами, смыслы Мира спрессованы так, как спрессованы числа на действительной оси
5 Спрессованность смыслов - это нераспакованный (непроявленный) Мир - семантический вакуум
6 Распаковывание (появление текстов) осуществляется вероятностной взвешиваемостью оси m: разным ее участкам приписывается разная мера. Метрика шкалы m предполагается изначально заданной и остающейся неизменной
7 Соответственно, семантика каждого конкретного текста задается своей функцией распределения (плотностью вероятности) - p(m). В общем случае можно говорить о текстах, определяемых функцией распределения вероятности, задаваемой на многомерном пространстве. В тексте смыслы всегда оказываются заданными избирательно. Нам не дано знать все. Напомним английскую пословицу - Знать все, значит не знать ничего. Функция p(m) оказывается тем окном, через которое нам дана возможность всматриваться в семантический мир
III. Вероятностная логика Сконструированная нами модель заставила нас разработать соответствующую ей вероятностную логику, которая выглядит несколько необычно. Будем считать, что изменение текста (его эволюция) связано со спонтанным появлением в некоей ситуации y фильтра p(y/m), мультипликативно взаимодействующего с исходной функцией p(m). Положим, что это взаимодействие задается известной в математической статистике формулой Бейеса:
p(m/y) = k p(m) p(y/m),
где p(m/y) - функция распределения, определяющая семантику нового текста, возникающего после эволюционного толчка y; k - константа нормировки. Формула Бейеса в нашем случае выступает как силлогизм: из двух посылок - p(m) и p(y/m) с необходимостью следует текст с новой семантикой p(m/y). В силлогизме Бейеса, в отличие от категорического силлогизма Аристотеля, как обе посылки, так и возникающее из них следствие носят не атомарный, а вероятностно размытый характер и хотя бы вторая из посылок носит условный (обусловленный ситуацией y), а не категорический характер. Существенным в бейесовской логике оказывается следующее:
1 признается открытость семантической системы - она открыта спонтанному появлению фильтров;
2 признается трансперсональность сознания: спонтанность появления фильтров связывается с существованием трансличностного космического сознания (см. ниже - Карта сознания);
3 бейесовский силлогизм применяется к смыслам, размытым на континууме, - возможность появления атомарных (точечных) смыслов исключена;
4 логические операции носят числовой характер - в правой части формулы Бейеса стоит знак умножения, имеющий числовое раскрытие;
5 исключена возможность сильной дизьюнкции; язык оказывается свободным от закона исключенного третьего, соответственно он свободен от разграничения истинности и ложности.
Из сказанного здесь следует, что творческое (дологическое) мышление по своей природе оказывается мифологичным. Отметим здесь еще раз близость нашего подхода к философской позиции Брауэра, настаивающего на несостоятельности формальной логики, опирающейся на закон исключенного третьего. Подчеркнем, что отказ от закона ислючения третьего у нас не постулируется, а вытекает непосредственно из сконструированной модели. Таким образом, мы идем дальше Брауэра в развитии его идеи
IV Карта сознания
Природа сознания, в нашей системе представлений, имеет многоуровневую структуру
1 Уровень мышления
(Аристотелева логика)
2 Уровень предмышления <---> 5 Метауровень
(Бейесова логика) (космическое сознание)
3 Подвалы сознания <---> 6 Подвалы
(Созерцание образов) Космическое сознание
4 Телесность человека, (коллективное бессознательное)
поддерживающая сознание
Верхний уровень - это уровень логического (Аристотелева) мышления, выполняющего разьяснительную функцию в процессе коммуникации. Второй уровень - уровень предлогического мышления. Здесь вырабатываются исходные посылки, которые потом (на верхнем уровне) осмысливаются Аристотелевой логикой. Этот уровень творческой активности. Нашей задачей является раскрытие вероятностной, или, точнее, бейесовской логики, действующей на этом - втором уровне. Второй уровень поддерживается подвалами сознания, где мы встречаемся с архетипами и созерцаем образы. Вся структура в целом опирается на телесный уровень, где действуют нейропептиды. Таким образом, мы полагаем, что не только мозг, но и само тело является частью сознания. На карте показано, что сознание является открытой системой: оно открыто трансперсональному уровню - космическому сознанию (или ноосфере, иначе - гностической Плероме), поддерживаемому защитным слоем коллективного бессознательного, где, в терминах Юнга, архетипы действуют как ключи. Имен на этом космическом уровне происходит спонтанное порождение импульсов, несущих творческую искру
...VI. Смысловая природа человека Здесь уместно рассмотреть структурные составляющие личности:
1 Эго человека Когда мы встречаем человека и в общении узнаем его, то перед нашим внутренним взором возникает образ, определяемый прежде всего системой исповедуемых им смыслов, и мы оказываемся готовыми отождествлять его Эго с текстом, задаваемым плотностью вероятности p(m). Эта функция может быть многовершинной, иглоподобной, размытой или резко асимметричной - в зависимости от индивидуальных особенностей психики. Эго - не стабильное состояние, а процесс, ибо система смысловых (ценностных) представлений непрестанно меняется, особенно в острых жизненных ситуациях; если Эго рассматривать как текст, то это особый, живой текст, способный к нескончаемой реинтерпретации самого себя. Здесь мы приближаемся к буддистским представлениям об иллюзорности видимого личностного начала
2 Метаэго - это непосредственно не схватываемая нами способность к генерированию фильтров, перестраивающих нашу систему ценностных предпочтений. Это, пожалуй, самая сильная характеристика личности: человек остается самим собой до тех пор, пока сохраняет способность к генерированию нетривиальных фильтров, особенно в критических ситуациях. Нужно признать, что личность раскрывается в трагизме ситуаций, провоцирующих появление неординарных фильтров. Здесь мы перекликаемся с тем направлением западноевропейской мысли, которое известно как французский персонализм (Основные положения этого направления были сформулированы Э. Мунье еще перед Второй мировой войной). Там вводится понятие интегрального героизма, и трагизм рассматривается как изначальная, недоступная рациональному познанию предельность, расширяющая границы личности. Трагизм собственного жизненного опыта, а не логика школьного обучения, раскрывает личность
3 Многомерность личности Пристально всматриваясь в самих себя, мы видим, что каждый из нас в действительности оказывается хотя бы двухмерной личностью, ибо иначе был бы бессмысленным тот внутренний диалог, который мы непрестанно ведем с самим собой. Эго двумерной личности задается плотностью вероятности z = p(m1, m2). Личность оказывается состоящей из двойниковой пары m1 и m2, связанной коэффициентом корреляции r = p(m1, m2). С появлением в модели нового параметра распаковка семантического континуума становится более изощренной - веса придаются теперь уже не участкам семантической оси, а участкам плоскости, задаваемой осями m1 и m2. С увеличением размерности личности изощренность распаковки увеличивается. Мы начинаем всматриваться в семантический мир через несколько связанных между собой окон, каждое из которых раскрывает перед нами свой текст. Через текст мы видим семантический мир и самих себя в этом мире. Мультиперсональность сейчас широко обсуждается в американской психиатрии [Beahrs, 1982], оказываясь связанной как с патологическими проявлениями (расщепление личности, когда коэффициент корреляции приближается к нулю), так и с творческой активностью; в плане социальном гармоническая мультиперсональность - это преодоление отчужденности и агрессии. Один из ярких примеров многомерной личности - Ф.М. Достоевский: его герои удивительно различны, и в то же время в них мы всегда узнаем самого автора
4 Гиперличность - это представление о личности как о многомерной семантической структуре, воплощенной в различных телах: здесь речь идет о гипнозе, о феномене трансфера в психоанализе, о возникновении коллективного сознания у возбужденной толпы, о коллективном экстазе в религиозных мистериях или даже о состояниях глубокой влюбленности и о специальной практике сексуального слияния в тантризме
...Три модуса времени: Прошлое, Настоящее и Будущее. Хорошо известное высказывание Хайдеггера о неразложимости времени по трем его модусам. Для него Прошлое - это не то, чего уже нет, но то, что постоянно присутствует в Настоящем и определяет собой как Настоящее, так и Будущее. Модус Будущего у него - это забегание вперед, именно сосредоточенность на Будущем дает здесь-бытию подлинность существования. Эти представления Хайдеггера легко эксплицируются на вероятностном языке. Положим, p(m) - ценностная ориентация, порожденная Прошлым; p(y/m) - вопрос, обращенный из Будущего к Прошлому в связи с возникшей в Настоящем проблемой y; p(m/y) - ответ, раскрывающий вновь возникшую ценностную ориентацию. Свобода воли осуществляет выбор из Будущего, существующего только в нереализованной потенциальности. Будущее приобретает возможность действовать на Настоящее через изменение тяготеющего над ним Прошлого. Мы можем говорить о сейчасном существовании Прошлого и Будущего, ибо в нашей модели в Настоящем Прошлое свертывается по Будущему
В.В. Налимов. Разбрасываю мысли. В пути и на перепутье. Прогресс-Традиция, Москва, 2000 (Сборник. Подготовка текстов была начата еще в 1996 году, незадолго до смерти 19 января 1997 года).
https://web.archive.org/web/20101228152334/http://kirsoft.com.ru/freedom/KSNews_961.htm
В.В. Налимов. Разбрасываю мысли. В пути и на перепутье. 2-е изд., испр.: Центр гуманитарных инициатив; Москва; 2015
https://vk.com/doc4605748_453044027
Василий Васильевич Налимов - математик и мыслитель
https://vk.com/doc399489626_577978409



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 26.11.2020 в 07:43
© Copyright: Игорь Бабанов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1