Чума. Вторая волна



Ч У М А.В Т О Р А ЯВ О Л Н А

Декабрь, 1350 год

Жанна лежала в жару, голова раскалывалась от боли, мысли путались, воспалённые бубоны под мышками и в паху чесались и ныли – чума мучила женщину уже три дня. Да, ещё только три дня тому назад она была красавицей и блистала на балах в королевских дворцах Парижа. Она, Жанна Бомон, она же графиня Суассон, жена Людовига Первого, потом вдова его, потом супруга маркграфа Гильома Намюрского,прельщала королевский двор сияющей молодостью и здоровьем. А теперь она лежит. взмокшая и слабая, на лежанке под окном и не может дотянуться до него, чтобы посмотреть на стынувшие в парке деревья. Она не доживет до Рождества - это она понимала горячечным, ещё не покинувшим её,разумом. Расшитое золотом и каменьями платье давило тело, ноЖанна продолжала мысленно вглядываться в прошедшую жизнь.
-Да, – шептала она сама себе, - я не застала большого голода, когда бедные люди бродяжничали в поисках хлеба иумершие валялись на дорогах. Я родилась через три года в богатой семье, меня любили родители и я получила много радости в детстве. А потом эта встреча с Луи! Мы полюбили друг друга с первого взгляда! Мне тогда было семнадцать, а он, мужественный воин, за плечами имел уже двадцать лет. Сколько счастья я испытала: пышная свадьба, рождение трёх сыновей...Только шесть супружеских лет было отпущено нам Богом. Не забыть летний страшный день: гонец принес мне весть о гибели Людовига. С ним был заколот мечом и зять, герцог Лотарингский. Я знаю какой крепкой дружбой они были связаны, и вот теперь связаны смертью. Они славно защищались со своими отрядами, но были окружены войсками англичан и валийцев, и не смотря на свою доблеть, оба убиты. Не помогло то, что я так много молилась за него, не помогла помощь короля Франции, его дяди,Филиппа 1V. Как много я плакала тогда! – Жанна закрыла глаза и прижала руку к сердцу. Оно надрывно болело, как будто хотело разорвать путы и вылететь из тела. – Потом меня выдали за Гильома. Он был богат, знатен и заботлив. У нас могли бы быть дети, ведь мне только двадцать семь лет. Как страшно умирать...
Вошёл статный блондин, приблизился к постели больной и низким бархатным голосом спросил:
-Ну, как ты, ненаглядная моя?
Жанна встрепенулась.
-Не подходи близко и не подпускай малых детей ко мне. Позаботься о них, когда меня не станет. Обещай мне... – в тёмных впадинах глаз собрались слёзы.
-Ну, что ты... Всё будет хорошо,- беспомощно развел руками муж, – ты поправишься... Есть вещи пострашнее твоей болезни: инквизиция окрепла, война, начавшись в прошлом году, похоже растянется лет на сто, а великий мор, напавший на Европу из Азии уже три года назад, видимо, продлится ещё долго, пока не обойдёт весь белый свет.
Маркграф понял, что Жанне это не интересно и сменил тему разговора.
-Что тебе сказал этот шарлатан-врач? Он был в черном плаще, широкополой шляпе и в маске-клюве. Тебе стало легче после лечения?
-Да, он старался и был очень любезен со мной.- Жанна тяжело дышала. – Он присыпал бубоны размолотым в порошок изумрудами, доставшимися мне от свекрови, матери Людовига, Маргариты Валуа. Потом приложил к бубонам высушенные шкурки жаб. Врач был печален. Он сказал, что половина священников умерло, принимая последнее причастие от больных, что врачей в Париже почти не осталось, а народ мрёт как мухи.
Глаза Гильома гневно сверкнули.
-Что ещё тебе сказал этот проходимец, не умеющий вылечить мою дорогую женушку?
-Ещё сказал, что на базарах много больных. Они толкаются среди людей, задевают их и дышат им в лицо. Они верят, что передав другому свою болезнь, можно выздороветь.
Гильом с досадой пнул принюхивающихся к его сапогу двух больших чёрных крыс.
Жанна заметила:
-Не трожь их, пусть бегают... Крысы привыкли жить в доме. Их здесь никто не обижает.
Гильом тряхнул головой. Сжал руки так крепко, что пальцы хрустнули.
-Пойду закажу тебе обед. Пусть служанки проветрят комнату, вонь стоит тошнотворная.
Жанна махнула рукой.
-Окно занавешенное пусть откроют, зимний воздух вдохну. А есть не хочу, жжёт все внутри. – Она тяжело вздохнула. - Я обошла оспу и проказу, а вот чума не обошла меня... Мне бы помыться, тогда станет легче.
-Нет, нет, ни за что! – воскликгул Гильом. - Забота о теле греховна. А мытьё – грех! Как тебе пришло такое в голову? Я велю принести благовония.
Жанна закрыла глаза и лежала тихо. Гильом постоял ещёнесколько минут молча, скорбя о супруге. Потом повернулся и вышел из зала. Его мысли завертелись вокруг финансов: земля стала стоить намного дешевле, арендная плата тоже упала. Зато работники, а их осталось мало, запрашивают цену в три раза дороже, чем было до великого мора, они понимают, что деваться ему некуда, всё равно придется платить, ато совсем разбегутся. Чернь заходит в богатые дома, оставшиеся без хозяев, пьёт дорогие вина, ест припасы из подвалов, женщины наряжаются в богатые платья, занимаются непотребством, разговаривают дерзко, беднота хочет быть наравне со знатью.
Гильом вышел в прихожую, из кухни вкусно пахло жаренным мясом. Гильом понял, что проголодался. Он крикнул служанку, приказал ей открыть окно у Жанны, сделать распоряжение насчёт обеда, а сам опустился на стоящую рядом кушетку. «Что это со мной? – подумал Гильом. – Я как будто горю, слабость и голова болит отчаянно. Ничего, сейчас поем и всё пройдет!» Он почесал ноющие подмышки.

16.11.20



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Антиутопия
Ключевые слова: король Людовиг !, Жанна, бубоны, крысы, чернь, муж, боли,
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 25.11.2020 в 21:34

Ярославна 1     (08.12.2020 в 00:24)
Все заразные болезни от нечистоплотности . Если в России, даже в самых захудалых деревушках в каждом дворе были бани, то в Европе мыть тело считалось грехом. Вот и вымерло много людей от оспы, проказы, чумы.
Спасибо, Аннушка, за рассказ! Интересный, познавательный и поучительный.
Будь здорова!



Анна Шаф     (13.12.2020 в 19:58)
Ой, Ярославна!!! Спасибо тебе огромное за тёплые рецки! Они такие сердечные, что покрывают дальнейшее молчание других читателей!
И тебе тоже радости от творчества и счастья в жизни!







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1