Кордон глава 6


Кордон глава 6
Кордон
Глава 6
Королевство Гор.
За двадцать пять лет до этих событий.
— Почему сам король за мной не приехал? — Эрика посмотрела на своего молчаливого попутчика, который, если что-то и говорил, то только — слугам, а на нее старался и вовсе не смотреть без лишней надобности.
— У короля Казимира сейчас много дел, королевство большое. С севера участились нападения волков на людей, с юга соседний король собрал возле границы большое войско.
— Волков? Я не ослышалась?
— Да, волков. Причем очень больших. По рассказам выживших, они в несколько раз сильнее обычного волка. Но я подозреваю, что это совсем не волки.
— А кто тогда? — у Эрики забегали глазки, и она буквально ловила каждое слово, произнесенное Черноухом. Так долго он еще с ней не разговаривал.
— Сдается мне, старая беда вновь о себе дает знать. Я думаю, это Проклятые. Столько лет про них ничего не было слышно, и вдруг, ни с того ни с сего, появилась целая армия этих чудовищ. Ну, ничего. Вот вернемся домой, я первым делом сам поеду на Север. Думаю, что смогу навести порядок. Есть там одна заброшенная крепость, через которую идут все дороги в королевство. Если ее восстановить, то даже мышь мимо не проскочит незамеченной, — Черноух вдруг выложил все свои планы Эрике, словно только и ждал наступления подходящего случая, чтобы поделиться своими мыслями. Парень во время беседы слегка достал меч из ножен, но, как только закончил свои рассуждения, быстро его вставил на место. Раздался металлический щелчок, и Эрика вздрогнула от неожиданности.
— Если друг короля такой смелый, то каким должен быть сам король? — пронеслось в голове у девушки. Она видела его только на картине — год назад, когда первый раз Черноух привез в замок подарки от короля Казимира, чтобы расположить к себе ее отца. Дарий Первый остался очень доволен увиденным и, недолго думая, дал свое согласие на их брак: у Эрики ее согласия, как и было принято, никто не спрашивал.
— Что поделать, такая у нас доля, — полушепотом произнесла Эрика и вновь посмотрела на Черноуха.
— Здесь мы заночуем, — отдал приказ Черноух. — Разведите костер! Да поживее! Невеста короля совсем замерзла!
Эрика только сейчас почувствовала, что у нее от холода посинели пальцы, и зубы слегка стучали, отбивая странный ритм, похожий на танец движения, который знают все замерзшие люди.
— Я, действительно, не заметила, что замерзла, — виновато сказала девушка. — В этот раз мы ехали дольше обычного, и я…
— Это моя оплошность, госпожа. Но сейчас мы все исправим: бокал горячего вина и добрая порция жаркого не дадут вам замерзнуть и умереть с голоду.
Вдруг Черноух взял в свои руки ее ладошки и слегка сжал. Странное тепло стало согревать и в то же время покалывать Эрику, словно маленькие иголочки то тут, то там норовили над ней подшутить и обжигали словно крапива.
— Вы всегда такой горячий? — Эрика улыбнулась.
Но Черноух посмотрел ей в глаза, и его руки моментально стали ледяными. И теперь руки Эрики отдавали свое тепло обратно этому мужчине. Эрика испугалась и резко отстранилась назад.
— Простите, я вас слегка напугал. В моем роду все были такие, — Черноух начал оправдываться, спешно покидая повозку. — Летом мы могли охладиться, зимой — согреться.
— Это волшебство? — девушка пришла в себя и с интересом посмотрела на молодого человека.
— Мама мне говорила, что это «особенная кровь». Все дело в ней! За работу, бездельники! — Черноух закрыл дверь, оставив Эрику одну, и принялся подгонять слуг, которые первым делом, прежде чем приступить к работе, начали опорожнять небольшой бочонок вина.
****
Возле большого костра, на стволе срубленного слугами дерева, сидел Черноух и внимательно рассматривал Эрику. Он медленно отпивал из глубокой чашки горячий бульон и слушал, как трещат в огне ветки, которые, сгорая, отдавали свою жизненную энергию в виде тепла и света, неминуемо превращаясь в пепел и дым. Девушка тоже смаковала сваренную похлебку, бережно держа глубокую тарелку двумя руками и стараясь больше согреть озябшие пальцы, чем утолить свой голод. Она аккуратно поднесла бульон ко рту и, слегка подув на него, делала маленькие глотки. За Эрикой с таким же неподдельным интересом следили и слуги. Им никогда прежде не доводилось так близко видеть королевских особ. Тем более, будущую жену их короля Казимира. Десятки глаз поблескивали в темноте и следили за каждым ее движением. Некоторые, особо впечатлительные, сами не понимая того, точь-в-точь повторяли все действия девушки. Забавно было смотреть со стороны, как грозные воины с умилением на лице держат точно так же двумя руками свои миски, как и Эрика, и пьют из них небольшими глотками мутную жижу из другого котла, сваренную кухарем специально для них с обильным добавлением чеснока. Черноух, поглядывая то на слуг, то на Эрику, улыбался и сам не заметил, как стал копировать движения девушки. Он громко втягивал носом при вдохе как можно больше воздуха и потом, что было силы, выдыхал его резко через рот. Результат не заставил себя долго ждать. Мужчина за несколько выдохов выдул весь бульон себе на ноги и, практически не попробовав его, кинул пустой чашкой в кухаря.
— Мясо где? Я — что? По твоей милости, голодным спать должен лечь?
Кухарь крутил вертел с барашком и, не обращая никакого внимания на господина, продолжал поливать мясо, стекающим в железный противень, жиром.
— Еще не готово, ваше мудрейшество. Мясо сырое.
— Давай мне, хоть какое, я тебе не простолюдин — воду с морковью и фасолью хлебать! Настоящему воину нужно мясо! Иначе он и меч поднять не сможет! — Черноух выхватил свой меч и филигранно чиркнул по барашку.
Все увидели, как на конце клинка внезапно появился небольшой кусок мяса, мастерски отрезанный мужчиной. Черноух, довольный своим поступком, торжественно сел на место и, слегка приподняв голову, обратился к девушке.
— Не желаете отведать со мной нежнейшего барашка? Но девушка ничего не успела ответить, так как один из солдат, решив повторить трюк своего командира, выхватил меч и рубанул по вертелу. Удар пришелся по деревянной подпорке, на которой лежал вертел с барашком, и разрубил его ровно пополам. Мясная тушка под разразившиеся проклятия королевского кухаря упала на угли и покатилась по земле. Слуги, как по команде, набросились на мясо и уже через минуту кухарь, глубоко вздыхая под смех Эрики и Черноуха, поднял с травы пустой вертел.
— Пожалуй, я попробую кусочек, — улыбнулась девушка. — Блюда, приготовленные нашим кашеваром, как я вижу, пользуются бешеной популярностью.
— Прошу меня простить, госпожа, — кухарь виновато поклонился. — Этим дуракам, что не дай, все съедят. А ведь я учился мастерству приготовления пищи у самого…
Кухарь не договорил, посмотрел на пустой вертел и со злости кинул его в темноту. Там раздался звонкий удар о чью-то голову в шлеме, и пьяная голова, подняв забрало, завопила.
— Вина неси! Вина нам давай! Мясо опять сырое! Когда ты уже научишься готовить? Чертов мясник!
— Ну, вот, как я и говорил, — кухарь развернулся и пошел к повозке за новым бочонком вина.
Эрика и Черноух переглянулись и теперь уже одновременно громко начали смеяться: то ли над незадачливым кухарем, то ли — над пьяными солдатами.
****
— Господин, я видел след, — стараясь, как можно тише, произнес верный слуга Черноуха.
— Тот самый? — Черноух прищурился.
— Он, как пить дать! — последовал ответ. — Правда, не свежий — ему несколько дней. Но плохая новость заключается не в самом отпечатке, а в том, что его владелец направляется в ту же сторону, куда и мы держим путь.
— Ничего, один волколак нашему отряду ничем не навредит. Нас много, главное, чтобы рядом не было стаи. Если рядом будет стая, тогда нам придется худо. Но будем надеяться на удачу, тем более, что половина пути уже позади. Предупреди всех, пусть будут начеку. И пьяных в караул не ставь — проспят. Не в первый раз!
— Головы им за это отрубить! За такую службу! — слуга заскрипел зубами и посмотрел на самых крепких солдат, которые допили вино и принялись горланить непристойные песни.
— Если всем отрубить головы, то служить будет некому. Ты и сам знаешь, что у нашего короля с войском уже давно проблемы. За медные монеты особо никто не рвется голову сложить.
— А эти?
— А эти служат за еду, поэтому с них и спрос невелик. Непонятно куда король всё золото подевал? Или он надеется на богатое приданое? — Черноух кивнул в сторону повозок, на которых были привязаны сундуки.
— Кто знает, что у Его Величества на уме? Думаю, время покажет, мой господин. А пока ложились бы вы отдыхать — уже вторую ночь на ногах, не спите.
— Ничего, вот доберемся до дома, там и отосплюсь. — Черноух глубоко вздохнул. — Бедная девушка! Сама не знает, во что ввязалась.
— Это да. Какой она будет по счету женой? — Третьей. Уже — третьей, — Черноух похлопал по плечу верного слугу и подкинул в костер еще кусок деревяшки.
Затем его взгляд упал на мирно спящую Эрику, которая даже во сне оставалась невероятно красивой и милой. Чего абсолютно нельзя было сказать о других. Храп слуг и солдат, то тут, то там, раздавался с завидной регулярностью. Воины, набив желудки мясом и вином, издавали такие трели, что, если рядом и был какой хищник, то он ужаснулся бы от этих страшных звуков, подобных голосу из преисподней. И ни за что не вышел бы из темноты посмотреть на их источник. Черноух подошел к девушке и, сняв свой плащ, укутал ее им, обратив внимание, что она очень крепко сжимала одну руку, словно боялась потерять что-то важное.
****
Весь следующий день Черноух молчал, словно набрал в рот воды. Его совершенно не беспокоили ни пьяные солдаты, ни вечно недовольные слуги. Он был полностью погружен в свои мысли, которые не отпускали его ни на минуту. Он лишь кивал в знак уважения Эрике, всякий раз, когда она что-то говорила. Делая вид, что внимательно слушает ее. А девушка все говорила и говорила, словно она всю жизнь молчала и только сейчас вырвалась из молчаливого заточения.
— А какой он, этот Казимир? — вдруг, прервав рассуждения вслух о сестрах и об отце, спросила Эрика.
— Какой? Даже не знаю, что и ответить, — Черноух мгновенно вынырнул из своих мыслей, пытаясь понять, что он него хотят услышать.
— Смелый, конечно. Наш король один из самых смелых людей, которых мне доводилось встречать. В этом ему не откажешь. Хотя порой его смелость граничит с безрассудством, но за это его и любят воины. Если потребуется, он первым бросится в гущу боя, нисколько не заботясь о себе.
— Я не про это хотела узнать… — Эрика виновато опустила голову.
— Ах, да. Он будет хорошим мужем вам, госпожа. За это можете не переживать: нас в детстве растила его мать, и я достаточно знаю о короле, чтобы так говорить.
— А ваши родители? — Я их практически не помню, — Черноух глубоко вздохнул.
— Иногда ко мне приходят воспоминания или видения — даже не знаю, как это назвать. Но то, что я там вижу, мне совершенно не нравится. Я думаю, что это просто злые, нехорошие сны.
— А что же такого вы видите в своих видениях?
— Ладно, не будем об этом. Мне не хватало еще, чтобы будущая жена короля портила себе настроение моим бредом. Лучше расскажите, что вы постоянно держите в руке? Даже, когда спите, ни на миг не выпускаете эту… штуковину.
Эрика достала правую руку из-под шкуры медведя, которой она была укрыта, и, протянув ладонь к молодому человеку, медленно ее раскрыла. В руке лежал обыкновенный желудь, Черноух, взглянул на него, и засмеялся.
— А я-то думал, какой-нибудь бриллиант! А это всего лишь жёлудь! Воистину мне не понять женские мысли: впервые вижу, чтобы так дорожили желудями. Простите меня великодушно, моя госпожа, а не скажите мне, что он для вас значит?
— Это подарок отца, — Эрика, недовольная тем, как отреагировал ее попутчик, моментально спрятала руку с желудем под шкуру и, выпятив нижнюю губу, принялась смотреть на речку, которая протекала возле дороги.
Вдруг колонна остановилась, и Черноух немедленно выскочил посмотреть на причину остановки. Её было видно издалека, хотя слегка и мешал туман: мост, по которому они должны были проехать, был поломан. И видно, что специально, так как бревна были разбросаны вдоль берега и некоторые из них, даже самые большие, переломаны пополам, словно тонкие щепки.
— Это он, — прошептал Черноух. — Это только его работа! Всем приготовиться к отражению атаки! Похоже на то, что нам здесь пытаются устроить засаду!
****
Солдаты выхватили свои мечи и плотным кольцом обступили повозку с Эрикой, которая с ужасом смотрела на их приготовления к отражению атаки.
— Не волнуйтесь, моя госпожа. Воины знают свое дело. Может, они и не обладают изысканными манерами, но в бою им нет равных.
— Это точно, наш господин! — отозвался один из солдат. — Хоть в моих жилах и течет вино вместо крови, но рука крепко держит меч, еще никому не удавалось его у меня отобрать. Хотя, если кто пожелает, я с удовольствием поделюсь своей ношей!
Рядом стоящие солдаты начали громко стучать мечами по своим щитам в знак одобрения сказанного, но не успели они закончить, как прямо из-под моста на них бросилась целая стая.
— Это Волки! Всем приготовиться! — прозвучал чей-то голос.
— Боюсь, это не волки, — прошептал Черноух.
Солдаты увидели самое страшное, что им доводилось когда-либо видеть. Это были Проклятые — в несколько раз крупнее лесных волков и обладающие по слухам чудовищной силой.
— Держать строй! — крикнул Черноух и выстрелил из лука.
Стрела попала ближайшему волколаку в глаз, и тот, словно споткнувшись о невидимую преграду, покатился вниз к реке.
— Ничего — и не таких били! — произнес Черноух и выстрелил снова.
В тумане раздался еще страшный рёв, что означало, что и вторая стрела достигла цели. Но затем из тумана раздался громкий клич, подхваченный десятком голосов, и солдаты поняли, что должно произойти какое-то чудо, чтобы они все сегодня остались живы.
****
Если сначала всем казалось, что волколаки сделали засаду чтобы убить невесту короля Эрику, то к середине боя стало ясно, что Проклятые охотились вовсе не за ней. Стало очевидно, что Черноух был главной и единственной их целью. Проклятые упрямо шли на него, не замечая потерь и практически не нападая на солдат. Они вступали с ними в схватку только в том случае, если кто-нибудь из слуг Черноуха отваживался встать у них на пути или начинал путаться у них под ногами.
Однако убить с наскока верного друга короля оказалось непросто — вернее, совсем не просто. Можно даже сказать, невозможно.
Молодой человек так умело использовал свой меч, что все, на расстоянии вытянутой руки, было немедленно отрублено или, как показали первые минуты боя, обезглавлено.
Со стороны даже казалось, что кто-то невидимый ведет всю эту клыкастую братию на верную смерть — так безропотно эти переродившиеся шли вперед, не понимая, что им никогда не достигнуть поставленной перед ними задачи.
Десятки поверженных Проклятых устилали дорогу к этому непобедимому молодому человеку, который стоял на небольшом валуне. Он был совсем рядом с ними, но в то же время — так далеко, что, казалось, никто и никогда не сможет до него дотянуться и убить. Да что там убить! Просто прикоснуться к этому храброму воину!
Но вдруг все заметили, что за первой волной нападавших, от которых осталась лишь пара особей, появилась вторая. Они уже, в отличие от первых, были закованы в латы и в огромных лапах держали нечто, похожее на огромные топоры.
— Ну, вот и всё, — прошептал один из солдат, когда стрела, выпущенная им из лука, отскочила от бронированной груди ближайшего вооруженного волколака.
Зверь развернулся и метнул своё оружие в нападавшего. Солдат отскочил в сторону, а здоровенный топор разнес на куски повозку, которая находилась прямо за ним.
— Бежим! Спасайтесь, глупцы! — солдат с перекошенным от ужаса лицом бросил лук, развернулся и уже почти сделал несколько шагов в противоположную от битвы сторону, как внезапно получил от Эрики удар кулаком в нос.
— Куда? Господин приказывал держать строй! — девушка невольно затрясла ушибленной кистью.
Эрика, с самого начала наблюдавшая за битвой, с удивлением обнаружила, что совсем не боится нападавших. Она постоянно что-то шептала, понятное ей одной, и хлопала в ладоши. В пылу боя никто не замечал, как от ее хлопков вздрагивали все близлежащие камни. Каждый последующий хлопок становился все сильнее, а дрожь камней усиливалась и уже заставляла их подпрыгивать на месте.
И когда на Черноуха набросились вооруженные звери и практически его окружили со всех сторон, девушка остановилась, как вкопанная, сделала глубокий вздох и что-то крикнула. Затем хлопнула в ладоши так, что всех нападавших, что находилось перед ней, разорвало на мелкие кусочки. Правда, кроме самого Черноуха. Звуковой волной от хлопка храбреца забросило за камень, и он таким чудом уцелел.
У Черноуха из носа и ушей пошла кровь, и он без сознания скатился прямо на поверженных им врагов.
— Я вспомнила заклинание! Я вспомнила! — закричала довольная девушка, но через секунду улыбка сошла с ее лица. — Ой, что я натворила?
Солдаты бросились к своему господину и стянули его с кучи тел на траву. Мужчина был в сознании, но смотрел на солдат обезумевшими глазами, совершенно не понимая, что только что произошло.
— Это Эрика в ладоши хлопнула! — поспешил ответить на немой вопрос господина один из слуг.
— В ладоши? — Черноух пытался понять сказанное и недоуменно посмотрел на девушку.
— В ладоши, — подтвердила невеста короля и развела руки в стороны.
— Скажите ей, скажите ей… — Черноух явно пытался что-то быстро сказать.
— Что сказать, господин?
— Скажите ей, чтобы не хлопала. Иначе я второго раза не перенесу.
Слуга грозно посмотрел на девушку, а та, как ни в чем не бывало, спрятала руки за спину и пошла к своей повозке, бормоча себе под нос:
— Подумаешь, нежные какие! Даже спасибо не сказали…
****
— Ты давно так умеешь… Умеешь… — Черноух, обращаясь к Эрике, искал подходящее слово и никак не мог его подобрать.
— Колдовать? — девушка решила облегчить ему задачу и, улыбаясь, подошла к мужчине.
— Да. Если так можно сказать… Колдовать! — Черноух окинул взглядом место недавнего сражения, до сих пор не веря своим глазам.
Около сотни Проклятых, разорванных в клочья, лежали и висели на близлежащих деревьях, словно шишки на елке. Только один хлопок маленькими ладошками этой хрупкой девушки моментально изменил всю картину боя. Сражения, в котором все, даже включая самого Черноуха, не верили в победу.
— Смотри, да тут целая армия. Я никогда ничего подобного не видел. Проклятые вооружены до зубов, словно наемники с Севера. Кто-то, вероятно, хочет изменить сложившийся уже столетиями расклад сил, — Черноух подобрал большой топор и еле-еле поднял его двумя руками. — Перед такими чудовищами никому не устоять, даже королю Казимиру. Да, у него есть камнеметы. Однако пока их зарядить, да прицелиться, то не успеешь и глазом моргнуть, как чудовища накинутся на солдат и всех перебьют.
— Интересно, а откуда они пришли? — Эрика попыталась тоже приподнять другой топор, но тот вообще не сдвинулся с места. — Знаешь, я заметила, и, кажется, не я одна, что все эти звери хотели убить именно тебя. Ну, мне так показалось…
— Точно, господин, — один из слуг подтвердил сказанное девушкой. — Они словно все хотели вас убить. Я сразил некоторых, а они даже не оказали сопротивления, так как их взгляды были устремлены только на вас, мой господин.
— Мне и самому интересно, что бы это значило? — Черноух вытер о траву свой меч и спрятал его в ножны. — В следующий раз нам может так не повезти, нужно где-то спрятаться и подождать подмогу. Кто поскачет к королю за помощью?
Не успел он это произнести, как из толпы на колени упало несколько человек.
— Отлично, осталось только найти место, чтобы, в случае нападения, можно было там надежно укрыться.
— Я знаю, мой господин, что это место проклято, а другой крепости рядом нет, — слуга показал рукой на гору, за которой, по всей видимости, и была эта крепость.
— Проклято, говоришь? Ну, что же! Когда выбираешь худшее из двух зол, то наверняка выберешь меньшее. Хотя, кто знает, что прячется за ее стенами? Но, с другой стороны, мы теперь знаем, что нас ожидает вне ее стен. Решено! Отправляемся в крепость!
Черноух подошел к одному из солдат и помог тому подняться с колен.
— Вся надежда на тебя. Ты слышал, где нас искать. Скачи, как можно, быстрее! Королю стоит поторопиться, если он хочет увидеть живым своего друга и свою невесту. Впрочем, как ни странно звучит, невеста сама может за себя постоять.
Эрика сделала вид, что не услышала, и пошла с остальными солдатами к перевернутой повозке.
Солдат поклонился Черноуху и пошел собираться в дорогу, а остальные слуги начали собирать разбросанные в ходе сражения, но еще пригодные для использования вещи, и готовиться к новому походу. Походу к горе, за которой притаилась заброшенная крепость.
****
— Так ты это называешь волшебством? — Черноух с интересом ловил каждое слово Эрики и разглядывал ее самые обычные на вид ладони.
Они так ехали уже полдня, и крепость, в которую они старались попасть до наступления ночи, наконец, сверкнула отраженным на шпиле солнцем своей самой высокой башни.
— Магия — это не шутки. Я — еще ладно, а вот мои сестры в этом деле — лучшие из лучших. Я жалею, что плохо относилась к занятиям магией. Мне всегда было интересно другое, — Эрика, покраснев, убрала свои руки под шкуру медведя. — А сам-то ты тоже не промах — всех Проклятых уложил вокруг себя. Ты необычный для человека воин, я бы сказала, если бы тебя не знала, что ты вообще не человек.
— А кто тогда? — Черноух улыбнулся и выглянул на дорогу.
— Есть у меня подозрение, что ты … — начало было девушка, как вдруг впереди колонны раздались крики.
— Цмок! Смотрите, и на другой башне тоже — Цмок! — солдаты встали, как вкопанные, и, задрав головы, смотрели на каменных чудовищ, которые полностью закрыли своим телом две башни.
— Они живые? — Эрика тоже подняла голову вверх и непроизвольно схватила Черноуха за плечо. Тот не стал отстранять девушку, тем более, он и сам впервые видел такие гигантские каменные изваяния.
— Похоже, окаменели, а, может, это с самого начала было задумано при строительстве крепости, чтобы отпугивать непрошенных гостей. Может, это такие скульптуры? Я однажды видел большую, высеченную из камня фигуру единорога. Но она была не настолько большой, хотя все познается в сравнении, — Черноух подошел к закрытым воротам крепости и с удивлением обнаружил, что замка на них нет — только странная ручка с шипами, похожая на щеколду.
— Господин, разрешите я открою врата! — один солдат, желая показать свою учтивость, схватился за эту ручку, и, как только один из шипов на ней пробил ему ладонь, солдат мгновенно превратился в камень.
— Всем стоять на месте! — Черноух немедленно отошел от ворот, не сводя взгляда с своего каменного слуги, и достал меч. — Вот теперь нам точно несдобровать. Позади нас Проклятые, впереди вообще неизвестно, что.
— Известно. Почему не известно? Это древняя защита. Когда я была маленькая, наш отец накладывал такую на наш замок, если надолго отправлялся в поход, — Эрика подошла к воротам и почти схватилась за них рукой, как Черноух с застывшим ужасом в глазах поспешил ее оттолкнуть от щеколды. Эрика отлетела в сторону, а Черноух буквально врезался в ворота так. что до крови расшиб свой локоть.
— Ты что, с ума сошла? Неужели не понятно, что с тобой будет?
Но теперь пришла пора удивляться Эрике: Черноух, хоть и поранил руку, но так и остался человеком во плоти, а не в камне, в отличие от своего солдата.
— Да кто ты, на самом-то деле? — прошептала девушка.
— Как кто? — Черноух немного сморщился от боли в руке. Но едва только его кровь немного стекла по воротам, они, словно живые, моментально впитали ее, как высохшая земля — влагу, и медленно, со скрипом, открылись.
Взору и без того ошалевших солдат предстал большой, покрытый паутиной, проход внутрь крепости.
****
Как только последняя повозка растворилась в темном проходе, ворота так же медленно закрылись. Но никто из солдат не обратил на это внимания, так как то, что они увидели в крепости, было намного интереснее. На большой внутренней площади по периметру стояли гигантские древние воины, застывшие в камне. Они были точно такого же цвета, как Цмоки на башнях, с той лишь разницей, что гиганты с плеч до ног были полностью обвязаны цепями. Каждый из них держал в руках меч, и, казалось, готов в любую секунду поднять его над головой и расправиться с непрошеными гостями.
Как только колонна из повозок пересекла площадь, единственные, кто обратил на неё внимание, были вороны. Они взлетели со стен крепости и громко загалдели, выражая таким образом свое недовольство пришельцами. Видимо, решив, что за столько лет они единственные, кто имеет право здесь находиться.
— Интересно, что тут произошло? — Эрика подошла к одному из гигантов и дотронулась до большого каменного пальца на его ноге, который как раз был ей по пояс.
— Ходили слухи, что воры украли сердце этой крепости, и она уснула, — один из солдат мечом показал на изображение каменного сердца на всех дверях этой крепости.
— Разве это сердце? Это, скорее, огурец, а не сердце, — пробурчал стоящий рядом с ним слуга.
— Огурец — не огурец, а легенда так гласит. И вообще лучше ни к чему не прикасаться — я не хочу остаться здесь каменной глыбой на веки вечные. Вот придет король с войском, и на этом все закончится!
Но остальные воины были другого мнения. Они достали несколько уцелевших бочонков вина с повозок и принялись собирать для костра все, что может гореть.
— Внутри всё должно быть безопасным. Это только снаружи заклинание защищает крепость! — Эрика дотронулась до стены ладонью и этим показала солдатам, что с ней ничего не случилось.
— Конечно, не случится. Что может случиться в этой заброшенной крепости? — один из солдат потянул на себя кусок торчащей доски из какой-то сломанной двери, и на него обрушилось целое полотно, которое полностью накрыло собой бедолагу.
Все засмеялись, аккуратно подняли дверь и помогли своему другу из-под нее выбраться.
****
— Рана на руке у тебя затянулась быстро, ты, случайно, сам не колдун? — Эрика жевала лепешку и пыталась хоть как-то разговорить Черноуха, но тот только молчал и смотрел на пламя костра.
— Господин, выпейте вина! Вы совсем ничего не ели! — слуга поднес полный кубок и, облизываясь, протянул Черноуху.
— Вина? Вина, пожалуй, выпью, кто знает, когда к нам придет подмога с припасами, — мужчина встал со своего места и, поглядывая на башни, куда несколько часов назад вскарабкались часовые, сделал несколько глотков. — Поаккуратнее там! Да Цмоков не разбудите, а то нам всем тогда несдобровать.
Один из солдат забрался в открытую каменную пасть чудовища и запищал:
— Ой, меня сейчас проглотит Цмок! Ой, а я неделю не мылся! Ай, ай, ай!
Внизу раздался одобрительный хохот его братьев по оружию, и один из них крикнул:
— Балда, Цмок тебя сразу зажарит на своем пламени, а только потом съест! Хотя, если бы я был Цмоком, то побрезговал! От тебя так несет кислой капустой, что твоей жене нужно при жизни дать титул графини за ее мужество.
Солдаты опять начали громко смеяться и вспоминать своих жен, которым «посчастливилось» выйти замуж за таких неказистых гвардейцев короля.
— Я вот что думаю, — облизывая руки, по которым стекал жир с большой кости, произнес самый старый воин. — Если этих чудовищ кто-то превратил в камень, и этих великанов — тоже, то где вероятность того, что мы все не останемся здесь очередными каменными игрушками? Госпожа Эрика, я слышал, обмолвилась, что защита действует только снаружи. А кто тогда превратил их в камень внутри крепости?
Солдаты, как по команде, перестали есть, и все одновременно посмотрели на Эрику.
— А что — я? Я сказала только то, что знала. Может, их чародей тысячу лет назад в камень превратил? А, может, что-то здесь есть такое, что превращает в камень? Амулет какой-нибудь… Вон, на всех дверях какой-то плод…
— Да не плод это, а сердце, — вновь начал доказывать свою правоту один из воинов.
— Огурец, точно огурец! — начал с ним спорить другой.
— Это жёлудь, — допил свое вино и задумчиво произнес Черноух.
— Жёлудь? — Эрика встала с места и подошла к мужчине.
— Да, — ответил Черноух. — И я знаю, где он находится.
Солдаты разом охнули и посмотрели в ту сторону, куда их господин указал мечом.
Возле стены, на большом каменном пьедестале, лежал маленький, сморщенный от времени, жёлудь.
— Да не может быть, чтобы этот желудь мог такое! — солдат подошел к пьедесталу и посмотрел на невзрачный плод дуба. — Его вороны принесли — дел-то!
Солдат вытер руку о штанину и потянулся к нему, чтобы взять.
— Не трогай его! — закричал Черноух.
Но было уже поздно — воин подбрасывал старый желудь в руке, как небольшой камушек, и, довольный собой, смотрел на окружающих. Затем он бросил его Черноуху, чтобы тот сам убедился, что это просто обыкновенный желудь, а не какой-то магический амулет.
Но как только эта вещь оказалась в руках у Черноуха, раздался оглушительный грохот, что показалось, будто молния ударила в то место, где находился мужчина. Звуковая волна от хлопка прокатилась по всей крепости, и столетняя пыль и гнезда ворон посыпались с плеч каменных гигантов. А рука Черноуха, в которой был желудь, вдруг резко засветилась ярко-желтым светом. Мужчина, пытаясь стряхнуть его с руки, поднял ее высоко над головой, но затем резко обмяк и упал без сознания.
— Так кто же ты, на самом деле, друг короля? — Эрика снова произнесла этот волнующий ее вопрос вполголоса и мельком посмотрела на свой желудь, который лежал в ее маленькой ладошке.



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: фэнтези, ведьмак, драконы, рыцари, ведьмы,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 10
Опубликовано: 20.11.2020 в 05:36
© Copyright: Александр Михан
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1