ЗАКОУЛКИ ЧЁРНОГО РЫНКА.


ЗАКОУЛКИ ЧЁРНОГО РЫНКА.
ЗАКОУЛКИ ЧЁРНОГО РЫНКА.

Ни для кого не секрет что такое чёрный рынок. Там можно купить всё, что душе угодно, от ворованного антиквариата и органов, до наркотиков, оружия и секс-рабынь, а также многое, многое другое, всё, за что в нормальном обществе полагается в лучшем случае длительный срок. Но сейчас речь пойдёт не об этом дешёвом примитиве, а о гораздо более редком товаре, при упоминании о котором, даже у самых прожжённых теневых дельцов кровь стынет в жилах. Несмотря на то, что эти области бизнеса даже для них совершенно недосягаемы, многие хотели бы хоть на минутку получить возможность прикоснуться к тем деньгам, которые там вертятся. Именно об этих, глубоко законспирированных закоулках чёрного рынка и пойдёт речь….

***
Глеб заканчивал прогонять через рейсмус очередную партию досок, когда его окликнул начальник цеха.
- Рябинин!
- Чего? – отозвался Глеб.
- На диспансеризации был?
- Какой еще диспансеризации?
- Директор дал указание всем пройти до конца недели.
Глеб выключил станок, удивлённо посмотрев на начальника.
- Первый раз слышу, - сказал он.
- Господи, Рябинин, вроде здоровый парень, а глухой в свои 25 лет на оба уха, - возмутился начальник. – С понедельника каждый день объявляли. Где ты был?
- Работал вообще-то. Рейсмус не движок от Бентли, ревёт, как потерпевший.
- Значит так, - начальник достал из кармана обрывок бумажки с адресом медцентра к которому в недавнем времени было прикреплено их предприятие. – Поедешь сюды. Пройдёшь всех врачей, сдашь анализы.
- Это ж на другом конце города, - взял обрывок Глеб. – Мне день оплатят?
- Ну, наверное.
- Наверное?
- Оплатят, оплатят, успокойся.
- Знаю я вас. Завтра смотаюсь с утра.
- Вот и лады, - подвёл итог начальник.
На следующий день спозаранку Глеб уже сдавал анализы в медцентре, чередуя их с посещением врачей.
- Всё нормально? – спросил он терапевта, тучного мужика с взлохмаченной бородой.
- Да, всё в норме, никаких отклонений, - ответил тот.- Вы можете идти.
Намотавшийся по кабинетам и потеряв целый день на беготню поврачам Глеб, поехал домой, однако вечером ему позвонил мужчина, представившийся главврачом недавно посещённого медицинского центра. Он просил Глеба приехать в один из их филиалов в центре города для дополнительного обследования. На вопрос в чём дело, уклончиво ответил, что у Глеба что-то с кровью.
Глеб позвонил начальнику цеха, отпросившись у него до выяснения обстоятельств, тот, тяжело вздохнув, вынужден был отпустить сотрудника ещё на один день.
Прибыв в назначенное время по указанному адресу, Глеб обнаружил не клинику, а хорошо отреставрированный старинный особняк без каких-либо опознавательных табличек, с небольшим садом на заднем дворе. Он нажал на кнопку звонка, дверь практически сразу распахнулась, на пороге стоял огромный мужик под три метра ростом в белой рубашке, чёрных брюках, тупоносых ботинках на каблуке и с подмышечной кобурой, в которой плотно сидел приличного размера пистолет.
- Я…, - хотел было сказать Глеб, но бугай, расплывшись в широкой улыбке, пожал ему руку обеими ручищами.
- Глеб Рябинин? – радостно спросил он.
- Ну, как бы… да, - ответил тот.
- Замечательно, - питекантроп втянул его внутрь, хлопнул дверью, потащив на второй этаж.
Они вошли в просторную гостиную, где на старинных креслах сидели еще четыре мужика разной комплекции.
- Это точно филиал медцентра? - робко спросил Глеб, разглядывая присутствующих.
- Этот гораздо интересней, - ответил трёхметровый. – Просим прощение за столь корявое приглашение. – Присаживайся. – Громила мягко подтолкнул его к явно предназначенному для гостя креслу.
Глеб подчинился настойчивому указанию. В это мгновение распахнулись двери в противоположной части помещения, пропуская пожилого, но достаточно резвого мужчину в дорогом костюме. Все, кроме, Глеба встали, приветствуя вошедшего. Глеб так же сделал попытку встать, но пожилой дал знак, чтоб все сели. Он подошёл к резному, покрытому позолотой столику, взял, лежавший на нём бланк с анализами крови Глеба.
- Глеб, - произнёс мужчина. – Я хочу сделать вам интересное предложение.
- Какое? – удивился тот.
- Хочу, чтобы вы работали в нашей организации.
- С чего это вдруг? Что за организация?
- Знаете ли, - мужчина уселся на столик, помахивая бланком, - у меня есть проплаченные люди во всех медицинских конторах и как только к ним попадает определённый анализ крови, мне тут же об этом докладывают. У вас очень редкая кровь, уникальный состав, как и у всех тут присутствующих включая меня. Можно сказать, хотя очень условно, что мы практически братья.
- Что-то не догоняю? – не понял Глеб.
- Состав вашей крови позволяет держать психику в определённом ключе. Да, да, такое бывает. Вы не паникуете даже в самой плачевной ситуации, на вас не действует гипноз и другие виды внушения, вас сложно отравить, напугать или навязать другую модель поведения. Человек с подробным, практически не выявляемым обычными способами, составом крови, уникальный ловец, охотник или воин. Обычный человек тут не годится, точнее его ненадолго хватает.
- Ничего не понял, - вновь сказал Глеб.
- Сколько вы получаете?
- Двадцать пять тысяч.
- Чего? – спросил мужчина.
- Рублей, конечно.
Присутствующие ухмыльнулись.
- Так-так. Я хочу предложить вам работу по отлову живности для частных зоопарков. Оплата сдельная, на испытательный срок сто тысяч за зверя. Выезды могут быть один раз в месяц, а могут каждый день.
- Сто тысяч чего? – обалдел Глеб.
- Фунтов, конечно, - улыбнулся мужчина.
Глеб достал телефон, нашёл курс валюты в интернете, подсчитал примерную сумму в рублях.
- Вы издеваетесь, господа хорошие? – нахмурился он.
- Нет, - сказал трёхметровый, - так и есть, мелочь на начальном этапе, потом будет больше.
- Но я не зверолов, - пожал плечами Глеб.
- Тут все такие, - кивнул парень восточной внешности. – Я, например, штукатур.
- А я каменщик, - произнёс трёхметровый.
- Менеджер, - махнул ему блондин с покрытыми татуировками руками.
- Риэлтор, - подал голос длинноволосый брюнет.
- Режиссёр, - заёрзал в кресле короткостриженый усач.
- Капитан ВВС, - сделал лёгкий поклон руководитель команды.
- И что за животные? – продолжал расспрос Глеб.
- Ооо, - произнёс капитан, - это весьма необычные и где-то опасные экземпляры, но редчайшая особенность вашей крови не даст им взять над вами верх. Дам день на раздумье и если согласитесь работать с нами, то расскажу подробнее. До завтра Глеб.
Весь оставшийся день и всю бессонную ночь Глеб мучился в терзавших его сомнениях. Тут явно было что-то нечисто, такие деньжищи просто так не платят, но, если даже продержаться испытательный срок, можно нехило подняться и навсегда завязать с неотапливаемым, пыльным цехом. Однако данная работа могла грозить большими проблемами, увечьями и возможно гибелью, это он хорошо понял из слов капитана.
Под утро он всё же решился на странное и заманчивое предложение. Была-не была. Придя в цех, под матерщину начальника выпросил внеочередной отпуск якобы по состоянию здоровья, после отправился в загадочный особняк.
- Знал, что не сможешь отказаться, - улыбнулся капитан ВВС, когда Глеб вошёл в гостиную, где за столом что-то обсуждали участники команды. – Тебе нужно будет подписать пару бумажек, - он протянул несколько листов. – Это договор.
Пробежавшись глазами по бумагам и поняв, что это стандартный документ об обязанностях и неразглашении коммерческой тайны, Глеб подписал его.
- Теперь познакомлю с командой, - капитан подвёл его к парням, но сначала представился сам. – Меня зовут Иван Иваныч, можно просто босс, шеф или капитан. Это Сергей, - указал он на трёхметрового, прозвище Таран. Это Марат.
Восточный парень кивнул.
- Прозвище Мамай. Это Владимир, - он указал на блондина с наколками. – Прозвище Белый. А этот брюнет, - кивнул он на длинноволосого, - Виктор, прозвище Риэлтор. Это, - указал на усача, - Дмитрий, прозвище Киношник. Тебе Глеб прозвище дадим по случаю, а может и не дадим.
- Зачем оно? – спросил Глеб.
- Так уж повелось, - ответил капитан. – Подходи к столу, мы как раз обсуждаем план очередного отлова.
Глеб подошёл к столу, на котором лежала карта городского коллектора, рядом встал капитан.
- Мне этот план ни хрена не нравится, - сказал Марат. – Не развернёшься, говна по колено. Надо наружу выманивать, брать в канализации полный отстой.
- А, по-моему, удобно, - отозвался киношник. – Поставим сеть или в тупик зажмём, погоним и дело в шляпе.
- Согласен с Мамаем, - произнёс Белый. – Там можно встрять, слишком узкие проходы.
- Куда выманить то? – сказал Риэлтор. – Сверху парк, дети, женщины.
- Надо до парка выманить, - не унимался Марат.
- На кой им вообще пятёрка, - отмахнулся Таран, - она даже не впечатляет.
- Желание клиента – закон, - насупился капитан. – Глеб, чтоб тебе было понятнее, объекты охоты обозначаются цифрами. Чем выше цифра, тем опаснее животное. Я предлагаю брать в канализации, - добавил он. – Неудобно, зато без палевно.
- Помните, как Фёдор с братом нарвались в точно таких же условиях? - напомнил Мамай.
- Они были пьяны, Марат. Забыли про осторожность. Короче, берём в канализации, - распорядился шеф. – Обычно в районе одиннадцати ночи тварь выходит на кормёжку, тогда и начнём. С оружием обращаться умеешь? – спросил он Глеба.
- В армии из калаша стрелял, - ответил тот.
- Годится, - утвердительно кивнул капитан.
После совещания Таран отвёл Глеба в оружейную комнату, увешанную различным огнестрельным и холодным оружием. Он снял со стены электро-разрядник, напоминающий водяной пистолет.
- Бьёт электричеством на расстояние до пяти метров, - пояснил он, снимая устройство с предохранителя. – Для пятёрки сойдёт. Пошли в подвал, там у нас стрельбище оборудовано.
Подвал был огромным, хорошо освещённым залом с кирпичным потолком, подпираемым кирпичными же арками старинной кладки.
- Вон, видишь мишень у стены? - Таран указал на дальнюю стену, у которой стояла доска с бумажным кружком. – Снимаешь с предохранителя, - он опустил вниз небольшой «флажок», - жмёшь на курок и ба-бах. Давай.
Глеб приложил приклад к плечу, прицелился, плавно нажав на курок. Слабая отдача мягко качнула назад, из дула вылетела кривая ярко-белая полоса, послышался звук удара молнии, стена рядом с мишенью прыснула расколотым кирпичом, оставив прожжённую дыру размером с кулак. Только с четвёртого раза удалось попасть в мишень.
- Ну, типа сойдёт, - кивнул Таран. – Вечером выступаем, никому не расходится. На задании держись парней, делай как они, смотри в оба, а то первая вылазка станет последней.
«Куда я вляпался, - думал Глеб, когда они поднимались наверх, - но с другой стороны за станком столько не заработаешь, надо рискнуть, может не всё так плачевно, как кажется».

***
Микроавтобус с ловцами остановился возле неприметного колодца на краю городского парка. Все стали проверять оружие и амуницию, вешать на шею странные, корявые амулеты, рисовать на бронежилетах мелом непонятные символы. К Глебу подошёл капитан, стал рисовать красным мелом что-то среднее между рунами и иероглифами.
- Это заградительные заклинания, - сказал он серьёзно сопя.
На спине нарисовал тоже самое, потом достал из кармана амулет, сваренный из каких-то старых гвоздей, переплетённых с пожелтевшими косточками.
- На всякий случай, - добавил он. – Хотя пятёрка не особо опасна, но бережёного бог бережёт.
Наконец все надели каски с бронированными стёклами закрывавшими глаза и направились к выходу, где сразу, через открытый люк, спускались в вонючее чрево коллектора, последним шёл капитан с двумя приличного калибра пистолетами в поясных кобурах, остальные были с автоматами, дробовиками и ружьями стреляющими сетью.
- Как выглядит животное? – шёпотом испросил Глеб у идущего рядом Марата.
- Сейчас увидишь, мы почти у его логова. Вон, все стены в следах, - ответил тот.
Глеб посмотрел на стены освещаемыми налобными фонарями и ничего не увидел кроме сырого, покрытого сопливой плёнкой кирпича.
- Ёп твою за ногу, – невольно вырвалось у Глеба, когда они вывернули из-за поворота.
Прямо перед ними расположился похожий на толстый палец червь с паучьими ногами по краям тела. В длину он был примерно два метра, а в диаметре метр. Существо пыталось заглотить гниющий труп невесть как тут оказавшейся вороны. Таран громко топнул ногой, испуганная тварь бросила добычу поспешив убраться куда подальше.
- Это не наш, это Бродяга, двойка, - пояснил Марат. – Безобидный, боится громких звуков, а тёплый и ласковый какой, прям котёнок.
- Эта х***та котёнок? – обалдел Глеб.
- Ну, да, - пожал плечами Марат, направившись дальше, за невозмутимо шагавшей группой.
Впереди идущий Таран вдруг замер на месте, поднял руку, сжатую в кулак.
- Нам везёт, - тихо сказал он. – Пятёрка сидит в тупике, наверное, испражняется. Примитивное существо, своего рода фекальный демон.
Киношник, Риэлтор и Белый приготовили ружья-сети.
- Посеребрённая высокопрочная стальная нить, - объяснил Глебу капитан, - сеть самолёт остановит или нашинкует в винегрет.
Группа подошла к повороту, за которым начинался тупик, таран знаком подозвал Глеба.
- Вон оно, - прошептал он на ухо, когда Глеб встал рядом с ним. – Свет от фонарей не воспринимает, зато хорошо слышит.
Глеб осторожно выглянул из-за угла.
- У меня в глазах двоиться, а может и троиться, - сказал он Тарану. – Не разберу что там.
- Это у неё маскировка такая, - от протянул Глебу пластину из прозрачной пластмассы, изгибавшуюся во всех возможных плоскостях. – Через фильтр глянь.
Глеб поднёс фильтр к глазам и чуть не выронил электро-разрядник. Человекообразная тварь с хоботком вместо лица, с полупрозрачным медузоподобным телом сидело на стене, выпуская откуда-то сбоку склизкую зеленоватую массу.
- Гадит, сволочь, - хохотнул Таран. – А ну, шмальни его в ногу.
- А где нога то? – обомлел Глеб
- Вон та штука внизу.
Таран кивнул на конечность, больше напоминающую широкий коровий язык, чем ногу. Глеб прицелился, выстрелив несколько раз. Коллектор наполнился грохотом разрядов и запахом палёной плоти. Тварь противно заверещала, упав в зловонную лужу на полу. Обуглившаяся дыра в ноге стала быстро зарастать. Теперь в ход пошли сети, три выстрела укутали мерзкое существо в плотный стальной кокон, не давая возможности пошевелиться. Подбежавший таран приложил его прикладом дробовика по харе, отправив в бессознательное состояние.
- Как дети малые, - покачал головой капитан. – Держи, - он протянул Глебу пачку одноразовых платков.
- Зачем? – удивился тот.
- Как зачем? С почином тебя Глебушка, - он указал на кровь, ручьём текущую из носа.
Ловцы зааплодировали, стали хлопать его по плечам, поздравлять.
- Цепанула она тебя криком то, - улыбнулся Марат, - хорошо не во всё горло, а том сам сейчас сознание собирал.
- Вот видишь, - обратился к нему капитан, - другой бы кто уже от разрыва сердца умер или под себя сходил по пути в психушку, а тебе хоть бы хны. Кровь особая дело своё туго знает. – Так! – крикнул он бригаде. – В мешок её и тащим в автобус! Новичок проставляется пивом!
Следующим днём, Глеб, получивший причитающие за поимку деньги, привёз в особняк десять ящиков самого дорогого пива и разнообразную закуску.
- Товар ушёл заказчику, - держал речь капитан. – В конце недели будет ещё один заказ на тварь уровня «81».
Риэлтор присвистнул.
- Крупный дядя завёл зоопарк? – спросил он. – Не всякий такое потянет, там обслуживание особое.
- Это не наше дело, он, кстати, предупреждён, что нужна будет изолированная свинцом клетка иначе кошмары ему обеспечены.
- Почему? – спросил Глеб.
- На мозги влияет, - объяснил Риэлтор, - попадёшь под влияние не поймёшь, где находишься. Защитный рефлекс такой.
- Откуда вообще этот ужас? – продолжал спрашивать Глеб, откупоривая пятую бутылку.
- Параллельные миры, другие измерения, - начал перечислять капитан, - космос, что совсем редко, но в основном потусторонняя нечисть местного разлива. Земляные ангелы, протодомовые, псевдорусалки, рейки, тульпы, демоны, призраки всех мастей и прочая шняга. Однако, попадаются и неизвестные существа, не упоминаемые ни в одном справочнике по призрачной ловле.
- И такие есть? – не переставлял удивляться Глеб.
- Да. Из-за этих тварей мы несём потери в людской силе потому, что не знаем их повадок и возможностей.
- А кто заказчики? – не унимался захмелевший Глеб.
- Толстосумы со всего мира, - ответил Таран. – С жиру бесятся, экзотику подавай. Без мозгов совсем, мало они из клеток вырывались. Это не лев, того хоть отпугнуть можно, это ходячая смерть.
- А ещё понтуются друг перед другом у кого зоопарк круче, даже людьми их кормят иногда, долбоящеры, - добавил Белый, почесав шрам на шее, подарок от нечисти.
- Ну, всё, - произнёс капитан, заметив, что Белый еле ворочает языком. – Последний ящик и по домам, отдыхать.
- Буэт сделано босс, - козырнул Белый, отхлебнув из очередной бутылки.
- Как вы их находите? – вновь спросил Глеб.
- Опыт, - ответил капитан, - наводки. Вот глянь, к примеру. Туда полетим за «81-м».
Он достал телефон, включил экран, нашёл нужный текстовый файл, дал прочесть Глебу. Это была сводка новостей из города …ова. В ней говорилось, что за последний месяц в одном из небольших городских скверов стали пропадать домашние животные, причём гулявшие под надзором хозяев. В пропажах обвинили южнокорейских студентов, проживающих неподалёку в общежитии института. Однако те божились, что не имеют к пропажам отношения, у всех было железное алиби. Чуть позже там была обнаружена порванная одежда курьера службы доставки вместе с посылкой. Самого курьера найти не удалось.
- Повадки «81-го», - покачал головой капитан. – Сначала мусор, потом насекомые, животные и наконец, человек. Ещё десяток нападений, потом ляжет в спячку на год, потом снова жрать.
Капитан забрал телефон, полистал «галерею», нашёл нужное фото и сказал:
- К сожалению «81-го» тут нет, но есть другие. Вот, - он показал фото интеллигентного мужчины в очках с дипломатом в руке, одетого в длинную куртку до ботинок с широкой металлической молнией, на голове глупо сидела чёрная шапочка с помпоном. Это номер «89», вылитый инженер, очень редкий экземпляр, от человека не отличишь, – он показал следующее фото, где инженер лежал на асфальте в луже крови, с простреленной в нескольких местах головой. Куртка была расстёгнута, демонстрируя находившиеся под ней странного вида внутренности. Глеб пригляделся, и тут до него дошло, что это не куртка с молнией, это пасть с зубами, а внутренности, это глотка.
- Голова на самом деле глаз, - объяснил капитан, - а дипломат орган размножения. Космо дрянь, размножается спорами в виде конусообразных камней, коих со временем производит полный «дипломат». При высадке большая часть спор сгорает в атмосфере, но если попадёт к нам, то маскируется под доминирующую форму жизни.
- А это номер «54» в простонародье «газон», - продемонстрировал он фото обычного городского газона. – Если ты один на него встал, и никого рядом нет, то всё, провалишься прям в желудок, будет тебя месяцев восемь переваривать. Но если за тобой кто смотрит, он ничем себя не проявит. Каждый день на новом месте, поэтому его трудно выявить. Вообще все эти твари в глаза не бросаются, надо стараться почувствовать их на уровне инстинкта, тогда станешь видеть. Ещё у нас есть хранилище невостребованных сущностей, где мы содержим отказников ипересыльных, но это потом посмотришь.
Он показал другое фото, где «газон» был вывернут наружу металлическими крюками, его мясистое тело было похоже на внутреннюю часть губы человека. Капитан стал листать дальше, показывая и объясняя Глебу, что он видит и как с этим бороться, ловить и сколько за них платят. Глеб впервые в жизни видел таких монстров, что привело его в душевный трепет, после которого недавно выпитый алкоголь быстро выветрился.
- А теперь по домам я сказал! – крикнул капитан продолжавшей пить бригаде.
Все тут же вскочили, быстро убрали со стола и разбежались по своим «норам».
Лёжа дома на кровати, Глеб никак не мог уснуть, он смотрел в потолок, вспоминая показанные шефом фотографии.
«Надо быть больным уродом, чтоб такое держать в домашнем зоопарке, - думал он. – Этих тварей нужно уничтожать, а не перед корешами хвалиться. Натуральные хищники обитают рядом с нами, один инженер чего стоит, ребёнка может запросто проглотить. И это я еще не видел тварей с более высоким номером, а они точно есть, просто капитан не стал показывать».

***
Город …ов распахнул для команды дождливые утренние объятья, приняв нанятый у частника самолет на запасную полосу аэродрома. Ловцы быстро погрузились в заранее подогнанный автобус с тонированными стёклами, перетащив в него ящики с оружием, оборудование и сумки с одеждой.
- Дождь, хреново, - произнёс укутавшийся в куртку Белый, когда они отъехали от взлётной полосы. – Если на несколько дней зарядит, запаримся ловить, проще шлёпнуть.
- Ну, сейчас, шлёпнуть ему, - возмутился Киношник, разглаживая усы. – Там бабки пипец какие, пароход купить можно.
- А можно и без голов остаться, - согласился с Белым Мамай. – «81-й» в воде совсем плохо различим.
- Мы ж уже брали такого, - Таран попытался ободрить парней.
- Это в Каракумах было, - припомнил Белый, - Там жарко и сухо, он сразу, как на ладони.
- Хватит ныть, - нахмурился капитан. – На манок возьмём.
- Что за манок? – поинтересовался Глеб, которому в этот раз выдали автомат с серебряными пулями.
- Ультразвуковой отпугиватель собак, тварь отвечает на него тихим свистом. Думаю, что это связано с брачными играми в их измерении.
Через пару часов подъехали к гостинице с забронированными для них номерами. Капитан приказал отдыхать, отлов был назначен на эту ночь. Как стемнело, он поднял команду. Ловцы выехали к скверу, представлявшему собой густо заросший зеленью прямоугольник триста на четыреста метров, зажатый со всех сторон многоэтажками.
Дождь не прекращался, плюс добавился не то лёгкий туман, не то городской смог. Чтобы не привлекать внимание редких прохожих оружием и амуницией, было решено облачиться в длинные плащи с капюшонами. Автобус встал под разбитым фонарём, группа приготовилась к высадке.
- Глеб, - обратился к нему капитан, - постоишь у автобуса.
- Я готов идти со всеми, - ответил тот. – Не надо меня беречь.
- Никто тебя не бережёт, будешь смотреть за техникой. Эта тварь хитрее остальных, может и в автобус проникнуть, устроить там засаду.
- Да, да, - подтвердил Мамай, вставлявший в ухо переговорное устройство, розданное Белым, - мы так троих в ***ге потеряли. Еле машину от кишок отмыли, бррр.
- Встанешь у дверей, смотри в оба, если что стреляй.
- Хорошо, - понял указания Глеб.
Минутой спустя, бригада скрылась в туманном сквере, плохо освещаемом мутными, заляпанными мошкарой фонарями. Полчаса стояла абсолютная тишина, прерываемая редким шумом проезжавших по соседним улицам автомобилей, да шорохом дождя. Глеб посмотрел на свет в окнах домов, и ему стало не по себе.
«Вот живут люди тут, - думал он, - гулять сюда ходят и даже не догадываются, что здесь обитает».
Какая-то птица села на крышу автобуса, стала ходить по ней, скребя коготками по металлу. Глеб отошёл от дверей, чтобы разглядеть ночного летуна. На крыше сидела странного вида сова или нечто её напоминающее. Глеб пригляделся, так и есть, у неё на голове всего один огромный глаз.
- Это единица, безобидная птичка, - голос подкравшегося со спины Тарана заставил его вздрогнуть. – Босс прислал проверить, как ты.
- Нашли? – спросил Глеб.
- Пока нет. То, что тут единица, это не хорошо. Обычно они не обитают вблизи других объектов, если только не вошли с ними в симбиоз, тогда они выполняют роль наводчика, становятся его глазами. – Он коснулся переговорного устройства, вызвав капитана. – У нас тут единица.
- Понял, - ответил шеф. – Мы ещё ищем, манок пока ничего не дал.
- Пошла отсюда зараза, - Таран махнул рукой, прогоняя птицу.
Та взлетела, сделав круг над автобусом, скрылась в листве ближайшего дерева, после вылетела, поднявшись над домами и взорвалась разноцветным салютом, озарившим округу.
- Ты это видел? – спросил Глеб указывая вверх.
- Что видел? – не понял Таран.
- Салют.
- Какой ещё салют?
Глеб продолжал смотреть, как над домами летают затухающие, искрящие звёздочки.
- Как-то с манком был прикольный случай, - ухмыльнулся Таран, начав рассказывать Глебу, смешную историю из жизни ловцов, - пошли как-то на заказ, а….
Внезапно он замолчал, уставившись на плохо освещённую дорожку, над которой образовали живой туннель развесистые деревца. Таран схватил Глеба за плечо, прижавшись вместе с ним к автобусу.
- Ты точно не видишь салют? – не унимался Глеб.

- Вот и клиент, - прошептал он. – Это из-за него тебя глючит.
- Я никого не вижу, - сказал Глеб, пытаясь разглядеть чудовище в лёгком тумане.
- Под этим углом не увидеть, смотри на лужи.
Глеб посмотрел, заметив, как что-то невидимое идёт по ним в их сторону, разбрызгивая воду.
- Надо с боку зайти, - вновь произнёс Таран, - тогда увидим.
Они осторожно обошли автобус с другой стоны, изменив угол обзора. Вот тогда Глеб и увидел «81-го», это было нечто напоминающее страуса в облезлых перьях без шеи и головы, зато с хвостом из волочившихся за ним длинных щупалец. Таран нажал на кнопку на переговорном устройстве, чтобы вызвать остальных, когда прямо перед ними зависла единица, издав пронзительный писк.
- Спалила сука, - выругался Таран, доставая из-под плаща ружьё-сеть. – Берём, - скомандовал он, выскакивая из-за автобуса. – По окнам не шмальни сгоряча.
Глеб последовал за ним, снимая автомат с предохранителя. Внезапно Таран и «81-й» исчезли. Только что были прямо перед ним и вдруг пропали. Глеб заметил, как совсем близко в лужу наступила невидимая нога, недолго думая дал в неё короткую очередь. Раздался визг, Таран появился в метре над землёй обвитый щупальцами, они разжались, выпуская добычу, плюхнувшуюся в лужу в сопровождении трёхэтажного мата. Откуда-то сбоку раздались выстрелы ружей и «81-й» оказался опутанный сверхпрочной сетью.
- Пакуем и ходу отсюда! – крикнул капитан, бегущим на подмогу парням. – Местные в окна уже пялятся!
В тварь выстрелили сильнейшим транквилизатором, способным усыпить половину района и тут же начали засовывать её в раскладной титановый ящик. Капитан подбежал к Глебу со словами:
- Грамотно среагировал, а то бы Тарана сожрали.
- Да хрен там! – отозвался поднимавшийся из лужи Таран.
- Ладно, хорохориться, - продолжал капитан, вернувшись к разговору с Глебом, - ты его ранил, отстрелил палец на ноге. За это заказчик может вычесть часть суммы, но главное, что все целы.
Через два дня Глеб присутствовал при передаче «81-го» представителю заказчика. Тот немного повозмущался по поводу отстреленного пальца, но созвонившись с начальством, всё-такивыплатил полную сумму.
Неделей позже Глеб уволился с работы, вплотную занявшись подпольным бизнесом. В течении следующего года он участвовал в десятках отловов необычных животных, тварей из иных миров и потусторонних сущностей, несколько раз дежурил в хранилище, среди жутких монстров. Деньги текли рекой, казалось, так будет всегда….
Однажды капитан пришёл на совещание в крайне возбуждённом состоянии и объявил:
- Поступил заказ от одного саудовского принца, редкий конечно дол***б, но деньги платит.
- Что с ним не так? – спросил Белый.
- Он видел всех тварей, что мы толкали буржуям и теперь хочет что-то эдакое, чего у них нет и побольше.
- Перед гаремом что ли понтуется? – хохотнул Марат.
- Помимо этого снова появилась конкурирующая фирма, - продолжил он.
- Идиоты, - покачал головой Риэлтор, - ну, давай как обычно пригласим на пустырь и перешмаляем из калашей, потом скормим кому-нибудь из хранилища.
- Может пусть попробуют, - предложил Глеб, - в них наверняка нет нашей крови, долго не протянут.
- На это может уйти с полгода, - произнёс капитан, - мы потеряем заказы. Это только наш бизнес, но валить их не хотелось бы, мы и так под подозрением у легавых после последней перестрелки.
- Что тогда будем делать? – поинтересовался Таран.
- Возьмём из хранилища «66-го» и поедем на встречу в кафе.
- Тоже вариант, - согласился Киношник. – Да и засиделся упырь без дела, пусть разомнётся.
«66-й» был крайне мерзкой тварью, полуразложившийся кровосос, вампиром язык не поворачивается назвать, слишком благородно. Одной из его особенностей было то, что он мог оборачиваться очень привлекательными девушками 23 лет, такими красивыми и приятно пахнущими, с таким завораживающим взглядом зелёных глаз, что мало кто мог отказать им в просьбе проводить до дому, после этого провожатые либо пропадали навсегда, либо их находили обескровленными.
- Пойдём Глеб, - сказал капитан, - вытащим эту мразь на свет божий.
Они спустились в помещение находящееся под подвалом со стрельбищем, там среди клеток и аквариумов с разнообразной нечистью стоял стеклянный, пуленепробиваемый куб, где на горизонтально закреплённой трубе спал вниз головой разлагающийся ходячий мертвец с которого то и дело отваливались куски гниющей кожи. На его шее поблёскивал толстый железный обруч с блокирующими рунами. Даже если бы кровосос вырвался на свободу, больше трёх дней не протянул, обруч стопроцентно убил бы его.
- Здорово Петрович, - капитан постучал пальцем по стеклу.
Тварь проснулась спрыгнула с насеста, не спеша на карачках поползла к капитану, уставившись на него бельмами мёртвых глаз.
- Капитан, - прошипела тварь, уткнувшись мордой в стекло.
- Жрать хочешь?
- Хочешь, - его глаза вспыхнули синим огнём.
- Поедешь с нами, с мужиками познакомлю.
- С мужиками, - радостно захлопал в ладоши упырь, обернувшись писанной красавицей в облегающем красном платье, из-за которой в средние века точно началась бы какая-нибудь война или минимум приграничная заваруха.
- И смотри без закидонов, - погрозил кулаком капитан, - ты меня знаешь, вмиг угроблю.
- Знаю, знаю, - произнесла красавица бархатным голосом, отчего по спине Глеба забегали мурашки.
Капитан нажал на настенном пульте цифровую комбинацию, прозрачная стена отъехала в сторону, выпуская благоухающую дорогим парфюмом супермодель. Она, оно или он взяло капитана под руку, зашагав к выходу, соблазнительно вихляя бёдрами. Команда встретила даму бурными аплодисментами.
- Петрович, ты сегодня конкретно жжёшь, - шлёпнул её по заднице Таран. – Я ещё с прошлого раза под впечатлением от рыженькой.
- У меня аж слюна потекла, - засмеялся Марат. – Теперь неделю стоять будет.
Все заржали, девушка покраснела.
- Петрович едет с нами на разборку, - улыбнулся капитан.
Девушка нежно коснулась плеча Глеба.
- Хочешь пощупать меня за грудь? – томно спросила она.
Глеба пробил пот. Неудобный момент прервал капитан, отвесив Петровичу подзатыльник.
- Ещё раз тут чары применишь, пристрелю, а труп на солнце выложу, - спокойно сказал он.
Девушка убрала руку, злобно сверкнув глазами.

***
Встреча в прикормленном кафе была назначена на одиннадцать часов ночи. Капитан заранее распорядился, чтоб среди прочих официантов, встречу обслуживала приведённая им девушка, которая назвалась Эллой.
Группа капитана уже сидела за накрытым столом, когда в зал вошла бригада из семи человек во главе с крепким мужиком сорока лет по кличке Хахатабыч. Он сразу обратил внимание на миловидную официантку, разливавшую сок по бокалам. Обе бригады поздоровались, пропустили по рюмке, начав переговоры.
- Иван, - говорил Хахатабыч, то и дело поглядывая на Эллу, - мы же бизнесмены, давай поделим заказы и будем дружить.
- Ты профан в этом деле, - отпирался капитан, - только людей положишь.
- Это хорошие люди, все воевали, своё дело знают.
- Тут не война дорогой, - парировал капитан, - тут просто смерть. У меня огромный опыт и то не могу людей сберечь. Это не твоё дело, торгуй антиквариатом, помидорами, тачками, ещё чем-нибудь.
- Зачем так говоришь друг? - насупился деляга.
Так, ни о чём, они проговорили около часа, наконец капитан сказал, что уходит, чтобы обдумать предложение Хахатабыча о разделе бизнеса без ущерба для обоих.
Как только капитан с парнями ушли, Хахатабыч тут же подозвал к себе Эллу, пригласив поехать к нему в загородный особняк. Та, немного покривлявшись согласилась.
Рано утром довольный Петрович вернулся в камеру, приняв обычный вид и повиснув вниз головой, уснул. А к вечеру капитану позвонил знакомый мент с новостью о пропаже Хахатабыча со всей бригадой. В его особняке всё было перевёрнуто с ног на голову и забрызгано каплями крови.
- Ай-ай-ай, - покачал головой капитан, вешая трубку. – Петрович всё уладил, летим в …ию. Днём пришла весть, что в тамошних лесах есть то, что мы ищем. На вскидку «112», тульпа искажающая время.
- Это как? – поинтересовался Глеб.
- Мало того, что сама стрёмная на вид,- пояснил Марат, -так еще может уйти на пяток минут в прошлое или будущее, оказавшись у тебя за спиной, а ты, к примеру, в настоящем поймал её, а в прошлом ещё не знаешь этого и она ловит тебя. Короче не знаешь что ждать, но и она ещё не самое стрёмное.

***
Самолёт приземлился на одном из аэродромов ***лии, команда привычно погрузилась в присланный автобус, направившись в место, где видели тульпу.
Примерно четыре часа ушло на то, чтобы добраться до нужного места, скрытого в глухих лесных зарослях. Передвижение сильно затрудняли носилки с усиленным титановым коробом и разнообразное оружие с вещами.
- Разбиваем лагерь, - распорядился капитан, когда они дошли до торчавшего из земли куска ржавой трубы, бывшим когда-то указателем. – В километре отсюда заброшенный пионерский лагерь. Все пути к нему разрушены. По словам наводчика, тульпа обитает в этой местности, а чтобы не гоняться за ней поставим приманку и капканы.
Так и сделали, сначала установили надувную фигуру кабана, выполненную с такой точностью, что чтобы понять, что он не настоящий, надо подойти вплотную. Вокруг него расставили тарелки прилипалы со сверхлипким составом, прикованные цепями к деревьям. Чтобы выбраться из неё нужно два часа отмачиваться в растворителе. Группа рассредоточилась по местности, кто-то забрался на дерево, кто-то закопался в землю, Глеб с Белым спрятались в зарослях. Наступили тягостные часы ожидания.
- Оно точно придёт? – спросил Глеб.
- Сто пудов, - сказал Белый, всматриваясь в промежутки между деревьев. – От кабана пОтом прёт на весь лес, оно это любит. Главное, чтоб волки или медведь не припёрлись, а то всю малину запорят.
Солнце медленно скатывалось за горизонт, постепенно утапливая лес в вечерних сумерках, плавно переходящих в ночь. Глеб лежал, прислушиваясь к лесным звукам, когда уловил краем глаза какое-то движение возле дерева, находящегося метрах в двадцати от него. Посмотрев в ту сторону, ничего не увидел, хотя это не означало, что там никого нет. Глеб продолжил наблюдать за деревом и был вознаграждён, из-за него выступила длинноволосая девушка в куртке, джинсах и светлых кроссовках. Посмотрев на него, девушка исчезла.
- Послушай, - Глеб толкнул в бок Белого, - эта тульпа точно выглядит как мясные ленты?
- Ты же знаешь, - ответил тот.
- А она может принять другой облик?
- Исключено. Что-то увидел?
- Девушку, - кивнул Глеб.
Белый хотел что-то сказать, но внезапно раздавшийся нечеловеческий вой не дал ему это сделать.
- Попалась, - Белый выскочил из засады, вскидывая ружьё с сетью.
Глеб последовал за ним, передёргивая затвор автоматического инъекционного устройства. Состоящая из множества лент тварь прилипла сразу к двум липучкам. Кабан был распорот на несколько частей, разбросанных в радиусе десяти метров. Тульпа билась в истерике, расщепляя небольшие деревья и вырывая с корнем кустарники. Пять сетей окутали трепыхавшееся тело, подбежавший Глеб всадил в живую лапшу десяток зарядов, усыпив опасное нечто.
- Всё, - с облегчением выдохнул капитан, - несите короб, пакуем гниду, тащим в лагерь, с утра до дому. Хорошо время изменить не успела, а то б намучились…. Что-то я стал уставать от этой беготни….
- Босс, - обратился к нему Глеб, - я тут девушку видел.
- Какую девушку?
- Обычную. Длинные волосы, повседневная одежда.
- Может, призрак одной из жертв этой макаронины, пришёл посмотреть на захват? - предположил капитан.
- Всё может быть, - ответил Глеб.
В лагерь вошли, когда совсем стемнело, капитан приказал расчистить от кустарника плац и разжечь костёр, утром за ними прилетит вертолёт, пилоту которого он сбросил координаты. Решили ночевать под открытым небом, так лучше просматривалась местность и со спины никто не подкрадётся.
Первым на пост заступил Риэлтор, его должен был сменить Киношник. Когда подошло время, Киношник проснулся от зазвеневшего в телефоне будильника. Пора на пост, но его почему-то не растолкали.
- Витёк. Риэлтор, - стараясь не потревожить спящих, тихо позвал он. – Ты где? Если пошёл срать, мог бы разбудить раньше, а не оставлять нас без часового.
Киношник огляделся, ища глазами дезертира и замер, недалеко от костра лежал ботинок Риэлтора. Киношник подошёл ближе, поднял его, тут же отбросив, внутри ботинка была оторванная человеческая стопа. Он стал бегать от одного ловца к другому пиная их ногами, сбивчиво объясняя, что случилось. Через полминуты команда стояла у костра разглядывая то, что осталось от Риэлтора.
- Что это босс? – спросил капитана Марат.
- Не знаю. Странно, что никаких следов нет, - нахмурился он, швырнув ботинок в костёр. – Мир праху. У кого какие предположения?
Все молчали, пожимая плечами, вглядывались в темноту за пределами света костра, водили оружием в сторону чернеющих корпусов.
- Глеб, - обратился к нему капитан, - что ты там говорил про девушку?
- Обычная девушка, появилась и исчезла, - ответил Глеб, сжимая автомат.
Капитан взглянул на наручные часы, до рассвета было недалеко. В коробе заскулила очнувшаяся тульпа.
- Лапша скулит, - заметил Таран, - а должна рычать и рваться на свободу.
- Ей страшно, - добавил Белый.
- Займём круговую оборону, - приказал капитан, - продержимся до утра, а там свалим. Даже знать не хочу, что это было.
До самого рассвета они просидели спиной к костру. Прилетевший вертолёт подцепил короб и вместе с тревожно озиравшийся группой взмыл ввысь, разметав угли костра. Когда летающая машина пошла над лесом оставив позади опасное место, Глеб заметил, как на крыше одного из корпусов что-то шевельнулось, спрыгнув вниз, но что это он не разглядел. Ему показалось, что это нечто, посмотрело на него, по крайней мере он явственно почувствовал тяжёлый взгляд.

***
Поминки по Риэлтору, устроенные в особняке, были скомканными и угловатыми, все помалкивали, только капитан толкал речь.
- Виктор был хорошим человеком и опытным ловцом, - говорил он, сжимая рюмку с водкой, - пусть то место, куда он попал будет ему пуховой периной.
Все выпили не чокаясь, сели за стол начав трапезу.
- Капитан, - спросил Глеб, - много потеряли людей за всё время работы?
- Каждый номер оплачен жизнями, - ответил он. – Но, когда я узнал, что есть люди с особенной кровью и стал набирать их, потери сократились в разы, стали редкостью. Гибель Виктора – исключение из правил.
- Кто мог это сделать? – захрустел маринованной капустой Таран.
Капитан пожал плечами.
- Надо вернуться, - нервно сказал Мамай, - выжечь всё там напалмом, залить огнём.
- Мы не знаем, что это и как оно выглядит, - произнёс Белый.
- Поддерживаю Мамая, - отозвался Киношник. – Ума не приложу, кто мог так подкрасться и убить. Абсолютная тишина, ни шороха, ни звука. Непонятно почему не убил всех?
- Значит, не мог или было не нужно на данный момент, - объяснил капитан. – Может будильник спугнул, а может Риэлтор выступил пробным образцом.
Так прошло несколько часов, за окнами стемнело. Закончив поминать все разъехались по домам.
Такси, вёзшее Тарана, остановилось возле его загородного дома, он открыл дверь, чтоб выбраться наружу, но неожиданный вопрос водителя остановил его:
- А где девушка, с которой вы сели?
- Какая девушка? – удивился хмельной Таран. – Ты чё, братан, переработал?
- Не, ну, я видел же? – попытался оправдаться водила.
- На-ка вот, езжай домой отдыхать, - Таран протянул ему пятитысячную купюру сверх оплаты.
- Благодарствую, - улыбнулся водила.
Таран хлопнул дверью, отправившись отпирать калитку из профнастила, над которой включился фонарь с датчиком движения. Открыв калитку, прошёл внутрь тёмного двора, покачиваясь от выпитого добрался до двери дома. В этот момент он заметил, как у калитки вновь включился фонарь, кто-то стоял за ней.
- Эй, кто там!? – крикнул Таран достав из поясной кобуры бельгийский FN Five-seveN с лазерным целеуказателем, который навёл на калитку.
Свет погас. Таран постоял так с минуту, потом вошёл в дом, заперев входную дверь. Не став включать свет, осторожно прошёл к окну, из которого хорошо просматривалась калитка, там никого не было. В прихожей что-то зашипело, повеяло тёплым, зловонным ветерком. Таран спрятался за угол стены, достал телефон, нажал на кнопку голосового сообщения, которое после надиктовки автоматически уйдёт капитану. В прихожей упала напольная вешалка, Таран высунул пистолет из-за угла, нажав на курок.
Рано утором телефон Глеба разразился непрекращающимися звонками. Еле продрав глаза, он взял трубку, на том конце нервичал всегда спокойный капитан.
- Глеб, быстро собирайся! Через пять минут будем у тебя, ждём у подъезда! – сказал он.
Наспех собравшись, Глеб выбежал на улицу тут же вскочив в подъехавший микроавтобус.
- Что случилось? – спросил он, когда Белый протянул ему дробовик.
- Вот, что, - капитан включил голосовое сообщение на телефоне.
Послышалась интенсивная пистолетная стрельба, крики Тарана, сменяемые предсмертным хрипом. Запись закончилась, Глеб непонимающе посмотрел на капитана.
- Это голос Тарана? – спросил он.
Все кивнули. Через час они уже входили во двор его дома, рассредоточились, заняв выгодные позиции для стрельбы. Первым, через простреленную дверь, держа в обеих руках по короткоствольному пистолету-пулемёту FN P90, в дом вбежал капитан. Заняв позицию в прихожей, позвал остальных. Бригада вошла за ним, быстро обследовав дом, проверив все шкафы, углы и укромные места, однако ничего не обнаружила.
- Может он прикололся спьяну? - предположил Мамай.
- Не такой он человек, - ответил капитан.
- Тогда, где следы? – спросил Белый.
- А вот где, - капитан достал из кармана набор прозрачных капсул с отвратительного вида пиявками, явно не Земного происхождения. – Пиявки Аргона существуют сразу в нескольких измерениях и во время отсоса крови могут непроизвольно перемещать в них разум, того к кому прилипли. Берите.
Он раздал капсулы, все тут же посадил их себе на затылок. Через минуту они стали видеть, как всё вокруг стало приобретать пугающий красный оттенок, а на полу проявились следы голых человеческих ног шестидесятого размера, на стенах почерневшие пятна крови.
- Это не человек и даже не его имитация, - сказал капитан, указывая на следы. – Такого никогда не видел.
Капитан сорвал с затылка пиявку бросив её обратно в капсулу, все повторили за ним, рассовав ёмкости по карманам.
- Это та тварь, что сожрала Риэлтора? - произнёс Глеб.
- Не сомневаюсь, - ответил капитан. – Похоже она преследует нас от лагеря и девушка здесь не просто так. И ещё…. Саудиту понравилась наша работа, он просит ещё монстров, платит по пять лямов сверху. Совсем некстати в данной ситуации. Предлагаю до следующего лова всем поселиться в особняке, устроив там засаду на тварь. Она обязательно придёт за нами. Сейчас езжайте по домам, возьмите всё, что посчитаете нужным и тут же в особняк.

***
Киношник отпер дверь своей квартиры-студии находившейся на последнем этаже монолитной многоэтажки, достал из гардероба большую спортивную сумку, принявшись набивать её одеждой, бритвами, лосьонами, носками и прочими нужными вещами. В спальне упал и разбился ночник. Киношник замер, прислушался, кто-то наступил на осколки лампы, тихо хрустнувшие под стопой.
Киношник метнулся к стоявшему у стены комоду, выдвинул верхнюю полку, раскидал лежащие там футболки, достав со дна небольшой автомат с примотанными изолентой друг к другу рожками и старенькую лимонку. Передёрнув затвор, осторожно пошёл в сторону спальни. Резко влетев внутрь, заметил, как закрылась дверь двустворчатого шкафа. Подкрался к нему на расстоянии двух метров, услышав, как кто-то ворочается среди костюмов и курток.
Он открыл огонь по шкафу превращая в решето дверцы и засыпая пол гильзами. Когда рожок опустел, быстро перевернул его, вставив второй и снова открыл огонь, окончательно изуродовав дорогущую мебель. Левая дверца сорвалась с петель, рассыпавшись от удара об ламинат, из шкафа выпала девушка, замеченная Глебом в лесу. Киношник пнул её ногой, после чего она скомкалась словно простыня.
- Оболочка, мать твою, - успел произнести Киношник, когда что-то окутанное тьмой втянуло его внутрь шкафа.
Где-то глубоко в недрах иного мира раздался глухой взрыв. Двумя часами позже капитан, Мамай, Белый и Глеб внимательно изучали комнату на наличие зацепок, позволяющих понять с чем они имеют дело.
- Странно, что никто ментов не вызвал, - удивился Глеб. – Всем видать пофиг.
- Сразу понял, что что-то случилось, когда он не ответил на звонок, - сказал Белый.
- Помнишь, как он спьяну показал нам порно в своём исполнении? – спросил капитан.
- Кто ж не помнит, - подтвердил Белый. – Скрытой камерой наблюдения снимал. Там ещё тёлка модельная была.
- Ракурс был вроде отсюда, - капитан указал на картину с ночным пейзажем на стене.
Он снял её, продемонстрировав дырку рядом с Луной и утопленную в стене миникамеру. Следующие пятнадцать минут команда была поглощена просмотром предсмертного фильма Киношника, выведенного на телевизор в гостиной. На экране уже знакомая Глебу девушка входила в шкаф странной качающейся походкой. В следующее мгновение Киношник расстреливал его из автомата, а после его утаскивали внутрь, откуда доносился взрыв лимонки. Секундой позже оболочку грубо втянули внутрь шкафа.
- Так, - произнёс капитан, поставив на паузу. – Дело начинает прояснятся.
Он подошёл к шторе, взял конец ткани в руку, достал из кармана выкидной нож с тут же выскочившим лезвием.
- Предположим эта штора, пространственная ткань между мирами, - начал лекцию шеф. – Чтобы попасть в наш мир надо изобразить примерно это, - он сделал в шторе разрез длинной двадцать сантиметров. – Сложно, но можно. Однако атмосфера миров может сильно разниться, быть ядовитой или, например, Солнце может легко убить представителей мира тьмы. Чтобы не допустить этого им может понадобиться чья-то оболочка, типа скафандра или просто перчатка в виде любого существа нашего мира. Я думаю, эта баба перчатка.
- Кто её носил? – спросил Глеб. – Зачем мы ему?
- Ума не приложу, - пожал плечами капитан. – С таким сталкиваться не приходилось. На лицо хорошо развитый интеллект, что не присуще полуразумным зверям других измерений. Сейчас едем в особняк, дождёмся, когда тварь придёт туда и грохнем её к чертовой матери.

Следующие сутки были посвящены подготовки особняка. Каждый его сантиметр был оборудован всевозможными датчиками, ловушками, увешан оберегами, амулетами, всё свободное пространство было исписано заклинаниями и заговорами, полито святой водой и посеяны солью. Саудит уже прислал заявку на очередного монстра, но поредевший отряд не спешил выходить на охоту.
Капитан распечатал на листе фото девушки-перчатки, решив показать его узникам хранилища. Прихватив с собой Глеба, спустился вниз, но как только он развернул фото, обитатели камер и аквариумов в ужасе забились по углам, отвернувшись или закрыв морды лапами.
- В чём дело? – капитан ходил между рядов клеток, ударяя длинным электрошокером по прутьям. – Чего вы так испугались? Что это такое? Откуда?
Монстры лишь испуганно скулили и вздрагивали от ударов о металл.
- Господи боже мой, - стыдил их капитан, - душегубы, упыри высшего разряда, убийцы-серийники. Кого вы испугались?
Капитан подошёл к камере кровососа, забившегося в угол за загаженным унитазом, прислонил фото к прозрачной стене.
- Петрович, - обратился он к упырю, - ты то что? Помоги и я, возможно, тебя отпущу. Эта тварь убила моих людей. Лучших людей, Петрович. Расскажи про него, пожалуйста. Ты же раньше был человеком, у тебя семья была, дети. Помоги бывшим собратьям.
- Семья, - заплакал Петрович, - Дети.
- Давай, колись родной. Колись.
- В муках сгину, - продолжал плакать тот.
- А на хрена тебе такая жизнь, Петрович. Помоги и может там, - он указал шокером вверх, - тебе зачтётся.
Петрович повернул к ним уродливое, полуразложившееся лицо, подполз к стеклу, уставившись на фото.
- Она, - он ткнул пальцем в стекло, - как рукавица для них. Долго тут не могут, свет убивает, там абсолютная тьма, а у нас даже ночью свет есть. Они забирают навсегда. Оттуда нет возврата. Они приходят сюда и в другие миры за нами и вами….
Петрович молниеносно прыгнул в угол, спрятавшись за унитаз.
- Яснее не стало, но и на том спасибо, - сказал капитан.
Они пошли к выходу, вдруг огромная мохнатая тварь прыгнула к ним, попытавшись дотянуться сквозь решётку до капитана когтистой лапишей.
- Отпустите меня! - взвыла она, лязгая клыками, - Я не хочу тут! Отпустите! Они придут! Отпустите!
Капитан достал из поясной кобуру крупнокалиберный пистолет и выстрелил твари между глаз. Массивное тело с жутким грохотом рухнуло навзничь, испустив дух, капитан же спокойно направился к лестнице.
Когда они поднялись, к капитану подбежал Мамай со словами:
- Предлагаю посыпать в саду драконьей солью, хрен тогда там кто пройдёт, не будет места для манёвра, быстрее завалим.
- Добро, - ответил капитан, начав объяснять Глебу, что это такое. – Когда дракон сильно потеет кристаллизуются прозрачные, как стекло, соли, которых бояться все твари без исключения, не переносят, некоторые могут умереть, а ещё от моли хорошо и садовой тли.
Мамай забежал в кладовую, открыл большую деревянную бочку до краёв наполненную похожими на битое автомобильное стекло кристаллами. Взял стоявшее рядом жестяное ведро с совком, набросал в него, побежал в сад, стал сыпать по периметру вдоль забора. Оставалось обработать последние пять метров, когда у Мамая развязался шнурок. Отставив опустевшее ведро, присел, начав шнуровать ботинок, позади послышалось тяжёлое дыхание и звук раздавливаемого ведра. Мамай потянулся к висевшему подмышкой охотничьему ножу, так как понял, что достать из кобуры пистолет и передёрнуть затвор не успеет. Он вскочил, резко развернулся, замахнувшись ножом.
Белый вышел в сад таща коробку соли, оглянулся ища Мамая.
- Тебя где носит?! – крикнул он, тряхнув коробкой.
Заметив раздавленное ведро, направился к нему. Рядом с жестянкой лежала оторванная кисть Мамая, сжимавшая нож, белый выронил коробку, выхватил из подмышечной кобуры автоматический пистолет, принявшись водить им по кустам и кронам деревьев, при этом медленно отступая к дому. Дойдя до двери, вбежал внутрь, заперев её на все замки и засовы.

Новость о смерти Мамая привела капитана в бешенство. Он взял из оружейной комнаты скорострельный пулемёт с увеличенным боезапасом и гранатомёт времён войны в Афганистане. Белый схватил калаш, напялил увешанный обоймами разгрузочный жилет, зарядил обрез двустволки драконьей солью вперемешку с серебряной картечью. Глеб взял штурмовой дробовик Protecta с барабанным магазином и крупнокалиберный пистолет. Забаррикадировав дверь в сад, принялись ждать гостей.
Так прошло десять томительных минут. Внезапно в гостиной послышались шаги, капитан бросился туда, приказав Глебу с Белым следить за дверью, но в гостиной никого не было. Затем удаляющиеся шаги послышались в смежных комнатах, пока не стихли совсем.
- Это они? - спросил Белый капитана. – Они, что вообще страх потеряли, просто так разгуливают тут?
- Выходит, что так, - ответил капитан. – Интересно куда направились.
- Может в хранилище? - предположил Глеб. – Чтоб пленники особо рты не разевали.
- Точно! – крикнул капитан, побежав к спуску в подвал.
Глеб с Белым последовали за ним. Когда открывали дверь хранилища включилась сирена тревоги и аварийное освещение. Внутри стоял настоящий ад, трупы отказников плотным слоем покрывали пол, по позам было видно, что они были парализованы страхом и даже не пытались бороться за свою жизнь, их просто перебили. В дальнем углу лежало раздавленное тело Петровича, над которым склонились несколько очень высоких, окутанных тьмой фигур, позади которых с шипением быстро вращалась чернично-чёрная воронка портала в иной мир.
Недолго думая, Белый выхватил обрез шмальнув из обоих стволов в ближайшую тварь, которую разорвало на чёрные лоскуты. Троица во главе с капитаном открыла ураганный огонь по неизвестным сущностям, высекая пулями искры из решёток, стен и потолка, дырявя мёртвые тела пленников.
Три сущности, практически разорванные пополам, упали на Петровича, окончательно раздавив упыря, остальные попытались спрятаться за пуленепробиваемый куб, с разбитым ими углом, где содержали кровососа, но пули настигли их раньше. В портале что-то звякнуло, мгновением позже оттуда вылетел тёмно-синий сгусток плазмы, разметавший Белого на части, залепив дверь кусками его тела.
Капитан бросил раскалившийся пулемёт, положил гранатомёт на плечо выстрелив в портал, откуда повалили таинственные твари. Шедших впереди размазало по стенам перехода, выплеснув наружу целую ванну чёрно-красной крови. Капитан достал из кобуры пистолет, а Глеб откинул опустевший диск, собравшись поставить новый, когда портал внезапно вытянулся в их сторону жадно поглотив обоих.

***
Глеб очнулся в кромешной темноте. Можно было подумать, что он ослеп, но это было не так. Было душно и жарко, воняло разлагающимися трупами вперемешку с фекалиями и мочой. Он попытался сесть, со второго раза это получилось. Голова раскалывалась, тело ныло, из ушей и носа шла кровь.
Глеб ощупал пространство вокруг себя, оружия не было. Попытался встать, не получилось, ноги не слушались, тогда он пополз вперёд, наткнувшись на мертвое человеческое тело. Ощупал его, нашёл лицо, это был Мамай, рядом с ним лежало ещё одно тело, как выяснилось капитана, он был переломлен пополам. Чуть дальше лежал, вздувшийся и начавший разлагаться Таран, а на нём разорванный лимонкой труп Киношника. Глеб пополз дальше, ударившись головой о гранёные прутья решётки.
- Чёрт! – выругался он.
- Кто здесь? – послышался еле различимый шёпот с противоположной стороны.
- Витя. Это ты? – узнал голос Глеб.
- Я.
Глеб полз в его сторону, пока руки не провалились в дурно-пахнущую кучу склизкого, разлагающегося мяса, оказавшейся ногами и нижней частью туловища Риэлтора.
- Ступня…. Рана подгнила, потом пошло дальше,- сказал Риэлтор, лежавший без движения на спине возле прутьев. - Как ещё не сдох не пойму. Наверное, тебя ждал, - он ухмыльнулся.
- Где мы?
- В их мире. Тут нет ни малейшего намёка на свет, такого понятия здесь вообще не существует, но они видят.
- Что за решётка? – продолжал расспрос Глеб.
- Как это не смешно, это хранилище. Сюда приходят покупатели за редким зверьём для своих зоопарков. Мы попали к таким же ловцам. Но вы хорошо потрепали их ряды, начальство рвёт и мечет.
- Нас убьют?
- Вряд ли, - еле выговорил Риэлтор. – Мы теперь дорогой товар. У них в цене те, кто яростно сопротивляется.
- Много тут людей?
- Нет. Может ещё пара, тройка человек, но они где-то далеко. Иногда слышу, как ругаются. В основном тут всякая потусторонщина, монстры параллельных миров и измерений.
Глеб прислушался, в соседних клетках кто-то ворочался и тяжело дышал, вокруг было полно невидимой в абсолютной тьме живности. Он прилёг рядом с приятелем, взяв его за холодеющую руку.
Прошло неизвестное количество времени, за которое неразличимые охранники убрали трупы недавних соратников, скормив их каким-то тварям. Несколько раз давали сытное варево, очень похожее на гороховый суп с нотками плесени. Время от времени появлялись покупатели, обязательно останавливавшиеся напротив и явно глазевшие на Глеба, но похоже цена их не устраивала и те уходили недовольно ворча.
Как-то проснувшись, Глеб понял, что Риэлтор умер, примерно через день его гниющее тело забрали. Он остался один в непроглядной темноте, где рычали и скулили невидимые твари. Однажды, после приёма пищи, Глеб почувствовал сильное головокружение, в еду подсыпали снотворное. Последнее, что он услышал и почувствовал перед тем, как провалиться в сон, были голоса охранников, сковавшие конечности цепи, ошейник и падение в ящик. Его купила многодетная пара….
Глеб пришёл в себя от того, что чья-то склизкая и холодная, словно от трупа, рука надевала на него намордник, выполненный из материала, напоминавшего кость. По ощущениям он находился на улице, даже скорее во дворе частного дома. К ошейнику прицепили поводок, сильно дернув за него несколько раз, Глеб понял это как команду «гулять». Пришлось подчиниться, ведь другого выбора не было.
Так началась его жизнь в качестве домашнего питомца неизвестных существ. Жить в кромешной тьме было нелегко, он постоянно во что-то врезался на потеху хозяевам, проваливался во всевозможные углубления с риском сломать шею и получал неожиданные удары хлыстом, доставлявшие существам истинное удовольствие. По нужде ходил в лоток с песком, ел из железной миски мутное вонючее варево с иногда попадавшимися кусочками мяса и костей, носил грязное тряпьё.

Однажды столкнул со стола сосуд, разбившийся на мелкие осколки, за что был нещадно бит всем, что попалось под руку. После этого хозяева долго рычали друг на друга, видимо ругались из-за сосуда, но после помирились, придумав выход из создавшегося положения.
В один из так называемых дней, его сунули в ящик и повезли к местному ветеринару, где намазали какой-то отвратительной слизью, после чего помыли и даже сбрили успевшую отрасти бороду и все волосы с головы. Потом сделали укол, после которого он отрубился, а когда пришёл в себя к вискам были прикручены стальные набалдашники, позволявшие глазам видеть зеленоватые контуры объектов в кромешной тьме. Но лучше бы его оставили незрячим, ведь то, что он увидел чуть не вызвало у него остановку сердца. Его хозяева выглядели страшнее самых ужасных монстров из самых жутких кошмаров, а строения, среди которых они передвигались навевали суицидальные мысли.
Но человек такая тварь, что приспосабливается практически ко всему. Когда через нескольких дней после операции его выводили погулять по улицам он встречал чудовищ ведущих на поводках знакомых ему сущностей из параллельных миров и даже заросшего длинными волосами мужика. Глеб окликнул его, но тот не обратил внимания, должно быть совсем отчаялся, а может рехнулся, хотя был вариант, что его похитили ещё ребенком и он не представлял себе другой жизни и не понимал человеческой речи.
Как-то раз встретил женщину неопределённого возраста с таким же прибором для зрения, как у него. Она так обрадовалась, что чуть не порвала поводок, за что получила от хозяина пинок ногой под рёбра. А когда им разрешили обнюхать друг друга, она просто напрыгнула на него целуя и обнимая, как самого родного в мире человека. Она плакала, размазывая слёзы по грязному, давно немытому лицу, что-то лепетала на непонятном Глебу языке, возможно, на одном из диалектов турецкого или ещё какого, похожего на него.
Глеб тоже обрадовался, что-то говорил ей, успокаивал, целовал, гладил по голове, как ребёнка, она не унималась, плакала и плакала. Наконец хозяевам это надоело, они оттащили назойливую самку за поводок под непрекращающийся женский вой. Удар хлыста по лицу заставил её замолчать, и она обречённо последовала за кормильцами.

Однажды, когда в доме была уборка, если так можно назвать обмазывание слизью мебели, стен и пола и её последующее соскабливание скребком, клетку с Глебом поставили на окно. Он сел у прутьев, уставившись на мрачный пейзаж пересекаемый рекой, гонящей вдаль густую, дурно пахнущую смоль.
Вдруг случилось то, что заставило его воспрять духом. На расстоянии двух кварталов от них на мгновение вспыхнул яркий лунный свет, чуть не ослепивший его. Да, да, именно лунный, Глеб узнал бы его из тысяч других отблесков, кто-то из тварей открыл портал, ведший на ночную Землю. Судя по тому, что у его хозяев такого портала не было, им пользовались только ловцы, либо другие обитатели тьмы, имевшие к нему доступ.
Глеб вскочил на ноги стараясь получше рассмотреть контуры здания, в котором произошла вспышка. Оно отличалось от прочих, на крыше стояла прозрачная пирамида, сквозь которую были видны другие строения. Теперь у Глеба появился смысл жизни, он стал обдумывать план побега. Во время прогулок с хозяевами стал внимательно изучать местность, запоминать дороги и переулки, повороты и здания, учить местный язык.
Сколько прошло времени с момента обнаружения портала он не знал, скорее всего около года. Как-то раз рядом с его тюрьмой появилась клетка с рогато-хвостатой тварью с красными угольками глаз, отлично видевшей в непроглядной темноте. Она металась по клетке, то замирая, то что-то бормоча, то пытаясь перегрызть крепкие прутья. Поняв, что все старания бесполезны, стенающая тварь воззвала на человеческом языке к дьяволу, сатане и прочей нечисти прося помощи, но ей соответственно никто не ответил, шерифа не парят проблемы индейцев, всем пофиг.
- Слышь, мразь! - обратился к нечисти Глеб. – Ты типа кто есть?! По-нашему говоришь или придуриваешься?!
Нечисть слегка обалдела от такого обращения, но секундой позже пришла в себя.
- Как смеешь ты человечишко так обращаться к демону тридцать первой ступени? – сверкнул клыками подданный преисподней. – Я знаю все языки мира, даже давно мёртвые.
- Перестань дёргаться мразота сатанинская, а то шокером так припечатают, рога отбросишь.
- Что???!!! – взвился демон, вцепившись зубами в прут.
Подошедший хозяин шмальнул в него разрядом и тот потерял сознание. Через час он очнулся, сел уставившись в пол клетки и обвив ноги хвостом.
- Очнулся мразь? – спросил его Глеб.
- Не называй меня так, - ответил демон. – Я Дэвалион. Меня уже в пятый раз продают. Сил моих больше нет.
- Ладно мразь, буду звать тебя Дэв. Согласен?
- Да, - кивнул Дэв.
- Давно тут?
- Не знаю, может пару земных лет, может меньше. Потерял счёт времени. А ты?
- Думаю лет пять, хотя не знаю. Меня Глеб зовут.
- Очень приятно, - кивнул демон. – Меня, как бойцовскую собаку держали. Дрался насмерть со всякими уродами, не могу больше.
- А я похоже просто для души, если она у них есть или для престижа, - посетовал Глеб. – Группа, в которой я состоял хорошо их покромсала, пару десятков точно грохнули.
- Это они уважают, - вновь кивнул демон. – Теперь ты элитный зверёк. На случку ещё не водили?
- А такое бывает? – удивился Глеб, обрадованный возможностью поболтать с кем-то кроме себя самого.
- Бывает. Даже фермы есть. Меня водили, клали на каких-то гуманоидальных баб с щупальцами вместо ног. Задушил одну сгоряча, перестали, а потом продали, и пошло-поехало, продажа за продажей.
- Бежать хочешь? – заговорщическим шёпотом спросил Глеб.
- Куда бежать? Отсюда нет выхода, - отвернулся от него Дэв.
- А если есть, - продолжал Глеб. – Если есть портал на Землю. Тут, рядом….
Демон повернулся, схватив руками прутья клетки и высунув из неё ноги с раздвоенными копытами.
- Пи***шь, - вырвалось у него.
- Век свободы не видать, - Глеб отщёлкнул ногтем большого пальца от передних зубов.
- Где?
- Два квартала в ту сторону, - он указал на окно. – Видел лунный свет. Я не ошибся это он.
- Допустим это так, - почесал рога демон. – Как туда добраться, чтоб не поймали?
- Долго думал над этим, - сказал Глеб. – Во-первых надо удостовериться, что портал всё ещё там, во-вторых, бежать нужно, когда хозяева спят или как это у них называется, в общем, когда лежат без движения.
- А в-третьих?
- В-третьих не должно быть погони и препятствий у портала, поэтому предлагаю, при любом раскладе убить всех, кто встанет на пути. Нам всё равно тут не жить….
- Это ты демон, а не я, - ухмыльнулся Дэв. – Но другого плана всё равно не вижу. Если просто убежим, хозяева поднимут крик, нас поймают и засадят в такую клетку, из которой носа не высунем до конца жизни. Это тебе повезло, у тебя она короткая, а мне десятки тысяч лет мучиться.
- Скоро уборка комнаты, клетки поставят на окно, там и удостоверимся есть портал или нет.
Во время очередной уборки так и произошло, на радость Глеба Дэв увидел лунную вспышку, портал был на месте. В течении следующего, как они предполагали месяца, подготовка к побегу шла полным ходом. Им удалось стащить у хозяев кусок очень прочной стальной проволоки, которой были связаны страшного вида птицы, приносимые ими на обед. После нескольких сотен провальных попыток им всё же удалось научиться открывать и закрывать ей замки клеток в отсутствии хозяев.
Когда жуткое семейство отсутствовало, тот кого они не брали на прогулку изучал комнаты и их содержимое. Самым полезным оказалось подобие кухни, где все ящики мебели были доверху набиты разнообразными, заточенными до бритвенного звона, колюще-режущими приспособлениями, отдалённо похожими на ножи без ручек. Их решили обернуть кусками тряпья, которым мыли полы.
Настало время побега. Глеб с Дэвом тихо выбрались из клеток.
- Я не знаю, - вдруг сказал Дэв, уставившись на копыта. – Сомневаюсь, что получится. Это невозможно.
- Раньше же не сомневался, - произнёс Глеб.
- Это раньше.
Глеб подошёл к нему вплотную, взял руками за рога, прислонился лбом к его лбу.
- Соберись, мы сможем. Соберись, - сказал он. – Повторяй за мной мразь сатанинская: мы храбрые воины, мы идём на свободу, нас не остановить, кто помешает умрёт.
Дэв повторил мантру несколько раз, успокоился и взяв себя в руки последовал за Глебом.
Соблюдая неимоверную осторожность, пробрались в помещение, где на тёплом полу спали хозяева. Немного помявшись у тушь спящих чудовищ, перерезали всем глотки от мала до велика. Быстро открыв входную дверь, выбежали во двор, в два прыжка перемахнув каменный забор припустили по улице в направлении заветного строения.
По дороге им попалось существо, выгуливающее покрытую склизкой чешуёй человекообразную тварь. Их тоже пришлось зарезать, чтоб не поднимали шума. Оттащив трупы за угол, побежали дальше. Вот и нужный дом с забором из камней, беглецам не составило особого труда перелезь через него, однако во дворе они наткнулись на сторожевого Сикоме с горящими глазами – очень сильную, потустороннюю японскую тварь, приспособленную для участия в бесконечных войнах.

Удар ноги Сикоме отшвырнул Глеба в причудливо извивающиеся кусты. Рассвирепевший Дэвалион набросился на японца, размахивая окровавленным оружием, через минуту всё было кончено, обезглавленный Сикоме агонизировал у входной двери дома. Глеб тяжело поднялся, похоже сторож сломал ему пару рёбер.
- Давай в окно, - сказал он Дэву, заметив, что тот с трудом дышит, держась обеими руками за бок.
- Хорошо натаскали, - произнёс он, убирая руки.
Глеб увидел дыру от вырванного куска демонической плоти, где пульсировали внутренние органы.
- Вас же так просто не убить, - Глеб подхватил Дэва под руку, потащив к окну.
- Кто тебе сказал такую хрень?
Глеб вскрыл раму остриём оружия, подсадил демона закинув его внутрь дома, потом влез сам. Пачкая всё вокруг кровью, добрались до комнаты, представлявшей собой подобие лаборатории посередине которой стояло кольцеобразное устройство для перемещения, портал размером с автомобильное колесо. Похоже здесь жил местный учёный, если его можно было так идентифицировать. Дэв съехал на пол, свернувшись в позу эмбриона в луже собственной крови.
- Знаешь, про что мы забыли человечек? - сказал он, выпуская кровавую слюну. – Как его включить….
- Учись салага, - ответил Глеб.
Глеб побежал в спальню, где на полу спала семейная пара с двумя подростками, одним младенцем и, по-видимому, старухой - жутко сморщенной самкой. Он встал над ней, приготовившись ко второму, самому мерзкому действию за всю свою жизнь, после вырезания спящего семейства хозяев.
- Подъем!!! – прорычал Глеб на их языке, который старательно изучал с момента обнаружения портала.
Семейство тут же проснулось, старуха приподняла голову. Глеб тут же перерезал ей горло от одного слухового отверстия до другого, так что из разреза вывалился язык. Отпустив труп, подскочил к младенцу, прижав его одной рукой к телу, забрызганному чужой кровью, а другой подставив нож к горлу.
- Тихо сидим! Слушаем меня, и он не умрёт! – говорил им Глеб, щекоча горло малыша остриём от чего тот скулил и вздрагивал.
- Что ты хочешь? – спросил отец семейства, нависнув над ним.
- Открывай портал на Землю сука!
- Я всего лишь изучаю флору вашего мира, я не ловец. Отпусти дитя.
- Мне насрать чем ты занимаешься! Включай быстро! – Глеб попятился в лабораторию.
Высокие монстры пошли за ним, стараясь окружить.
- Одно неверное движение и я его грохну! – угрожал Глеб.
- Тогда мы предадим тебя ужасной смерти, - сказала мамаша.
- Гнида, включай сказал!
Тварь-исследователь подошла к устройству, рядом с которым корчился Дэв, подёргала за рычажки. Внутренности колеса пришли в движение, явив слепящий отвыкшие глаза свет. Появился портал, освещённый Луной, в конце которого Глеб заметил лесную чащу.
- Вставай Дэв, мы уходим! - крикнул он, видя, как твари окружили их со всех сторон.
- Сейчас, - демон с ножом в руке, с трудом поднялся на ноги, поддерживая себя хвостом.
В этот момент твари набросились на беглецов, Глеб машинально полоснул ножом по горлу младенца, почувствовав, как его голова упала на ступню. Семейство жутко заверещало, давая этим понять, что через доли мгновения в смертельной схватке сойдутся месть, ненависть, боль и отчаянная, граничащая с безумием, борьба за свободу.
Настоящий адский кровавый кошмар длился всего минуту, потом всё стихло. Глеб устало откинул с себя чьё-то исполосованное ножом тело, сейчас трудно было понять кто это, отец семейства, мамаша или кто-то из подростков. Всё вокруг него было залито кровью и завалено кишками. Глеб поднялся на ноги, вытер лицо от чужой и своей крови, качаясь обошёл груду тел, нашёл Дэва торчащего из под вспоротой туши, потянул его за руки, пытаясь вытащит. После непродолжительных усилий Глеб достал половину демона с волочащимися внутренностями, Дэвалион был мёртв.
Поскальзываясь в крови, Глеб подошёл к порталу, поднял с пола отрезанную Дэвом руку подростка, влез внутрь прохода. Этой рукой дотянулся оттуда до рычажков начав переключать их как придётся. Установка натужно загудела, пошла искрами, началась перегрузка. Глеб переключил какой-то тумблер, установка задымилась, закрыв портал и оставив в руке Глеба обрубок конечности монстра.
Он вывалился в ночной лес, не зная, что в дом, где только что произошла резня нагрянула толпа вооружённых чудовищ, которых размазала по стенам рванувшая установка.
Глеб встал, заметив сидевшую на пеньке оболочку грибника, используемую исследователем для дистанционных передвижений. Он свалил его ударом ноги на землю и на сколько мог быстро пошёл подальше от места высадки. Так, наслаждаясь яркой ночью после кромешной тьмы, он брёл до утра, не обращая внимания на боль в сломанных рёбрах и кровоточащих гематомах. На рассвете обессиливший Глеб упал на какое-то твёрдое покрытие потеряв сознание.

***
Пришёл в себя в больнице. За окном было так ярко-солнечно, что первое время он лежал с закрытыми глазами натянув на голову одеяло, боясь сжечь роговицу глаз. От соседей по палате узнал, что его нашли на лесном шоссе, долго выясняли кто такой, ещё дольше отмывали от какой-то липкой чёрной мазутообразной гадости, потом хирурги с большим трудом удалили железки с головы. Ближе к обеду к нему пришёл местный участковый с расспросами, на что Глеб отвечал, что ничего не помнит, ни своего имени, ни что с ним случилось, ни что за железки торчали из башки.
Через неделю лечения его перевели в областную психиатрическую клинику, но Глеба это не расстроило, наоборот он был рад, лучше уж полежать тут, чем сидеть в клетке в полной темноте. Тем более сбежать из подобной богадельни не составит особого труда.

2020.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Ужасы
Ключевые слова: потустороннее, страх, монстры, сущность, демоны, тульпа, чёрный рынок, оружие,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 23
Опубликовано: 25.11.2020 в 13:15
© Copyright: Владимир Самсонов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1