Кордон глава 9 окончание первой книги


Кордон глава 9 окончание первой книги
Кордон Гл9 (окончание)
Королевство Гор.
За двадцать пять лет до этих событий.
— Ты почему не там, где должен быть? — грозно произнес седовласый старик, величественно восседающий на троне.
— Да, ответь нам. Почему? — повторил вопрос другой, еще более древний старик.
Но тот был не на троне, а сидел на кушетке, сделанной из черепов неизвестных доселе чудовищ.
— Кто охраняет Кордон? — теперь вопрос Черноуху задал молодой воин в доспехах.
— Где я? Кто вы? — пропищал детский голос из уст Черноуха. Черноух попятился от неожиданности назад, но вскоре взял себя в руки и остановился.
— Скорее, не где, а — когда! — старик поднялся с трона и подошел к большому дубовому столу, по центру которого лежал маленький жёлудь. Взял его со стола и передал мужчине в доспехах.
— Что со мной? — Черноух посмотрел на свое отражение на отполированном до блеска щите, который висел на стене рядом с ним, и увидел в отражении десятилетнего мальчика.
— Я же говорю — когда! Ты находишься по ту сторону Кордона, здесь время бессильно, и мы сами вольны выбирать себе свой внешний вид. Вот ты выбрал образ ребенка, самого себя в детстве. Ты помнишь, что произошло с тобой в этом возрасте?
— Нет, ничего не помню, — ответил Черноух и потрогал пальцами лицо.
— Понятно. Значит, и над твоей памятью Вядзьмак поработал, — с костяной кушетки теперь встал уже другой старик и вопросительно посмотрел на мужчину в доспехах. — Он ничего не помнит. Что теперь нам делать Вестник?
— Вестник? — Черноух внимательно посмотрел на рыцаря, и до него дошло, что он и раньше слышал это имя. — Ты Вестник? Рыцарь повернул голову в сторону мальчика и утвердительно кивнул.
— Тогда вот что, Вестник. Передай нашему наследнику этот жёлудь, и пусть он займется тем, чем должен — охраняет вход в наш мир.
— Это вы про меня? — мальчик удивленно захлопал глазами.
— А про кого еще? Здесь, кроме тебя, больше никого нет. Я и твой дед и так заждались, пока ты соизволил к нам прийти.
— Отец? — мальчик плюхнулся на каменный пол и открыл от удивления рот.
— Дедушка?
— Ну, вот, не все, значит, Вядзьмак стер из его памяти! Если вспомнил нас, то вспомнит и то, что ему предначертано. Я думаю, пора нашему мальчику возвращаться в крепость. Да, кстати, ее уже окружили Проклятые. Они ждут только команды на штурм! Но мы их задержим до твоей встречи с Вестником.
Старики, довольные, опять сели на свои места и подали сигнал Вестнику, тот развернулся и мгновенно исчез.
— А почему вы мне сразу не дали? Зачем нужен этот Вестник? Я же тут!
Но ответа не последовало, только раздался страшный стук, похожий на удары копытами лошади о металл. Мальчик зажал уши, чтобы не слышать этот противный скрежет и закрыл глаза.
— Господин, господин, очнитесь! — слуга тормошил изо всех сил Черноуха так, что у того слетела повязка с головы. — Господин, кажется за вами пришли…
— Кто? — Черноух присел на край повозки и еще до сих пор не понял, где он находится, и что происходит.
А слуга через секунду шепотом добавил:
— К вам гонец с того света…
За воротами крепости на коне, который периодически стучал копытами по воротам, в черном плаще и доспехах сидел рыцарь. Его лица не было видно, но голос, прозвучавший из его уст, не давал повода усомниться, что тот самый Вестник, который только что был в его сне.
****
— Ты совсем слаб, не ходи к нему. Это опасно! — Эрика схватила за руку Черноуха, но тот лишь в ответ улыбнулся.
— Все будет хорошо, поверь. Его послали мои… — мужчина на секунду замешкался, а потом довольно закивал. — Я теперь знаю, кто я. А ведь мне всю жизнь говорили, что я сирота. А у меня были отец и дед, я видел их во сне!
— Во сне? Эх, жаль, что только во сне, — Эрика с сожалением вздохнула. — Чего только во сне не привидится.
— Это да. Но вот только я до этой ночи никогда не видел снов. Только туман, который всегда застилал меня с ног до головы. А сегодня вот приснилось… Правда, я там был ребенком.
— Это, господин, все от желудя. Он, конечно, в труху, но проклятие забвения снял, если вы что-то начинаете вспоминать, — слуга дал Черноуху палку, на которую мужчина слегка опёрся и отошел в сторону. — Я думал, вас на куски разнесет — такой грохот был сильный. А вы только ногу подвернули, когда о стену вас приложило. Признаюсь, если бы это меня так об стену шмякнуло, мне такой костыль только на могилу воткнуть оставалось бы. Как напоминание о старом Джоне.
Черноух сделал один шаг и чуть не упал. Солдаты переглянулись и подбежали на помощь к господину.
— Я сам, мне одному нужно с ним быть. Не ходите за мной, я скоро…
Черноух медленно проковылял через всю внутреннюю площадь крепости. Было видно, что каждый шаг давался ему с большим трудом, но он, превозмогая боль, шел к посланнику своего отца. Когда мужчина подошел совсем близко к воротам, он еще раз оглянулся и увидел испуганные лица своих солдат и трясущиеся руки Эрики.
— За работу, бездельники! Быстро занять оборону!
С башен раздались недовольные голоса часовых: «Господин, за стенами никого нет!».
— Это пока, это пока… — ответил Черноух и скрылся в темноте у ворот, из-за которых до сих пор доносился громкий стук копыт.
****
На входе возле крепости лежало, стояло и просто валялось в канаве около сотни окаменелых Проклятых. Стоило Черноуху приоткрыть слегка ворота, как из темноты раздался страшный вой. Одновременно сотни глаз заблестели во тьме и бросились на мужчину, но вдруг какая-то невидимая сила отбросила их обратно.
— Не бойся, выходи. Пока я рядом, они не нападут! — раздался голос неподалёку.
— Вестник? — Черноух увидел знакомые очертания рыцаря и медленно поковылял дальше.
— Долго вы тут не продержитесь, — рыцарь слез с коня и пошел навстречу. — К утру заклятие ослабеет, и волколаки полезут на стены. Видишь?
Вестник показал на одного Проклятого, у которого окаменела лишь одна лапа, он ее волочил по земле с ужасом в глазах, не понимая, что же такое могло с ним произойти.
— Ничего, сражаться против превосходящих сил нам не впервые. Стены высокие, а воины закалены в боях. В крайнем случае, Эрика хлопнет в ладоши.
— Если она это сделает, никто не выживет. Ты знаешь об этом? Она, как и ты, еще не научилась управлять своей силой, — Вестник протянул руку, и на его ладони появился жёлудь.
Это был самый желудь, который Черноух видел в своем сне на столе.
— Это ведь был не сон? — мужчина обратился к рыцарю.
— Смотря, что называть сном? — Вестник задумался, потом, немного помолчав, добавил: «Твой отец и дед, вот они спят. Все павшие воины тоже спят, в моем мире это называется сном».
— Значит, смерть — это еще не конец?
— Что такое смерть для вас? — Вестник шагнул навстречу Черноуху. — Знаешь, давным-давно я был точно такой, как ты — из плоти и крови. И бросил вызов той, кого ты называешь смертью.
— Ты победил? Ты же говоришь со мной! Да?
Вестник поднял забрало, и мужчина увидел пустой шлем.
— Но ведь во сне у тебя была голова и тело, и все остальное! — Черноуха от неожиданности увиденного даже слегка встряхнуло.
— В разных мирах я разный. В вашем мире я невидимый, в мире твоего отца и деда я — человек. Ну, а в мире чудовищ я…
— Не говори, не нужно мне этого знать. Хотя постой, а почему бы тебе нам не помочь? Я не знаю, как, но вижу, что на тебя никто не нападает. Почему?
— Почему? Потому что нельзя смешивать судьбы разных миров. Да, я могу то, что в этом мире не может никто. Но, с другой стороны, если я буду вмешиваться в ход событий, мне закроют дорогу в ваш мир. А мне важно здесь бывать, ведь я приношу… Я давал слово и, в отличие от вас, людей, его держу. Держи, что тебе причитается, мне пора! — в этот раз Вестник не стал просить Черноуха взять желудь, а просто бросил ему в руку. — Не бойся, этот тебе не повредит, он с твоего родового дерева.
Черноух поймал желудь, и его сразу бросило в пот. В этот раз, действительно, ничего страшного не произошло, только в ноге словно кто-то невидимый вправил на место сустав, и он громко хрустнул.
— Ай! — Черноух схватился за ногу, которая внезапно перестала болеть.
— Действительно, родовое дерево! — Вестник сделал легкий поклон и развернул коня в темноту.
— А что он еще может? Этот желудь? — Черноух подбежал к рыцарю, пока тот не скрылся.
— Нам запрещено помогать, — ответил Вестник и поднял голову в сторону каменных Цмоков, которые цепко держались за башни крепости своими когтями.
— И на том спасибо, — пожав плечами, Черноух, по привычке прихрамывая, поспешил к воротам и, пролив опять немного своей крови, быстро их закрыл.
****
Солдаты с неподдельным интересом смотрели на своего господина. Черноух шел к ним, как ни в чем не бывало. Не было ничего, что напоминало бы о его недавнем повреждении ноги. Он приплясывал, а его глаза светились так, будто он только нашел, что искал до этого всю свою жизнь. На его лице сияла улыбка, и издали было слышно, как он напевал себе что-то под нос.
— Вот беда, — прошептал слуга. — Господин совсем головой поехал. Что теперь с ним будет?
— Не с ним, пустая твоя голова! А с нами? С хозяином, видно, что все хорошо: вон, и песенку запел! Чует моя душа, не к добру все это! — старый воин пнул слугу ногой и громко высморкался.
— Чего приуныли? А это вы видали? — Черноух подошел к своей небольшой дружине и раскрыл ладонь.
Как только воины увидели, что на ней лежит, рванули врассыпную.
— Вот оболтусы! Куда вы?
— Знаем-знаем, сейчас как бабахнет! — отозвался один из них, карабкаясь по стоящему каменному великану наверх. — Мне, господин, ваши шутки с желудями боком чуть не вышли. Я с прошлого раза еще не отошел, животом слаб стал. А вы снова за своё!
— В этот раз не бабахнет, можете не прятаться, — Черноух переложил желудь из правой руки в левую, и, как только его руки соприкоснулись друг с другом, вновь раздался взрыв. Сидящий на голове у великана солдат довольно произнес:
— Вот ведь — чудом уцелел! А мог бы на кусочки разлететься! Но радоваться ему долго не пришлось. Как только руки Черноуха с желудем по центру замкнулись, из них вылетела большая синяя молния и ударила в великана так, что от того откололся огромный кусок руки и упал на землю.
— Вот ты скажи, что за напасть! То волколаки хотят голову откусить, то хозяин молниями прибить. И куда бедному…
Но договорить солдат не успел — каменный великан медленно повернул голову в сторону Черноуха и, подняв оставшейся целой рукой меч над головой, собрался ударить.
— Ой, чтоб тебя, — запричитал солдат и соскользнул с головы великана прямо ему в ухо. — Не надо! Стой!
Великан резко остановился, опустил меч и замер в точно такой же позе, что и стоял до этого. Осмелевшие воины вылазили из своих убежищ и с удивлением начали смотреть на вновь окаменевшего великана. Из уха последнего со всклокоченными от ужаса волосами, держась за мочку уха, на плечо сполз свежеиспеченный повелитель каменного изваяния.
— Слышь, а ты молодец! Не испугался! — солдаты внизу начали расхваливать своего друга и слегка над ним подтрунивать. — Как штаны? Менять не нужно?
Но укротитель великана быстро пришел в себя и уперев руки в бока запищал:
— Эх вы, мелкотня, только и знаете, что прятаться. Видели, как я его укротил! Я, если захочу, то с этим великаном, что угодно могу сделать!
— Иди штаны сразу поменяй, хвастун! А то великан не посмотрит, что ты его остановил, возьмет и почешет свое ухо пальцем. От тебя только мокрое место останется!
— Ладно, ладно умничать! Если бы не я, то вы до сих пор, как мыши, от него прятались.
Вдруг плечо, на котором он стоял, покрылось трещинами, и солдат, увидев такое, быстро с него перелез на стену крепости. Через несколько мгновений великан весь покрылся трещинами и прямо на глазах у изумленных воинов развалился на куски.
— Вот тебе раз, твоей вони даже камень не выдерживает! — солдаты вновь начали громко смеяться, а незадачливый укротитель великана с досады скрутил фигуру из трех пальцев на руке и демонстративно показывал каждому смеющемуся лично в лицо.
— Теперь понятно, почему Вестник посмотрел на Цмоков! — еле слышно произнес Черноух.
Затем, уже своим обычным голосом, добавил: «Да, забыл сказать. Там, за стеной крепости, Проклятые. Сама тьма их закрывает от нас, будьте готовы отразить нападение с первыми лучами солнца. Сегодня нам, кажется, предстоит прожить долгий день».
Эрика подошла к Черноуху и положила ему в руку свой жёлудь, который в ту же секунду превратился в прозрачный, еле заметный глазу, но очень острый меч.
— Добро пожаловать домой, Черноух. Я теперь знаю, почему за тобой охотятся Проклятые.
Девушка развернулась и пошла к повозке, оставив мужчину еще в большем недоумении, чем он был все время до этого.
****
— Тебе не страшно было говорить с призраком? — Эрика смотрела на Черноуха полными удивления и восторга глазами.
Они вдвоем стояли на крепостной стене и периодически поглядывали в темноту, пытаясь хоть что-нибудь в ней разглядеть.
— К моему отцу тоже один раз приезжал Вестник, так он потом целую неделю себе места не находил. А ты пошел и просто так вернулся, словно увиделся со своим старым другом. Я очень удивлена!
— Знаешь, скажу честно, меня самого не покидает стойкое ощущение, что я его знаю. Словно я раньше его где-то видел, вот только не помню, где. Моя память странная штука: помнит только то, что ей хочется, — Черноух задумчиво взял за руку Эрику и посмотрел ей в глаза. — А ты и, вправду, думаешь, что я кто-то из ваших? Язык не поворачивается сказать… Королевских кровей?
— Так и есть, я говорю то, что знаю сама. Этот дар передается из поколения в поколение только по мужской линии, и он не вечен. Мой отец слишком слаб, чтобы вызывать силу, не говоря о том, чтобы ею управлять. Но я помню, что, когда я была маленькая, он с легкостью демонстрировал владение этими способностями. Этот желудь — его желудь, моего отца. Он, признаюсь, давно никому не открывался. Только у тебя в руке он смог вновь показать свою готовность к бою и, значит, признать в тебе своего… нашего. Интересно, а Казимир сможет точно так же раскрыть силу? — Эрика вдруг поняла, что король, какой бы он властью не обладал, тоже должен сначала доказать ей свою принадлежность к избранным.
Точно так же, как это только что сделал Черноух. Иначе она ни за что не согласится стать его женой.
— Конечно, он же король! — Черноух, ни минуты, не сомневаясь в своем друге, утвердительно кивнул. — Иначе он бы не был королем!
— Так-то оно — так, — улыбнулась Эрика. — Только я знаю, что не всякий, кто носит корону, имеет на нее право. Так часто говорил отец. Не смотри на меня так, это не мои слова.
Мужчина, раздосадованный тем, что не смог развеять сомнение в душе у будущей жены короля, резко отстранился от девушки и, отвесив глубокий поклон, поспешил удалиться.
— Король Казимир, — Эрика полушепотом произнесла имя своего будущего мужа. — Интересно, как у короля в слугах оказался человек? Да и знает ли он о том, кто, на самом деле, его верный слуга? Ну, что же, время покажет, кто из них — кто. Да уж, не ожидала я такого сюрприза.
Но затем взгляд девушки устремился на горизонт, где начали появляться первые лучи солнца, и она, словно увидев самый страшный сон в своей жизни, задумавшись, добавила: «Если нам только будет суждено это узнать»…
С восходом солнца не только Эрика, но и остальные невольные пленники крепости, увидели, что их шансы дожить до вечера практически равны нулю. От глубокого рва крепости и почти до самого горизонта все, сплошь и рядом, было усеяно Проклятыми. И, как оказалось, не только ими. Гигантские чудовища в панцирях из металла на своих четырех лапах медленно, но верно приближались к крепости с одной и единственной целью — сравнять ее с землей. Убив, тем самым всех, кто там находился. Рядом с ними шли одноглазые, чем-то похожие на застывших великанов в крепости. Существа, имени которых никто не знал, и вели на цепи еще более ужасных тварей, чем они сами, периодически подхлестывая их длинными плетями из цепей.
— Ну, попали, так попали, — заикаясь, произнес недавний повелитель великана. — Что делать-то теперь будем? А?
Но самый старый воин с присущей ему невозмутимостью достал меч и, показывая острием на чудовищ, словно считая птицу в курятнике, сказал:
— Тех, что справа, беру на себя. Уж больно они мне понравились. Все слышали? Моих не трогать!
Солдаты от этих слов слегка воспрянули духом и громко засмеялись.
— А те тогда мои, красавчики! — заревел повелитель великана.
— Эй, эй, мне тоже что-нибудь оставьте на закуску! — Черноух достал подарок Вестника и соединил полукольцом руки.
Синяя молния моментально оторвалась от мужчины и со страшным треском полетела в первого, попавшегося на ее пути одноглазого великана.
****
— Ты видела? Эрика! Ты видела? Наш господин разнес на куски одноглазого! — слуга прыгал на краю стены и стучал в невесть откуда взявшийся барабан. — Подходите! Всем достанется по куску пирога! Кто следующий? Кто смельчак?
Чудовища остановились и долго смотрели на огромную воронку, которая образовалась на месте взрыва от молнии, выпущенной Черноухом. Практически ничего не напоминало о том, что еще минуту назад здесь стоял одноглазый монстр и держал на цепи своего не менее ужасного хищника. Вместо слов раздалось жалобное завывание, и великаны начали отступать назад, словно клопов, давя своими слоноподобными ногами волколаков. Паника перекинулась и на Проклятых. Мало того, что ночью окаменело несколько сотен их собратьев, так еще и грозное магическое оружие в руках, осажденных показало, что шансов взять крепость штурмом нет никаких. Но тут на небольшой холм взобралась фигура в черном плаще с полностью закрытой капюшоном головой. Неизвестный поднял руку, и армия монстров, хоть и нехотя, но остановилась. Затем он поднял другую руку, и из пещеры близлежащей горы вылетело несколько существ. Они схватили по большому валуну с земли и полетели, набирая высоту, в сторону крепости.
Черноух вновь сложил руки полукругом и теперь выпустил молнию в существ, подлетающих к ним с камнями в лапах. Сноп пламени вырвался из рук мужчины и на огромной скорости полетел навстречу крылатым монстрам. Но как только он почти долетел до летунов и, казалось, почти попал в одного из них, существо прижало крылья к телу и камнем бросилось вниз. Этот манёвр дал свои плоды: искрящаяся молния пролетела мимо цели и скрылась в облаках. Пока солдаты следили за одним чудовищем, второе подлетело сбоку крепости и сбросило свою смертоносную ношу прямо на головы защитников крепости. Камень с грохотом попал в стену, и та с легкостью обвалилась, словно была построена не из тысячелетних камней, а из трухлявого дерева. Одноглазые монстры зарычали от радости, а Проклятые, увидев, что им есть чем ответить на магию, перегруппировались для нового штурма.
— Все целы? — Черноух стряхнул пыль с головы и посмотрел на зияющую дыру в стене. — Не зевайте по сторонам, будьте внимательны. От этого зависят ваши…
Но договорить он не успел — второй камень рухнул рядышком с первым и задел часть башни, на которой несколько столетий спал Цмок.
— Точно! Цмок! Как я сразу не догадался? — Черноух сомкнул руки и направил их в сторону старинного хранителя крепости. Раздался знакомый треск, и кусок от каменного хвоста с грохотом упал на землю. Цмок заревел от боли и с ненавистью в глазах начал искать обидчика. Тут перед его глазами пролетели с новыми камнями в лапах чудовища из пещеры и сбросили их прямо у него перед носом. Старый хранитель, недолго думая, взмыл в небо стрелой и, настигнув одного из них, обрушил весь свой гнев на ничего не подозревающего камнеметателя.
Цмок схватил свою жертву за спину и победоносно зарычал, но вдруг все заметили, как у Цмока начали трещать каменные крылья и быстро покрываться трещинами. Однако хранитель крепости не стал дожидаться, пока он развалится налету, а, схватив посильнее жертву, сложил крылья и камнем устремился вниз. Через минуту оба существа с огромной силой ударились о землю. И если Цмок просто превратился в столб пыли и груду камней, то крылатый монстр из пещеры превратился в лепешку.
— Отличная работа, Цмок, покойся с миром! — слуга поклонился Цмоку и стал наблюдать за вторым камнеметателем, который отлетел на безопасное расстояние и принялся раздумывать, что ему делать дальше.
****
Неизвестный в черном плаще вытянул руки вперед, и его армия чудищ вновь устремилась на штурм крепости. Они с криками и ревом направились к стене, часть которой рухнула после удачного попадания огромным валуном, чтобы через пролом попасть внутрь и, наконец, покончить с ее защитниками. Проклятые бросились к крепости сломя голову, словно соревновались друг с другом за право попасть туда первыми. Волколаки в доспехах заметно уступали по скорости обычным обращенным, но они действовали намного слаженней. Так, при приближении к стене Проклятые выставили перед собой щиты и копья и, сделав своим построением некое подобие клина, расталкивая по сторонам собратьев, ворвались, наконец-то, в крепость. Однако радость была преждевременной: их сразу встретили солдаты Черноуха. Закаленные в битвах мужчины проредили ряды штурмующих буквально за пару минут. Они хоть и были меньше ростом, но это только сыграло им на руку. Отрубая лапы нападавшим и нанося по ним увечья, солдаты Черноуха в мгновение ока обернули в бегство штурмующих и под звуки барабана выдавили последних сопротивляющихся за пролом в стене.
— Не зря я выбрал таких себе помощников. Ох, не зря! — Черноух вытирал кровь, которая у него пошла из носа. Сила желудя была такой мощной, что у мужчины с непривычки не хватало сил ее обуздать.
— Ты больше не используй его, лучше сражайся моим. Иначе талисман и тебя уничтожит, — Эрика достала свой платок из рукава и подала Черноуху. — Сила, которая в них заключена, может нанести ущерб даже своему хозяину. Помни об этом!
— Да ладно! Еще одного Цмока разбужу и, считай, сражение выиграно!
Девушка не успела ничего ответить, как Черноух вновь схватился руками за желудь и, прицелившись во второго хранителя крепости, выпустил искрящуюся молнию. Второй Цмок не заставил себя долго ждать, только в этот раз крылатый каменный хранитель медленно развернулся и, оттолкнувшись от стены, спрыгнул с открытой пастью прямо на солдат.
— Что я наделал? — прошептал Черноух. — Стой, это я тебя задел! Не трогай их!
Но было уже поздно: Цмок передавил почти всех солдат своими лапами и только затем посмотрел на Эрику и Черноуха, который так ослаб, что уже еле держался на ногах.
— Ну, зачем ты его разбудил? Победа и так почти была уже нашей! — Эрика стала перед Черноухом и развела руки в стороны.
— Только попробуй!
Цмок и не думал отступать. Он сделал шаг в направлении молодых людей и широко раскрыл пасть. Но внезапно свалившийся с неба валун раздробил на мелкие куски голову хранителя крепости. И он, покрывшись трещинами, рассыпался на мелкие кусочки.
— Никогда не думал, что буду рад помощи врага! — Черноух посмотрел на небо и помахал машущему крыльями пещерному летуну.
— Он нам не враг — им управляли, — девушка взяла под руку Черноуха подвела к небольшому смотровому окну в стене и показала на темную фигуру вдалеке.
— Вот причина, по которой нас хотят убить! Побудь здесь, сейчас я все исправлю.
Девушка выбежала за стену крепости, посмотрела на остальных чудовищ, которые и не думали останавливаться. Она подняла руки на уровне груди и взлетела невысоко над землей. Затем, закрыв глаза и что-то приговаривая, хлопнула изо всех сил в ладоши. По нападавшим прокатилась звуковая волна, после которой у чудищ из ушей фонтаном брызнула кровь. Они встали, как вкопанные, и, закрывая конечностями уши, заревели от боли. Девушка хлопнула в ладоши второй раз, и все, кто перед ней находился, рассыпались, словно фигурки из песка. А спустя пару минут, когда осела пыль, уже ничего не напоминало, что перед крепостью была многочисленная армия, готовая стереть всё в порошок. Единственный, кто остался в живых, — тот, что был в черном плаще. Он даже не сдвинулся с места, словно происходящее тут его и не касалось. Незнакомец держал в руках чётки, в которых вместо камней были желуди, и, перебирая пальцами их по очереди, остановился на самом большом, обхватив его ладонью. И моментально Фигура в черном пропала с того места, где только что находилась. А Эрика вдруг почувствовала, что у нее за спиной кто-то прерывисто задышал.
— Неплохо, неплохо для дочери короля. Признаюсь, я и не ожидал, что у его детей столько скрытой силы. Это становится даже интереснее, чем я думал. Ладно, нужно докончить начатое.
Эрика обернулась, но за спиной уже никого не было. Она забежала обратно в крепость и увидела, как незнакомец наступил одной ногой на грудь Черноуха и пытается дотронуться до его головы рукой, больше похожей на лапу чудовища. Черноух застонал и, собравшись с силами, выставив перед незнакомцем руки с желудем, выпустил еще одну молнию. Незнакомец увернулся от опасности и, улыбаясь, произнес:
— И это все, на что ты был способен? Не зря я занимаю твоё место. Ты не достоин быть королём!
Незнакомец поднял капюшон, и Черноух изменился в лице:
— Казимир? Этого не может быть!
****
— Казимир? — Эрика повнимательнее присмотрелась к человеку в черном плаще.
Он, действительно, был точной копией человека с картины, которую привозил ее отцу Черноух, когда просил от имени короля Казимира ее руки. Те же черты лица, тот же рост. Единственное, что ее настораживало, это был голос. Голос короля Казимира был такой, словно принадлежал не ему, а столетнему старику. Скрипучий, полный ненависти ко всему живому. Голос, который ей однажды уже приходилось слышать в детстве. Вот только она никак не могла вспомнить — при каких обстоятельствах.
— Ты не Казимир! Я знаю тебя! — Эрика подошла к Чернуху и присела возле него, незаметно вложив в его ладонь свой желудь.
— А кто же я тогда? — тот, кто называл себя Казимиром, изменился в лице и сделал несколько шагов назад.
— Я твой будущий муж, я король этого…
— Ты самозванец! Я вспомнила, где уже слышала такой противный голос. К моему отцу однажды приходил человек с точно таким голосом. А на следующий день исчезла наша мама! Ты Вядзьмак! Эрика встала во весь рост и раздвинула руки в стороны.
— Ты хочешь и его убить заодно? Что же, давай! Я посмотрю, как верный слуга короля рассыплется на мелкие частички. Я вижу, что ни управлять, ни направлять свою силу ты так и не научилась. Эрика опустила руки, и до нее дошло, что мужчина в плаще говорит правду. Но как только она это сделала, что-то невидимое, словно веревкой, быстро обвязало ее руки и прижало к телу.
— В таком случае, я помогу вам. Я избавлю короля от такой опасной жены и такого бестолкового друга! Казимир дотронулся до талисмана на груди, и его лицо превратилось в лицо старика.
— Довольно на сегодня, мне пора! — Вядзьмак достал свои четки из желудей, и в его руке появился длинный прозрачный меч, котором он тотчас же замахнулся. — Забавно пользоваться оружием избранных. Прощайте!
Но тут произошло то, на что никто из них не обратил внимания. Выпущенная в Вядзьмака Черноухом незадолго до этого молния не улетела в никуда. Она угодила каменному воину в ногу и практически разрушила ее. Этого было достаточно, чтобы каменный великан потерял равновесие и все это время, пока Вядзьмак вел беседу с девушкой и Черноухом, начал медленно, но уверенно клониться в их сторону. И как только Вядзьмак занес меч над головой, вторая целая нога, не выдержав нагрузки, громко лопнула пополам. И только сейчас все заметили, что на них обрушится с секунды на секунду. Черноух среагировал моментально. Он вытянул руки и, схватив Эрику, повалил ее на землю, закрывая своим телом, а Вядзьмак, откинув меч в сторону, попытался немедленно отпрыгнуть в безопасное место. Но каменное изваяние не дало ему ни одного шанса и упало прямо на него, похоронив всех троих под своими обломками.
****
— Ваше Величество, Ваше Величество! — старый советник прыгал по обломкам крепости, стараясь догнать короля.
— Чего тебе? — Они, наверное, все погибли! Посмотрите, какие разрушения! От крепости практически ничего не осталось! Камня на камне, можно сказать! Видимо, здесь была страшная бойня. Может, уже вернемся домой? Мы второй день не можем никого найти! — советник практически догнал короля, но вдруг его нога зацепилась за что-то, и он упал прямо на острые груды камней, разбив лоб.
— Аккуратнее нужно быть, — Казимир помог подняться старику и заметил торчащую из-под камней руку.
— Все сюда, немедленно расчистить здесь! И — здесь!
Слуги бросились к тому месту и, передавая друг другу по цепи камни, начали быстро освобождать заточенных под ними людей.
— Жаль, что я не успел! — сокрушался Казимир. — Я бы не дал в обиду свою невесту — пусть даже ценой своей жизни.
— Не нужно так сокрушаться, Ваше Величество! Чему суждено — тому и быть.
— Да знаю я, знаю! Что ты все за мной ходишь? Оставь меня в покое со своими нравоучениями! — король оттолкнул советника и принялся помогать слугам.
— А это что еще такое? — король и слуги наткнулись на прозрачный щит, под которым было видно тело Черноуха.
— Я вам неоднократно говорил, Ваше Величество, что ваш Черноух — чернокнижник! А вы мне не верили! Это… Это желудь…
— Желудь? — король недоверчиво посмотрел на советника.
Старик подошел к Чернуху и, раскрыв у того ладонь, взял с нее что-то, похожее на мелкий камушек. Как только желудь оказался в руках у советника, прозрачный щит исчез, и камни придавили мужчину еще сильнее. Черноух издал еле слышный стон.
— Быстрее, быстрее раскапывайте его — он еще живой!
Слуги и солдаты бросились скорее высвобождать друга короля, и каково их было удивление, когда они под ним обнаружили и Эрику, его невесту.
— Мой господин, девушка тоже живая! — отрапортовал один из солдат.
— Я не зря так спешил! Аккуратно! Молю вас — только аккуратно!
Солдаты на руках выволокли из груды камней Черноуха и Эрику, которые были без сознания, и положили перед королем.
— Лекаря, черт бы вас всех побрал! Чего встали?
Слуги разбежались в разные стороны и вскоре буквально под руки притащили полкового лекаря.
— Если они умрут, то и ты вместе с ними. Лекарь побелел, но с невозмутимым выражением лица ответил.
— Я сделаю все, что в моих силах, мой король.
Король еще раз посмотрел на Черноуха, а потом на желудь, который советник достал из его руки.
— Приказываю вырубить все дубы в моем королевстве. Никто не должен обладать силой и властью выше моей.
— Дубы? — старый советник пожал плечами.
— Ну, если каштаны начнут приносить желуди, то и каштаны — тоже.
Король небрежно положил на камень желудь и раздавил его своим сапогом, затем, взглянув на Чернуха еще раз, добавил: «Ладно, потом разберёмся, что мне с тобой делать. А пока велите всем собираться, мы нашли, что искали».
Прозвучала королевская труба, и несколько тысяч рыцарей начали готовиться в обратную дорогу, заливая костры водой и недовольно ворча, что этот поход им не принес ничего: ни денег, ни славы, ни поверженных врагов. А старый советник, когда все далеко отошли, подбежал к только ему одному известному месту и, приподняв наугад несколько камней, поднял с земли четки с желудями. Затем поправил на груди свой талисман, быстро побежал за королем, еле слышно напевая никому не известную песню, слова которой, по всей видимости, знал только он один:
— Меня постигла неудача, но я верну всё, не иначе! А глупый король свою сыграет в этом роль!
ЭПИЛОГ
Вядзьмак сидел в своем кресле напротив зеркала и, довольный собой, пил вино.
— Все идет так, как я и запланировал: потомки царя Дария собрались вместе, теперь ничто не помешает мне их уничтожить. Всех одним махом, так сказать. Как я и предполагал, они пойдут в обход крепости Черноуха. Что может быть лучше хороших новостей? Там им не поможет ни магия, ни желуди, ни хлеб.
От слова «хлеб» Вядзьмака передернуло, и он, пытаясь поскорее забыть этот набор звуков, сделал большой глоток вина.
— Я так давно ждал этого часа — расправиться с ними всеми и, наконец, занять то место, которое я должен занимать по праву. По праву великого…
Вдруг отражение в зеркале чихнуло, и Вядзьмак замолчал на полуслове.
— Оракул? Ты как раз вовремя, у меня сегодня хорошие новости. Я собрал всех потомков вместе. И они на пути к своей смерти.
— Поздравляю, — ответило отражение. — Ты так долго этого ждал.
— Да, признаюсь тебе, я уже и не верил в исполнение задуманного. Они очень сильны — намного сильнее своих родителей. Если сестер и брата я смог победить еще двадцать лет назад, то их детей…
— Да, и не говори. Пришлось тебе повозиться. Да, я хотел тебе кое-что сказать, но теперь, вижу, что ты решение принял, — Оракул в зеркале развернулся и собрался уходить.
— Точно, твоя правда. Назад пути уже не будет. То, что я для них приготовил, не переживет никто, из ныне живущих. Они умрут. Постой, а что ты мне хотел рассказать?
— Да так, пустяки. Не переживай. Просто один из них — твой ребенок. Ну, что же, раз решение принято, так тому и быть! — Оракул кивнул напоследок, и зеркало стало моментально мутным.
Вядзьмак на секунду задумался, но после того, как до него дошел смысл сказанного, вскочил с кресла и, сбрасывая со стола книги с заклинаниями, схватился двумя руками за зеркало.
— Постой! Постой не уходи, повтори, что ты сказал!
Зеркало не отвечало.
— Один из них мой ребенок? Нет, этого не может быть! Но затем Вядзьмак вытаращил глаза и замер. — Неужели она… Она тогда ждала?
Через минуту Вядзьмак начал метаться по комнате и истошно кричать:
— Что я наделал, что я наделал? Но кто? Кто из них? Нет, я не готов расстаться с ним, только не это. Я все исправлю!
Вядзьмак подошел к окну и ударом руки открыл его настежь.
— Всем, кто меня слышит! Я разрываю договор!
Но ответа не последовало. Лишь только эхо своим отголоском донесло до него то, в чем он и сам боялся себе признаться: «Вор, вор, вор, вор…»
25.05.2019 - 27.10.2019



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: фэнтези, ведьмак, драконы, рыцари, ведьмы,
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 8
Опубликовано: 22.11.2020 в 08:46
© Copyright: Александр Михан
Просмотреть профиль автора

Евгения Шатобина     (25.11.2020 в 11:29)
Роман достоин экранизации. С нетерпением буду ждать продолжения. СПАСИБО автору

Александр Михан     (25.11.2020 в 14:05)
Спасибо)







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1