Кастинг


Кастинг
«Человеку, пока он жив, хочется любви и ласки», — пришел к выводу вдовец пенсионер Иван Яковлевич Каретник (дальний предок работал ямщиком, отсюда и фамилия). Еще год назад он пребывал под каблуком властной супруги Степаниды. Опасаясь ее горячей тяжелой руки со сковородой или скалкой, лишь изредка, подобно мартовскому коту, совершал походы «налево», в ту степь или на сеновал.
«Теперь вот свобода, влюбляйся, гуляй, никто поперек слова не скажет. Хватило бы здоровья на пылкие романы, — размышлял он, сидя на диване в гостиной двухкомнатной квартиры. — Философы правы: человек — субъект общественных отношений, ему, как воздух, необходимо общение. Скучно одному в четырех стенах, не с кем словом обмолвится. Если завести собачку или кота, так хлопотно. Животных надо кормить, выгуливать и какашки вовремя выносить, чтобы квартира не превратилась в сортир. Следует подыскать женщину заботливую, скромную и ласковую, моложе меня лет на пятнадцать-двадцать. Хотя и говорят, что с лица воду не пить. Однако приятно, когда супруга красива, обаятельна не слишком упитанная, стройная, а не угрюмая, больная и хромая. К тому же любительница «зеленого змия». Как бы самому по глупости не оказаться в роль сиделки и курьера по врачей и аптекам. Недаром говорят, любовь зла полюбишь и козла, а в моей ситуации бодливую козу»
Каретник, ради экономии денег, в службу знакомств обращаться не стал, а написал объявление следующего содержания; «Одинокий вдовец, военный пенсионер, 65 лет, без вп познакомится с женщиной не старше 50 лет для создания семьи. Звонить Ивану Яковлевичу по моб. тел. №…» и отнес в редакцию городской газеты. Вскоре оно было опубликовано.
Конечно, слукавил, поскольку до ухода на пенсию работал в СМУ* прорабом, но указал, что военный пенсионер в расчете на то, что дамы охотно клюнут на его большую пенсию.
«Не жениться же на первой встречной. Дело серьезное, тем более на закате лет, когда к одиноким старикам липнут разного пошиба аферистки, — размышлял он над тактикой действий. — Надо невестам устроить смотрины, чтобы визуально сравнить друг с другом и выбрать спутницу с идеальной фигурой. Но где и каким образом? Может, пригласить домой на романтический ужин при свечах? Не годится, преждевременно раскрывать место своей дислокации. Заказать столик в ресторане или кафе? Разорительно».
Неожиданно седую голову осенила идея. Вечером в день выхода газеты первой по объявлению позвонила медсестра Нина, сорока двух лет от роду. Поинтересовалась о встрече.
— Назначаю вам свидание на водной станции завтра в 13. 45, билет за мой счет, — сообщил он. — Не забудьте взять купальник. Как в детстве и юности поплаваем, порезвимся, позагораем. Тот, кто рожден был у моря, тот полюбил навсегда белые мачты на рейде, в дымке морской города. Самое синее в мире Черное море мое…
«Забавный старик, с юмором, с таким не соскучишься, — подумала Нина. — Сколько он еще проживет? От силы лет десять, хотя у него офицерская закалка, но многие мужчины долго не живут, от безнадеги спивают. Можно потерпеть, зато потом разгуляюсь. Однако, судя по тому, что назначил свидание не в ресторане или кафешке, Иван Яковлевич — скряга,за копейку удавится. Но у женщины есть сильное средство для извлечения денег на подарки. А с другой стороны, нет худа без добра, значит, словно клептоман, копит валюту. Но он не Кощей Бессмертный, от гроба и могилы не откупиться. Когда преставится, то квартира, имущество, сбережения перейдут ко мне. Даже, если у него есть дети, жена — первая наследница жилплощади имущества и денежных сбережений. Надоело мыкаться по общагам и съемным квартирам, авось с этим дедом повезет. Придется приложить максимум усилий, чтобы его очаровать»
В тот же вечер Ивану Яковлевичу позвонили: работница общепита Екатерина, продавец Светлана, закройщица Маргарита и учительница Ольга. Чтобы они у кассы не столкнулись лбами, назначил им свидание с промежутком в три минуты. И каждую из них восхитил песней: «Тот, кто рожден был у моря…»
В знойный июльский день, облачившись в белую футболку, шорты и кепку он за четверть часа до встречи с Ниной прибыл на водную станцию, примыкающую пирсом к набережной. В приблизившей к входу на станцию брюнетке бальзаковского возраста безошибочно угадал первую невесту. Подошел, снял кепку и, галантно склонив голову, спросил:
— Вы медсестра Нина?
— Да, — с улыбкой на сочных от перламутровой помады губах подтвердила она. Каретник подал ей входной билет и велел:
— Не смущайтесь, располагайтесь, как дома, купайтесь, загорайте. Не скучайте, я скоро подойду.
Также радушно, оказывая знаки внимания, Иван Яковлевич приветствовал других потенциальных невест, претендующих на его крепкую руку и крутое плечо. Когда дамы прошествовали на территорию станции с железобетонными плитами, кассир, наблюдавшая за манипуляциями Каретника, поинтересовалась:
— Вы из спортивного общества?
— Да, из «Трудовых резервов». Совершим заплыв, а зимой будем моржевать, —ответил он и, не мешкая, прошел в глубь станции, откуда слышались голоса посетителей, всплески воды от прыжков с пятиметровой вышки. Он увидел незнакомым друг с другом невест-соперниц в разноцветных купальниках, плававших в отражавшей голубизну неба, воде. Подобно тренеру, только свистка не хватало во рту, скомандовал:
— Нина, Катя, Света, Маргарита и Оля, живо из воды на построение!
Дамы с удивлением и недоумением переглянулись и поняли, что завидный жених с военной пенсией назначил им свидание в одном месте и в одно время. По стремянке поднялись из прохладной воды на нагретую солнцем плиту. Глядя на них, жених напевал: на водной станции сойдут и в морскую глубь легко нырну…
Идиллию разрушила шатенка Ольга в купальнике палевого цвета.
— Иван Яковлевич — вы брачный аферист! — возмутилась она. — Ни в какие ворота не лезет. Я не желаю участвовать в этом цирке-шапито. Стыдно и гнусно. Он без нашего согласия, возомнив себя режиссером, продюсером, а может, и сутенером, устроил нам кастинг. Того гляди, станет лапать, щупать, словно цыган коня на колхозном рынке. Предлагаю вернуть ему деньги за билеты и, не обращая внимания, заняться своими делами, купаться, загорать.
«Надо же, попалась паршивая овца, готовая испортить все стадо, — всполошился и огорчился Каретник, ощутив назревание скандала, но благоразумно решил спустить его на тормозах и доброжелательно произнес. — Дамочка, если бы вы были мужчиной, то за оскорбление стрелялись бы на дуэли. Прошу вас не нагнетать обстановку, не драматизировать ситуацию. Поставьте себя на мое место. Я выбираю спутницу жизни, а не кота в мешке, поэтому обязан заранее знать, на что способна моя избранница. Часто браки распадаются из-за того, что люди, сломя голову, идут под венец, а потом не сходятся характерами, оказываются чуждыми друг для друга. Неслучайно испокон века существует поговорка: любовь зла, полюбишь и козла. Нельзя допускать того, чтобы чувства, инстинкты преобладали над разумом.
Объяснение прозвучало убедительно Женщины не последовали призыву Ольги Более того, каждая из них посчитала, что с убытием соперницы, шансы на то, чтобы стать женой отставника возросли. Вдогонку строптивой учительнице он пожелал:
— Как завещал мой предок Иван Иваныч, баба с воза кобыле легче.
— Иван Яковлевич, мы — дамы строгих правил, — заявила медсестра Нина. — Если вы решили в своей квартире устроить бордель, то это занятие не по нашей части?
— Я — тертый калач. Если бы у меня был такой план, то набрал бы барышень моложе без комплексов и предрассудков, разных вертихвосток на любой вкус клиентов, блондинок, брюнеток, шатенок, мулаток…
— Кто вам конкретно нужен, жена или сиделка? — спросила Маргарита.
— Жена для заботы и интима, — твердо ответил Каретник. — Боясь одиночества, хочу умереть в квартире, а не в богадельне.
Воспылав чувствами и тайными желаниями, дамы заметно повеселели, а жених объявил:
— Совершим групповой заплыв до буя фарватера в морской рыбный порт.
— Слишком далеко, сил не хватит, — заметила Светлана.
— Плаваю плохо, по-собачьи, зато блюда готовлю отлично, — призналась Екатерина.
— А я — искусная рукодельница. Сшить костюм, сорочку, блузку или перелицовать старую одежду, для меня не проблема, а удовольствие, — чтобы не остаться в тени соперниц, похвасталась Маргарита.
— Уговорили, до фарватера далековато. Еще зазеваетесь и попадете под гребной вал трулера или сейнера. Отвечай потом за вас перед совестью и судом. Зачем не этот грех на душу?
Дамы одобрительно закивали головами, оценив заботу об их безопасности. Сделали вывод, что он чуткий человек, не обидит согреет заботой.
— Заплыв на дистанцию двести метров, — сообщил Каретник. — Погляжу, какие вы прыткие и выносливые, сможете ли справиться с функциями супруги? Приготовьтесь к заплыву. Стартовать будете по отмашке моей руки.
Женщины цепочкой выстроились на краю бетонной плиты, а жених взял напрокат катамаран. Резво вращая педалями, отплыл от водной станции примерно на сто метров и бросил якорь, что течением и волнами не отнесло в сторону. Махнул рукой с белым флажком.
Дамы, словно жабы, плюхнулись в воду и, в радужных брызгах погребли к катамарану с желанным кавалером. Первой брассом подплыла Светлана и шутливо упрекнула:
— Иван Яковлевич, почему вы не показали нам мастер-класс, ведь напевали, что рождены у самого синего Черного моря?
— С большим удовольствием, но сдерживаю себя, берегу энергию для медового месяца, — заразительно рассмеялся он, сверкнув на солнце протезами «булат»., и победительница, уверенная в том, что станет его избранницей, взяла курс на водную станцию. Последней к финишу прибыла, а точнее, ее, выбившуюся из сил, на катамаране довез Каретник. Едва он поднялся на пирс, дамы обступили его со всех сторон.
—Кого выбрали? — спросила Светлана на правах фаворитки заплыва.
«Женщина — весьма ранимое, обидчивое и мстительное создание, — подумал он. — . Если сейчас назову имя избранницы, то другие могут повести себя неадекватно и я потеряю клиентуру. Обнадежу всех, пусть терпеливо ждут своей очереди. На кону блага военного пенсионера. Никто из них от такой халявы не откажется.
— Становись в один ряд! — приказал он зычным голосом. Дамы, сверкая каплями на загоревших бронзовых телах, построились в ожидании имени невесты, которой суждено стать женой состоятельного жениха.
— Никогда в жизни я не стоял перед таким трудным выбором, — приложив руку к сердцу, признался Иван Яковлевич. — Вы прекрасны и очаровательны, глаза разбегаются. Будь я арабским шейхом, то женился бы на всех, но, увы, многоженство в нашей стране запрещено законом. Я хорошенько подумаю, посоветуюсь с астрологом и после этого позволю самой лучшей из вас. А пока не грустите, отдыхайте, купайтесь. Благодарю за теплое общение и участие в соревновании.
Каретник откланялся. На пути к выходу увидел Ольгу, загоравшую на топчане. Зорким взглядом оценил ее фигуру: «Изящная, грациозна с тонкой талией. Жаль, что ускользнула из моих рук»
Возвратившись в свою квартиру и подвел итог: каждой из «невест» в зависимости от ее характера, степени заботы и нежности, определю испытательный срок от одного до трех месяцев. Если станет качать права, требовать оформления брака или надоест, как горькая редька, то сразу от ворот поворот, а на ее место очередная барышня. Куй железо, пока горячо. С кого начать? Пожалуй, с самой молодой среди невест, медсестры. Заодно проведет медосмотр, проверит состояние здоровья.
—Ниночка, голубушка, срочно приезжай! — взмолился Каретник. — Не нахожу себе места. Полюбилась мне душой и телом. Среди всех я выбрал тебя, самую красивую и неповторимую.
— Иван Яковлевич, вы тоже мне понравились, — ласково произнесла она и посетовала. — Как быть, я последней приплыла, а вернее, вы меня прокатили на катамаране до финиша.
— А-а, мелочи жизни. Мне нужна не рекордсменка, а достойная моей личности нежная и заботливая жена. Для меня намного важнее, что ты медсестра, всегда окажешь первую помощь. Быстрее, чем врач неотложки.
— Поднимаю бокал за твою неземную красоту, удивительные цвета морской волны бирюзовые глаза.
— Какое у вас звание? — поинтересовалась невеста.
— Гвардии полковник, — бодро ответил бывший прораб
— Почему-то. в городе на праздники много полковников, и ни одного генерала или адмирала? — усомнилась Нина.
— Ничего, когда полковники и другие офицеры вымрут, появятся генералы и адмиралы. Уже сейчас среди казаков много атаманов в папахах и генеральских погонах. Ниночка по пути загляни в магазин и купи бутылку коньяка «Жан-Жак» и палку сервелата, а я тем временем заварю кофе. Проведем романтический вечер при свечах.
Наступила пауза и, поняв почему, поспешно пояснил:
— Теперь мы одна семья, радости, печали и расходы общие.
— Хорошо, — ответила она сдержанно. Через полчаса раздался малиновый звон. Каретник отворил входную дверь и гостья с пакетом в руке переступила через порог.
—Проходи в гостиную и чувствуй себя, как дома, — пригласил он, приняв из ее рук пакет. — Сейчас я соберу на стол для романтического вечера при свечах.
Нина прошла в гостиную, внимательно оглядев ее интерьер. Ничего необычного, стандартная стенка «Кипарис», диван, два кресла и журнальный столик. В нише стенки цветной телевизор «Фотон». Никаких признаков, что это жилище офицера.
— Где ваши ордена и медали?
— Вместе с парадным мундиром сдал в химчистку.
— Награды в химчистку? — удивилась она.
— Да, чтобы блестели, как золотые.
— Наверное, вы их купили на колхозном рынке?
— Нет, заслужил в ракетных войсках.
Из собранного Каретником на столе оказались бутылка коньяка, сервелат и чашечки с кофе. Он достал из серванта два хрустальных фужера, наполнил их золотистым напитком и стоя, как подобает офицеру, провозгласил тост:
— Мое сокровище, за твою неземную красоту и нежность!
Выпили, закусили сервелатом. Осмелев от градусов, Нина заявила:
— Иван Яковлевич, чтобы меня не называли девушкой легкого поведения, «ночной бабочкой» или путаной, надо срочно зарегистрировать наш брачный союз.
Он был готов к этому вопросу, поэтому вкрадчивым голосом ответил:
— Ниночка, не торопись. Месяц-другой поживем в свое удовольствие в гражданском браке, притремся характерами. К тому времени мундир возвратят из химчистки. Пойдем под венец при полном параде и, как положено свадьба, пир на весь мир. Называй меня Ваней, это молодит и бодрит.
— Ваня, пока в наших паспортах не будет штампа о регистрации брака, будем спать в отдельных комнатах, — твердо промолвила невеста, а у жениха, потерявшего дар речи, отвисла нижняя челюсть. «Эх, нашла коса на камень. Характер — не подарок, круче, чем у моей усопшей Степаниды. С этой кашу не сваришь, придется звонить Катюше или Маргарите», — с огорчением подумал Каретник.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 16
Опубликовано: 22.11.2020 в 12:14
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1