"Сталин и Гитлер в годы Второй Мировой Войны"


Ильдар Мансуров
Сталин и Гитлер
в годы
Второй Мировой Войны
«Нет ничего труднее, но в то же время и ничего ценнее,
чем принять решение»
Наполеон











ГЛАВА №1

1-1. Стратегия Гитлера, ведущая к новой мировой войне.
28 июня 1919 года, державы – победительницы в первой мировой войне: Англия, Франция и США, путём заключения Версальского договора, надеялись покончить с опасным для них соперником – германским империализмом, столкнувшись в середине 30- х годов 20-века, возможно с самым серьёзным кризисом в истории международных отношений. Этот кризис, был предопределён с одной стороны, установлением в Германии и Италии, наиболее агрессивных политических режимов – фашисткой диктатуры, с всё более агрессивными планами Японии на Дальнем Востоке, с другой стороны, появлением на мировой арене первого в мире социалистического государства – Советского союза, сумевшего за короткий срок провести модернизацию экономики, и создавшего мощную современную армию. И было ясно, что этот кризис международных отношений
может быть разрешён только в результате новой мировой войны. Избежать нового широкомасштабного международного конфликта было невозможно.
В соответствие с военными ограничениями Версальского договора германская армия не должна была превышать 100-тысяч человек (не более семи пехотных и трёх кавалерийских дивизий), включая солдат, офицеров и нестроевой состав. Германский генеральный штаб подлежал ликвидации. Германии запрещалось иметь тяжёлую артиллерию, танки, подводные лодки, дирижабли и военную авиацию. В будущем ей разрешалось иметь ВМФ (основная часть военного флота была затоплена в Скапа – Флоу), только в составе: 6-карманных линкоров, 6-лёгких крейсеров и 12-контрминоносцев. Численность личного состава ВМФ не должна была превышать 15- тысяч человек.
В соответствие с территориальными постановлениями Версальского договора территория Германии уменьшалась на 1/8 часть, население на 1/10. Франции возвращались Эльзас и Лотарингия, захваченные во франко-прусской войне. Договор предусматривал создание Рейнской демилитаризованной зоны. Управление территорий Саара на 15-лет передавались Лиге наций. Германия признавала независимость Польши и возвращала ей часть земель в Верхней Силезии. Город Гданьск (Данциг) с прилегающей к нему территорией превращался в Вольный город под защитой Лиги наций.
По Версальскому договору Германия обязалась строго уважать независимость Австрии и признавала независимость Чехословакии.
В двадцатых годах были заключены секретные соглашения о военно – промышленном сотрудничестве с советской Россией, которая была заинтересована в укреплении своей военной промышленности, технической и финансовой помощи, в целях создания современной армии. Германия же была заинтересована в сотрудничестве с Россией, для создания новых вооружений и подготовки воинского контингента на её территории в обход всех военных ограничений, установленных Версальским договором. На территории Советской России были организованы три центра подготовки кадров: авиации, бронетанковых и химических войск. После прихода Гитлера к власти и разрыва Версальского договора, по его указанию военные связи между Россией и Германией были прерваны. Новый канцлер Германии Гитлер в 1933 году в своей речи в Берлине, перед командованием вермахта заявил о том, что цель его политики состоит в том, чтобы снова завоевать для Германии политическое могущество. А строительство вермахта важнейшая предпосылка для завоевания политического могущества. А политическое могущество следует использовать для захвата нового жизненного пространства и его беспощадной германизации. А ещё раньше, в своей книге «Майн кампф», Гитлер провозгласил программу антисоветской агрессии: « Когда мы говорим о новых территориях в Европе, мы можем думать в первую очередь о России и прилегающих к ней государствах»…. «Сама судьба дала нам сигнал к этому. Гигантское государство на Востоке созрело для развала. Мы избраны самой судьбой стать свидетелями катастрофы, которая принесёт решающее подтверждение правильности расовой теории». Но тогда на это мало кто обращал внимание, так как большинство политиков запада призывали к уничтожению большевизма и созданию антисоветской коалиции, рассматривающего СССР, прежде всего, как некий новый вариант русской империи, усиления которой всегда опасались на Западе. Уже через несколько дней после прихода к власти, на обеде у главнокомандующего рейхсвером барона фон Гаммерштейн – Экварда, Гитлер заявил:
«Создание вермахта есть важнейшая предпосылка для достижения цели – восстановления политической власти. Надо снова ввести всеобщую воинскую повинность. Но до этого государственная власть должна позаботиться о том, чтобы военнообязанные до призыва или после службы не были отравлены ядом пацифизма, марксизма и большевизма».
Приход к власти Гитлера стал возможен, прежде всего, в результате действия многих факторов: политических, внешнеполитических, психологических и социально – экономических. Гитлеру удалось умело использовать возможности демократической Веймарской республики для прихода к власти и уничтожения зародыша демократии западного типа в Германии. Многие программные заявления и обещания нацистов вызывали широкую поддержку в народе, считавшего справедливым требования национального равноправия Германии и пересмотра Версальского договора, ликвидации безработицы и внедрение мер социального обеспечения трудового народа. Приход к власти Гитлера стал возможным и в результате прямой поддержки со - стороны представителей крупного монополистического капитала, которые мечтали с его помощью вернуть себе не только передовые позиции в Европе и мире, но и не допустить к власти коммунистов. Поставить заслон распространению большевизма в Европе, надеялись с помощью Гитлера. Некоторые западные политики, представители промышленного капитала Франции, Англии и США, оказывали ему полную финансовую и политическую поддержку. Приход к власти Гитлера стал возможным и в результате поддержки возрождающейся германской армии. 23-сентября 1933 года выступая перед офицерами действительной службы, Гитлер благодарил армию за оказанную поддержку:
«Все мы хорошо знаем, что, если бы в дни революции (приход к власти) армия не была на нашей стороне, сегодня мы не стояли бы здесь».
После прихода к власти, Гитлер столкнулся с существовавшими ещё в Веймарской республике разногласиями внутри господствующего класса. А вновь возникшие политические и экономические трудности ещё больше обострили конфликты между различными монополистическими промышленными группами, в политической руководящей верхушке и в высшем военном командовании. Расхождения касались главным образом методов укрепления фашистской диктатуры, внутренней и внешней политики, развития вооружённых сил, а также разгорелась борьба за важные ключевые посты в государстве и сферы влияния. Одна группа группировалась вокруг министра хозяйства Шмитта, которая стремилась решить некоторые экономические и социальные проблемы, в частности сократить безработицу, за счёт временного замедления темпов производства вооружения и увеличения темпов производства товаров народного потребления. Против этой линии боролась группа представителей тяжёлой индустрии, группировавшейся вокруг Тиссена и Круппа, командование рейхсвера во – главе с Бломбергом и президента Рейхсбанка Шахта. В военной области разногласия касались того, должна ли массовая армия создаваться на базе полиции или же в виде постоянного войска. Лидер штурмовиков Рем и его группа хотели милиционной системы, при которой формирования СА должны были бы служить ядром армии, сами же они претендовали на самые высокие командные посты. Эти планы неизбежно натолкнулись на решительное сопротивление генералитета. Во - внешнеполитической области споры шли вокруг того, следует ли преодолеть сопротивление Франции германскому вооружению путём достижения «взаимопонимания» или же её надо «переиграть». За «взаимопонимание» выступали Шлейхер и Рем, командование рейхсвера, Шахт, Тиссен и Геринг отстаивали второе решение. Эти разногласия, в конце концов, привели к трагической развязке в 1934 году, когда Гитлер физически уничтожил Рема и других фюреров СА, генералов фон Шлейхера, фон Бредова и других лиц, представителей так называемой буржуазно-консервативной оппозиции (свыше тысячи человек). Таким образом, Гитлер принял сторону тех, кто стоял за создание мощной армии и ускорение вооружения, тем самым было достигнуто единство и преодолены разногласия верхушки фашистской партии с командованием рейхсвера. Избавившись от конкуренции с СА, командование рейхсвера чувствовало себя победителем. Что позволило Гитлеру 2-августа 1934 года, после смерти Гинденбурга, занять также пост президента Германии и в качестве «фюрера и рейхсканцлера» стать верховным главнокомандующим вермахта.
Но эти разногласия внутри господствующего класса были преодолены лишь на время. В 1937 – 38 - годах вновь возникли споры по вопросам стратегии и тактики внешней политики, и в военной области. Группа Шахта, Тиссена в числе которых был и Карл Герделер, учитывая нехватку сырья и валюты, предлагала временно дать приоритет экспорту и получить иностранные займы, прежде всего от США, чтобы тем самым создать мощную базу для дальнейшего вооружения. Сотрудничество с западными странами должно было быть направлено против СССР, тем самым Германия могла избежать опасности войны на два фронта. Против них выступила так называемая группа «четырёхлетнего плана», которых представляли: Флик, Крупп и Маннесман. Эта группа считала, что опираясь на «четырёхлетний план» можно и дальше поддерживать усиленный темп вооружения и как можно скорее начать осуществление плана военных захватов, даже если это грозит опасностью войны на два фронта. В результате этой борьбы, вместо Шахта, министром экономики стал Функ – человек Геринга. Министр иностранных дел барон фон Нейрат, сторонник сотрудничества с западными странами был заменён И. Риббентропом, выступавшим за союз с Италией и Японией против СССР, а также против западных держав. В армии также не все были довольны сложившимся положением. Вместо отстранённых от власти СА, вскоре появился новый конкурент генералитета – СС. Кроме того, и внутри самой армии возникли противоречия между аристократической, консервативной частью офицерского корпуса, преобладающей в прежних видах вооружённых сил, и офицерским корпусом новых, быстро развивающихся видов и родов войск (танковых, авиации, подводный флот), состоящий из более молодых офицеров, находящихся под влиянием фашистской идеологии. Имелись противоречия и внутри самого генералитета, в вопросах войны на два фронта, перспектив блицкрига, применения танков и авиации и некоторых других оперативно – тактических вопросов. В 1936 году возникли разногласия между Гитлером и некоторыми представителями военного руководства, в связи с занятием демилитаризованной Рейнской зоны. Генералы фон Бломберг, фон Фрич и Бек не выступали принципиально против этого шага, но боялись военной контрактации Франции и Англии, отразить которую Германия была не в состоянии. Имперский военный министр фон Бломберг и начальник генштаба Бек изложили свои сомнения Гитлеру, который отверг их, но, в конце концов, пошёл лишь на одну уступку, в случае военных действий противной стороны он даст германским войскам приказ отступить обратно за Рейн.
Мечты Гитлера о мировом господстве базировались на мощной экономической основе. В 30- годах Германия стала обгонять по основным показателям экономического развития Англию и Францию. Это стало возможным в результате огромных инвестиций и займов со стороны США, Англии и Франции. С 1924 по 1931 год Германия получила инвестиций и займов из–за границы около 25-млрд. марок. Англо-Голландский нефтяной трест Генри Детердинга соорудил бензохранилища вдоль стратегических автомобильных дорог Германии и обеспечил их надёжную защиту от атак с воздуха. Американские, английские и французские монополии явились главными поставщиками стратегического сырья для Германии. Железная руда и кокс, чугун и сталь, медь и алюминий, каучук и никель, олово и свинец, вольфрам, хром и другое стратегическое сырьё широким потоком шли на военные заводы Германии из США, Англии и Франции. В августе 1936 года Гитлер в меморандуме об экономической подготовке к войне наметил широкую программу мероприятий, заявив, что Германия всегда будет рассматриваться как основной центр западного мира при отражении большевистского натиска и что в Европе имеется лишь два государства, которые серьёзно могут противостоять большевизму – это Германия и Италия. И вообще, кроме Германии и Италии только Японию можно считать силой, способной противостоять мировой угрозе. Далее Гитлер утверждал, что если немецкие вооружённые силы в кратчайший срок не будут превращены в самую сильную армию в мире, то Германия погибнет. В данном случае действует принцип: что будет упущено за несколько месяцев в условиях мира, невозможно будет наверстать и в течение столетий. Меморандум заканчивался постановкой следующих задач: через четыре года Германия должна иметь боеспособную армию, а её экономика – быть готова к войне.
В области внешней политики Гитлер планировал создать такую обстановку которая позволила бы добиться целей с одной стороны используя прежде всего военную мощь вермахта, с другой стороны избежать ответного выступления возможной коалиции государств. Не случайно Германия 14-октября 1933 года покинула конференцию по разоружению, а через несколько дней после этого вышла из Лиги наций, а 16-марта 1935 года объявила о введении всеобщей воинской повинности, грубо нарушив военные статьи Версальского договора. Значительно к тому времени укрепив вермахт, фашистская Германия ревизовала и территориальные постановления Версаля, присоединив в 1935 году Саарскую область и осуществив в следующем году операцию «Шулунг» - демилитаризацию Рейнской зоны. И хотя немецкие офицеры имели приказ при осуществлении операции «Шулунг», совершённой всего несколькими батальонами, отступить в случае появления французских войск, последние так и не появились. Гитлер стремился также к расширению своего влияния на другие страны и искал союзников. Были созданы фашистские организации во Франции. 6-февраля 1934 года фашисты во Франции пытались осуществить вооружённый антидемократический переворот, однако эта попытка фашистов была сорвана. 18-июня 1936 года в Испании, где в результате победы народного фронта существовало левое правительство, был поднят военно-фашистский мятеж. Германия и Италия направили свои войска. В результате к власти был приведён генерал Франко. Соглашением от 25-октября 1936 года Германия признала захват Италией Эфиопии, и Италия согласилась на готовящийся захват Германией Австрии. В конце 1936 года Германия и Италия заключили соглашение, известное как «ось Берлин - Рим». Тесный союз был установлен между Германией и Японией. 25-ноября 1936 года они подписали так называемый «Антикоминтерновский пакт», к которому в 1937 году присоединилась Италия. В 1937 году военный министр генерал Вернер фон Бломберг писал Гитлеру, что вермахт должен быть настолько готовым к войне, чтобы быть в состоянии использовать для войны создавшееся благоприятные политические возможности. В связи с этим, Бломберг рассматривал 5 - вариантов будущей войны:
1) война на два фронта, с центром тяжести на Западе;
2) война на два фронта, с центром тяжести на Востоке;
3) вторжение в Австрию;
4)военные операции в Испании;
5) комбинации первого и второго варианта, с учётом совместных операций против Англии, Польши и Литвы.

Англия, США и Франция, проводившие политику «умиротворения», также способствовали агрессивным устремлениям Германии.
19-ноября 1937 года министр иностранных дел Великобритании лорд Галифакс говорил Гитлеру, что фюрер достиг многого не только в самой Германии, но что в результате уничтожения коммунизма в своей стране он преградил путь последнему в Западную Европу. И поэтому Германия по праву может считаться бастионом Запада против большевизма. Политика «умиротворения», политика «уступок» была опасной и для самих западных держав. Гитлер, выступая 5-ноября 1937 года на совещании, специально созванном для выработки плана войны, с участием руководящих деятелей фашистского рейха, говорил о том, что политика Германии, стремящейся расширить долю своего участия в мировом хозяйстве, должна иметь в виду двух заклятых врагов – Англию и Францию, для которых мощный германский колос в самом центре Европы является «бельмом на глазу». В создании германских военных баз в других частях света обе эти страны видят угрозу их морским коммуникациям, обеспечение германской торговли и, как следствие этого укрепление германских позиций в Европе. На этом совещании было принято решение о том, что война должна начаться не позже 1943 года, а по возможности раньше. Дальнейшая политика Германии не может осуществляться мирными средствами, и должна быть переведена на рельсы насилия. Именно на этих рассуждениях, по итогам данного совещания, основывал конкретный план войны генштаб сухопутных войск Германии. Разъясняя смысл планов генштаба, тогдашний главнокомандующий сухопутными войсками генерал – полковник фон Фрич писал: « Как континентальная держава, мы должны одержать окончательную победу на суше»,… «Целью немецкой победы могут быть завоевания на Востоке».
Наиболее серьёзной проблемой, которая стояла перед многими поколениями немецких политиков и генштабистов, стояла проблема «войны на два фронта». Существует мнение, что многие германские политики и генералы задумываясь о проблеме «войны на два фронта», а это и Бисмарк и Мольтке, и Людендорф, и Сект, и Бек, и Гофман и другие не могли не прийти к выводу: война на два фронта означает поражение Германии. Но это не совсем так. Были в Германии генералы, которые считали, что при определённых обстоятельствах можно добиться победы и в войне на два фронта, считая войну на два фронта неизбежной для Германии, они искали возможности для достижения успеха при определённых обстоятельствах и в разрешении такой, казалось бы, на первый взгляд невыполнимой задачи. Известно, что стратегический план германского генштаба по ведению война на два фронта – против Франции и России разрабатывался начальником генштаба генерал-фельдмаршалом фон Шлиффеном ещё в 1905 году. Шлиффен исходил из предположения, что Россия, ослабленная в русско-японской войне и революции 1905 года, не в состоянии оказать поддержку союзной Франции, и явно недооценивал англо – французское соглашение 1904 года о взаимопомощи. Согласно плану Шлиффена, основные силы сухопутных войск Германии должны были действовать против Франции (против России оставался лишь слабый заслон) через Голландию, Бельгию и Люксембург, нарушая их нейтралитет. Сосредотачивая на правом фланге на линии Мау на голландской границе главные силы -85 процентов германской армии и должны были в ходе глубокого, стратегического охвата вторгнуться в Северную Францию, захватить Париж, прижать французскую армию к границам, а затем окружить и уничтожить её. Левое крыло германской армии (15%-всех сил) имело задачу сковать, возможно, большое количество французских сил. План Шлиффена был рассчитан на молниеносный, на несколько недель разгром Франции. После этого предполагалось перебросить крупные силы на Восток, для действий против ослабленной России. Этот план, по мнению многих исследователей, является образцом военного искусства, секретом победы в войне на два фронта. Канцлер Германии генерал Каприви, после отставки Бисмарка, придумал и ввёл в дипломатическую практику того времени «новый курс». Если дипломатия Бисмарка ставила своей задачей предотвращение непосильной, по его мнению, для Германии войны на два фронта, изоляцию Франции и подготовку локализованной войны против неё, то дипломатия Каприви считала эту задачу невыполнимой и нереальной. Напротив Каприви считал, что Германия должна готовиться к войне против франко – русского блока. Для успеха в войне на двух фронтах необходимо было создать такую группировку держав, которая превосходила бы по своей силе Россию и Францию вместе взятые. Но для этого нужно было перетянуть на свою сторону Англию. Каприви взял курс на заключение долгосрочных тарифов, которые сыграли в дальнейшем большую роль в экономическом развитии Германии, в заключение соглашения с Англией.
Понятно, что Гитлер и германский генштаб не могли не взять эти разработки на вооружение. Стратегия Гитлера была направлена на то, чтобы в первую очередь создать единый антибольшевистский блок западных стран против СССР, но это ему так и не удалось сделать. Не удалось перетянуть на свою сторону и Англию. В 1936 году Гитлер, направляя Риббентропа со специальной миссией в Лондон, заклинал его: « Риббентроп, привезите мне союз с Англией». И тогда казалось, что Германия очень близка к достижению своей цели созданию антисоветского союза западных держав.
24-июня 1937 года Бломберг издал директиву о единой подготовке вооружённых сил к войне. В этой директиве говорилось, что, хотя, Германия не ожидает какого-либо нападения на неё иностранной державы, вермахт должен находиться в состоянии военной готовности с тем, чтобы использовать в военном отношении любые представляющиеся политические благоприятные возможности. Правда некоторые военные руководители высказывали опасения насчёт недостаточной степени вооружения Германии, опасности войны на два фронта, силы французской армии и чехословацких укреплений. Фрич и Бек считали, что надо иметь минимум 51-процент шансов на успех, но этого 51-процента в наличии нет. Но Гитлер отверг эти опасения.
В январе 1938 года Гитлер недовольный генералитетом начал реорганизацию руководства армии. Бломберг и Фрич (первый под предлогом скандальной женитьбы, а второй – гомосексуализма) были смещены со своих постов. И хотя обвинение, выдвинутое против Фрича, оказалось ложным, восстановлен в своей должности он не был. Одновременно были сняты или переведены на другие должности довольно большое число генералов. В феврале 1938 года было учреждено Верховное главнокомандование вооружённых сил (ОКВ), выполнявшего функции рабочего штаба верховного главнокомандующего. Фрича заменил генерал-полковник фон Браухич. Начальником штаба ОКВ был назначен известный своей преданностью лично Гитлеру генерал Кейтель.
Вальтер фон Браухич родился 4- октября 1881 года в семье прусского генерала кавалерии. В 1900 году окончил военное училище. В 1912 году окончил Военную академию. Участник 1-й мировой войны. С 1919 по 1933 годы в рейхсвере на командных и штабных должностях. С 1933 по 1937 год командовал войсками 1-го Военного округа, 1-м армейским корпусом, 4-й армейской группой.
Вильгельм Кейтель родился 22-сентября 1882 года. На военной службе с 1909 года. Участвовал в 1-й мировой войне, занимал различные штабные должности. С приходом к власти Гитлера, активно сотрудничал с нацистским режимом. В 1935 году был назначен командиром дивизии, затем был назначен начальником управления военного министерства.
12-марта 1938 года германские войска вступили в Австрию, а ещё через день она была включена в состав третьего рейха. Общее руководство войсками, отобранными для вторжения в Австрию, было возложено на генерал-полковника фон Бока. В числе отобранных, были войска 16-армейского корпуса, под командованием Гудериана, произведённого к тому времени в генерал-лейтенанты, в том числе 2-я бронетанковая дивизия и дивизия СС - лейб штандарт «Адольф Гитлер». Некоторые историки, опираясь видимо на воспоминания У. Черчилля, так описывают аншлюс, что якобы немецкие боевые машины неуклюже перешли границу и остановились возле Линца. Несмотря на хорошую погоду и отличные дорожные условия, большая часть танков сломалась. Поломки имелись также у моторизованной тяжёлой артиллерии. Дорога от Линца до Вены была забита тяжёлой колёсной техникой, отказавшейся двигаться дальше. Ответственность за поломки, которые показали неподготовленность германской армии на данной ступени реформ, возложили на генерала фон Рейхенау, фаворита Гитлера, командующего 4-й группой армий. Гитлер сам, проезжая через Линц, видел эти заторы и пришёл в ярость. Лёгкие танки смогли выбраться из затора и вошли в Вену рано утром в воскресенье. Колёсную технику и моторизованную тяжёлую артиллерию доставили по железной дороге на открытых платформах, и только таким образом они успели к церемонии. Известно много кинокартин, изображающих, как Гитлер следует через Вену посреди ликующей или испуганной толпы. Но у этого мистического триумфа была неспокойная подоплёка. Фюрер еле скрывал бешенство, в которое привело его свидетельство явных недостатков германской военной техники. Он отчитывал генералов, а те не промолчали в ответ. Они напомнили Гитлеру о том, что он отказался слушать Фрича, предостерегавшего о том, что Германия не в том положении, чтобы пойти на риск серьёзного конфликта. Однако внешние приличия были соблюдены. Официальные празднования и парады состоялись.
На самом деле, основываясь на воспоминаниях участников данных событий, можно утверждать, что немецкие боевые машины задержались в Линце по приказу Гудериана для встречи Гитлера, а не по какой другой причине. В любом случае они достигли Вены тем же днём. Погода была плохая, к полудню начался дождь, а ночью сильная вьюга. Единственную дорогу из Линца в Вену в это время ремонтировали, и отдельные её участки находились в плохом состоянии. Большинство танков добралось до Вены без поломок. Потери танков из-за поломок составили не более 30%, что является нормальным в таких случаях. Дефектов в тяжёлой артиллерии не проявилось, по той причине, что её просто у немцев не было, как и не было и заторов по дороге. Генерал фон Рейхенау только что получил командование над 4-й группой армий и едва ли мог отвечать за готовность своих войск, как впрочем, и его предшественник генерал-полковник фон Браухич. Немцы имели только лёгкие танки и, следовательно, перебросить тяжёлые танки и тяжёлую артиллерию, которой не было, на железнодорожных платформах не могли. Гитлера в тот момент, можно назвать каким угодно, только не разъярённым. Его видели глубоко тронутым встречей. Слёзы текли у него по щёкам и слёзы эти были искренними. Ни один офицер не был «отчитан» или наказан, никаких претензий со стороны Гитлера к командованию немецких войск, не предъявлялось.
Летом 1938 года вследствие форсированной подготовки войны усилились экономические трудности Германии, возросла опасность инфляции. С сентября 1937 года по февраль 1939 года германская промышленность не смогла выполнить 41,4 % военных заказов ввиду нехватки сырья и производственных мощностей. В 1938 году начальник генштаба сухопутных войск Бек, направил несколько записок Браухичу, в которых заявлял, что хотя он и выступает за большее жизненное пространство в Европе и заморских владениях, а также за ликвидацию Чехии, как «очага опасности», однако считает, что на пути достижения этой цели в настоящее время стоят слишком крупные препятствия. Таковы военная коалиция Чехословакии с Францией, Англией и США, возникновения которой следует ожидать; незавершённость формирования и вооружения вермахта; опасность с воздуха, низкий уровень финансового, продовольственного и сырьевого положения Германии; что если Франция и Англия вступят в войну, то война будет не на жизнь, а на смерть. Бек предлагал Браухичу побудить верховного главнокомандующего приостановить проводимые по его приказу военные приготовления и отложить намерение насильственно решить Чешский вопрос. Бек также предложил, чтобы Верховным главнокомандующим был назначен главнокомандующий сухопутными силами, который одновременно «в интересах согласования политического смысла войны с наличными целями и военными целями» должен участвовать в разработке внешней политики и мероприятиях в области экономики, администрации и даже морально – политического воспитания народа. В случае отказа Гитлера руководители вермахта должны были заявить о своей отставке. Но Браухич отклонил это требование.
19-апреля 1938 года Гитлер издал некий документ озаглавленный, как «Проблемы организации войной». В котором Гитлер вновь изложил свои взгляды на войну будущего и подтвердил необходимость объединения высшей политической и военной власти в одном лице. В августе 1938 года Бек подал в отставку, которая была принята Гитлером. Начальником генштаба сухопутных войск в сентябре 1938 года был назначен Франц Гальдер, который в 1914 году окончил Баварскую военную академию. В 1935 году был назначен командиром пехотной дивизии. Затем занимал различные должности в генштабе. Был заместителем начальника генштаба.
Кульминационным пунктом политики «умиротворения» агрессора, со – стороны западных держав, явилось Мюнхенское соглашение 30-сентября 1938 года «О передаче Германии Судетской области Чехословакии». А ещё раньше 19-сентября 1938 года Чехословакии был вручён англо-французский ультиматум, предлагавший согласиться на требования Гитлера, о передаче рейху пограничных районов, и расторгнуть договор о взаимопомощи с СССР, который был готов оказать военную помощь Чехословакии, но только при условии, что само правительство этой страны обратиться к СССР с такой просьбой.
30-мая 1938 года Гитлер подписал приказ о разработке операции «Грюн». По плану этой операции планировалось нанести два глубоких проникающих удара, которые должны были взломать оборону чехов, взять в клещи и заставить капитулировать, которые требовали решительного массирования сил на избранных направлениях. На совещании Гитлер заявил:
- Мы даём чехам шанс самим перейти в наступление и выйти на фланги и в тыл нашей ударной группировки. Я не могу согласиться на такой риск в самом начале нашей большой войны. Мне нужны только быстрые победы.
Ему возразил только Гальдер:
- Нельзя рассчитывать на быструю и решительную победу совершенно без всякого для себя риска. Военное искусство и состоит в том, чтобы сделать риск минимальным.
На совещании 9-сентября Гальдер вновь начал настаивать на принятие этого плана. Но на этот раз его поддержал Браухич, который заявил, что в случае принятия плана, предложенного Гитлером, первый удар окажется слишком слабым, что позволит армии Чехословакии избежать решительного поражения и отступить в Словакию. А такая отсрочка позволит правительству Чехословакии обратиться за помощью к Англии, Франции, а может быть и к СССР. В результате война может затянуться на неопределённый срок, и перед Германией встанет уже совсем другой противник.
Гитлер оспорил этот аргумент. Он заявил, что в плане Браухича – Гальдера слишком много зависит от успеха ударов на главных направлениях, которые могут быть сведены на нет обороной, и контрударами противника. Он предложил компромиссный вариант – совмещение двух главных ударов с наступлением войск на более широком фронте.
- Ещё древние военачальники предупреждали, что нельзя быть одинаково сильным везде, - заметил Браухич – Мы располагаем конкретными силами и должны планировать операции, только исходя из этих сил. Распыление войск по фронту неизбежно приведёт к ослаблению группировок на направлении главных ударов, снизит эффективность этих ударов. Но уважая мнение фюрера, я бы просил генштаб ещё раз всё правильно просчитать и постараться изыскать средства для наступления на более широком фронте.
Гальдер только развёл руками. Колебания Браухича Гитлер оценил, как малодушие. Кейтель же обрушился на Гальдера, обвинив его в трусости и пораженчестве, заявив, что многие генералы, опираясь на свои аристократические корни и долговременную службу в высоких штабах, видят в фюрере не стратега, а ефрейтора периода 1-й мировой войны.
Гитлер в жёсткой форме вновь изложил свои соображения в отношении плана «Грюн». Гальдер в ответ, также в жёсткой форме, начал доказывать слабость плана фюрера, но, в конце концов, неожиданно для всех присутствующих заявил, что долг каждого военного повиноваться главе государства, и он согласен на компромиссный вариант.
После того, как генералы ушли, Гитлер заявил Кейтелю, что сожалеет о том, что его нацистские лидеры, будучи беспрекословно преданными, своему фюреру, не в состоянии командовать армиями.
- Но наступит время, и мы ещё покажем всем этим генералам, что наша национал-социалистическая идея пробьёт любую твердыню на пути к солнцу, и не исключено, что это произойдёт без их грубой военной силы.
Кстати, уже после войны, Гальдер на Нюрнбергском процессе подтвердит, что в это время они: Браухич, Гальдер, фон Вицлебен, фон Броксдерер - Алефельд и Гёпнер подготовили план отстранения Гитлера от власти, сразу после того, как будет отдан приказ о нападении на Чехословакию, но уступки со стороны Англии и Франции помешали осуществлению этого плана.
В СССР в сентябре 1938 года были отмобилизованы и приведены в боевую готовность крупные силы Красной Армии. К западной границе были выдвинуты 30-стрелковых и 10- кавалерийских дивизий и танковый корпус. Были подготовлены к боевым действиям 246-бомбардировщиков, 302-истребителя, дислоцированных на базах Белорусского, Киевского и Харьковского военных округов. К тому времени Чехословацкая армия имела 36-дивизий, 1500-самолётов и 400-танков. Всего: 1,6-млн. человек. Вначале Бенеш, обратился к Советскому правительству с запросом о его готовности выполнить договорные обязательства и получил утвердительный ответ. Но, в конце концов, под давлением руководителей Франции и Англии, правительство Чехословакии отказалось от советской военной помощи и капитулировало.
29-30- сентября 1938 года на конференции в Мюнхене английский премьер-министр Чемберлен и французский премьер-министр Деладье подписали договор с Гитлером и Муссолини о расчленении Чехословакии. По Мюнхенскому соглашению Судетская область Чехословакии отошла к Германии. В Мюнхене Чемберлен подписал с Гитлером совместную декларацию, в которой говорилось о том, чтобы никогда больше не воевать друг с другом.
6-декабря 1938 года состоялось подписание франко-германской декларации, Правящие круги Англии и Франции надеялись и стремились к тому, чтобы гитлеровская агрессия была направлена против СССР. Гитлер же воспринял Мюнхенское соглашение, как проявление крайней слабости потенциальных западных союзников, с которыми можно теперь вообще не считаться. В одной из бесед 22-августа 1939 года Гитлер говорил: «Мне было ясно, что конфликт с Польшей наступит рано или поздно. Я решился на него уже весной, но думал, что сначала обращусь против Запада, а только затем против Востока. Но очерёдность нельзя устанавливать заранее». … «Мой пакт с Польшей был заключён только для выигрыша времени. А затем милостивые государи, с Россией случится то, что я проделаю в качестве образца с Польшей».
15-марта 1939 года Гитлер преподнёс первый сюрприз, германские войска полностью оккупировали Чехословакию, продемонстрировав всему миру, что она не считается ни с какими международными соглашениями и договорённостями. Несколько дней Гитлер провёл вместе с войсками.
22-марта 1939 года немецкие войска оккупировали Клайпеду, принадлежащую Литве. Ещё через два дня Гитлер потребовал от Польши согласия передать Германии Данциг и предоставить ей экстерриториальную автостраду и железную дорогу. Кроме того, Гитлер расторг англо-германское военно-морское соглашение 1935 года, затем предъявил претензии на бывшие колонии Германии, отошедшие к Англии и Франции по Версальскому договору. Политика «уступок» и «умиротворения», проводимая западными державами потерпела крах.
2-августа 1939 года выступая перед руководителями вермахта, Гитлер заявил, что в Англии и Франции личностей крупного масштаба нет. Это никакие не повелители, не люди действия. Наши противники – жалкие черви. Я видел их в Мюнхене. Они слишком большие трусы, чтобы напасть. Они не выйдут за пределы блокады.
Но Гитлер не был удовлетворён мирным разрешением судетской проблемы. По его мнению, пришло время продемонстрировать всему миру силу и мощь новой Германии, силу и мощь нового вермахта, созданного за эти четыре года под его руководством. Мюнхенскому соглашению он предпочёл бы победоносную войну с Чехословакией, чтобы поставить западные державы перед историческим фактом, о появлении на мировой арене новой мировой державы. Гитлер считал, что доверие к нему со стороны немецкого народа значительно возросло. Он не только без всякого кровопролития устранил унизительные последствия Версальского договора, угнетавшее национальное сознание немецкого народа, но и как тогда казалось большинству нации, укрепил мощь и величие германской империи, стремился объединить немецкое население, живущее за границей в Единое великое германское государство. Гитлер планировал создать такую обстановку, которая позволила бы добиться целей, с одной стороны, используя, прежде всего, военную мощь германского вермахта, с другой стороны, избежать ответного выступления возможной коалиции государств. И было ясно, что следующей жертвой будет Польша. Тем более что с Польшей нечего было и думать о повторении чехословацкого варианта, когда в марте удалось захватить это государство, так как это бы неизбежно привело к войне с западными державами. Поэтому Гитлер поставил перед собой цель изолировать Польшу в первую очередь политически, несмотря на существующий франко-польский союз и на гарантии, которые Англия дала Польше в апреле 1939 года, в надежде, что удастся ограничиться военным конфликтом с одной только Польшей. Гитлер надеялся убедить западные державы в том, что в любом случае военная помощь Польше придёт слишком поздно, надеясь, что западные державы не пойдут на развязывание затяжной мировой войны с сомнительным исходом только с целью отменить то, что произойдёт в течение нескольких недель и станет уже свершившимся фактом. Решающим фактором в политической и военной изоляции Польши, Гитлер считал позицию Советского союза. С весны 1939 года Берлин предпринял серию манёвров с целью недопущения военного союза СССР с западными державами.
20-мая 1939 года Берлин заявил о своём желании направить в Москву делегацию для ведения экономических переговоров, хотя в Москве считали, что для экономических переговоров нет подходящей политической базы. 30-мая статс-секретарь МИДа Эрнст фон Вейцзекер приняв временного поверенного в делах СССР Астахова, заявил ему: «России предоставляется в немецкой политической лавке довольно разнообразный выбор – от нормализации отношений до непримиримой вражды».
Многократные попытки зондажа со стороны Берлина о возможности изменений в советско-германских отношениях не встречали положительного отклика, так как Москва в это время стремилась к достижению военно-политического соглашения с Англией и Францией.
27-июля 1939 года советник МИДа Шнурре, которому было поручено ведение экономических переговоров с Москвой, изложил советским представителям систему поэтапной нормализации отношений между двумя странами, включавшей восстановление хороших политических отношений, продолжая то, что имелось (Берлинский договор о нейтралитете 1926 года) или реорганизацию их с взаимным учётом жизненно важных интересов. В качестве предпосылки этому Шнурре выдвинул пересмотр Советским Союзом своей «однозначно антигерманской политики». В ответ Астахов заявил, что такие факты, как «антикоминтерновский пакт», «мюнхенское соглашение», включение Германией Прибалтийских государств и Финляндии, а также Румынии в сферу своих интересов – всё это не позволяет Москве видеть положительные перемены в политике Германии. Но дальнейшее осторожное зондирование позиции руководства СССР, позволяли сделать вывод о том, что лидеры Советского Союза заинтересованы в политическом сближении с Германией, судьба буржуазной Польши, которая была бастионом Запада против СССР, их волнует только в плане обеспечения собственной безопасности и интересов. В то - же время Гитлер умело спекулировал на антикоммунизме лидера Польши Бека, заявляя 5-января 1939 года: « Каждая польская дивизия, борющаяся против России, соответственно сберегает одну германскую дивизию» и это он говорил тогда, когда уже готовилось нападение на Польшу. Не случайно в мае 1939 года Польша отвергла советское предложение заключить пакт о взаимной помощи, видимо надеясь, что этот шаг Гитлер не может не оценить. Но Польша жестоко ошиблась. В беседе с министром иностранных дел Италии графом Чиано 28-мая 1939 года, Гитлер сказал: « Речь идёт не о Данциге. Дело для нас идёт о расширении жизненного пространства на Востоке и обеспечении продовольственного снабжения, а также о решении прибалтийской проблемы. В Европе нет, видно, других возможностей».
31-апреля 1939 года Верховное командование вооружённых сил Германии (ОКВ) издало директиву «О единой подготовке вооружённых сил к войне».
В директиве говорилось:
- Задача ВС Германии заключается в том, чтобы уничтожить польские вооружённые силы. Для этого необходимо стремиться и готовиться к внезапному нападению. О проведении скрытой или открытой общей мобилизации будет дан приказ только в день наступления, по возможности в самый последний день;
- Планирование военных приготовлений должно проводиться с таким расчётом, чтобы осуществление операции было возможно в любое время, начиная с 1-сентября 1939 года.
Позиция Советского Союза вокруг Польши была важна и для западных держав, которые прекрасно осознавали, что их военные гарантии Польше без прямого военного участия СССР не имеют прочной основы. Но они, тем не менее, не связывали себя военным союзом с СССР, в надежде ещё договориться с Германией, возможно за счёт интересов СССР. Вначале Гитлер подозревал, что Советский Союз блефует, пытаясь укрепить свои позиции против западных держав, угрожая им заключением русско – германского соглашения. Лишь в конце июля Гитлер дал указание министру иностранных дел ускорить переговоры с русскими, так как это подозрение не подтвердилось. По мнению руководителей Германии, русских стало больше устраивать возможность заключения реального соглашения с Германией, чем труднодостижимый союз с Западом. Гитлеру было важно, чтобы Советский Союз оставался по-крайней мере нейтральным, до завершения военного конфликта с Польшей. Он решил предложить Советскому Союзу существенное вознаграждение, предоставить ему часть Польши и не проявлять больше интереса к мелким восточно-европейским государствам, граничивших с СССР. В то - же время Гитлер пошёл на участие в проведении секретных переговоров в Лондоне и Берлине в июле – августе 1939 года. Английская сторона в лице советника МИДа Вильсона, предложила Германии заключить соглашение по самым важным вопросам политического, экономического и военного характера. В частности англичане намекали на то, что заключение пакта о ненападении дало бы Англии возможность освободиться от обязательств в отношении Польши. Но сведения о переговорах просочились в печать и стали достоянием общественности. Поднялся скандал, Вильсон сослался на то, что эта встреча с представителями Германии состоялась не по его инициативе. В Германии логично считали, что продолжением идей Вильсона должен был отказ Англии от тройственных переговоров в Москве и заключения тройственного союза, чего более всего боялся Гитлер. Фюрера успокаивали тем, что в Англии к продолжению переговоров о пакте с Россией, несмотря на посылку военной миссии, относятся скептически. Об этом свидетельствует состав английской военной миссии: адмирал – комендант Портсмутской крепости, практически находится в отставке и никогда не состоял в штабе адмиралтейства, генерал – простой строевой офицер, генерал авиации -выдающийся лётчик и преподаватель лётного искусства, но не стратег. Это свидетельствует о том, что английская военная миссия скорее имеет своей задачей установить боеспособность Советской Армии, чем заключить оперативные соглашения. Тем более англичане убеждены в том, что и русские не имеют серьёзного желания заключить соглашение. После затухания скандала в прессе, переговоры были продолжены. Через дипломатические и другие каналы до англичан были доведены сведения о планах Гитлера напасть на Польшу и заключить пакт о ненападении с СССР. Секретные переговоры дали Гитлеру ещё один аргумент в его убеждённости в том, что, хотя реального соглашения достичь не удалось, в случае нападения Германии на Польшу, Англия и Франция останутся нейтральными. Летом 1939 года президент США Рузвельт направил Гитлеру письмо, в котором попросил германского фюрера не вторгаться в малые страны. Гитлер, выступая в рейхстаге, под громогласный смех депутатов, торжественно пообещал не нападать на США.
22-июня 1939 года Гитлер создал Совет обороны рейха, под председательством Геринга.
23-августа 1939 года в Кремле между СССР и Германией был заключён пакт о ненападении, так называемый пакт Молотова – Риббентропа, а также было подписано секретное соглашение о разделе Польши. Таким образом, Гитлеру удалось обойти западные державы, так как они упустили момент, когда ещё могли удержать германскую политику в приемлемых для себя рамках. В самой Германии заключение пакта с СССР, в военных и партийных кругах было встречено с тревогой. Некоторые считали этот шаг Гитлера чуть - ли не изменой нацистским идеям, что Гитлер попался на удочку Сталина. Военных особенно возмущало соглашение о разделе Польши, которые считали, что в результате этого стратегические позиции Германии значительно ухудшаться. В частности генерал Вицлебен открыто высказывался против политики Гитлера в отношении сближения с Россией. Критики из гражданской сферы группировались вокруг Гёрделлера, который одно время был имперским комиссаром по вопросам цен и бургомистром Лейпцига, и который установил тесные связи с генералом Беком. Гёрделлер выступал также против некоторых мер государственного регулирования в экономической сфере, проводимой правительством Гитлера, и требовал большей свободы предпринимательства, считая, что мероприятия нацистов приведут к экономическому упадку. В 1937 году Гёрделлер сложил с себя обязанности обер-бургомистра Лейпцига. Формальное обоснование гласило, что он не согласен со снесением памятника композитору Мендельсону. И тогда – же Гёрделлеру был предложен пост в дирекции концерна «Крупп АГ», но против этого выступил Гитлер, заявив, что он не желает видеть в руководстве крупповскими предприятиями человека с такими взглядами в области экономической политики. В 1937 Гёрделлер стал советником электроконцерна «Бош АГ» в Штутгарте. В 1938-39 г. г. Гёрделлер побывал во - многих странах. После поездок он составлял отчёты, которые посылались Круппу, Бошу, Герингу, Шахту и в имперскую канцелярию, а также некоторым генералам: фон Фричу, Беку, Гальдеру и Томасу. В своих отчётах о поездках Гёрделлер давал правительству Гитлера рекомендации по проведению экспансионистской политики с минимальным риском, без угрозы военных столкновений. Любопытно, что Гёрделлер считал войну против Англии и Франции, к которым примкнут США, бесперспективной также потому, что Германия останется в одиночестве. Он писал: «В нашем распоряжении нет настоящих союзников. Япония – это не союзник, а страна, которая хладнокровно извлекает выгоду из положения в Европе и в случае победы беззастенчиво уничтожит и германские интересы в Восточной Азии. Какую ценность представляет собой итальянский союзник, видно из моего отчёта о поездке в Италию, по существу же Германии пришлось бы рассчитывать только на свои собственные силы. … «Англия и Франция немедленно вступят в борьбу, а это означает большую войну». Гёрделлер приходит к выводу: «Согласно тому материалу, которым я располагаю, вступление Германии в большую войну недопустимо, потому что выиграть её нельзя, а поэтому надо иметь в виду опасность заключения вновь ослабляющего нас мира». Гёрделлер рекомендовал пока отказаться от войны и пытаться добиться нового передела мира мирными средствами за столом переговоров. Позднее Гёрделлер составил меморандум, в котором он детально изложил свои взгляды. В отношении СССР в меморандуме говорилось: « На Востоке никакое плодотворное экономическое и политическое сотрудничество с большевистской Россией развиваться не может», в то – же время говорилось, что «целью должно быть постепенное включение России в европейское объединение». Гёрделлер пишет о том, что не хочет даже уничтожать большевизм в СССР военной силой, ибо это слишком рискованно, он хочет в союзе с другими империалистическими великими державами «вовлечь» СССР в европейское объединение, а это может значить только одно, подвергнуть его шантажу, разложить его изнутри, улучшить извне. И всё это при одном непременном условии, господстве германского империализма, достижении мирной договорённости с западными державами о переделе мира. В области экономики Гёрделлер предлагал принятие мер по ограничению монополий. Он требовал отменить все законы, дававшие нацистской партии господствующее влияние на общественную жизнь и перейти к монархии, но во - главе рейха должен стать рейхсфюрер.
Дело дошло до того, что Гитлер в специальной речи 27- августа, произнесённой перед высшими руководителями рейха, был вынужден оправдываться, говоря, что пакт с Россией «неправильно понят в рядах нацистской партии».
25-августа 1939 года руководители Англии попытались спасти положение, придав гарантии Польше форму военного союза, пытаясь таким образом удержать Гитлера от односторонних шагов в разрешении конфликта с Польшей. Гитлер отменил наступление на Польшу уже назначенное на следующее утро, желая предоставить время лидерам западных держав. Главный союзник Гитлера премьер-министр Италии Муссолини неожиданно заявил, что Италия не сможет принять участие в конфликте, который, по его мнению, теперь не сможет ограничиться одной только Польшей, предложив провести конференцию по Польше. На эти предостережения в Берлине просто не обратили внимания. Дальнейшие переговоры с Англией и Польшей, Гитлер поручил вести Риббентропу, в такой форме и с такой поспешностью, чтобы они неизбежно были обречены на провал, если конечно поляки не сделали бы совершенно невероятных уступок. Как и ожидали в Берлине, переговоры провалились.
Таким образом, можно сделать следующий вывод о том, что стратегическая концепция Гитлера, в этот период предусматривала определённую последовательность в осуществлении агрессивных действий: ликвидация малых буферных государств Центральной и Юго-Восточной Европы в целях улучшения стратегических экономических позиций рейха, развязывание большой войны на Западе (разгром Франции, выход из войны Англии, оккупация всей Западной Европы, и создание предпосылок для победоносной войны против СССР); разгром СССР, завоевания в Африке, на Ближнем и Среднем Востоке. Подготовка борьбы с США. Гитлер рассчитывал, что Италия серьёзно подорвёт стратегические позиции Великобритании в бассейне Средиземного моря, а Япония отвлечёт значительные силы Англии и США от Европы активными действиями на Тихом океане и в Юго-Восточной Азии, а также свяжет СССР на Дальнем Востоке. И в достижении этих целей Гитлер делал ставку на молниеносную войну – «блицкриг», с помощью созданной им мощной системы пропаганды, внедряя в сознание миллионов немцев физиологическую ненависть к другим народам и обожествление своего фюрера.

1-2. Вооружённые силы Германии, Франции, Англии и Польши накануне войны.
а) Вооружённые силы Германии.
Создание новой германской армии, Гитлер начал заниматься, начиная с 1935 года, когда 16-марта объявил о введении всеобщей повинности и определил численность сухопутной армии примерно в 36-дивизий. Но фактически комплектование личного состава и техническое оснащение войск началось ещё раньше осенью 1933 года. За короткое время из 7-пехотных и 3-х кавалерийских дивизий, и 6-австрийских бригад к осени 1939 года возникли 39-пехотных, 3-горнострелковых, 5-танковых, 4-лёгкие и 1-кавалерийская дивизии, всего – 52 соединения. Плюс многочисленные учебные подразделения, составляющие основу создаваемых при мобилизации формирований. На случай войны планировалось формирование ещё 46-дивизий. Но комплектование их личным составом представляло большие трудности. Приходилось обращаться к младшим возрастам времени 1-й мировой войны, так как контингент 1901-1914 годов рождения не проходил с 1919 года никакой военной подготовки и теперь она только начиналась. Для оснащения этих войск было использовано ненужное кадровым частям устаревшее вооружение и техника расформированной чехословацкой армии, но и этого вооружения едва хватало. Однако были и положительные стороны. Кадровые дивизии были лучше вооружены и в мирное время почти достигли численности военного времени. Боевая подготовка была построена на принципах рейхсвера (профессиональной армии). В результате был, достигнут значительно более высокий уровень боевой подготовки. Кроме того, сухопутная армия располагала таким унтер- офицерским составом, какого не имела ни одна другая сухопутная армия мира – многочисленным, исключительно хорошо подобранным и обученным. Именно он являлся образцом применения перенятых у рейхсвера методов отбора, воспитания и обучения личного состава. Несмотря на увеличение численности армии, удалось сохранить очень высокие качества унтер – офицерского состава, как основы для обучения войск. Увеличение численности войск создало большие трудности в укомплектовании офицерским составом. Только вновь возникшая авиация потребовала из имеющихся 3500-кадровых офицеров сухопутной армии рейхсвера не менее 500-офицеров. Поэтому многих восстановленных офицеров бывшей кайзеровской армии, а также временно служащих в полиции приходилось использовать преимущественно в качестве ротных и батальонных командиров.
В Германии теория военной стратегии своё развитие получила во-второй половине 19-века в трудах Мольтке (старшего), придававшего первостепенное значение внезапности действий, широкому использованию железных дорог для сосредоточения крупных масс войск у границ государства противника. Позднее в работах Шлиффена обосновывалась военная стратегия при ведении войны на два фронта. Клаузевиц в книге «О войне» сделал первую попытку разработать основы военного искусства и проанализировать её свойства. Военная стратегия Германии предусматривала внезапное нападение без объявления войны, массовое применение танков, авиации и воздушных десантов, для ведения стратегического наступления на большую глубину. Широкое распространение в Германии получили работы австрийского генерала артиллерии Эймансбергера, в своё время занимавшего пост инспектора сухопутных войск, занимавшегося изучением проблем танковой войны, на основе опыта применения танков в Первой мировой войне. Свои выводы Эймансбергер в 1934 году изложил в книге «Танковая война», утверждая, что танки являются главной ударной силой сухопутных войск. Доказывая необходимость создания сильных отдельных танковых соединений способных развивать тактический успех в оперативный, он в то - же время несколько преувеличивая роль танков, и уменьшал значение других родов войск. Эти разработки легли в теорию молниеносной войны, которая была взята на вооружение в фашистской Германии. Генерал Людендорф в 1935 году систематизировал в книге «Тотальная война» основные положения теории тотальной войны, которая требовала ещё в мирное время подчинить интересам подготовки агрессивной войны все стороны жизни и деятельности государства и общества, а в военное время применение самых жестоких средств борьбы, в целях массового уничтожения вооружённых сил противника и населения стран, подвергшихся нападению. Теория «Тотальной войны» стала основой военной доктрины фашистской Германии и включала в себя теорию «блицкрига» (молниеносной войны). Согласно этой теории победа достигается в кратчайший срок, исчисляемый месяцами или неделями, до того как противник сумеет отмобилизовать и развернуть свои вооружённые силы, основоположником которой был генерал-фельдмаршал фон Шлиффен. В 1936 году генерал Гудериан издал книгу «Внимание танки», в которой главную роль в успехе наступательной операции и войны в целом отводил массированному применению танков. Но в отличие от Эймансбергера отрицал необходимость придавать танки пехоте, рекомендуя использовать их в составе танковых дивизий и корпусов, массируя их на одном направлении. Также в отличие от Эймансбергера, Гудериан разработал теорию оперативного прорыва обороны противника с помощью крупных танковых соединений, значительно недооценивая роль других родов войск, в частности авиации. Слабость военной стратегии фашистской Германии заключалась в переоценке возможностей своей армии и экономики, и недооценке возможностей государств и армий своих вероятных противников, в разрыве между оперативными планами и экономическими возможностями государства, неумение гибко и своевременно реагировать на изменившиеся условия вооружённой борьбы. Кроме того, в Германии недостаточно прорабатывались вопросы одновременного ведения войны против нескольких противников, проблемы стратегического выбора – защищать ли второстепенные фронты или сосредоточить все силы против главного противника, о переключении основных сил с одного фронта на другой.
Принято считать, что большое значение, для успехов в первые годы Второй мировой войны имело то, что сухопутная армия Германии извлекла из Первой мировой войны совершенно иные уроки, чем её бывшие противники. Что она стала придавать решающее значение подвижным действиям. На самом деле это происходило не без проблем. К примеру, французская армия жила старыми представлениями о позиционной форме вооружённой борьбы, предлагая применять многочисленную технику для преодоления обороны противника и прежде всего, ставила главной целью добиться превосходства в артиллерии. Решающее значение, которое имеет создание многочисленных подвижных соединений и их использование для оперативных прорывов во взаимодействии с соответственно оснащёнными и обученными воздушными соединениями, было понято и практически осуществлено лишь немцами и русскими. Но это понимание в этих армиях воспринималось с трудом. Если назначенный осенью 1933 года командующим сухопутными силами генерал барон фон Фрич, благосклонно относился к вопросам развития бронетанковой техники, и без предрассудков воспринимал свежие идеи, то новый начальник генштаба генерал Бек не одобрил планы создания бронетанковых войск, и не был заинтересован в формировании танковых дивизий, хотя с большим трудом его всё же удалось уговорить создать две танковые дивизии. Весной 1934 года был учреждён командный штаб моторизованных войск, начальником службы был назначен генерал Лутц, начальником штаба полковник Гудериан.
15-октября 1935 года были сформированы три танковые дивизии. Генерал Лутц был назначен командующим бронетанковыми войсками. Но начальник генштаба Бек добился того, что вместо дивизий стали формироваться танковые бригады непосредственной поддержки пехоты и так называемые «лёгкие» дивизии, состоящие из двух мотострелковых полка, танкового батальона и других вспомогательных подразделений. Были сформированы также и четыре мотопехотные дивизии. Появился армейский корпус мотопехотных дивизий и армейский корпус «лёгких» дивизий, а бронетанковые войска были преобразованы в 16-армейский корпус, состоящий из трёх танковых дивизий. Начальник общевойсковой службы генерал Фромм издал приказ о моторизации противотанковых рот всех пехотных полков, не обращая внимания на то, что им придётся взаимодействовать в основном с пешими подразделениями. Тогда как моторизация батальонов тяжёлой артиллерии была отвергнута и они, так и остались на конной тяге, что потом отрицательно сказалось в войне с Россией. Немецкое военное командование также отклонило различные предложения по реформированию кавалерии, в легко управляемые подразделения, насыщенные современным вооружением. В результате кавалерия так и осталась в прежнем состоянии до самого начала войны. Поэтому кавалерия, за исключением некоторых соединений, использовалась только для образования смешанных разведывательных батальонов при пехотных дивизиях. Каждый из таких батальонов состоял из одного конного отряда, одного отряда мотоциклистов и одного моторизованного отряда, в которых не было достаточного количества бронемашин, противотанковых орудий и кавалерийского оборудования.
Немецкое военное командование, прекрасно понимая опасность для Германии войны на два фронта, пыталось создать такую армию, которая была бы в состоянии разбивать своих противников поочерёдно и в кратчайший срок. Экономические возможности Германии просто не позволили бы ей вести продолжительную войну с великими державами. Выходом их этой ситуации в Германии считали стратегию «молниеносной войны», которая должна была обеспечить разгром любого противника ещё до того, как он будет способен в полной мере развернуть свой военно – экономический потенциал. Принципы подготовки и проведения операций сводились к массированию сухопутных сил, в первую очередь танковых и моторизованных соединений, а также авиации на направлении главного удара, с целью быстрого прорыва оборонительных линий противника и стремительного продвижения вглубь его территории. Причём отдельные танковые бригады использовались совместно с пехотными дивизиями для решения тактических задач, а танковые дивизии и корпуса для развития тактического успеха в оперативный.
На 1-сентября 1939 года германские танковые войска насчитывали:
- танкетки P-I – 1445
- танкетки Ps-II -1223
- танки P- III -98
-танки P-IY – 211
чехословацкие танки
- танки 35(t) – 219
- танки 38(t) – 76
штурмовые орудия StngI – 5-единиц.
Всего:3277- штук.
Численность вооружённых сил – 1, 6 млн. человек.
Количество дивизий – 62
Танки и танкетки- 3277
Артиллерийские орудия – 6000
Противотанковые орудия – 11200
Боевые самолёты- 2000
Структура германской танковой дивизии:
- танковая бригада (324-танка);
- моторизованная бригада;
- мотоциклетно-пехотный батальон;
- моторизованный разведывательный батальон;
- истребительно - танковый дивизион;
- сапёрный батальон;
- батальон связи и тыловые службы.
Военно-морской флот Германии также освободился от оков Версальского договора, но выиграл он от этого меньше, чем сухопутная армия и не только из – за ограничений англо – германского морского соглашения, но в первую очередь, из – за того, что по политическим и военным соображениям преимущество отдавалось развитию армии и авиации, а с лета 1938 года ещё и строительству линии Зигфрида. На 1-сентября 1939 года ВМС Германии имели следующий корабельный состав:
- 2-линейных корабля («Шарнгорст» и «Гнейзенау»).
- 3-броненосца ( карманных линкора), водоизмещением 10-тысяч тонн каждый ( «Дойчланд»; позднее переименованный в «Лютцев», а также «Адмирал Шеер» и «Адмирал граф Шпее»).
- 2-тяжёлых крейсера («Хиппер» и «Блюхер»).
- 6-лёгких крейсеров.
- 22-эскадренных миноносца.
- 20-миноносцев.
- 32-тральщика.
- 35-подводных лодок прибрежного действия, водоизмещением -250 тонн каждая.
- 22- океанские подводные лодки водоизмещением по 500 и 700 тонн каждые.
- 17- торпедных катеров.
Кроме того находились в постройке и могли быть закончены во - время войны:
- 2-линейных корабля («Бисмарк» и «Тирпиц»).
- 1-тяжёлый линейный крейсер («Принц Евгений»).
Подводный флот увеличивался ежемесячно на 2-3 единицы. Но постройка двух авианосцев была прекращена.
Версальский договор запрещал использование авиации в военных целях. ВВС, созданные в первую мировую войну, были в 1920- году расформированы. Согласно Парижскому авиационному соглашению 1926 года бывшие державы – противники разрешили германским сухопутным войскам и ВМФ обучать ежегодно 36-спортивных лётчиков. Благодаря своеобразной системе увольнения в запас после краткой подготовки могло быть обучено небольшое число пилотов, которые дополнительно проходили боевую подготовку за границей, в первую очередь в СССР. Постепенно лётные кадры стали обучаться и в авиационных школах гражданской авиации. Однако боевая подготовка здесь всё ещё не велась, немецкие лётчики могли проходить её только за границей, да и то не в полном объёме. К 1933 году всё же удалось подготовить 2500-пилотов из состава сухопутной армии и ВМФ. Ещё труднее решалась проблема строительства боевых самолётов. Некоторые немецкие самолётостроительные фирмы создали «дочерние» предприятия за границей и построенные там машины могли использоваться для обучения немецких лётчиков и испытываться ими. В самой Германии строились только учебные и тренировочные самолёты, которые в боевых условиях могли использоваться, как самолёты – разведчики. Было создано несколько эскадрилий таких самолётов. Зародышем зенитной артиллерии явились несколько батарей сухопутной армии. После прихода Гитлера к власти, Геринг сразу взял под контроль все предприятия, которые можно было использовать для развития самолётостроения, и объединил их в имперский комиссариат, на основе которого осенью 1933 года было создано министерство авиации.
Планы министерства авиации по переоснащению самолётостроительных и моторостроительных предприятий тут – же столкнулись с сопротивлением различных, в основном мелких фирм, так как их владельцы не верили, что этот планируемый промышленный скачок будет достаточно продолжительным и не воспринимали их всерьёз. Управлениям министерства авиации пришлось выдержать целую битву с промышленностью, и её невозможно было выиграть без поддержки министерства финансов и экономики, а также крупных банков, в первую очередь рейхсбанка. За короткий срок министерству авиации удалось создать штат служащих всех уровней и обеспечить авиационные предприятия квалифицированной рабочей силой. 3-июля 1936 года в авиакатастрофе погиб первый начальник главного штаба ВВС генерал Вебер, который обладал особым умением переводить идеи Геринга в практическую плоскость. На эту должность был назначен Кессельринг.
Первый боевой опыт ВВС Германии получили в Испании. Была сформирована сначала резервная эскадрилья, а потом резервная авиадивизия под командованием генерала Форстера, где была создана система тестирования для проверки тактико-технических характеристик, которая стала играть роль своеобразного фильтра при определении боеготовности. В 1937 году полковника Кессельринга на посту начальника главного штаба ВВС, из – за разногласий с госсекретарём Мильхом, сменил полковник Стумпф. Министерство авиации и главный штаб добивались создания лётных и зенитных частей в гибкую организацию, проникнутую единым духом, внедрению современных оперативных принципов ведения боевых действий и принципы оказания сухопутным войскам поддержки с воздуха, реализации идей, связанной с защитой наземных объектов от авиаударов, развития соответствующей инфраструктуры. Строительство большого числа аэродромов и бурное развитие авиационной промышленности, а также ускоренное развитие лётно – подъёмного и наземного состава ВВС послужили предпосылкой для создания авиачастей, которые вначале совершенно отсутствовали. Осенью 1934 года удалось сформировать первые подразделения, преимущественно разведывательные эскадрильи. По сравнению с ВВС других государств, ВВС Германии имела то большое преимущество, что она не имела устаревших типов боевых самолётов, которые обычно в целях экономии заменяются очень медленно. Германская авиапромышленность выпустила несколько удачных типов боевых самолётов: бомбардировщики Хе -111 и До-17, истребитель Ме-109, пикирующий бомбардировщик Ю-87 и тяжёлый двухмоторный Ме-110. Не очень удачным оказался пикирующий бомбардировщик Ю-88. С 1934 по 1939 годы авиапромышленность Германии увеличила производство с 900 до 6 тысяч самолётов в год. Самолётостроительная программа, которую рассчитывали окончить к 1942 году, предусматривала производство 1-тысячи одноместных истребителей, 1-тысячи бомбардировщиков и 1-тысячи пикирующих бомбардировщиков, разведывательных самолётов, тяжёлых двухмоторных истребителей, а также постройку транспортных и учебных самолётов.
В 1935 году конструктор Вилли Мессершмитт построил свой первый самолёт – истребитель Ме-109. Рождение этой машины не встретило доброжелательного отношения тогдашних руководителей ВВС Германии. Заместитель министра авиации Мильх, свою личную неприязнь к конструктору перенёс на его истребитель, а в угоду начальству стали отрицательно относиться к этому самолёту и все другие. Однако Мессершмитту удалось добиться постройки двух десятков Ме-109. Вся эта партия машин была послана в Испанию и здесь, в условиях войны, самолёт проявил высокие боевые качества. Её запустили в серийное производство. В 1939 году немецкая авиация имела 2500-самолётов, в том числе 1-тысяча бомбардировщиков. Но к войне против Англии немецкая авиация оказалась не подготовленной. В северо – западных районах Германии не было достаточно широкой сети аэродромов, ВВС не имели достаточной численности для проведения решающих операций против Англии. Ни один самолёт не мог долететь из Германии по окружному пути через Северное море до основных промышленных районов и портов на западном побережье Англии.
Б) Вооружённые силы Польши.
К 1-сентября 1939 года вооружённые силы Польши имели:
30-пехотных дивизий (по другим данным 39-пехотных дивизий), 1-кавалйриская дивизия и 11-отдельных кавалерийских бригад. Вооружение устаревшие образцы времён первой мировой войны. Танковые войска имели всего 9-рот лёгких танков и 29-рот лёгких бронеавтомобилей, 6-смешанных авиаполков (всего 1-тысяча самолётов).
Польская пехотная дивизия состояла из трёх полков пехоты, полка лёгкой и дивизиона тяжёлой артиллерии.
Всего: 16-тысяч человек, 42-48 орудий, 18-20-миномётов, 27-противотанковых орудий, 4-зенитных орудия.
Численность кавалерийской бригады: 3427-человек.
В бронетанковые войска входили:
- моторизованная бригада;
- три отдельных батальона лёгких танков (по 13-танков);
- несколько отдельных танковых, разведывательных и бронеавтомобильных рот.
- подразделение бронепоездов.
Всего: 870-лёгких танков и танкеток.
Моторизованная бригада (2800-человек) состояла из двух полков, противотанкового и разведывательного дивизиона (157-пулемётов и миномётов).
В) Вооружённые силы Франции.
К осени 1939 года вооружённые силы Франции имели 108-дивизий (2676- тысяч человек).
- 57-пехотных дивизий;
- 5-кавалерийских дивизий;
- 1-танковая дивизия;
- 45-резервных дивизий.
Вооружение французской армии отвечало современным требованиям по количеству, но не по качеству. Артиллерия (свыше 26000 орудий и миномётов) была оснащена главным образом 75-мм пушкой. Но тяжёлая артиллерия и артиллерия большой мощности была очень малочисленной. Танковые войска имели 3100-танков.
На формировании военной доктрины Франции большое влияние оказали итоги Первой мировой войны, которые, как считали французы, подтвердили вывод о том, что победу странам АНТАНТы принесло торжество стратегии истощения сил противника в ходе позиционной войны. Французский генеральный штаб не придавал должного значения появлению моторизованной пехоты, крупных танковых и авиационных соединений, что изменило характер вооружённой борьбы, сделав её более манёвренной и динамичной. Французское верховное командование пришло к противоположному выводу, что с появлением новых средств вооружённой борьбы оборона, усиленная современными танками, современной артиллерией, авиацией и автоматическим оружием стала практически непреодолимой и что будущая война неизбежно примет позиционный характер.
Идея позиционной войны нашла своё практическое воплощение в строительстве многочисленных укреплённых позиций. Особые надежды возлагались на укреплённые позиции оборонительной линии Мажино и бельгийские укрепрайоны Намюра, Льежа и Антверпена. В соответствии с этой оборонительной концепцией вырабатывались способы ведения боевых действий, которые были пассивными, нерешительными, исключающими смелый манёвр. Основой непреодолимости обороны считалась организация непрерывного сплошного фронта и огневого заграждения, в ущерб обеспечению глубины обороны и выделению резервов. Наступление допускалось только после значительного ослабления противника, которое предполагалось вести последовательно, по этапам и после тщательной подготовки. Идея, о внезапном для противника, переходе в наступление практически исключалась.
Роль ВВС в будущей войне недооценивалась. Французы считали, что авиация будет больше применяться для ведения разведки, прикрытия наземных войск и тылов от ударов авиации противника. Авиационному наступлению, использованию штурмовой авиации, нанесению массированных ударов по войскам противника и его тыловым объектам придавалось второстепенное значение. К началу Второй мировой войны Франция имела 3335-самолётов, но из них было всего 55-пикирующих бомбардировщиков.
Во Франции недооценивалась роль бронетанковых войск, считая, что танки должны играть, прежде всего, роль поддержки пехоты. Большая часть танков была сконцентрирована в 39-отдельных танковых батальонах, предназначенных для поддержки пехоты. К созданию четырёх полноценных танковых дивизий французы приступили только после германо-польской войны. Но укомплектованные в основном лёгкими и тихоходными танками они не сыграли заметной роли в боевых действиях. Вместо того, чтобы модернизировать армию огромные средства направлялись на строительство укреплений. Были созданы смешанные крепостные части.
Французский флот насчитывал 8-линкоров, 2-линейных крейсера, 1-авианосец, 18-крейсеров, 32-лёгких крейсера, 28-эскадренных миноносцев, 72- подводные лодки. Кроме того, в постройке находилось 3-линкора, 1-авианосец, 3-крейсера, 24-эскадренных миноносца и 13-подводных лодок.
Г) Вооружённые силы Англии.
На протяжении многих веков одно из основных положений английской политики заключалось в том, чтобы противопоставлять всякой европейской державе, которая грозит завоевать господство на европейском континенте мощную коалицию государств, обеспечивая этой коалиции свободу действий, участвуя в военных действиях на континенте лишь сравнительно небольшими экспедиционными силами.
В Великобритании традиционно господствовала доктрина «морского господства» и англичане, прежде всего, готовились к войне на море, в силу своего географического положения, наличия многочисленных заморских колоний, зависимости промышленности от внешних поставок сырья. Сухопутным войскам отводилась второстепенная роль, обеспечение и защита баз для действий ВМФ. Авиации же напротив отводилась стратегическая роль. С 1923 года в Англии стала воплощаться доктрина «воздушного устрашения». Высшее военное руководство полагало, что опираясь на мощный флот и авиацию, Великобритания сможет подорвать военно- экономический потенциал любого вероятного противника путём разрушения воздушными бомбардировками его политических и промышленных центров, установления морской блокады, нарушения его морских коммуникаций. Сухопутные силы предполагалось использовать только на заключительном этапе для нанесения завершающего удара по врагу. Но перед началом второй мировой войны для высшего военного командования Великобритании при планировании боевых действий против конкретного противника – Германии, выявилась полная невозможность претворения этой концепции в жизнь. Оказалось, что ВВС Англии не имела самолётов, которые без дозаправки могли бы долететь до Берлина и возвратиться назад, в условиях отсутствия военно-воздушных баз на континенте. Данная концепция привела к однобокому развитию ВВС только как наступательной силы, вопросы обороны метрополии и колоний от воздушных ударов противника отошли на второй план. Англии пришлось в кратчайшие сроки решать вопросы устранения недостатков, однобокости в развитии своей авиации. Опыт войны в Испании и Китае показал, что одна лишь бомбардировочная авиация не сможет ни сокрушить Германию, ни защитить Англию. Были выделены значительные средства на создание системы ПВО, радаров и современных истребителей. Тогда же появились истребители «Спитфайр» и «Харрикейн». К 1940 году Великобритания имела 3821-бовых самолётов, правда среди них всё ещё преобладали бомбардировщики, и по количеству самолётов она уступала Германии.
Только в 1936 году Англия приступила к коренной реорганизации сухопутных сил и в том числе бронетанковых войск. 27-апреля 1939 года в Англии была введена всеобщая воинская повинность. Но это не отразилось непосредственно на численности английской сухопутной армии, но сократило сроки формирования новых соединений при мобилизации. Вступив в войну 3-сентября 1939 года, Англия смогла выделить только четыре дивизии для участия в военных действиях на европейском континенте. Количество батарей зенитной артиллерии было настолько ничтожным, что позволяло оборонять лишь самые ценные сооружения.
Сухопутные силы имели:35-дивизий. Всего: 1,662-тысячи человек.
- 8-пехотных;
- 2-кавалерийские;
- 9-танковых бригад;
- 5,6 тысяч орудий и миномётов;
- 547-танков
ВМФ имели 328- боевых корабля.
- 12-линкоров;
- 49-лёгких крейсеров;
-3-линейных крейсера;
- 184-экскадренных миноносца;
- 7-авианосцев;
- 15-тяжёлых крейсеров;
- 42-тральщика;
- 58-подводныз лодок;
- 1222-самолёта.
Пехотная дивизия по штатам 1939 года( всего 14, 5тысяч человек) имела:
- 3-пехотные бригады;
- Механизированный полк;
- 3-полка полевой артиллерии;
- 3-противотанковые роты;
-подразделения обеспечения и обслуживания.
- 28-лёгких танков;
- 147-орудий;
- 126- миномётов;
- 644-лёгких пулемёта;
- 56-тяжёлых пулемёта;
- 361-противотанковых ружей;
- 140-БТР;
- 156- тягачей:
- 810-грузовых автомобилей.

1-3. Стратегия Сталина накануне Второй Мировой войны.
После фактического прихода к власти в 1926 году, Сталиным была проделана огромная работа по модернизации отсталой России, индустриализации промышленности, укрупнению сельскохозяйственного производства, окончательной победе социализма. В 1936 году в Советском Союзе официально было признано, что социализм в основном построен. Построение основ социализма означало, что в СССР создана база для осуществления так называемой мировой революции. Таким образом, была достигнута цель, поставленная Лениным перед партией большевиков, осуществившей государственный переворот в России, в октябре 1917 года.
Есть историки, утверждающие, что Сталин не являлся сторонником идеи осуществления мировой революции. Другие историки утверждают, что к тому времени Сталин отказался от этой идеи, но никаких доказательств этому ни те, ни другие не представляют.
Так С. Переслегин в своей книге «Вторая мировая война между Реальностями пишет:
«Нет никаких оснований считать Сталина сторонником идеи «мировой революции» (в отличие, например от Троцкого и, отчасти Ленина). Всю свою жизнь Сталин боролся с революцией, с деятелями революции, с революционными методами управления экономикой».
Тезис не нов, именно подобное утверждали и сами троцкисты. Положение о мировой революции является составной частью теории перманентной революции, разработанной К. Марксом в сороковых годах 19-века, утверждающим, что окончательная победа социализма в одной стране невозможна. Социализм может победить только в результате одновременной победы пролетарской революции хотя бы в нескольких ведущих, основных странах Европы. Ленин дополнил Маркса, указывая, что эти выводы были сделаны основоположником марксизма ещё до перехода капитализма в свою высшую стадию. Считая, что «… в условиях империализма пролетарская революция в одной стране является типичным случаем, а одновременная революция в ряде стран может быть лишь редким исключением. Было бы странным, если бы различными теориями связывали инициативу пролетариата отдельных стран, получающих возможность, к самостоятельному прорыву фронта капитала. Победа социализма в одной стране не есть самодовлеющая задача. Революция победившей страны должна рассматривать себя не как самодовлеющую величину, а как подспорье, как средство для ускорения победы пролетариата во - всех странах. Победа социализма в одной стране есть начало, предпосылка мировой революции. Существование социалистического государства рядом с империалистическими государствами достаточно продолжительное время немыслимо. В конце концов, либо одно, либо другое победит. А пока этот конец наступит, ряд самых ужасных столкновений между социалистическими республиками и буржуазными государствами неизбежен. Это значит, что пролетариат, если только он хочет, и будет господствовать, должен показать это и своей военной организацией. Победивший пролетариат, экспроприировав капиталистов и организовав у себя социалистическое производство, неизбежно встал бы против остального капиталистического мира, привлекая к себе угнетённые классы других стран, поднимая в них восстание против капиталистов, выступая в случае необходимости даже с военной силой против эксплуататорских классов и их государств. Построив социализм в России, пролетариат превратит страну в базу для осуществления мировой революции. Но в то - же время следует иметь в виду, что без осуществления мировой революции социалистическое государство неизбежно погибнет или в результате агрессии со - стороны капиталистических государств или в результате внутреннего разложения».
Эти взгляды Ленина полностью разделял Сталин, который неоднократно выступал на Пленумах и Съездах партии с разъяснением этих положений. И именно по этим чрезвычайно важным вопросам и возникли разногласия Сталина с оппозицией в партии в 20-годах в лице: Троцкого, Зиновьева, Каменева, Бухарина и других, которые отрицали положение Ленина о возможности построения социализма в одной отдельно взятой стране и требовали немедленного осуществления мировой революции. Если исходить из логики марксизма – ленинизма, понятно, что в этом споре с оппозицией Сталин был прав, утверждая, что для того чтобы осуществить мировую революцию нужна прежде всего современная мощная армия, которую невозможно создать без создания мощной современной промышленности и индустриализации экономики страны. То есть прежде чем думать о мировой революции, без осуществления которой крах Советского Союза неизбежен, нужно думать о создании современной, мощной военно – промышленной базы, быстро создать которую в условиях отсталой России без построения основ социализма невозможно. Сталин победил оппозицию ни сколько потому, что отстранил её от власти и подверг репрессиям, а потому что, в первую очередь, победил в области теории и идеологии марксизма – ленинизма. Большинство коммунистов пошли именно за Сталиным потому, что поверили в то, что программа построения социализма, предложенная им более правильная, и более соответствует теории марксизма -ленинизма. 21-23 октября 1927 года объединённый Пленум ЦК ВКП (б) осудил оппозицию и вывел из состава ЦК Троцкого и Зиновьева. Но оппозиция в Советском Союзе продолжала борьбу за власть.
В годы гражданской войны, и в последующие годы, Троцкий, являясь председателем Реввоенсовета СССР, и народным комиссаром по военным и морским делам, сосредоточил в своих руках огромную власть, выдвигая на ключевые командные и политические посты в армии, преданных ему лично людей, тогда как влияние Сталина в армии, где его больше знали, как партийного деятеля, было вначале незначительным. Борьбу за армию Сталин начал с создания комиссии ЦК по обследованию положения в армии. На Пленуме ЦК в 1924 году были рассмотрены итоги работы этой комиссии, где были отмечены серьёзные недостатки, угрожающие развалом армии и была дана установка по оздоровлению и укреплению вооружённых сил. В состав Реввоенсовета СССР Сталину удалось провести своих сторонников: Ворошилова, Будённого, Бубнова, Орджоникидзе. В июне 1924 года была создана комиссия Оргбюро ЦК ВКП (б) по определению политических и деловых качеств командиров и всего начальствующего состава армии и флота, в связи с введением единоначалия. В ходе этой работы удалось избавиться от многих троцкистов в армии и на флоте. В ноябре 1924 года состоялось совещание начальников политических органов армии и флота, на котором был осуждён троцкизм, как и попытка Троцкого, оторвать армию от партии. В январе 1925 года Пленум ЦК освободил Троцкого от обязанностей председателя РВС и наркома по военно–морским делам СССР. На эту должность был назначен Фрунзе, а его заместителем Ворошилов. Политическое управление РВС было выведено из состава РВС и становилось Политическим управлением РККА с правами отдела ЦК ВКП (б). Теперь партийные органы армии и флота стали подчиняться ЦК и Сталину. 15-мая 1935 года Политбюро ЦК ВКП (б) приняло постановление о создании Оборонной комиссии политбюро для руководства подготовкой страны к возможной войне с враждебными державами, создании Особой комиссии политбюро по безопасности и ликвидации врагов народа.
Основой для обоснования и проведения в стране массовых репрессий явился тезис Сталина, высказанный им в 1937 году на февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП (б), что в ходе упрочения позиций социализма классовая борьба в стране будет обостряться . Многие партийные комитеты, следственные и судебные органы в центре и на местах, глубоко не разобрались в существе дела, по ложным доносам решали судьбы честных людей. Началось массовое исключение из рядов партии многих десятков тысяч честных коммунистов. Для устранения этих перегибов, Сталин был вынужден на январском (1938г.) Пленуме ЦК ВКП (б) осудить безответственное отношение партийных органов и их руководителей к судьбам членов партии. Пленум обязал партийные органы обеспечить при рассмотрении персональных дел коммунистов максимум внимательности и объективности. Постановление Пленума по этому вопросу касалось не только партийных комитетов, но и всех государственных органов.
Но репрессии в стране продолжались, чему не мало способствовало убийство (1934 году) троцкистами одного из руководителей Ленинграда Кирова. По некоторым данным ( справка Берии) с 1919 по 1930 годы органами ВЧК –ОГПУ было расстреляно около 2,5- млн. человек. В период с 1930 по1940 год органами ОГПУ- НКВД было привлечено к уголовной ответственности и осуждено врагов народа по приговорам судов – 1300949-человек. Из них расстреляно по приговорам судов 892985- человек.
В 1938 году были образованы Главные военные Советы Красной Армии и ВМФ. В их состав вошли члены Политбюро ЦК партии, видные советские военачальники. Для того, чтобы укрепить армейские партийные организации, ЦК партии в феврале 1938 года принял специальное постановление « О приёмке красноармейцев в партию», которое облегчало вступление в партию рядовому и младшему командному составу из промышленных рабочих, особенно комсомольцев. Но полную власть в армии, где было настоящее засилье троцкистов, Сталину удалось взять лишь после ликвидации заговора военных во – главе с Тухачевским, которые готовили государственный переворот. В правильном и своевременном очищении армии от троцкистов и заговорщиков были допущены перегибы и прямое вредительство. Сталин, понимая какую угрозу боеспособности армии это может нести, немедленно реагирует. В 1938 году было принято специальное совместное постановление ЦК и СНК СССР, в котором отмечалось, что при проведении массовых операций по разгрому и выкорчёвыванию враждебных элементов, проведённые органами НКВД в 1937 -38 годах, при упрощённом ведении следствия и суда, не могли не привести к ряду крупнейших недостатков, и извращений в работе органов НКВД и Прокуратуры. Такого рода безответственным отношениям к следственному производству и грубым нарушениям установленных законом процессуальных правил нередко умело пользовались пробравшиеся в органы НКВД и Прокуратуры, как в центре, так и на местах, враги народа. Они сознательно извращали советские законы, совершали подлоги, фальсифицировали следственные документы, привлекая к уголовной ответственности и подвергая аресту по пустяковым основаниям, и даже вовсе без всяких оснований, создавали с провокационной целью «дела» против невинных людей, а в это время принимали все меры к тому, чтобы укрыть, и спасти от разгрома своих соучастников по преступной антисоветской деятельности. В целях устранения подобных фактов были ликвидированы судебные тройки, органам НКВД и Прокуратуры запрещалось производство каких – либо массовых операций по арестам и выселению, предписывалось аресты производить только по постановлению суда или с санкции прокурора. На Пленуме ЦК Сталин говорил:
« В ходе своевременного и правильного очищения наших вооружённых сил от проникшей в них иностранной агентуры товарищ Ворошилов и его заместители по наркомату обороны явно перестарались. Доверившись «информации», которую получали от бывшего наркома НКВД Ежова, уволили из вооружённых сил около 40-тысяч опытных командиров, якобы за политическую неблагонадёжность. Большинство было уволено под прикрытием ставших модными лозунгов: за связь с врагами народа или за потерю бдительности. Достаточно было НКВД установить, что среди знакомых военнослужащего или среди тех, с кем он повседневно общался по службе, оказался разоблачённый агент иностранной разведки, чего он, конечно, не знал и знать не мог, чтобы такого командира немедленно увольняли из вооружённых сил. Товарища Ворошилова конечно можно понять. Потеря бдительности – дело крайне опасное: ведь для того, чтобы осуществить успешное наступление на фронте, нужны сотни тысяч бойцов, а чтобы провалить его – два, три мерзавца – предателя в генеральном штабе. Однако, чем бы ни оправдывали увольнение 40-тысяч командиров из вооружённых сил, это мероприятие не только чрезмерное, но и крайне вредное во - всех отношениях. ЦК партии поправил товарища Ворошилова.
К январю 1938 года в армию и на флот было возвращено 11-тысяч ранее уволенных опытных в военном деле командиров. Наши враги за рубежом в провокационных целях распространяют слухи о массовых расстрелах, которые якобы имеют место в СССР, проливают крокодиловы слёзы по разоблачённым нами и расстрелянным своим агентам, по всем этим Тухачевским, Егоровым, Якирам. Утверждают, что разоблачение иностранной агентуры в СССР якобы понизило боеспособность советских вооружённых сил, а число расстрелянных в СССР чуть ли не перевалило за миллион человек. Это провокационная клевета. В 1937 году за контрреволюционные преступления судебными органами осуждён 841-человек. Из них расстрелян 121-человек. В 1938 году по статьям о контрреволюционных преступлениях органами НКВД было арестовано 52372-человека, при рассмотрении их дел в судебных органах осуждён был -2731человек, из них расстреляно 89-человек и 49641-человек оправдан. Такое большое количество оправдательных приговоров подтвердило, что бывший нарком НКВД Ежов, арестовал многих людей, без достаточных к тому оснований, за спиной ЦК партии, творил произвол, за что и был арестован. 10-апреля 1939 года, и 4- апреля 1940 года, по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР провокаторы Ежов и его заместитель по НКВД Фриновский, были расстреляны. Что касается большинства заключённых, находящихся в лагерях системы ГУЛАГа НКВД СССР, то это обычные уголовники, которых в интересах безопасности советского народа нельзя держать на свободе.
Иностранная агентура, которая всегда организует и провоцирует антисоветские выступления, нами уничтожена. То, что мы, товарищи, очистили вооружённые силы от заговорщиков и предателей, освободили страну от иностранной агентуры – большая заслуга компартии перед советским народом. Без этого нельзя было бы осуществить хорошую подготовку страны к обороне, ведь расстрелянные враги народа основной своей задачей ставили свержение советского строя, восстановление капитализма и власти буржуазии в СССР, который бы в этом случае превратился в сырьевой придаток Запада, а советский народ – в жалких рабов мирового капитализма. Важное место в планах врагов занимали: подрыв экономической и военной мощи СССР, содействие иностранным агрессорам в деле нападения на СССР, подготовка военного поражения СССР». А в секретной справке, подготовленной наркомом внутренних дел Берией и направленной Сталину указывалось, что «… Из числа военнослужащих и вольнонаёмных РККА, с 1920 по 1940 годы, осуждено за измену Родине шпионов и врагов народа – 76634 человека. Расстреляно – 35000-человек. Продолжают отбывать наказание – 37568 человек.
Выступая на расширенном заседании Военного Совета Сталин констатировал, что «… в СССР имел место военно – политический заговор против советской власти, стимулировавшийся и финансировавшийся германскими фашистами. Тухачевский наш оперативный план – наше святое святых передал немецкому рейхсверу. Шпион ? Шпион. Якир систематически информировал немецкий штаб. Уборевич … лично информировал. Карахан – немецкий шпион. Эйдеман – немецкий шпион….Это военно – политический заговор. Это собственноручное сочинение германского рейхсвера. … Рейхсвер хочет, чтобы у нас был заговор, и эти господа систематически доставляли им военные секреты. …Рейхсвер хочет, чтобы существующее правительство было снято, перебито, и они взялись за это дело, но не удалось. Рейхсвер хотел, чтобы в случае войны было бы всё готово, чтобы армия перешла к вредительству с тем, чтобы армия не была готова к обороне, этого не хотел рейхсвер - и они это дело готовили».
Далее Сталин остановился на недостатках в работе генштаба, в отношении проверки командных кадров.
« Мы для чего организовали Генеральный штаб? Для того, чтобы он проверял командующих округами. А чем он занимается? Я не слыхал, чтобы Генеральный штаб проверял людей, чтобы Генеральный штаб нашёл у Уборевича что–нибудь и раскрыл все его махинации. … Но бывает и так, что не хотят обидеть командующего округом. Это неправильно, это гибельное дело. Генеральный штаб существует для того, чтобы он изо дня в день проверял людей, давал бы ему советы, поправлял. Генштаб должен знать всё это, если он хочет действительно практически руководить делом. Я не вижу признаков того, чтобы Генштаб стоял на высоте с точки зрения подбора людей. … Не обращали достаточного внимания, по-моему, на дело назначения на посты начальствующего состава. Вы смотрите, что получается. Ведь очень важным вопросом является, как расставить кадры. Спустя рукава на это дело смотрели. Также не обращали должного внимания на то, что на посту начальника командного управления подряд за ряд лет сидели: Горькавый, Савицкий, Фельдман, Ефимов. … Говорят, как - же -такая масса командного состава выбывает из строя. Я вижу кое у кого смущение, как их заменить. В нашей армии непочатый край талантов. … Не надо бояться выдвигать людей».
Большое внимание Сталин уделял развитию военной науки. Советская военная стратегия основывалась на действиях русской армии во - время Первой мировой войны и Красной Армии во - время гражданской войны, на трудах Фрунзе, Шапошникова, Триандафилова, в которых были обоснованы важные стратегические положения о характере подготовки и ведения будущей войны и, в частности её начального периода. Советская военная стратегия считала, что будущая война для СССР может быть длительной и высокоманёвренной, вестись против целой коалиции империалистических государств. Решающим видом стратегических действий признавалась стратегическое наступление в форме последовательных фронтовых операций, проводимых в тесном взаимодействии всех видов вооружённых сил. При этом решающая роль отводилась сухопутным войскам, особенно танковым и механизированным соединениям, применяемым в тесном взаимодействии с ВВС. Большое значение для развития советской военной стратегии имела разработанная в 30-х годах теория глубокой операции. Одним из основоположников которой был Триандафилов, который в своих теоритических работах исходил из того, что будущие войны, особенно в случае нападения империалистических государств на СССР неизбежно выльются в борьбу массовых армий. Что современная операция – это сложный материально-технический процесс вооружённой борьбы, требующий научно- технических расчётов. Новое в организации и ведении боя он видел в основном в возможностях удара по-всей тактической глубине противника путём использования различных групп (эшелонов танков, штурмовой авиации, дальнобойной артиллерии), считая при этом главным условием успеха в бою взаимодействие между всеми этими средствами борьбы. В то - же время в Советском Союзе получило своё развитие теория и практика оперативной обороны, которая рассматривалась, как временный и вынужденный вид боевых действий, подчинённый подготовке войск к наступлению. Считалось, что для успешного отражения наступления больших масс танков, поддерживаемых артиллерией и авиацией, оборона должна быть противотанковой, противоартиллерийской, противосамолётной, иметь глубоко эшелонированное построение и обладать способностью к наращиванию сопротивления в глубине. Тем самым создавалась довольно глубокая оперативная зона обороны, основным назначением которой была борьба с прорвавшимися крупными механизированными группировками противника. Эта зона насыщалась противотанковыми районами, инженерными заграждениями и отсечными позициями. В ней располагались и действовали армейские резервы, усиленные противотанковыми средствами резерва главного командования (РГК), предназначавшимися главным образом для нанесения сильных контрударов. Создание бронетанковых и механизированных войск, авиации, воздушно – десантных войск и специальных войск, войск ПВО, значительно повысило возможности фронтовых объединений. Советская военная стратегия считала, что наиболее эффективны нанесение глубоких фронтальных ударов на нескольких участках или фланговых ударов по сходящимся направлениям для окружения и уничтожения основных сил противника. Для успеха прорыва обороны противника на направлениях ударов рекомендовалось создать и поддерживать значительное превосходство в силах и средствах, а на участках прорыва иметь высокие плотности. Для развития наступления в глубину предусматривался ввод в сражение танковых, механизированных и кавалерийских корпусов вторых эшелонов и резервов армий и фронта, а также высадка в тыл противника воздушных или морских десантов. Для проведения Фронтовой наступательной операции считалось необходимым иметь в составе фронта 3-4 ударные и 1-2 обычные армии, 1-2 танковых, механизированных или кавалерийских корпуса, 15-30 авиадивизий. Для действий в наступательной операции на направлении главного удара предлагалось создать ударные армии. Был разработан возможный состав ударной армии и основы её боевого применения в наступлении. Предполагалось иметь в составе ударной армии: 4-5 стрелковых корпусов(12-18 стрелковых дивизий), 1-2 механизированных корпуса и 1-кавалерийский корпус, 7-9 артиллерийских полков РГК, 7-9 зенитных артиллерийских дивизиона. В неё могли также включаться воздушно-десантные войска. Считалось, что Ударная армия такого состава, при поддержке 2-3 авиадивизий способна наступать в полосе шириной 50-80-км, успешно прорвать тактическую зону обороны противника и развивать наступление с темпом 5-15-км в сутки на глубину до 100-км. В соответствие с теорией глубокой операции предусматривалось создание ударных группировок, которое было закреплено в боевом уставе пехоты РККА от 1927 года , в составе нескольких ударных армий.
Большое значение в развитии советской военной науки имели научные труды Шапошникова: о характере будущей войны, политической и экономической подготовке страны к войне, о роли генерального штаба в системе вооружённых сил, о сущности его работы, структуре, требованиях, предъявляемых современной войной к органам оперативного управления и роли генерального штаба в подготовке страны к обороне. Основные идеи, высказанные Шапошниковым в труде «Мозг армии», нашли отражение в ряде докладов командованию РККА и Советскому правительству о реорганизации центрального военного аппарата, о проектах переустройства генерального штаба, об организации полевого управления войск. Шапошников отмечал ненормальное положение, которое тогда сложилось в организации мобилизационной работы, от руководства которой штаб РККА тогда был фактически отстранён, тогда как именно только он и разрабатывал планы стратегического развёртывания, мог оценить состояние мобилизационного дела в целом и руководить им. В результате в 1930 году было принято решение Реввоенсовета республики о передаче всей мобилизационной работы Штабу РККА.
В марте 1930 года развернулась полемика Шапошникова с известным военным учёным А. Свечиным, профессором военной академии, автором многих военно-научных трудов, в 1918 году занимавшего пост начальника Главного штаба Красой Армии. Полемика охватывала вопросы, связанные с определением будущей войны и плана действий, в случае если война начнётся. Свои предложения о характере будущей войны против СССР Свечин строил не на основе реальной политической обстановки, а на стратегической модели Крымской войны 1853- 1856 годов. Исходя из предпосылки, что Советское государство в ближайшие годы не сможет переоснастить армию современным вооружением, Свечин утверждал, что в случае нападения на СССР необходимо применить «стратегию измора», «стратегию кружных путей» к цели. Он считал, что руководствуясь этой концепцией Красная Армия сумеет продержаться до того момента, когда на Западе начнётся революция, которая подорвёт изнутри коалицию империалистических государств. Шапошников считал, что прогноз Свечина ошибочен и потому его надо отбросить, так как он не имеет под собой твёрдого реального фундамента. В то – же время, Шапошников соглашался со Свечиным в той части прогноза, где он Свечин утверждал, что будущая война против СССР может быть войной только коалиции враждебных государств и что новое военно-промышленные комплексы целесообразно создавать не на юге страны, а за Волгой и за Уралом. Вместе с тем он не считал возможным следовать тем предположениям Свечина, которые касались главной стратегической группировки советских войск для наступления. Свечин предлагал иметь эту группировку на южном направлении. Шапошников, наоборот предвидел, что главная стратегическая группировка должна создаваться на западном направлении. Если же осуществить стратегическое развёртывание войск на южном направлении, то неизбежно потребуется провести решительные операции не против главных, а против второстепенных членов империалистической коалиции, что было бы бесперспективным. Важно писал Шапошников получить не только военный, но и политический успех, то есть одержать победу над политически сильным противником и заставить его подчиниться нашим условиям. Сталин полностью разделял взгляды Шапошникова по этим вопросам.
В 1924 году в Советском союзе в армии широко обсуждалась статья начальника генштаба РККА Тухачевского «Манёвр и артиллерия», в которой доказывалась целесообразность перехода к двухорудийным батареям. Против этой идеи выступили многие артиллеристы - практики, отстаивая существующий четырёхорудийный состав батареи, которых поддержал Сталин.
В докладе на 14-съезде партии Сталин, говоря о возможном направлении развития народного хозяйства СССР говорил:
« Есть две генеральные линии: одни исходят из того, что наша страна должна остаться ещё долго страной аграрной, должна вывозить сельхозпродукты и привозить оборудование, что на этом надо стоять, по этому пути развиваться и впредь. Эта линия требует, по сути дела, свёртывания нашей индустрии. Эта линия ведёт к тому, что наша страна никогда или почти никогда, не могла бы по – настоящему индустриализоваться, наша страна из экономически самостоятельной единицы, опирающейся на внутренний рынок, должна была бы объективно превратиться в придаток общей капиталистической системы. Эта линия означает отход от задач нашего строительства.
Это не наша линия.
Превратить нашу страну из аграрной в индустриальную, способную производить своими собственными силами необходимое оборудование, - вот в чём суть, основа нашей генеральной линии. … Кто не верит в это дело тот ликвидатор, тот не верит в социалистическое строительство.
2-декабря 1927 года на 15-съезде партии Сталин докладывал об успешно осуществляющейся программе индустриализации, создании угольно – металлургической базы страны, строительстве новых тракторных, металлургических, автомобильных заводов, ГЭС и других хозяйственных объектов. 15-съезд партии вынес решение о составлении первого пятилетнего плана развития народного хозяйства.
Вместе с тем на съезде партии Сталин указал на отставание сельского хозяйства от развития промышленности и наметил выход из этого угрожающего всему народному хозяйству положения.
«Выход в переходе мелких и распылённых крестьянских хозяйств в крупные, и объединённые хозяйства на основе общественной обработки земли, в переходе на коллективную обработку земли на базе новой, высшей техники. Выход в том, чтобы мелкие и мельчайшие крестьянские хозяйства постепенно, но неуклонно, не в порядке нажима, а в порядке показа и убеждения объединять в крупные хозяйства на основе общественной, товарищеской, коллективной обработки земли, с применением научных приёмов интенсификации земледелия.
Других выходов нет.
Съезд вынес решение о всемерном развёртывании коллективизации сельского хозяйства.
Но коллективизация не всегда и не везде проходила на местах добровольно, тем более крепкие хозяйственники (так называемые «кулаки» и «середняки») стали оказывать сопротивление обобществлению своих хозяйств. Начались репрессии, связанные с проведением коллективизации, которые достигли таких масштабов, что Сталин 30-ноября 1930 года вынужден был направить директиву ЦК республик, крайкомам и обкомам ВКП (б) зерновых районов, что на местах вместо проведения коллективизации, сосредоточили основные усилия на раскулачивании. Политика партии состоит не в голом раскулачивании, а в развитии колхозного движения, часть которого является раскулачивание. 2-марта 1930 года была опубликована знаменитая статья Сталина «Головокружение от успехов», в которой допущенные ошибки и перегибы резко осуждались. Ошибками и перегибами в проведении коллективизации пытались воспользоваться и троцкисты, которых ещё было много в партийных и хозяйственных органах на местах, которые пытались довести эти перегибы до абсурда, пытаясь добиться активных выступлений крестьян против советской власти, вплоть до развёртывания гражданской войны.
В начале 1934 года в отчётном докладе 17-съезду ВКП (б)Сталин впервые поставил вопрос о создании мощной базы для производства сельхозпродукции за Волгой, в связи с всякими возможными осложнениями международной обстановки.
Несмотря на бурный рост советской экономики в годы двух первых пятилеток, завершение полной коллективизации сельского хозяйства, построение основ индустриализации страны, уровень общественного производства оставался ещё недостаточным, чтобы обеспечить значительно выросшие потребности советского общества и Красной Армии в современных условиях. Что только на основе мощной экономики можно создать мощную и современную армию. Требовалось намного поднять производительность труда, укрепить организованность и дисциплину на всех уровнях. К началу Второй мировой войны Сталин уже имел большой опыт руководства партией и государством, накопленный в годы борьбы за восстановление народного хозяйства после гражданской войны, в годы индустриализации экономики и коллективизации сельского хозяйства. За эти годы он выработал собственные методы руководства, требуя от партийных и хозяйственных руководителей безусловного выполнения государственных планов, устранения проявлений местничества и узковедомственных интересов, увлечения администрированием, бюрократического, бумажного методы руководства. Не только интересы внутреннего развития страны, но и напряжённая международная обстановка требовала не просто роста экономики, а резкого прорыва, крутого подъёма всех отраслей народного хозяйства. Именно такую задачу поставил перед всем советским обществом Сталин, понимая, что экономическая мощь СССР слабее объединённых сил ведущих империалистических держав мира, и что СССР, находясь во - враждебном окружении, может стать перед необходимостью противостоять целой коалиции империалистических государств.
Важной вехой в развитии экономики страны в довоенный период явился 18-съезд ВКП (б) (10-21-марта 1939 года).
Сталин, на съезде сделав вывод о том, что СССР закончил в основном техническую реконструкцию народного хозяйства, и по уровню техники производства в промышленности и сельском хозяйстве вышел на первое место в Европе, поставил задачу догнать и перегнать также в экономическом отношении наиболее развитые капиталистические страны Европы и США, окончательно решить эту задачу в течение ближайшего периода времени. 18-съезд партии, принял третий пятилетний план развития народного хозяйства СССР на 1938 – 1942 годы. Объём продукции всей промышленности СССР устанавливался в 184-млр. рублей, то есть возрастал по сравнению с 1937 годом на 22-%. Производство средств производства должно было ежегодно опережать на 4,2 % производство предметов потребления. Общую мощность электростанций за пятилетие предполагалось увеличить в 2,1 раза. Наиболее высокие темпы добычи угля намечались на Урале, в Подмосковном бассейне, на Дальнем Востоке и в Средней Азии. На съезде партии было принято решение о создании мощной нефтяной базы между Волгой и Уралом. Основным направлением в размещении промышленности был сдвиг на восток. Из 20-доменных печей, намеченных к строительству за пятилетие, 15-предполагалось построить в восточных районах. В одну из ведущих отраслей народного хозяйства превращалась химическая промышленность. Расширялось производство специальных сталей, необходимых оборонной промышленности. Наряду с ускоренным развитием тяжёлой и оборонной промышленности третий пятилетний план предусматривал высокие темпы производства предметов потребления (увеличение в 1,5 -2-раза). Национальный доход должен быть увеличен в 1,8-раза. В области сельского хозяйства план устанавливал к 1942 году ежегодный сбор 8- млр. пудов зерна при средней урожайности в 13-центнеров с гектара и прирост поголовья скота в таких размерах, которые бы полностью обеспечили решение проблемы животноводства в стране. Серьёзный ущерб работе промышленности наносили необоснованные репрессии и частые перемещения руководящих и инженерно-технических кадров. В 1937 году полностью обновилось руководство и большинство директоров комбинатов и заводов наркомата тяжёлой промышленности СССР. Только в 1939 году на предприятиях наркомата чёрной металлургии было снято и перемещено 2685-инженерно-технических работников.
В 1939 году Комитет обороны СССР принял постановление о строительстве 9- новых самолётостроительных заводов и 7-моторных, самолёто-агрегатных и винтовых заводов. Ранее предусматривалось увеличение числа авиазаводов к концу 1941 года в два раза и перемещение части их из центральных регионов страны в районы Поволжья, Сибири и Дальнего Востока.
На заседании Политбюро 19-августа 1939 года было принято решение завершить все эти намеченные мероприятия уже до конца 1940 года. На заводы авиационной промышленности будет направлено 30-тысяч высококвалифицированных рабочих из других отраслей народного хозяйства, а также 4-тысячи молодых инженеров и техников из учебных заведений. Заказы для авиационной промышленности было предписано выполнять в первую очередь.
Некоторые историки, в частности В. Карпов в книге «Генералиссимус» утверждает, что основной причиной борьбы в партии в 30-х годах была борьба за власть внутри руководства, амбиции и претензии на господство, по виду групповое, а на деле индивидуальное и эгоистичное. Имя этой болезни – вождизм. Отсюда и вывод, что репрессии являются следствием борьбы за власть. В доказательство этого Карпов приводит рассуждения Молотова по данному вопросу. Представляется, что это не совсем верно. Две самые влиятельные группировки в партии Троцкого и Сталина были обречены на взаимную борьбу. И основной причиной этой борьбы были, прежде всего, идейные расхождения по всем основополагающим вопросам социалистического строительства в СССР. Говоря словами Сталина, в стране боролись две программы – непримиримые, как смертельные враги, стоящие одна против другой. Две программы, два лагеря, два взаимоисключающих пути развития страны. Вождизм, если говорить о вождизме применительно к Сталину, здесь не причём. Безусловно, троцкисты боролись за власть, и целью их борьбы была власть, не останавливаясь в этой борьбе ни перед террором и заговором. А репрессии со стороны властей являлись ответной мерой на эти методы борьбы, применяемые троцкистами. И эти репрессии были бы вполне обоснованными и законными, любая власть имеет законное право себя защищать от террора и заговора, если бы власть действовала всегда в рамках закона и не допускала бы перерастания репрессий против троцкистов в массовые репрессии.
Ясно одно, нельзя роль Сталина в предвоенный период, как впрочем, и во - всей истории СССР, оценивать только отрицательно или только положительно.

Учитывая, что в результате массовых репрессий с каждым годом, на руководящую партийную и государственную работу приходили новые люди, хорошие практики, но не имеющие опыта революционной борьбы, недостаточно хорошо разбирающиеся в теории марксизма – ленинизма, Сталин усиливает идеологическую и пропагандистскую работу в партии. Была создана высшая партийная школа при ЦК ВКП (б) с двухгодичным сроком обучения. Осенью 1938 года Сталин подготовил и издал «Краткий курс истории ВКП(б)». Был усилен аппарат партийных органов в центре и на местах, занимающийся идеологической работой и пропагандой. На 18-съезде партии было принято решение о подготовке новой программы партии.
Ещё в 1927 году Сталин определил программу действий СССР: «Мы выступим, но выступим последними, чтобы бросить на чашу весов «гирю», которая могла бы перевесить»… «Наша цель разгромить фашизм, свергнуть капиталистов, установить советскую власть, освободить колонии от рабства».
Сталин в предвоенный период, в сложнейший период обострения противоречий между мировыми державами, развязывания новой мировой войны, сделал всё возможное, чтобы подготовить Советский Союз и Красную Армию к новой мировой войне. В том - же 1927 году Сталин заявлял, что именно тот факт, что капиталистические правительства фашизируются, именно этот факт ведёт к обострению внутреннего положения в капиталистических странах. А в конечном итоге это приведёт к обострению противоречий между капиталистическими странами и к новой мировой войне.
Некоторые исследователи утверждают, что якобы Сталин заставил германскую коммунистическую партию поддержать Гитлера на выборах и фактически привёл его к власти. Так Суворов в своей книге «Ледокол. День «М»» пишет:
«Сталин бросил лозунг: «Невозможно покончить к капитализмом, не покончив с социал – демократизмом … включая сюда разоблачение буржуазного пацифизма…
Сталин режим Гитлера именовал «террористическая диктатура»… И Сталин поддерживает фашистов… Роль Сталина в захвате власти фашистами в Германии огромная.» и так далее.
Эти исследователи представляют дело таким образом, что из Москвы можно было отдать приказ, заставляющий 360-тысяч коммунистов в Германии, изменить своим убеждениям, изменить своим политическим взглядам. Разумеется, теоретически можно представить, что Сталину удалось убедить Тельмана и других руководителей Германской компартии поддержать на выборах партию Гитлера, а не социал - демократов, но убедить в этом сотни тысяч коммунистов, их сторонников и избирателей просто нереально.
На самом деле дело обстояло таким образом, что именно Тельман и другие руководители компартии Германии добивались союза с социал–демократами и профсоюзами, чтобы не допустить к власти Гитлера. Проблема компартии Германии заключалась не только в том, что социал-демократы отвергли союз с коммунистами, но и в том, что часть рабочего класса, часть избирателей, традиционно поддерживающая коммунистов, под влиянием гитлеровской пропаганды, перешла на сторону фашистов. Вот собственно почему, наряду с другими причинами, и пришёл к власти Гитлер. Сталин действительно призывал к разоблачению буржуазного пацифизма, когда под прикрытием разговоров о мире и разоружении осуществлялась бешеная гонка вооружений и подготовка к новой войне, призывая к подлинной не на словах, а на деле борьбе за мир и разоружение.
Понимая, что невозможно в короткие сроки осуществить индустриализацию страны без признания Советского Союза в мире, для получения современных технологий и оборудования, Сталин во - внешней политике в начале тридцатых годов, основные усилия направил на достижение этой цели. В обмен на патенты и оборудование, Германии было разрешено наладить выпуск своего вооружения на территории СССР, который обеспечивал Германию многими видами дефицитного стратегического сырья. С 1923 года между Красной Армией и германской армией осуществлялось сотрудничество в обучении офицерского состава и обмене технической информацией.
Некоторые историки этот факт сотрудничества СССР и Германии перед войной оценивают однобоко, считая, что именно это сотрудничество помогло Гитлеру создать современную промышленность и мощную армию, забывая, что без этого сотрудничества с Германией, невозможно было за такой короткий срок провести в СССР индустриализацию страны и создать современную армию.
16-ноября 1933 года между СССР и США были установлены дипломатические отношения.
Сталин прекрасно понимал, что в США угрозу миру в Европе видят в фашистской Германии, и что в США не могут не понимать, что Германия может быть неудержима, если с востока против неё не выступит Россия, а с запада – Америка. В то - же время, надеясь на взаимное ослабление Англии, Франции, Германии и СССР, чтобы потом продиктовать свои условия послевоенного устройства мира. Именно на понимании этого факта Сталин и строил свою стратегию в отношении США. Сталин дал первому послу США в СССР Буллиту гарантии безусловной доступности: «Дайте мне знать, и мы тотчас-же встретимся». Тем более, что в США в это время считали, что возможно нападение Японии на СССР в 1935 году, когда японская армия завершит свою модернизацию, не откладывая на более поздний срок, так как всякая отсрочка будет на руку СССР, энергично осуществляющему свою оборонительную программу на Дальнем Востоке. Хотя в США многие продолжали считать, что СССР, как лидер революционного движения в мире, отвергает (открыто или тайно) возможность мирного сосуществования с капиталистическим окружением и руководствовался мессианским стремлением к мировому могуществу. Разгром Сталиным троцкистско – зиновьевской оппозиции в СССР был воспринят некоторыми кругами в США, как сигнал о том, что коммунистические власти России отказались от планов осуществления мировой революции. Президент США Рузвельт придерживался мнения, что СССР ведёт себя как традиционная великая держава, стремящаяся действовать в рамках сложившейся системы международных отношений. Тем более, как считал Рузвельт, СССР не представляет непосредственной опасности для США, напротив, СССР противостоит реальным противникам США в Европе и Азии.
В 1933 году СССР установил дипломатические отношения с Испанией, а в 1934 году с Чехословакией, Румынией, Венгрией, Албанией, в 1935 году с Бельгией, Люксембургом, Колумбией. Советское правительство стремилось к заключению региональных соглашений, охватывающих не только отдельные страны, но и группы государств, и даже целые континенты. 18-сентября 1934 года СССР вступил в Лигу наций. СССР стремился к заключению договоров о взаимной военной помощи и с некоторыми странами Европы.
2-мая 1935 года в Париже был подписан советско-французский договор о взаимной помощи, предусматривающий оказание немедленной помощи и поддержки в случае нападения на одну из договаривающихся сторон со стороны другого государства. В этом же месяце был заключён пакт о взаимной помощи между СССР и Чехословакией. Однако этот договор по предложению правительства Чехословакии был дополнен оговоркой о том, что взаимная помощь жертве нападения оказывается лишь в том случае, если оно последует со – стороны Франции. Но все эти договора не были подкреплены заключением военных конвенций. Недоверие к СССР, «классовая ненависть» не позволяла им это сделать.
Сталин неоднократно заявлял, в том числе в беседах с представителями чехословацкой коммунистической партии, что советский союз готов прийти на помощь Чехословакии не дожидаясь Франции. Об этом же говорилось и в официальном заявлении Президиума Верховного Совета СССР в апреле 1938 года, при единственном условии, что Чехословакия сама будет защищаться и попросит СССР о помощи. Именно тогда была реальная возможность пресечь агрессию фашистской Германии, учитывая соотношение сил, складывающихся не в пользу Германии в тот период. Только одна Чехословакия тогда имела 45-хорошо оснащённых дивизий. Но правительство Чехословакии не доверяло СССР и больше рассчитывало на помощь западных стран, не догадываясь, что страны Запада предадут чехословацкий народ и пойдут на сговор с Гитлером за счёт Чехословакии. В результате Мюнхенского сговора к Германии перешли западные районы Чехословакии, а в ноябре 1938 года союзница Германии Венгрия оккупировала южные районы Словакии и Закарпатскую Украину. Чехословакия потеряла одну треть своей территории.
Сталин прекрасно понимал, что правящие круги Англии, Франции и США, естественно вынашивают собственные планы и проводят политику, направленную на, с одной стороны, «умиротворения» агрессоров (Германии и Японии), с другой стороны, направлением этой агрессии, прежде всего против СССР. Советская политическая разведка, получала множество сведений о том, что британский кабинет министров разрабатывает планы нагнетания напряжённости и военных конфликтов между Германией и СССР, в частности, что британские агенты заняты распространением слухов в США о неизбежности войны между Германией и СССР. Что войну начнёт СССР превентивным ударом в направлении южной Польши, что британская сторона нагнетает страх среди немецких высших руководителей в связи с подготовкой СССР к войне, а также об усилившихся контактов зондажного характера британских представителей с германцами в поисках мирного разрешения европейского конфликта. Ещё в первой половине 1933 года Сталин официально от имени советского правительства поставил перед Гитлером вопрос – остаётся ли в силе заявление об экспансии на Восток, сделанное фюрером в его книге «Майн кампф». От фюрера ответа не последовало. По указанию Сталина советское правительство констатировало: « По-видимому, что заявление (в книге Гитлера) остаётся в силе, ибо только при этом предположении становится понятным многое в теперешних отношениях Германского правительства с Советским Союзом». Поэтому одной из главных задач правительства СССР, при любом развитии ситуации в мире, стало стремление избежать войны на два фронта. Так СССР оказывал помощь Китаю, против которого Япония продолжала свою агрессию. Китай получил от СССР в эти годы: 885-самолётов разных типов, артиллерийских систем свыше -1 тысячи орудий и гаубиц, 8-тысяч пулемётов. В Китай были направлены более 700-советских добровольцев – лётчиков и военных советников. 21-августа 1937 года между СССР и Китаем был подписан договор о ненападении. В 1938 году СССР на самых льготных условиях предоставил Китаю заём в 100-млн. долларов, а в следующем году ещё в 150-млн. долларов.
На18-съезде партии говоря о положении в мире, о возможности развязывания новой мировой войны, Сталин не без иронии заметил:
«…В наше время, не так ли легко сорваться с цепи и ринуться прямо в войну, не считаясь с разного рода договорами, не считаясь с общественным мнением. Буржуазным политикам известно это достаточно хорошо. Известно это также фашистским заправилам. Поэтому фашистские заправилы, раньше чем ринуться в войну, решили известным образом обработать общественное мнение, то есть ввести его в заблуждение, обмануть его.
Военный блок Германии и Италии против интересов Англии и Франции в Европе? Помилуйте, какой же это блок? «У нас нет никакого военного блока». «У нас» всего– навсего безобидная «ось Берлин – Рим», то есть некоторая геометрическая формула насчёт оси. (Смех)
Военный блок Германии и Италии и Японии против интересов США, Англии и Франции на Дальнем Востоке? Ничего подобного! «У нас нет никакого военного блока». «У нас» всего–навсего безобидный треугольник Берлин – Рим – Токио, то есть маленькое увлечение геометрией. (Общий смех)
Война против интересов Англии, Франции, США? Пустяки! «Мы» ведём войну против Коминтерна, а не против этих государств. Если не верите, читайте «антикоминтерновский пакт», заключённый между Италией, Германией и Японией.
Так думали обработать общественное мнение господа агрессоры, хотя нетрудно было понять, что вся эта неуклюжая игра в маскировку шита белыми нитками, ибо смешно искать «очаги» Коминтерна в пустынях Монголии, в горах Абиссинии, в дебрях испанского Марокко. (Смех)
Но война неумолима. Её нельзя скрыть никакими покровами. …Война так и осталась войной, военный блок агрессоров – военным блоком, а агрессоры – агрессорами.
… Чем же объяснить в таком случае систематические уступки этих государств агрессорам?
… Главная причина состоит в отказе большинства неагрессивных стран, и прежде всего Англии и Франции, от политики коллективной безопасности, от политики коллективного отпора агрессорам, в надежде их на позицию невмешательства, на позицию «нейтралитета». …На деле, однако, политика невмешательства означает попустительство агрессии, развязывание войны, - следовательно, превращение её в мировую войну. В политике невмешательства сквозит стремление, желание – не мешать агрессорам,…, скажем Германии увязнуть в европейских делах, впутаться в войну с Советским Союзом, дать всем участникам войны увязнуть глубоко в тине войны,…, дать им ослабить и истощить друг друга, а потом когда они достаточно ослабнут, - выступить на сцену со свежими силами, выступить, конечно, в «интересах мира», и продиктовать ослабевшим участникам войны свои условия. И дёшево и мило!
Характерен шум, который подняли англо – французская и североамериканская пресса по поводу Советской Украины, …, что немцы не далее как весной этого года присоединят Советскую Украину,…, к так называемой Карпатской Украине. Похоже на то, что этот подозрительный шум имел своей целью поднять ярость Советского Союза против Германии, отравить атмосферу и спровоцировать конфликт с Германией без видимых на то оснований.
Я далёк от того, чтобы морализировать по поводу политики невмешательства…. Наивно читать мораль людям, не признающим человеческой морали. Необходимо, однако, заметить, что большая и опасная политическая игра, начатая сторонниками политики невмешательства, может окончиться для них серьёзным провалом. Таково действительное лицо господствующей ныне политики невмешательства».
Правительства Англии и Франции, на случай если договориться с Гитлером не удастся, желая перестраховаться, поддерживали видимость переговоров с СССР. В ходе взаимного обмена предложениями, когда советское правительство с целью прояснить намерения своих партнёров предложило 18-марта 1939 года созвать конференцию из представителей СССР, Великобритании, Франции, Польши, Румынии и Турции для обсуждения мер по предотвращению дальнейшей агрессии. Отклонив это предложение, как преждевременное английское правительство 14-апреля предложило правительству СССР дать односторонние гарантии соседним с СССР государствам Восточной Европы. Под предлогом, что принятие такого предложения даёт возможность Англии в случае вовлечения СССР в военные действия остаться в стороне от войны, СССР не без оснований отклонил данное предложение Великобритании. 17-апреля советское правительство внесло новое предложение, предусматривающее заключение на 5-10-лет англо-франко-советского соглашения о взаимопомощи и военной конвенции. СССР настаивал на предоставление восточно–европейским государствам совместных гарантий. Но в результате проволочек со стороны Англии и Франции переговоры зашли в тупик. 23-июля Советское правительство обратилось к Великобритании и Франции с предложением, не ожидая окончания политических переговоров, начать военные переговоры с целью заключить военную конвенцию.
18-августа 1939 года в Москву прибыли военные миссии этих стран в составе второстепенных военных деятелей. Французскую делегацию возглавлял член Высшего военного совета генерал Думенк, ВВС представлял, генерал Вален, ВМФ капитан Вийон. Английскую делегацию адмирал Дракс, ВВС маршал авиации Бернет и генерал Хейвуд. Советскую делегацию возглавлял народный комиссар обороны маршал Ворошилов. В состав делегации входили: командарм 1-го ранга, начальник генштаба Шапошников, ВВС представлял командарм 2-го ранга Локтионов, ВМФ народный комиссар ВМФ СССР Кузнецов, а также заместитель начальника генштаба комкор Смородинов. Английская делегация не располагала никакими официальными полномочиями на ведение переговоров и подписание военной конвенции. Начальник генерального штаба Шапошников изложил одобренные Сталиным три варианта возможных совместных действий вооружённых сил Англии, Франции и СССР в случае агрессии в Европе.
Первый вариант – это когда блок агрессоров нападает на Англию и Францию. В этом случае СССР выставляет 70% тех вооружённых сил, которые Англией и Францией будут непосредственно направлены против главного агрессора – Германии.
Второй вариант – возникновение военных действий – это когда агрессия будет направлена на Польшу и Румынию. Участие СССР в войне может быть осуществлено только тогда когда Франция и Англия договорятся с Польшей, и по возможности с Литвой, а также с Румынией о пропуске советских войск. В этом случае СССР выставляет 100 % тех вооружённых сил, которые выставит Англия и Франция против Германии непосредственно.
Третий вариант. Этот вариант предусматривает случай, когда главный агрессор, используя территорию Финляндии, Эстонии и Латвии, направляет агрессию против СССР. В этом случае Англия и Франция должны немедленно вступить в войну с агрессором или блоком агрессоров. Против агрессии в Европе в 1939 году Красная Армия развернёт и выставит в европейской части СССР: 129-пехотных дивизий, 16-кавалерийских дивизий, 5-тысяч тяжёлых орудий, 9-10-тысяч танков, от 5 до 5,5-тысяч боевых самолётов. Франция и Англия должны были в этом случае выставить 70-% от указанных сил СССР и начать немедленно активные действия против главного агрессора.
Весь ход военных переговоров показал, что правительства Англии и Франции совершенно не интересовало установление действительного военного сотрудничества с СССР, прекрасно зная, что правительства Польши и Румынии отрицательно относятся к сотрудничеству с Советским Союзом.
Некоторые историки утверждают, что якобы, документы, рассекреченные в последнее время, показывают, что вторая мировая война могла бы не возникнуть. Что для этого якобы всего – лишь требовалось, чтобы правительство Чемберлена поняло ту истину, что союз между Англией, Францией и СССР был способен предотвратить катастрофу, так как Гитлер не смог бы пойти на риск вооружённого конфликта с крупными державами на двух фронтах.
В действительности союз Англии, Франции и СССР в 1939 году не смог состоятся из – за коренных противоречий между этими странами. Антигитлеровская коалиция между этими странами не могла сложиться в 1939 году ещё и потому, что правящие круги Англии и Франции до последнего надеялись направить гитлеровскую агрессию на восток, против Советского союза. Антигитлеровская коалиция могла сложиться и сложилась только в результате прямой реальной угрозы этим странам со-стороны Германии. Эти страны могли пойти на заключение военной конвенции с СССР только когда подверглись непосредственному нападению со-стороны германской армии. Что позднее и произошло.
30-ноября 1939 года уже после оккупации Польши, в газете «Правда» было опубликовано опровержение Сталина «О лживом сообщении агентства «ГАВАС» по поводу речи Сталина, якобы произнесённой им в Политбюро 19-августа 1939 года.
«Редактор «Правды» обратился к товарищу Сталину с вопросом, как относится т. Сталин к сообщению агентства «Гавас» о речи Сталина, якобы произнесённой им в Политбюро 19-августа, где проводилась якобы мысль о том, что «война должна продолжаться как можно дольше, чтобы истощить воюющие стороны». Тов. Сталин прислал следующий ответ:
Это сообщение агентства «Гавас», как и многие другие его сообщения, представляет враньё. Я, конечно, не могу знать, в каком именно кафе – шантане сфабриковано это враньё. Но, как бы ни врали господа из агентства «Гавас», они не могут отрицать того, что:
а) не Германия напала на Францию и Англию, а Франция и Англия напали на Германию, взяв на себя ответственность за нынешнюю войну.
б) после открытия военных действий Германия обратилась к Франции и Англии с мирными предложениями, а Советский Союз открыто поддержал мирные предложения Германии, ибо он считал и продолжает считать, что скорейшее окончание войны коренным образом облегчило бы положение всех стран и народов.
в) правящие круги Англии и Франции грубо отклонили как мирные предложения Германии, так и попытки Советского Союза добиться скорейшего окончания войны.
Таковы факты.
Что могут противопоставить этим фактам кафе – шантанские политики из агентства «Гавас»
И. Сталин
«Правда» 30-ноября 1939 года.
Советские историки в своё время отрицали не только тех слов, которых якобы говорил Сталин, но и самого факта проведения заседания Политбюро 19-августа 1939 года.
Известный историк Волкогонов убедительно доказал, что 19-августа 1939 года заседание Политбюро состоялось, правда, никаких свидетельств того, что на этом заседании Политбюро Сталин выступал с речью, в которой высказал мысль о том, что необходимо в случае войны в Европе сохранять нейтралитет до момента, пока враждующие стороны не истощат друг друга взаимной борьбой, которая им не по силам, что война должна продолжаться как можно дольше, чтобы истощить воюющие стороны, что в случае войны в Европе Советский Союз неизбежно станет участником войны, но он должен выступить последним, со свежими силами прямо в финал игры против всех, кто уже изнемог в борьбе, он не нашёл. Поэтому у историков нет никаких оснований считать, что 19-августа 1939 года Сталин на заседании Политбюро выступил именно с подобной речью. Как и нет никаких оснований обвинять Сталина во – лжи. Ведь Сталин не отрицает, что 19-августа 1939 года состоялось заседание Политбюро, он лишь утверждает, что не выступал с подобной речью. Почему? Потому что в 1939 году международное положение объективно складывалось таким образом, что выполнить этот план было невозможно.
Но предположим, что Сталин выступал с такой речью на заседании Политбюро 19-августа 1939 года, примерно подобное он говорил в 1927 году на Пленуме ЦК и журналисты агентства «Гавас», опубликовали её, тем самым раскрыв его подлинные планы, которые не были предназначены для широкой публики. Мы и в этом случае не будем спешить обвинять Сталина во – лжи. Любой руководитель, любого государства в этом случае поступил бы также, так как никто не уполномочивал агентство «Гавас» опубликовывать сведения, не предназначенные широкой публике. Не будем также спешить восхищаться журналистами агентства «Гавас»,как это делают некоторые историки, которые в данном случае просто занимались обычной фальсификацией.
Но заседание Политбюро 19-августа 1939 года было. Какие же вопросы рассматривались на этом заседании? Волкогонов утверждает, что самые обычные вопросы развития народного хозяйства. Но возможно, что на этом заседании Политбюро могли рассматриваться вопросы, вытекающие из той военно – политической обстановки, которая сложилась в Европе осенью 1939 года:
- о неизбежности мировой войны, о неизбежности нападения Германии на Польшу, о том, что в войну неизбежно будут втянуты Англия и Франция;
- о том, что Польша будет неизбежно разгромлена, о необходимости в связи с этим вернуть Советскому Союзу те районы, которые были захвачены Польшей в 1920 году;
- о том, что после разгрома Польши, Германия будет непосредственно граничить с СССР, что в связи с этим возможность войны между Германией и СССР значительно возрастёт, о необходимости в связи с этим обеспечить занятие советскими войсками выгодных плацдармов в Прибалтике, Финляндии, Бессарабии и Северной Буковине;
- о необходимости заключения с Германией мирного соглашения, о необходимости ускорить подготовку Красной Армии к войне, о необходимости введения всеобщей воинской повинности в СССР, об увеличении численности армии, о развёртывании дополнительных сил;
- о ликвидации японской агрессии на Дальнем Востоке.

1-4. Разгром 6-й японской армии на Халхин-Голе (19-25-августа 1939 года).
Правящие круги Японии, проводившие агрессивную внешнюю политику, в мае 1939 года организовали провокации на границе с Монгольской республикой восточнее реки Халхин-Гол.
28-мая 1939 года японские войска (до 2,5-тысяч солдат и офицеров) нарушили границу Монголии и при поддержке артиллерии и авиации стали продвигаться к Халхин-Голу. Монгольские и советские войска, находившиеся на территории Монголии, в соответствии с Протоколом о взаимной помощи 1936 года, остановили продвижение японских войск и к исходу 29-мая отбросили их за пределы монгольско-китайской границы. В конце июня 1939 года японцы создали на границе с Монголией крупную группировку войск (38-тысяч человек, 310-орудий, 135-танков, 225-самолётов), с целью окружить и уничтожить советско-монгольские войска, захватить на западном берегу плацдарм для последующих действий.
На совещании в Наркомате обороны при обсуждении обстановки в Монголии, нарком обороны Ворошилов заявил, что видимо Фекленко (командир 57-го стрелкового корпуса) не понимает, как ему там надо действовать. Мне кажется, туда надо послать кавалерийского начальника. Его поддержал Шапошников.
- Нельзя сказать, что Фекленко не умеет воевать, но в Монголии действительно нужен хороший кавалерист. По - моему, туда надо послать комбрига Жукова.
Присутствующие на совещании поддержали Шапошникова.
С этим предложением Ворошилов и Тимошенко отправились к Сталину.
Когда Тимошенко назвал фамилию Жукова, Сталин сказал:
- Жуков…. Жуков. Что – то я не помню эту фамилию.
Ворошилов напомнил.
- Это тот самый Жуков, который в 1937 году прислал вам и мне телеграмму о том, что его несправедливо привлекли к партийной ответственности.
- Ну и чем дело закончилось? – спросил Сталин.
Ворошилов ответил, что всё закончилось благополучно, выяснилось, что для привлечения к ответственности не было оснований.
Григорий Константинович Жуков родился в 1895 году в семье крестьянина Калужской губернии. Окончил церковноприходскую школу. Работал учеником скорняжной мастерской в Москве, затем подмастерьем. После начала Первой мировой войны был призван в действующую армию, в кавалерию. Прошёл обучение и получил звание унтер-офицера, был награждён двумя георгиевскими крестами, за захват в плен немецкого офицера и тяжёлое ранение. В августе 1918 года, после большевистского переворота поступил добровольцем в 4-й кавалерийский полк 1-й Московской кавалерийской дивизии. 1-марта 1919 года поступил в ряды коммунистической партии. В январе 1920 года после ранения был направлен для обучения на Рязанские кавалерийские курсы. После окончания курсов, был направлен для дальнейшего прохождения службы командиром взвода в 14-ю отдельную кавалерийскую бригаду. Скоро был назначен командиром 2-го эскадрона 1-го кавалерийского полка, затем помощником командира полка. Участвовал в подавлении Антоновского мятежа в Тамбовской губернии. В 1923 году был назначен командиром 39-го Бузулукского кавалерийского полка. В 1924 году был направлен для учёбы в Высшую кавалерийскую школу в Ленинграде, которая позднее была переформирована в кавалерийские курсы усовершенствования командного состава конницы, а время обучения было сокращено до одного года. После окончания курсов был назначен командиром 39-го полка 7-й кавалерийской дивизии. В мае 1930 года был назначен командиром 2-й кавалерийской бригады 7-й Самарской кавалерийской дивизии. Жукова отличала излишняя требовательность и нетерпимость даже к малейшим проступкам своих подчинённых. В конце 1929 года Жуков был командирован в Москву для прохождения курсов по подготовке высшего командного состава РККА. На курсах, Жуков увлёкся книгой заместителя начальника штаба РККА В. К. Триандафилова « Характер операций современных армий», в которой исследовалась проблема оперативного искусства, данные о наступательных и оборонительных возможностях дивизии, корпуса, армии, группы армий, рассматривались вопросы подхода к полю сражения, длительности и глубины операции, ширины фронта наступления, оборонительных операций. А танки определялись, как одно из могущественных наступательных средств, для будущей войны. В конце 1930 года Жуков был назначен на должность помощника инспектора кавалерии РККА, которую возглавлял Будённый. В инспекции занимался вопросами боевой подготовки конницы, участвовал в разработке уставов и наставлений разных родов и служб войск. В 1933 году был назначен на должность командира 4-й кавалерийской дивизии. В 1935 году на инспекторских смотрах все части дивизии получили высокие оценки. Дивизия и сам Жуков были награждены орденом Ленина. В 1937 году Жуков был назначен командиром 3-го конного корпуса, которым командовал семь месяцев, а затем был назначен командиром 6-го казачьего корпуса. Во - время командования корпусом большое внимание уделял вопросам боевого применения конницы в составе конно-механизированной группы. В конце 1938 года Жуков был назначен заместителем командующего войсками Белорусского военного округа.
Прибыв в расположение штаба 57-го особого корпуса в Тамцак - Булак, Жуков предложил командованию немедленно выехать на передовую и тщательно разобраться в обстановке, так как из доклада было ясно, что командование истинной обстановки, находясь за 120-км от места боя, не знает. Оценив обстановку на месте, Жуков пришёл к выводу, что теми силами, которыми располагает 57-й особый корпус (12,5-тысяч человек, 109-орудий, 266-броневых машин, 186-танков, 82-самолёта) пресечь японскую авантюру будет невозможно, особенно если начнутся одновременно активные действия в других районах и с других направлений. Жуков немедленно направил план действий советско-монгольских войск наркому обороны. Прочно удерживая плацдарм на правом берегу Халхин-Гола, одновременно подготовить контрудар из глубины. Нарком обороны Ворошилов одобрил этот план, назначив Жукова командиром 57-го Особого корпуса. Жуков обратился к наркому обороны с предложением усилить авиационные части, выдвинув дополнительно в район боевых действий не менее трёх стрелковых дивизий и одной танковой бригады, а также значительно укрепить артиллерию. Генштаб принял эти предложения. Кроме того, в распоряжение Жукову была направлена специальная группа лётчиков в составе 21-Героя Советского союза, одновременно была направлена улучшенная материальная часть авиации, модернизированные истребители И-16 и «Чайка». В воздушных боях японцы с 22 по 26-июня потеряли 64-самолёта.
Японцы в течение июня сосредоточили свои войска в районе Халхин-Гола и готовили их для проведения операции под названием «Второй период намонханского инцидента», вытекающий из плана их военной агрессии. Ближайшей целью операции японских войск являлось:
- окружение и разгром всей группировки советских и монгольских войск;
- переправа через Халхин-Гол и выход на западный берег руки с целью разгрома резервов противника;
- захват и расширение плацдарма западнее Халхин-Гола для обеспечения последующих действий.
Для проведения этой операции японское командование перебросило из района Хайлара дополнительные силы, предназначенные для действий в составе развёртывавшейся 6-й армии, рассчитывая завершить предстоящую наступательную операцию в первой половине июля с тем, чтобы до наступления осени можно было бы закончить все боевые действия в пределах Монголии. Японское командование было настолько уверенно в своей победе, что даже пригласило в район боевых действий некоторых иностранных корреспондентов и военных атташе наблюдать предстоящие победные действия. В числе приглашённых были корреспонденты и военные атташе Германии и Италии.
В район боевых действий была направлена советская правительственная комиссия, которая ознакомилась с положением дел в этом районе. В частности было выявлено много недостатков в санитарно-гигиеническом состоянии войск и медицинском обеспечении их в период боевых действий.
В район Халхин-Гола из Забайкальского военного округа были направлены специалисты военно-полевой хирургии, эпидемиологии, бактериологии и токсикологии. Было развёрнуто два полевых подвижных госпиталя.
В ночь на 3-июля 1939 года японские войска форсировали Халхин-Гол и захватили гору Баин-Цаган, создав угрозу окружения советско-монгольских войск. Представитель наркомата обороны Кулик, вопреки мнению Жукова, отдал приказ об отводе советских войск с восточного берега Халхин-Гол, что привело к паническому бегству 603-го полка. Японцы воспользовались этим и захватили несколько господствующих высот. Сталин отменил приказ Кулика и объявил ему выговор, запретив впредь вмешиваться в деятельность командования 57-го Особого стрелкового корпуса. Жуков принял решение, подняв части корпуса по боевой тревоге, выдвинуться к горе Баин-Цаган и с хода атаковать японские войска. Соответствующая задача была поставлена 11-й танковой бригаде комбрига Яковлева, 24-му стрелковому полку, усиленного артдивизионом, подполковника Федюнинского, 7-й мотоброневой бригаде Лесового, 8-й монгольской кавалерийской дивизии и тяжёлому артдивизиону, 135-го артполка. Артдивизиону выслать разведку и открыть огонь по войскам противника. Всю авиацию поднять по тревоге в воздух, нанести бомбовые удары по противнику с задачей сковать и задержать японские войска до подхода резервов. Усиленно бомбить и непрерывно обстреливать артиллерийским огнём переправу, не давая противнику возможность переправить и сосредоточить свои войска в районе горы. К тому времени японская группировка насчитывала около 10-тысяч человек, около 100-орудий, 60-противотанковых орудий. Жуков принял хоть и рискованное, но верное решение, использовать свой главный козырь бронетанковые силы (150-танков и 150-бронемашин). С хода атаковать переправившиеся японские войска, не дать им зарыться в землю и организовать противотанковую оборону. Японские войска, обнаружив подход советских танков стали быстро принимать меры для организации обороны и начали бомбить танковые колонны, используя совершенно открытую местность. В этих условиях Жуков принял решение ускорить движение танков, усилить артиллерийский огонь и нанести более массированный удар авиации по японским войскам. Советские войска с ходу атаковали японские позиции. Бой продолжался весь день и ночь, и только к 5-июля сопротивление противника было окончательно сломлено. Командующий 6-й японской армии генерал Камацубара принял решение отвести остатки своих подразделений на восточный берег, где советские войска удерживали прочную оборону. С этого момента японцы ограничивались боевыми разведывательными действиями. Противник активно создавал оборону по всему фронту, подвозил лесоматериалы, рыл окопы, строил блиндажи, проводил инженерное усиление обороны. Японская авиация, которая за последние дни понесла ощутимые потери (более 116-самолётов), ограничивалась мелкими бомбардировочными ударами, разведывательными полётами. Стороны стягивали в район боевых действий ещё более значительные силы и готовились к решительным действиям. Японские войска были сведены в 6-ю армию, командующим был назначен генерал О. Риппо, которая насчитывала около 75-тысяч человек, 500-орудий, 182- танка, 300-самолётов. Японские войска готовили новое наступление. Советско-монгольские войска были сведены в 1-ю армейскую группу (командующий комкор Жуков, 31-июля ему было присвоено это звание), имели в своём составе около 57-тысяч человек, 542-орудия и миномёта, 498-танков, 385-бронемашин, группу поддерживали 515-самолётов. Общая координация действий советских войск на Дальнем Востоке и монгольских войск, возлагалась на фронтовое управление во - главе с командармом 2-го ранга Г.М. Штерном. Генеральный штаб принял решение усилить первую армейскую группу. Дополнительно были выделены две стрелковые дивизии, танковая бригада, два артполка, усиливалась авиация, были выделены также материально-технические запасы, для проведения не позже 20-августа наступательной операции по окончательному разгрому японских войск, вторгшихся в пределы Монголии.
Для подготовки наступательной операции, в условиях изнурительной жары, иссушающих ветров, нужно было перебросить огромное количество грузов на расстояние в 1200-1300-км. Требовалось 3500-бортовых и 1400-наливных машин. Несмотря на то, что из СССР было переброшено 576-бортовых и 113-наливных машин, автотранспорта катастрофично не хватало. Жуков принял решение для организации подвоза необходимых грузов выделить весь армейский автомобильный транспорт. Военнымсоветом армейской группы был разработан план предстоящей операции. Жуков считал решающим фактором успеха предстоящей операции оперативно-тактическую внезапность, которая должна была поставить противника в такое положение, чтобы он не мог противостоять уничтожающему удару и предпринять контрманевр. Особенно учитывалось то, что японская сторона, не имея хороших танковых соединений и моторизованных войск, не сможет быстро перебросить свои части с второстепенных участков и из глубины против наших ударных группировок, которые планировалось сосредоточить на флангах обороны противника, с целью окружения 6-й японской армии. Был разработан и план оперативно - тактического обмана противника, который включал: производство скрытных передвижений и сосредоточений прибывающих войск из СССР; скрытые перегруппировки сил и средств, находящихся в обороне за рекой Халхин-Гол; осуществление скрытных переправ войск и материальных запасов через реку; производство рекогносцировок исходных районов, участков и направлений для действующих войск; особо секретная отработка задач всех родов войск, участвующих в предстоящей операции; проведение скрытной доразведки всеми видами и родами войск; вопросы дезинформации и обмана противника с целью введения его с заблуждение относительно намерений советских войск.
В ночь на 20-августа 1939 года, когда всё было готово к проведению операции, Жуков находился на своём командном пункте в районе Хамар-Даба. Он думал только об одном. Что сейчас происходит в Москве, в Кремле? Несмотря на то, что план операции был предварительно утверждён, окончательное решение было за Сталиным. Даст - ли Сталин приказ на начало операции или всё придётся отложить и тогда кто знает, всё может рухнуть в один момент. Пойдёт прахом то, что создавалось усилиями нескольких десятков тысяч человек. И волнение многократно возросло, когда перед ним появился старший шифровальщик и вручил расшифрованную телеграмму из Москвы, с одним только словом: «Добро», снимающим все сомнения. По приказу Жукова советско-монгольские войска начали генеральную операцию на окружение и уничтожение японских войск. В 5-часов 45-минут, в тёплый, тихий воскресный день советская артиллерия нанесла мощный, внезапный удар по зенитной артиллерии и зенитным пулемётам противника. Отдельные орудия дымовыми снарядами обстреляли цели, которые должна была бомбить бомбардировочная авиация. Слышен гул моторов подходящей советской авиации. В воздух поднялись 150-бомбардировщиков и около 100- истребителей, которые наносят мощный бомбовый удар, по позициям японских войск сея панику и разрушения. В 8-часов 15-минут артиллерия и миномёты всех калибров начали огневой налёт по целям противника, доведя его до пределов своих технических возможностей. В 8-часов 30-минут не менее мощный бомбовый удар наносит вторая волна советской авиации. По всем телефонным проводам и радиостанциям передаётся условленным кодом – через 15-минут начать общую атаку. В 8-часов 45-минут в воздух взвились красные ракеты, означающие начало движения войск в атаку. Атакующие части, прикрываемые артиллерийским огнём, стремительно двинулись вперёд. Удар авиации и артиллерии был настолько мощным и удачным, что противник был морально и физически подавлен и не мог в течение первых полутора часов открыть ответный артиллерийский огонь. Наблюдательные пункты, связь и огневые позиции японской артиллерии были разбиты.
Советско-монгольские войска были условно разделены на три группировки: северная, центральная и южная.
Северная в составе: 6-я кавалерийская дивизия монгольской республики, 601-стрелковый полк 82-й стрелковой дивизии, 7-я мотоброневая бригада, два танковых батальона 11-й танковой бригады, 82-й гаубичный артдивизион.
Южная в составе: 57-я стрелковая дивизия, 8-я кавалерийская дивизия монгольских войск, 6-я танковая бригада (без одного батальона), 11-я танковая бригада (без двух батальонов), 185-артполк, 37-й противотанковый дивизион, таковая рота Т-130. Обе эти группировки наносили удары соответственно по правому и левому флангу обороны противника, с конечной задачей выйти на высоту - Ремизово и окружить японские войска. Кроме того, удар по левому флангу наносила и 8-я мотоброневая бригада.
Центральная в составе: 82-я стрелковая дивизия (без 601-го стрелкового полка), 36-я мотострелковая дивизия (24 и 149-мотострелковых полка) и 5-я стрелково-пулемётная бригада.
В резерве у Жукова имелись следующие части: 212-я воздушно-десантная бригада, 4-батальон (6-й танковой бригады), 9-я мотобригада.
Всё шло по плану, только 6-я танковая бригада не сразу сумела переправиться через реку Халхин-Гол. Особенно упорные бои развернулись на правом фланге обороны противника, где японцы оказали более серьёзное сопротивление, чем ожидал Жуков. Дело затормозилось.
Во - время наступления советских войск у Жукова состоялся неприятный разговор и командующим фронтовойгруппы Штерном, который заявил, что в создавшейся ситуации рекомендует не зарываться и остановиться, нарастить за два-три дня силы для последующих ударов и только после этого продолжать окружение японцев. Он объяснил свой совет тем, что операция замедлилась, и мы несём особенно на севере крупные потери. Не исключён удар более сильными резервами противника. Жуков ответил, что война есть война и в ней не может не быть потерь и что эти потери могут быть и крупными, особенно когда мы имеем дело с таким серьёзным и ожесточённым врагом, как японцы. Но, если мы сейчас, из-за этих потерь, и из-за сложностей, возникших в обстановке, отложим на два-три дня выполнение своего первоначального плана, то одно из двух или мы не выполним этот план вообще, или выполним его с громадным промедлением, и с громадными потерями, которые из-за нашей нерешительности в конечном итоге в десять раз превысят те потери, которые мы несём сейчас, действуя решительным образом. Приняв эти рекомендации, мы удесятерим свои потери. Затем Жуков спросил у Штерна, приказывает ли он или советует. Если приказывает: пусть напишет письменный приказ. Предупредив, что опротестует этот письменный приказ в Москве, потому что не согласен с ним. Штерн ответил, что не приказывает, а рекомендует и письменного приказа писать не будет. Жуков на это ответил: «Раз так, то я отвергаю ваше предложение. Войска доверены мне и командую ими здесь я. А вам приказано поддерживать меня и обеспечить мой тыл. И я прошу вас не выходить из рамок того, что вам поручено». Это был жёсткий, нервный, исполненный неприязни разговор. Штерн ушёл, но потом через два, три часа вернулся и заявил: «Ну что же. Пожалуй ты прав. Я снимаю свои рекомендации».
Жукову пришлось пустить в дело 212-ю воздушно-десантную бригаду и 9-ю мотобригаду, а также усилить артиллерию. Разгромив фланговые группировки противника, бронетанковые и механизированные части к исходу 26-августа завершили окружение всей 6-й японской армии, и с этого дня началось дробление на части и уничтожение окружённой группировки противника. Японские части дрались до последнего человека. К 30-августа 1939 года 6-я японская армия, вторгшаяся в пределы Монголии, была полностью уничтожена. По окончании боевых действий на реке Халхин-Гол командование и штаб армейской группы возвратились в Улан-Батор столицу Монголии.
4 и 8-сентября 1939 года японцы силами подошедшей 2-й пехотной дивизии вновь попытались проникнуть на территорию Монголии, но понесли большие потери и были отброшены за пределы республики. В воздушных боях советские ВВС впервые в истории применили ракетное оружие. 5-истребителей И-16 вооружённых ракетными снарядами РС-82 сбили 13-японских самолётов. Японское правительство обратилось к правительству СССР с просьбой о перемирии. 16-сентября боевые действия были прекращены. Японские войска потеряли 61-тысячу человек убитыми и ранеными и 660-самолётов. Советско-монгольские войска 18,3-тысячи человек убитыми и ранеными и 207-самолётов. Поражение Японии оказало самое серьёзное влияние на внешнеполитическую позицию её правительства и стало одной из причин, удерживавших её от выступления против СССР в годы Второй мировой войны.
По данным бывшего начальника Главного военно-санитарного управления РККА генерал-полковника медицинской службы Е. И. Смирнова потери советско-монгольских войск с 28-мая по 15-сентября 1939 года составили ранеными и убитыми -9820-человек, больными -2225-человек.
У некоторых историков до сих пор вызывает спор вопрос об авторстве плана окружения и уничтожения японских войск на Халхин-Голе. Одни считают автором плана самого Жукова, другие, основываясь на воспоминаниях известного генерала-диссидента Григоренко «пальму первенства» в этом деле отдают командующему фронтовой группы Штерну, который якобы сыграл основную роль в разгроме японцев. Третьи, автором плана считают начальника штаба 1-й армейской группы М.А. Богданова.
Прежде чем определиться в этом вопросе, необходимо иметь в виду, что стратегия Сталина в это время не предусматривала развязывание большой войны в Монголии против японских войск, в условиях, когда нападение Германии на Польшу неизбежно приводило к развязыванию новой мировой войны на западе. Вот почему Сталин утвердил именно этот план окружения и разгрома японских войск на реке Халхин-Гол, который при успешном претворении его в жизнь, в полной мере отвечал требованиям его стратегии.
Соколов в своей книге «Георгий Жуков. Триумфы и падения» пишет:
«Если принять во - внимание все недостатки японских войск, надо признать обоснованность предложения Штерна немного замедлить августовское наступление и провести более рациональное сосредоточение войск на наиболее опасных направлениях, где особенно сильным было сопротивление японцев. Тем самым можно было бы уменьшить потери Красной Армии и увеличить потери её противника. Ведь в условиях почти полного отсутствия автомобильного транспорта и танковых частей японскому командованию не удалось бы воспользоваться паузой и дополнительно перебросить какие-либо значительные силы к участкам наибольшей угрозы. Да и стремление японцев удерживать до конца даже безнадёжные позиции, вместо того чтобы дислоцировать войска не позволило им маневрировать при вполне реальной опасности окружения».
Ясно, что рекомендации Штерна полностью доказывают, что он не был автором плана разгрома японцев, так как очевидно, что автор подобного рода рекомендаций совершенно не понимал самой сути этого плана, как и стратегии Сталина. Предложение Штерна замедлить, взять паузу, а фактически остановить наступление было не только совершенно не обоснованным, но и вредным. Так как лишало советские войска одного из важнейших факторов успешного наступления – внезапности. И не только не привело бы к уменьшению потерь, а наоборот привело бы к ещё большим потерям, а могло привести и к срыву операции, и затягиванию вооружённого конфликта, перерастанию в большую войну. Рекомендации Штерна, а за ним и Соколова учитывать «все недостатки японских войск», а говоря другими словами, Жуков должен был, оказывается, надеется на то, что японцы – дураки и будут оборонять свои безнадёжные позиции до конца, какие бы паузы в наступлении не брали советские войска. Недостатки японских войск выявились не сами по себе, а проявились именно в результате того, что наступление советских войск оказалось внезапным, решительным и развивалось стремительно. И именно решительные действия Жукова и стремительные действия советских войск не позволили японскому командованию сманеврировать и избежать окружения. Промедли Жуков, как это предлагал Штерн и предлагает Соколов, и тогда японское командование получило бы великолепную возможность, к примеру, с одной стороны начать поэтапный отвод своих войск с одного рубежа к другому, не допуская их окружения, с другой стороны одновременно обеспечить выдвижение в этот район дополнительных сил. Или наоборот, воспользовавшись паузой в наступлении советских войск, осуществить перегруппировку своих сил и организовать контрудар, пытаясь тем самым не только остановить, но и опрокинуть войска Жукова. Штерн, требуя от Жукова остановить наступление для дополнительной перегруппировки, указывает среди других причин для чего это нужно и на то, что японцы могут подтянуть более крупные резервы. То есть Штерн совершенно не понимает, что пауза в наступлении советских войск и предоставляет японскому командованию такую возможность. Жуков, имея крайне ограниченные резервы, не мог рисковать, предоставляя японскому командованию такой прекрасный шанс для спасения своих войск. Относительно большие потери советских войск связаны не с тем, что командование 1-й армейской группы не имело возможность, или не хотело провести более рациональное сосредоточение своих войск на более опасных направлениях, где особенно сильным было сопротивление японцев, а с тем, что советским войскам пришлось наступать в крайне неблагоприятных условиях, по совершенно открытой степной местности на заранее хорошо оборудованные и заблаговременно занятые японскими войсками оборонительные позиции. Избежать больших потерь в этих условиях можно было только ещё большим массированием артиллерии и штурмовой авиации, что Жукову было непросто осуществить, учитывая ограниченность в силах и средствах. Штерн не мог быть автором плана разгрома 6-ё японской армии ещё и потому, что не был талантливым военачальником, а такой план мог разработать, несомненно, только талантливый военный специалист. Этот вывод подтверждается и тем неудачным, последующим опытом командования Штерном 8-й армии во - время Финской войны, и его неудачной попыткой «подыграть» Павлову во - время оперативно-стратегической игры в январе 1941 года, противостоя именно Жукову. Кстати, итоги этой игры ещё раз убедительно доказывают, что Жуков, как военный специалист, на голову превосходил не только Павлова со Штерном, но и многих других генералов Красной Армии. Хотя, разумеется, это вовсе не значит, что Жуков никогда не допускал ошибок и всегда добивался только победы. Стоит также отметить, что маршал Жуков не приписывал только себе одному заслуги в разработке плана разгрома 6-ё японской армии на Халхин-Голе, в своих воспоминаниях он скромно указал на автора этого плана: военный совет 1-й армейской группы. Что - же касается Богданова, то о нём, как о военном специалисте очень трудно говорить что-то определённое, так как после боёв в Монголии он ничем особым не отличился. Но возможно предположить, что как начальник штаба 1-й армейской группы и член военного совета, он также внёс свой вклад в разработку плана разгрома японской армии, а иначе, зачем вообще нужны начальники штабов.

ГЛАВА №2
2-1. Начало Второй мировой войны. Нападение Германии на Польшу – 1-сентября 1939 года.
Руководители Польши сначала маршал Пилсудский, а затем его соратники и последователи надеялись, что конфликта с Германией Гитлера удастся избежать, значительно переоценивая свои силы и возможности.
Ещё 2-мая 1933 года Пилсудский направил своего посланника Высоцкого в Берлин, чтобы получить заверение в том, что «ни Гитлер, ни правительство рейха, не намерены нанести какой-либо ущерб интересам Польши в вольном городе Данциге». Гитлер заверил польского посланника в своей любви к миру. 17-мая 1933 года Гитлер сделал в рейхстаге заявление по внешнеполитическим вопросам. По тем вопросам, которые касались Польши, он заявил: «…никакое правительство Германии не пойдёт по своей инициативе на нарушение согласованных обязательств (Версальский договор), которые нельзя ликвидировать, не заменив их лучшими». В Польше клюнули на эту приманку, не понимая, что своими миролюбивыми заявлениями Гитлер хотел лишь обеспечить себе спокойную обстановку на Востоке, обезопасить тылы для своих первых шагов в проведении своей экспансионистской политики. 6-января 1934 года министр иностранных дел Германии фон Нейрат и посол Польши в Германии Линский (между прочим являющийся поклонником Гитлера и другом Геринга), подписали соглашение об отказе от применения силы в двухсторонних отношениях, со сроком действия на десять лет.
7-марта 1934 года последовало подписание «Протокола об экономическом мире» между Германией и Польшей.
Геринг имел личное поручение Гитлера с особым вниманием следить за развитием германо-польских отношений. Не реже одного раза в год он приезжал в Польшу на охоту. Эти поездки Геринг всегда использовал, чтобы усыпить бдительность правительства Польши. В январе 1935 года на охоте Геринг убеждал заместителя статс-секретаря МИДа Польши графа Шембека о том, что Германии нужна сильная Польша, чтобы создать прочный заслон против СССР. Польша, говорил Геринг, является связующим звеном между Чёрным и Балтийским морями, и для Польши откроются в будущем широкие возможности на Украине. В ходе этого визита в Польшу, Геринг в беседе с Пилсудским поднял вопрос о совместном польско-германском походе на Россию, подчеркнув выгоды, которые могла бы получить Польша на Украине в результате подобной акции. После смерти Пилсудского, правительство Польши продолжало считать, что безопасность страны гарантирована, всячески, многими политическими действиями поддерживая усилия правительства Германии, направленные на то, чтобы в любой ценой сорвать договорённости о создании действенной системы европейской безопасности.
В 1938 года, когда немецкие войска вступили в Вену, и было объявлено о «присоединении» Австрии, полковник Бек, получив от Гитлера успокоительные заверения, считал, что экспансионистские устремления Германии будут направлены не на восток, а на юг. Бек был настолько убеждён в искренности дружеских заверений Гитлера в отношении Польши, что не только остался на своих антисоветских позициях, но и выступал против интересов Франции, оказав тем самым Гитлеру активную политическую и дипломатическую поддержку в подготовке раздела Чехословакии. Он даже добился того, что при «разделе добычи» к Польше была присоединена важная в экономическом и транспортном отношении часть Чехословакии. В январе 1938 года он поставил в варшавском сейме вопрос о польском меньшинстве в чехословацкой Тешинской области, побудив его представителей в пражском парламенте выдвинуть требование автономии, оказав тем самым прямую поддержку политики германского правительства. Бек даже надеялся, что в качестве награды за свою активную поддержку Гитлера, кроме Тешинской области, получит согласие фюрера на присоединение к Польше Словакии на основе федерации. Гитлер дал согласие на оккупацию Польшей Тешинской Силезии вместе с чехословацким железнодорожным узлом Ботумин, в надежде полностью подчинить себе польское правительство. 2-октября 1938 года польские войска вступили в Тешинскую область и в Ботумин. Гитлер стал требовать от Польши присоединения к тройственному пакту и выдвинул требование о присоединении вольного города Данцига к рейху, и на то, чтобы так называемый «польский коридор», связывающий основную территорию Польши с устьем Вислы, был перерезан экстерриториальным германским коридором. Все эти требования были равносильны требованию к Польше, согласиться с её ликвидацией, как самостоятельного государства. Из числа польских граждан немецкого происхождения, разделяющих нацистские взгляды, в Польше была создана «пятая колонна». В них создавались диверсионные группы, которые по приказу из Берлина совершали акты саботажа и неподчинения властям. Задача диверсионных групп вначале состояла в организации инцидентов повсюду, где только можно. Органы фашистской пропаганды беззастенчиво искажали эти инциденты, добавляли в них небылицы, и ежедневно распространяли такие сообщения по всему свету. Всё это делалось с целью создать впечатление, что немецкое меньшинство в Польше подвергается невыносимым издевательствам и притеснением.
28-апреля 1939 года Гитлер объявил договор с Польшей о ненападении от 1934 года недействительным. Полковник Бек и другие члены польского правительства считали, что громкие угрозы и воинственные жесты со стороны Германии – это война нервов, хотя от Польши уже требовали уступить Восточную Верхнюю Силезию, область Познань и районы Быдгощи и Гданьска. Главнокомандующий вооружёнными силами Польши маршал Рыдз-Смиглы в течение нескольких недель медлил с тем, чтобы воспользоваться кредитом, который был выделен одним из французских банков на закупку современного вооружения, видимо надеясь, что военные действия всё - же не начнутся.
Для нападения на Польшу Гитлер приказал разработать план военных действий (план «Вейс»). 23-мая 1939 года на совещании германского генералитета Гитлер заявил: «Данциг отнюдь не тот объект, из-за которого всё предпринимается. Для нас речь идёт о расширении жизненного пространства на Востоке…. Таким образом, вопрос о том, чтобы пощадить Польшу отпадает, и остаётся решение: при первом подходящем случае напасть на Польшу».
11-августа 1939 года (ещё до заключения пакта о ненападении с СССР) Гитлер в беседе с тогдашним верховным комиссаром Лиги наций в Данциге Карлом Й.Буркхардтом излагал свои планы следующим образом:
- Польша прибегает к угрозам в отношении Данцига. Польские газеты заявляют, что это именно тот язык, которым надо со-мной разговаривать. Если вновь возникнет малейший инцидент, я без предупреждения разгромлю поляков, так что от них не останется и следа.
- Но это будет означать всеобщую войну,- сказал Буркхардт.
- Пусть так. Если мне суждено вести войну, я предлагаю, что бы это было сегодня, когда мне пятьдесят лет, а не когда будет шестьдесят. О чём, в сущности, идёт речь? Только о том, что Германия нуждается в зерне и лесе. Для получения зерна мне нужна территория на востоке, для леса – колония, только одна колония. Всё остальное ерунда. Я ничего не требую от Запада, ни сейчас, ни в будущем. Раз и навсегда: ничего. Всё, что мне приписывают – выдумки. Но мне нужна свобода рук на востоке. Повторяю ещё раз – вопрос идёт только о зерне и лесе. Всё, что я предпринимаю, направлено против России. Мне нужна Украина, чтобы нас не могли морить голодом, как в прошлую войну, и если Запад настолько глуп и слеп, что не понимает этого, я буду вынужден договориться с русскими и разбить Запад, а после этого всеми своими объединёнными силами двинуться против Советского Союза.
В заключение беседы Гитлер выразил согласие встретиться с кем-либо из английских руководителей, заявив:
- Я хочу жить в мире с Англией. Я готов гарантировать английские владения во-всём мире и заключить с ней пакт об окончательном урегулировании.
Буркхардт передал предложения Гитлера представителям английского и французского МИДов.
21-22-августа 1939 года Гитлер провёл совещание в Оберзальцберге, в большом зале замка Бергхоф, с командующими группами армий, армий и начальниками их штабов, авиационными и военно-морскими соединениями. Незадолго до прихода фюрера появился Геринг. Всех армейских генералов поразил его вид, казалось, он явился на маскарад. На нём была белая рубашка с отложным воротником и зелёный кожаный жилет с большими жёлтыми пуговицами, обтянутыми кожей, брюки до колен, длинные шёлковые носки серого цвета, которые подчёркивали огромные размеры его икр. На фоне этих тонких носков выделялись массивные ботинки. Но всё затмевал украшавший его живот кинжал, болтавшийся на поясе из красной кожи, щедро отделанном золотом, в ножнах из кожи такого же цвета, с золотыми украшениями.
На совещании Гитлер говорил о нападении на Польшу, упомянув некоторые детали плана. «Я дам пропагандистский повод для развязывания войны. Я будет ли он правдоподобен – значения не имеет. Победителя потом не спросят, говорил ли он правду или нет. Для развязывания и ведения войны важно не право, а победа». На совещании Гитлер призывал генералов: «Закрыть сердце всякой человеческой жалости. Действовать жёстко». Он требовал: «быстрого исхода военных действий». Заявив, «что со стороны Англии и Франции едва - ли можно ждать наступления». С пренебрежением говорил он об их военных возможностях, утверждая, что в Англии нет настоящего вооружения, а армия и флот не готовы к войне, которую они ожидают не раньше как через два-три года.
«С осени 1939 года … Я решил идти вместе со Сталиным. …Сталин и я - единственные, которые смотрим только в будущее. Так, я в ближайшие недели на германо-советской границе подам руку Сталину и вместе с ним приступаю к новому разделу мира. …Генерал-полковник Браухич обещал мне войну с Польшей закончить в течение нескольких недель. Если бы он мне доложил, что потребуется даже два или один год для этого, я бы не дал приказа о наступлении и договор бы заключил не с Россией, а с Англией. Мы не можем вести длительную войну. Несчастных червей – Деладье и Чемберлена я узнал в Мюнхене. Они слишком трусливы, чтобы атаковать нас. Они не могут осуществить блокаду. Наоборот, у нас есть наша автаркия и русское сырьё. Польша будет опустошена и заселена немцами. Мой договор с Польшей был только выигрышем времени. В общем, господа, с Россией случится то, что я сделаю с Польшей. После смерти Сталина, он тяжело больной человек, мы разобьём советскую Россию. Тогда взойдёт солнце немецкого мирового господства.
…Мы в дальнейшем будем сеять беспокойство на Дальнем Востоке и в Аравии... Мы являемся господами и смотрим на эти народы в лучшем случае, как на лакированных обезьян, которые хотят почувствовать кнут. Обстоятельства для нас благоприятные как никогда. У меня только одна забота, что Чемберлен или какой-либо другой негодяй, придёт ко мне с предложением о посредничестве. Он полетит с лестницы. …Нет уже поздно для этого. Наступление и уничтожение Польши начнётся рано утром в воскресенье. Я пущу несколько рот в польской форме на Верхнюю Силезию и протекторат. Поверит мир этому или нет – для меня безразлично. Мир верит только успеху. …
Я был убеждён, что Сталин не примет предложений англичан. Россия не заинтересована в сохранении Польши, и Сталин знает, что его режиму придёт конец, независимо от того, выйдут ли его солдаты из войны победителями или побеждёнными. Смещение Литвинова сыграло решающую роль. Изменение отношений с Россией я осуществил постепенно. В связи с торговым договором мы вступили в политические переговоры. Предложили заключить пакт о ненападении. Затем последовало многогранное предложение со стороны России. Четыре дня назад я сделал важный шаг, который привёл к тому, что вчера Россия ответила, что готова к заключению договора. Установлен личный контакт со Сталиным. Послезавтра Риббентроп заключит договор. Теперь Польша оказалась в том положении, в каком я стремился её видеть».
23-августа 1939 года Йодль был назначен начальником оперативного отдела штаба ОКВ. А полковник В. Буле был назначен начальником организационной секции штаба ОКВ.
В конце лета 1939 года генерал Томас представил на рассмотрение генерал- полковника Кейтеля записку с предупреждением о том, что нападение на Польшу приведёт к началу мировой войны, к которой рейх экономически совершенно не готов. Но Кейтель высмеял Томаса и не предпринял никаких действий. Но Томас на этом не успокоился, подготовив подробный доклад с таблицами и графиками, показывающими экономическую подготовленность к войне Германии и других великих держав, причём отсталость Германии не вызывала никакого сомнения. На этот раз изумлённый Кейтель показал доклад Гитлеру. Фюрер, отреагировал беспечно, заявив, что СССР, к примеру, указанный в докладе Томаса, в качестве одной из великих держав, будет в данной войне союзником Германии. Но в отличие от Кейтеля, эти доводы не убедили Томаса, который считал, что военный конфликт развязанный Гитлером приведёт Германию к гибели.
25-августа 1939 года Гитлер направил письмо Муссолини, разъясняя ему те причины, которые привели к заключению пакта о ненападении между Германией и Россией.
1. Общая ситуация в международной политике;
2. Необходимость заручиться ясным заявлением о позиции Японии;
3. Отношения Германии к Польше.
Гитлер писал, что благодаря этому пакту гарантируется благожелательное отношение России на случай любого конфликта, что уже более не существует возможности участия в подобном конфликте Румынии против стран Оси. Что касается ситуации на германо-польской границе, он может сообщить, что в течение недели Германия находится в состоянии готовности. Только прошлой ночью было двадцать одно нарушение границы со стороны поляков. …Со вчерашнего дня Данциг блокирован польскими войсками – ситуация невыносимая. В этих условиях никто не в состоянии сказать, что может принести следующий час.
Муссолини ответил в тот - же день. Он писал, что одобряет соглашение, заключённое с Россией, в то - же время он предупреждает Гитлера о необходимости попытаться избежать разрыва или ухудшения отношений с Японией, так как результатом этого явится возвращение Японии на позиции, близкие к позициям демократических держав. Московский договор блокирует Румынию и может изменить позицию Турции, разрушающую планы французов и англичан. Если Германия атакует Польшу и конфликт удастся локализовать, то Италия окажет Германии любую политическую и экономическую помощь. В то - же время Муссолини предупреждал Гитлера, что если союзники Польши начнут ответные действия против Германии, то «…будет лучше, если я не возьму на себя инициативы в военных действиях ввиду нынешнего состояния итальянских военных приготовлений». Наше вмешательство может начаться немедленно, только если Германия сразу же доставит нам военное снаряжение и сырьё для отражения атаки, которой, несомненно, подвергнут нас французы и особенно англичане.
25-августа 1939 года Гитлер пригласил английского посла в Берлине Гендерсона и передал ему почти ультимативные требования Германии – немедленно «решить польский вопрос» путём передачи Германии Данцига и польского коридора. При этом Гитлер уверял Гендерсона в своём миролюбии, в том, что он «хотел бы закончить жизнь как художник».
Эти дипломатические шаги Гитлера привели лишь к тому, что 25-августа был подписан англо-польский договор о взаимопомощи, что заставило Гитлера несколько заколебаться, и он временно притормозил военную машину, отменив намеченное на 28-августа нападение Германии на Польшу. Войска, вышедшие на исходные позиции, были остановлены. Нападение было перенесено на 1-сентября.
Но тайные переговоры с англичанами были продолжены. Главная цель переговоров состояла в подготовке нового Мюнхена за счёт Польши, речь шла о созыве четырёхстороннего совещания с участием Англии, Франции, Германии и Италии без участия СССР для решения вопроса о судьбе Польши. В этот же день Гитлер передал следующие предложения английскому правительству:
1) Германия желает заключить с Англией пакт или союз.
2) Англия должна помочь Германии получить Данциг и Польский коридор.
3) Должно быть достигнуто соглашение относительно возврата колоний для Германии.
4) Германия обещает защищать целостность Британской империи в случае нападения на неё.
Через три дня был получен ответ. Англия готова пойти на заключение широкого соглашения с Германией, она соглашалась на передачу Германии Данцига и коридора. Вместе с тем Англия отвергла пункт о возврате немецких колоний, обещая рассмотреть этот вопрос после того, как будут урегулированы другие проблемы. Отвергался и пункт о защите Германией целостности Британской империи.
29-августа 1939 года Гитлер вручил английскому послу Гендерсену ультиматум, вновь требуя передачи Германии Данцига и Польского коридора и приезда в Берлин для переговоров полномочного представителя Польши 30-августа 1939 года. Срок ультиматума -24-часа. В полночь с 30 на 31-авнуста, когда истёк срок германского ультиматума, Риббентроп пригласил Гендерсона и отказался принять ответную ноту английского правительства, зачитав германский ультиматум Польше. В ультиматуме, состоявшем из 16-пунктов, требовались немедленная передача Германии Данцига, проведение плебисцита на территории Польского коридора и так далее. Вечером 31-августа после долгих проволочек Риббентроп принял польского посла Липского, назначенного правительством для ведения переговоров с Германией. Министр в категоричной форме поставил Липскому вопрос: имеет ли он полномочия от своего правительства для принятия германских требований? Получив отрицательный ответ, Риббентроп прервал беседу с послом.
31-августа 1939 года Гитлер издал секретную директиву №1 о ведении войны против Польши, первый пункт которой гласил:
- «Теперь, когда исчерпаны все политические возможности разрешения мирным путём положения на восточной границе, которое стало невыносимым для Германии, я решил добиться этого силой». Начало атаки было назначено на 1-сентября 1939 года.
Тем не менее, Гитлер по-прежнему верил в то, что Англия и Франция, видя безнадёжное положение Польши, не станут вступать в войну. Попытка, предпринятая Италией и положительно встреченная Францией, созвать конференцию не имела успеха. Тем более, что Англия пресекла всякую попытку переговоров переданным 3-сентября ультиматумом, в котором она объявила, что с 11-часов будет находиться в состоянии войны с Германией, если до этого момента не получит от неё удовлетворительных заверений в прекращении всех наступательных операций против Польши и отводе войск. А затем последовал ультиматум и французов. Гитлер явно не ожидал ничего подобного и был в шоке. Но, тем не менее, вторая мировая война началась. Чтобы избежать своего участия в войне Советский Союз пошёл на заключение соглашения с Германией. В то - же время позиция Советского Союза стала служить Гитлеру убедительным аргументом, которым он рассеивал сомнения своих военных советников, которые высказывали опасения в связи с таким расширением рамок локального конфликта. Решающим была и позиция Англии, которая могла бы склонить Польшу к разумному разрешению, созданной Версальским договором острой проблемы Данцигского коридора и Данцига, который был отделён от германского государства. Вместо этого своими гарантиями, данными Польше в апреле 1939 года, она фактически предоставила ей карт-бланш, не обеспечив участия в этих гарантиях СССР. Поляки, отказавшись от всякой помощи со стороны СССР, не желая ни в чём не уступать на переговорах немцам, во - всём положились на Англию. Англичане сразу временно заняли определённую позицию и тем самым лишили себя свободы дипломатических действий, оставляя себе лишь язык ультиматумов. Франция же сама себя поставила в такое положение, из которого не было выхода, не поставив на карту свой престиж великой державы и всякое политическое сотрудничество с Англией в дальнейшем.
На основании директивы Верховного Командования от 3-апреля 1939 года было подготовлено и осуществлено стратегическое развёртывание германских вооружённых сил против Польши. На Западе для прикрытия границ, на случай если боевые действия всё же начнутся, выставлялась группа армий «Ц» под командованием фон Лееба, в составе 31-дивизии, без танков. В резерве сухопутных сил оставалось 17-дивизий.
Генерал-фельдмаршал фон Лееб – родился в сентябре 1876 года в семье офицера. В марте 1897 года получил первое офицерское звание, он принимал участие в боевых действиях в Китае, во - время подавления восстания боксёров в Пекине. После окончания военной академии в 1909 году, остался служить при Генштабе. Первую мировую войну встретил в чине гауптмана в штабе 1-Баварского армейского корпуса, затем 11-й пехотной дивизии. В 1916 году ему было присвоено звание майора, затем служил в штабе кронпринца Баварского. В 1919 году был начальником отдела министерства обороны. В 1920 году ему было присвоено звание оберстлейтенанта, и он был назначен начальником штаба 7-го военного округа. В 1925 году ему было присвоено звание оберста. В 1926 году был назначен командиром7-го артиллерийского полка. В 1928 году получил звание генерал-майора и должность командира 7-й пехотной дивизии, а затем ему было присвоено звание генерал- лейтенанта. В 1930 году был назначен командующим 7-м военным округом. После прихода к власти нацистов, фон Лееб открыто выражал неприязнь к нацистской партии, и её лидеру. Гитлер знал о настроениях фон Лееба и в узком кругу называл его «неисправимым антифашистом». Но фон Лееб никогда не входил в число заговорщиков и не участвовал в сопротивлении гитлеровскому режиму. 1- января 1934 года фон Лееб был произведён в генералы артиллерии. Фон Лееб считался специалистом по обороне, в тридцатые годы была опубликована его книга «Оборона». 7-мая 1938 года он был уволен из армии в запас, и ему было присвоено звание генерал-полковника. Гитлер освобождался от генералов враждебно настроенных, по его мнению, к идеям национал-социализма. В августе его вновь призвали в армию, когда казалось, что вот-вот начнётся война. Но в октябре он
вновь был отправлен в запас. В 1939 году он вновь был призван в армию.
У Германии имелись все географические и военные предпосылки для быстрой победы над Польшей. Восточная Пруссия и другие области Рейха окружали большую часть Польши с севера и запада. Распад Чехословакии расширил район стратегического развёртывания германских вооружённых сил, позволив использовать для этой цели Словакию. Быстрый успех немцев мог оказаться сомнительным лишь при условии, что окружить польскую армию не удастся, и она своевременно отойдёт, укрывшись за Наревом и Вислой. Но полякам с их образом мышления такое отступление казалось невероятным. Тщательно замаскированное, стратегическое развёртывание немецких войск и внезапный прорыв крупных и подвижных соединений в самом начале войны помешали осуществить отход в последний момент. В июле месяце под видом летних манёвров удалось перебросить в намеченные районы сосредоточения большое количество кадровых войск, укомплектованных по штатам военного времени, не объявляя при этом мобилизации. Кадровые дивизии были переброшены в Восточную Пруссию также и под тем предлогом, что они должны были принять участие в праздновании 25-летней годовщины битвы под Танненбергом.
Войска вермахта сосредоточенные для вторжения в Польшу к 1-сентября 1939 года имели: 54-дивизии, в том числе 14-танковых и моторизованных. Всего 2800-танков, 1,9-тысяч самолётов, 6-тысяч полевых орудий и миномётов, 4,5-тысяч противотанковых пушек.
Группа армий «Юг» - генерал-полковник фон Рундштедт, начальник штаба генерал фон Манштейн(33-дивизии), включала: 14-ю армию (генерал-полковника Листа), 10-армию (генерал-полковника фон Рейхенау), 8-ю армию (генерал-полковника Бласковица), должна была наступать из района Силезии, в общем направлении на Варшаву.
Группа армий «Север» - генерал-полковника фон Бока, начальник штаба генерал фон Зильпут, (21-дивизия), в составе: 4-я армия (генерал-полковника фон Клюге), 3-я армия (генерал- полковника фон Кюхлера). Перед ней была поставлена задача совместными ударами из Померании и Восточной Пруссии, разгромить противника, обороняющегося в районе севернее Вислы, и затем во взаимодействии с группой армий «Юг» уничтожить польские части, которые ещё останутся в западной части Польши.
Их поддерживали силы ВВС:
1-й воздушный флот генерала авиации Кессельринга, поддерживающий северную группу армий. 4-й воздушный флот генерала авиации Лёра, который поддерживал южную группу армий. Немецкая авиация должна была, прежде всего, уничтожить технику и аэродромы польских ВВС, помешать мобилизации и сорвать сосредоточение польских войск, и естественно осуществлять поддержку наступающих соединений немецкой армии.
На ВМФ была возложена задача, парализовать польский флот, перерезать морские коммуникации, нарушить морскую торговлю Польши с нейтральными странами, а также осуществлять охрану коммуникаций между Германией и Восточной Пруссией, а также обеспечить морское сообщение со Швецией и Прибалтийскими странами.
Генерал-фельдмаршал Фёдор фон Бок родился в Кюстрине, Бранденбург – 3 декабря 1880 года. Его отец был прусским генералом. В результате полученного воспитания фон Бок был чрезвычайно амбициозным, высокомерным, своевольным, абсолютно серьёзным, начисто лишённым чувства юмора человеком. Получив образование в кадетском корпусе, в 1898 году был направлен в элитный 5-й Потсдамский полк пешей гвардии. В 1905 году он стал адъютантом командира полка. После учёбы в военной академии в 1912 году стал постоянным членом Генштаба и был произведён в гауптманы. Во - время первой мировой войны был начальником оперативного отдела при штабе кронпринца Рупрехта Баварского. В 1916 году был назначен командиром батальона 4-го Прусского полка пешей гвардии. Затем был старшим офицером Генштаба 200-й пехотной дивизии. Ему было присвоено звание майора. После окончания войны был назначен начальником штаба 3-го военного округа (в Берлине). Ему было присвоено звание подполковника. Принимал участие в деятельности «чёрного рейхсвера». В 1925-26 годах был штабным офицером в министерстве обороны. В 1928 году был назначен командиром 1-й кавалерийской дивизии. В 1930 году – командиром 1-й пехотной дивизии. С 1931 –по 35 годы – командующим 12-м военным округом в Штеттине. В 1928 году ему было присвоено звание генерал-майора, в 1931 году – генерал-лейтенанта, а затем генерала от инфантерии. Фон Бок не был нацистом, но и не был противником нацизма. Он всегда поддерживал милитаристскую политику Гитлера. В 1935 году фон Бок был назначен командующим 3-й группой армий, а 1- марта 1938 года получил звание генерал-оберста. Группа армий фон Бока в 1938 году оккупировала Австрию, а в конце 1938 года фон Бок командовал войсками, которые оккупировали Судетскую область.
Карл Рудольф Герд фон Рундштедт родился в семье генерала кайзеровской армии 12-декабря 1875 года. Окончил военную академию. Участник 1-й мировой войны. Был начальником штаба корпуса. Командовал пехотной дивизией, затем военным округом и 1-й армейской группой. В 1938 году был отправлен в отставку. В связи с подготовкой к нападению на Польшу вновь в мае 1939 года был призван в армию в качестве военного советника фюрера. Фон Рундштедт был закалённым человеком и со-времён воспитания в кадетском корпусе никогда не носил зимнего пальто и зимой всегда ходил в тонком плаще. Фон Рундштедт любил читать детективные романы, но стеснялся, когда его заставали за этим делом, особенно в служебное время. Поэтому он помещал роман в открытый ящик своего письменного стола, который быстро задвигал, когда кто-либо входил к нему в кабинет для доклада. Его подчинённые знали об этой маленькой слабости своего командующего и в это время занимались своими личными делами.
Стратегическое развёртывание вооружённых
сил Польши.
Польша смогла выставить против агрессора 39-пехотных дивизий, 11-кавалерийских дивизий, 3-горнострелковые, 2- бронемоторизованные бригады, 80-батальонов национальной обороны, 220-лёгких танков, 4300-орудий и миномётов, 407-боевых самолётов. ВМФ имела 16-боевых кораблей.
Главный штаб польской армии, главнокомандующий маршал Рыдэ - Смиглы, планировали удержать всю территорию Польши, выиграть время для наступления союзных англо-французских войск, в дальнейшем действовать в зависимости от обстановки. На севере занимала оборону армия «Модлин» (2-пехотные дивизии, 2-кавалерийские бригады), командующий генерал Пиедзежмирский – Крукович и оперативные группы «Вышкув»(3-пехотные дивизии), и «Нарев»(2-пехотные дивизии и 2-кавалерийские бригады), в «Польском коридоре» армия «Поможе»(5-пехотных дивизий, 1-кавалерийская бригада), командующий генерал Бортновский. В западной части Познанского воеводства армия «Познань» (4-пехотные дивизии, 2-кавалериские бригады), командующий генерал Т. Кутшеба. Армия «Лодзь»(4- пехотные дивизии, 2-кавалерийские бригады), командующий генерал Ю. Руммель, прикрывала направление на Лодзь и Варшаву. В районе Чистохова, Катовице, Краков сосредоточивалась армия «Краков»(7-пехотных дивизий, 1-бронепоезд, 1-горнострелковая и 1-кавалерийская бригады), командующий генерал А. Шиплинт.
Защита южной границы возлагалась на армию «Карпаты»(2-пехотные дивизии, 2-горнострелковые, и 1-бронемоторизованная бригады), командующий генерал К. Фабриций. Во-втором эшелоне, в районе Кельце, Тамашун - Мазовецки, Радом находилась армия «Пруссы»(8-пехотных дивизий, 1-кавалерийская бригада), командующий генерал С. Домб – Бернацкий.
Такое расположение армии, которая хотела всё прикрыть, и негде не была сильной, не могло привести к успеху в войне против превосходящего, целеустремлённо наступающего противника. Польское командование по примеру прошлых лет, полагало, что пограничные бои развернутся постепенно лишь после окончания стратегического развёртывания и следующего за ним соприкосновения подвижных частей, в ходе которых должны возникнуть необходимые решения и изменения оперативных планов. Желание прикрыть всё и ничего не отдавать без боя, как правило, приводит слабейшую сторону к поражению, а также свидетельствует о том, как трудно учитывать военные факторы, когда на первый план выступают психологические и политические соображения. Этот польский план развёртывания вооружённых сил в первую очередь был рассчитан на оборону, но вероятно допускал и наступательные действия, в наиболее выгодный момент, когда придут на помощь английские и французские войска.
По мнению генерал - фельдмаршала фон Манштейна «… но возможно в основе плана развёртывания польской армии, кроме желания «ничего не отдавать», вообще не было никакой ясной и оперативной идеи, существовал лишь компромисс между необходимостью обороняться от превосходящих сил противника и прежними, заносчивыми планами наступления. При этом одновременно впадали в заблуждение, считая, что немцы будут вести наступление по французскому языку и что оно примет застывшие формы позиционной войны». Тот - же Манштейн в своих воспоминаниях пишет о том, что незадолго до начала войны немецкое командование получило секретное сообщение о том, что поляки якобы собираются предпринять наступление. Оно поступило из надёжного источника, от лица, находившегося в непосредственном окружении президента Польши и главнокомандующего польской армии маршала Рыдэ-Смиглы. Что поляки собираются начать наступление, развернув крупные силы в Познанской провинции. Что якобы эти планы были разработаны по требованию Великобритании. Французский генерал Вейган предложил перенести оборону за линию Неман - Бобр-Нарев - Висла- Сан. Это предложение с оперативном точки зрения, было единственно правильное, так как оно исключало возможность охвата со стороны Германии, и одновременно обеспечивало значительно лучшие возможности обороны на речных рубежах, к тому же значительно сокращался бы сам фронт обороны. Но принятие этого предложения означало бы отказ от обороны всей западной Польши с наиболее ценными промышленными и сельскохозяйственными районами страны. Понятно, что никакое польское правительство не решилось бы с одной стороны принять такое решение, с другой стороны устояло бы после принятия подобного предложения.
В связи с этим возникает вопрос. Как должна была действовать Польша, чтобы избежать поражения?
Вот как ответил на этот вопрос генерал-фельдмаршал фон Манштейн: «…В первую очередь необходимо было принять решение отдавать ли стратегический костяк(западные районы Польши) или же вследствие охвата со-стороны Восточной Пруссии, Силезии и Словакии, вместе с ним и всю польскую армию? …Ответ, который должна дать Польша, по моему мнению, был ясным. Польское командование должно было в первую очередь стремиться к тому, чтобы при всех обстоятельствах польская армия могла выстоять до тех пор, пока наступление западных держав не вынудило бы Германию оттянуть свои главные силы с польского театра военных действий. Даже если казалось, что в начале, с потерей промышленных районов исключается возможность ведения длительной войны, следовало учесть, что сохранение польской полевой армии создавало возможность их возвращения в дальнейшем. Но ни при каких обстоятельствах нельзя было допускать, чтобы польская армия была окружена западнее Вислы или по обе стороны от неё. Для Польши единственный выход заключался в том, чтобы выиграть время. Однако надёжная оборона могла быть организована, безусловно, только за линией Бобр-Нарев-Висла-Сан, причём на южном фланге, возможно, было выдвинуть оборонительные позиции до Дунайца, чтобы сохранить центральный промышленный район Польши между Вислой и Саном.
Прежде всего, было необходимо предотвратить охват со стороны Восточной Пруссии и Западной Словакии. Для этого следовало занять на севере линию Бобр-Нарев-Висла до крепости Модлин. Она представляла собой сильную естественную преграду. Кроме того, бывшие русские укрепления, хотя они и устарели, представляли собой хорошие опорные пункты. …На юге можно было предотвратить глубокий охват путём обороны перевалов через Карпаты. Обе эти задачи, тем не менее, можно было решить небольшими силами. Развёртывание польской армии перед линией Бобр-Нарев было такой же ошибкой, как и то, что крупные силы были выдвинуты в коридор и выдающуюся вперёд Познанскую провинцию.
Если бы согласно описанному выше плану северный и южный фланги были полностью обеспечены от глубокого охвата со-стороны немцев, то в западной Польше можно было бы в основном вести манёвренную войну. При этом надо отдавать себе отчёт в том, что главный удар германской армии следовало ожидать со-стороны Силезии. К этой мысли можно было прийти, во-первых, потому что железнодорожная и дорожная сеть позволяла сосредоточить здесь крупные силы быстрее, чем в Померании или тем более в Восточной Пруссии, во-вторых, потому что направление удара на Варшаву было с оперативной точки зрения наименее выгодным, так как здесь необходимо было наносить фронтальный удар, и поэтому оно было наименее реальным.
Главные силы польской армии не должны были, как это произошло в 1939 году, сосредоточиваться вблизи границы, их сосредоточение должно было происходить на таком удалении от неё, чтобы можно было своевременно установить направление главного удара германской армии. При этом было бы важно обойтись в районе коридора и в Познанской провинции по возможности меньшими силами, чтобы главные силы сосредоточить на силезском направлении, откуда ожидался главный удар, и чтобы иметь, прежде всего, достаточные оперативные резервы. Если бы в Польше слишком долго не лелеяли планы наступления на Германию, то усиленные бывшие немецкие укрепления вдоль Вислы, на рубеже Грауденц-Торн, по крайне мере, задержали бы соединение немецких сил, наступающих из Померании и Восточной Пруссии, в результате укрепления Познанского района также было бы ограничена свобода манёвра немецких сил в этой провинции.
Необходимо ещё отметить, что план нанесения контрударов на севере или юге западной Польши в зависимости от создавшейся обстановки, с использованием внутренних коммуникаций практически был неосуществим. Для таких операций имевшееся в распоряжении пространство было слишком небольшим, а польская железнодорожная сеть не обладала достаточной пропускной способностью. К тому же необходимо было считаться с тем, что передвижение больших масс войск очень скоро могло быть сорвано германской авиацией и немецкими танковыми соединениями.
Таким образом, не оставалось ничего иного, как с самого начала перенести оборонительные позиции за линию Бобр-Нарев-Висла-Сан, и возможно, и Дунаец, и вести бои впереди неё лишь с целью выигрыша времени, причём главные силы
должны были сосредоточиваться с самого начала против Силезии, а северный и южный фланги одновременно должны были быть обеспечены от охвата, о котором шла речь выше».
Начало боевых действий.
1-сентября 1939 года выступая перед депутатами рейхстага, собравшимися в Берлинском театре «Кроль-опера», Гитлер сослался на Версальский договор, создавший «такое положение, которое не может далее продолжаться». Упомянув об инцидентах, которые произошли, начиная с ночи 31-августа, Гитлер заявил:
- Теперь мы решили обращаться с Польшей так - же, как Польша вела себя в течение последних месяцев.
Он выразил благодарность Муссолини за поддержку, которая Италия оказывала германским требованиям в последние недели. …Коснувшись германо-советского пакта, он заявил:
- Россия и Германия управляются на основе двух различных доктрин. Германия не станет экспортировать свою государственную доктрину, и если Россия не намеревается экспортировать свою доктрину в Германию, то эти две сильнейшие страны в Европе не имеют оснований быть врагами. Борьба между Германией и СССР может быть выгодна только третьим державам. Германо-советский пакт, поэтому определённо исключают применение силы между этими двумя странами. Оба государства дали друг другу обязательства консультироваться и экономически сотрудничать. Это является решением колоссальной важности, значение которого для будущего трудно даже предвидеть.
Гитлер заявил, что он может присоединиться к каждому слову, которое сказал народный комиссар по иностранным делам Молотов в связи с этим….
После окончания речи Гитлера, министр внутренних дел Франк зачитал законопроект об объединении Данцига с Германской империей.
Поводом для развязывания войны послужила провокационная инсценировка нападения польской стороны на радиостанцию в Глейвице, пограничном немецком городе, осуществлённое по приказу Гитлера отрядом службы безопасности СД, переодетым в польскую военную форму. По приказу Гитлера, Канарисом, совместно с гестапо была разработана операция «Гиммлер». Эта провокация была необходима, чтобы возложить на Польшу ответственность за развязывание войны. Практическое выполнение операции было возложено на начальника отдела диверсий и саботажа генерала Лахузина и сотрудника службы безопасности СД Науджокса. Шеф гестапо Генрих Мюллер получил приказ от Гейдриха предоставить в распоряжение непосредственных руководителей операции одного преступника для участия в операции в Глейвице.
После перестрелки с немецкой полицией и захвата радиостанции один из немцев, знавший польский язык, прочитал перед микрофоном текст, заранее подготовленный в гестапо. В нём были слова: «Пришло время войны Польши против Германии». После этого эсэсовцы сразу же расстреляли своих пособников. Позже их тела демонстрировались, как трупы польских военнослужащих, якобы напавших на радиостанцию. «Пропагандистский предлог» для агрессии против Польши, который обещал дать военным Гитлер, был ими получен.
Немецкие войска начали боевые действия в 4-часа 45-минут. ВВС Германии в первый же день наступления уничтожили польскую авиацию на её аэродромах. Большой её заслугой было то, что она сделала невозможным организованное завершение мобилизации польских вооружённых сил и крупные оперативные переброски по железной дороге, а также была нарушена связь и управление.
Группа армий «Север», наносившая удар из Померании и Восточной Пруссии, вынудила польские войска отступать из коридора, в рамках намеченного ОКХ, охватывающего манёвра с территории Восточной Пруссии и Силезии, получила возможность осуществить охват фланга противника, переправившись через Вислу и зайти в тыл главным его силам.
Группа армий «Юг» должна была силами 8-й и 10-й армий вынудить противника принять сражение ещё в Висленской дуге и предупредить его отход за линию Висла-Сан. Для этого была предпринята попытка наносить удар танковыми соединениями 10-й армии. 14-я армия должна была взломать всю оборону противника до реки Сан и соединиться глубоко в тылу противника с восточным флангом группы армий «Север». Первые бои 14-й армии, в частности 8-го армейского корпуса генерала Буша(8-я, 29-я пехотные дивизия и 5-я танковая дивизия) за польские пограничные укрепления сложились для немецких войск очень тяжело. Но эта проблема была решена охватывающим манёвром со-стороны Карпат, хотя намеченное окружение краковской группировки польских войск и не удалось осуществить, так как противник, осознав эту опасность, оставил западную Галицию. Но его главные силы были всё же разбиты, в результате стремительного преследования, во - время которого 22-му танковому корпусу удалось пресечь путь отступающему противнику.
3-сентября 1939 года Гитлер в сопровождении Геринга, Гиммлера, Риббентропа, Кейтеля и Йодля, отправился на поезде в Польшу в Катовице, а затем в Сопот, курорт на Балтийском море, откуда для Гитлера были организованы многочисленные поездки в районы боевых действий. После подхода германской армии к Варшаве, Гитлер на самолёте вылетел в этот район, где осмотрел два сильно повреждённых польских бронепоезда, выведенных из строя пикирующими бомбардировщиками. Подсчитав количество прямых попаданий и близких от цели разрывов, фюрер распорядился улучшить бомбовый прицел пикирующих бомбардировщиков.
4-сентября 1939 года 4-я армия группы армий «Север» вышла к Висле в районе Кульма. Части 3-й армии ворвались в северный форт крепости Грауденц. На следующий день крепость пала. 4-я армия переправилась через Вислу и вышла к реке Дрвенца. Войска правого крыла достигли района северо-западнее Торн. 3-я армия встретила сильное сопротивление противника в районе севернее Млава, которое она смогла сломить только после перегруппировки своих сил. К 7-сентября эта армия достигла реки Нарев. Поляки сражались ожесточённо. Кавалерийские атаки против немецких танков не могли эффективно восполнить недостаточную противотанковую оборону, как бы успешно ни были во-многих местах ночные нападения, на сильно растянутые немецкие соединения. В штабе группы армий было принято решение ввести части бронетанкового корпуса Гудериана в составе 3-й армии фон Кюхлера и подойти к Варшаве с востока. Гудериан указал на то, что предлагаемый план операции не позволяет его частям двигаться с той скоростью, на какую они способны, а если немецкие войска будут наступать недостаточно быстро, то сосредоточенные в районе Варшавы польские войска смогут отойти на восток и организовать там новую линию обороны вдоль реки Буг. Гудериан предложил, чтобы его бронетанковый корпус оставался в непосредственном подчинении группы армий и наступал слева от 3-й армии на Брест. Это предотвратило бы любые попытки поляков к созданию, каких бы то ни было новых оборонительных линий. Фон Бок согласился с ним.
Уже 6-сентября польское правительство бежало из Варшавы, а 16-сентября перешло границу. 17-сентября Брест был взят. 14-я и 3-я армия предприняли новую операцию. Глубокими ударами с юга и с севера они стремились окружить все польские соединения. На юге 14-я армия первоначально продолжала наносить удар в восточном направлении. 5-сентября в войну вступила Словакия и одна словацкая дивизия перешла границу у Дукельского перевала, что облегчило действия немецких войск.
11-сентября 1939 года 14-я армия форсировала реку Сан, и окружили Перемышль. Продолжая движение на восток, войска этой армии столкнулись с крупной группировкой противника в районе Рава-Русская. Это были остатки польских армий под командованием генерала Пистора. Они были остановлены и к 16-сентября окружены и уничтожены. 10-я армия после нескольких дней боёв 13-сентября окружила польские войска в районе горы Лысица и около 65-тыс.человек и 145-орудий попали в плен.
В эти дни создалось критическое положение на северном фланге 8-й армии, которое временно отразилось и на 10-й армии. 30-я пехотная дивизия 8-й армии неожиданно подверглась нападению значительно превосходящих сил противника с севера. Попытки армии восстановить положение контратаками не принесли успеха. Командование 8-й армии приказало обоим своим корпусам занять оборону фронтом на север и обратилось к командованию группы армий «Юг», чтобы оно срочно перебросило в его распоряжение танковый корпус, чтобы не допустить прорыва противника в южном направлении на Лодзь. Но штаб группы армий «Юг» ни в коей мере не собирался восстанавливать положение 8-й армии путём переброски подкреплений. Пусть даже и возник бы здесь местный кризис – возможно даже тяжёлый, который с оперативной точки зрения не имел никакого значения. Наоборот этот кризис давал возможность немецкому командованию втянуть и сковать крупные силы противника в бои западнее Вислы. Просьба командования 8-й армии о присылке подкреплений была отклонена. Вместо этого резерв группы армий (две дивизии) были использованы для окружения противника. Для этой цели также была использована одна лёгкая дивизия. Главной же задачей, которую поставил перед собой штаб группы армий, было заставить противника перед фронтом 8-й армии вести бои с постоянно меняющимся фронтом. Для этой цели был отдан приказ о том, чтобы 10-я армия немедленно повернула на запад стоящий под Варшавой и южнее её 16-й танковый корпус, а также следующий за ним 11-й армейский корпус, которые получили задачу принять участие в сражении ведущимся 8-й армией, вступив в него с востока. Сама же 8-я армия получила задачу отражать атаки противника, а как только они начнут ослабевать перейти в наступление. Штаб группы армий «Юг» взял руководство этой операции в свои руки. Действиями корпусов 10-й армии было поручено руководить самому генералу фон Рейхенау. Для завершения окружения польских войск по просьбе командования группы армий «Юг» из состава группы армий «Север» был выделен 3-й армейский корпус.
19-сентября 1939 года остатки 19-польских дивизий и трёх кавалерийских бригад во главе с командующим генералом Бертновским, всего около 170-тысяч человек сложили оружие. Пока исправлялось критическое положение, в котором единственный раз, за всю кампанию очутились немецкие войска, соединения 4-й армии продолжали наступление на юг и окружили крепость Модлин. Командующий группой армий «Юг» доложил ОКХ, что подготовка к наступлению на Варшаву не сможет быть завершена до 25.09.,планируя для этого наступления подтянуть всю тяжёлую артиллерию РГК, в том числе артиллерию 14-й армии, находившуюся в Галиции. Но Гитлер приказал захватить Варшаву к 30. 09.
Командующий группой армий «Юг» приказал 8-й армии, которой был поручен захват Варшавы, наступательными действиями обеспечить окружение города сплошным кольцом. Вслед за тем город должен был быть принуждён к сдаче в результате обстрела и бомбардировок с воздуха, а если это не приведёт к цели, - в результате нехватки продовольствия и воды.
28-сентября 1939 года акт капитуляции был подписан польским командованием и командующим 8-й армией генералом Бласковицем.
Под Варшавой погиб бывший командующий сухопутными силами Германии генерал-полковник фон Фрич.30-сентября капитулировала крепость Модлин.
В группу армий «Юг» поступило указание верховного командования передать советским войскам Лемберг, который капитулировал в результате действий 14-й армии и отойти по всему фронту, занимаемому группой армий за линию, согласованную с русскими. Группировка польских войск пыталась отрезать 7-му и 8-му армейским корпусам пути отхода за реку Сан. И здесь вновь возникли тяжёлые бои. 2-октября последнее сопротивление поляков было сломлено.
Война длилась 19-дней. 694-тысячи человек попали в плен к немцам, 217-тысяч к русским, около 100-тысяч спаслись бегством через границы Литвы, Венгрии и Румынии. 66,3-тысячи были убиты и 133,7-тысяч ранены.
Гитлер видел только внешнюю сторону Польской кампании и был окрылён достигнутым успехом. Для германского командования победа также не была неожиданностью. Победой были довольны, но в то же время сознавали её относительную ценность и давали ей холодную, трезвую оценку. Немецкий народ воспринял относительно небольшие цифры потерь (10572-убитых, 3409-пропавших без вести, 30322-раненных) с большим облегчением, но не смог их правильно истолковать, чем искусно воспользовалась государственная пропаганда, чтобы ещё больше укрепить его доверие к фашистскому руководству и настроить на продолжение войны.
Ещё 1-сентября английский посол Гендерсон заявил Риббентропу: «Если германское правительство не даст правительству Е.В. удовлетворительных заверений в том, что оно прекратит всякие агрессивные действия против Польши, и не готово незамедлительно отвести войска с польской территории, то правительство Е.В. в Соединённом королевстве без колебаний выполнит свои обязательства по отношению к Польше».
Через некоторое время нота такого же содержания была вручена Риббентропу французским послом в Берлине Кулондром. Но вторжение в Польшу продолжалось. В этот же день английский король подписал указ о мобилизации армии, флота и авиации. Декрет о всеобщей мобилизации был также опубликован во Франции. Гитлер расценил эти мероприятия как блеф, он был уверен, что если даже Англия и Франция объявят войну Германии, они не начнут серьёзных военных действий. Чемберлен иДеладье обратились к Муссолини с просьбой о посредничестве. 3-сентября Гендерсон в 9-часов утра по поручению своего правительства вручил ультиматум Германии. Английская нота гласила: «Наступление Германии на Польшу продолжается. Вследствие этого имею честь сообщить вам, что если сегодня до 11-часов по английскому времени правительству Е.В. в Лондоне не поступит удовлетворительный ответ, то, начиная с указанного часа, оба государства будут находиться в состоянии войны».
Вскоре Германии был предъявлен и французский ультиматум. В тот же день Гендерсон и Кулондр в 11-часов 15-минут пришли за ответом к Риббентропу. Однако министр высокомерно заявил: «Германия отвергает ультиматум Англии и Франции и возлагает на их правительства ответственность за развязывание войны». Отрицательный ответ германского правительства заставил Англию и Францию и британские доминионы 3-сентября объявить Германии войну.
Гитлер на это заявил: «Хотя они и объявили нам войну, …это не значит, что они будут воевать в действительности».
Франция и Англия хоть и объявили войну Германии, но практически никакой помощи Польше не оказали. Только 9-сентября французская армия предприняла наступление с ограниченными целями в Сааре, но уже 12-сентября по решению верховного совета союзников оно было прекращено.
Гитлер использовал победу Германии для перенесения германо-польской границы. Он не ограничился старой границей германской империи 1914 года, а передвинул восточно-прусскую границу вплотную к воротам Варшавы и включил район до города Лодзь, переименованного в Литцманштадт, и Вартскую область, занимавшую территорию старой Познанщины. Но это было не просто присоединение исконно польских земель, оно привело к осуществлению «расовой политики» и переселению, классификации на различные категории проживающих в Польше немцев, что отразилось и на армии. Впоследствии в немецкой армии была категория таких солдат, чьи ближайшие родственники ещё считались «политически подозрительными» и «в расовом отношении неполноценными». Маленькое остаточное польское государство было объявлено генерал-губернаторством, столицей его стал Краков. Действие «расовой политики» было здесь ещё злее, чем в новых германских областях. Угнетение всего польского, а также начавшееся преследование евреев, вызвало резкий протест некоторых военных. Оставленный в Польше в качестве командующего войсками генерал-полковник Бласковиц в докладной записке выступил с резким протестом против этих действий. После капитуляции Польши, Гитлер направился в Варшаву, где для него был устроен военный парад. Незадолго до своего вылета на аэродроме он должен был побеседовать с командирами соединений. Бласковиц, думая, что взятие Варшавы является поводом для празднества, распорядился расставить в ангарах дополнительные столы и скамьи. Столы по его распоряжению были накрыты бумажными скатертями и украшены цветами. Гитлер пришёл в бешенство. Резко оборвав фон Браухича, пытавшегося заставить его изменить своё решение, фюрер так и не притронулся к еде, покинул Варшаву и улетел со-своими помощниками в Берлин. С этого момента Гитлер относился к Бласковицу с подозрением. По требованию Гитлера позднее он был смещён со-своего поста. Кстати, во-время посещения Гитлером Варшавы, Бласковиц, заявил, что успех (взятие Варшавы), был достигнут благодаря армейской тяжёлой артиллерии, но Кессельринг от лица люфтваффе указал на то, что польские пленные до смерти напуганы немецкими бомбардировщиками и что тот факт, что ряд целей в Варшаве поражён ударами с воздуха, наглядно доказывает, что ВВС внесли свою лепту в достижение победы. Состоявшаяся вскоре после этого поездка по городу доказала правоту этого заявления.
6-октября 1939 года во - время заседания германского рейхстага выступил Гитлер, который подвёл итоги войны с Польшей. В течение двух недель, заявил фюрер, прекратило своё существование государство с 30-миллионным населением и армией более чем в 50-дивизий. …Причина победы германской армии состоит не только в героизме и самопожертвовании солдат, усовершенствовании боевой техники и высокой квалификации командного состава, но и главное, в нежизнеспособности Польского государства. На костях и крови немцев и русских, заявил Гитлер, без всякого учёта исторических этнографических и экономических условий было создано государство, не имевшее никакого права на существование. …Россия заявил Гитлер, не видит никаких причин, препятствующих установлению тесного сотрудничества между нашими государствами. Различие в режимах не может мешать совместной активной борьбе за мир. Пакт с СССР, является поворотным пунктом в развитии германской внешней политики, основой для длительного и счастливого сотрудничества Германии и России в деле ликвидации очагов войны и обеспечения безопасности народов. Заключённое соглашение достаточно ясно показывает, что утверждение о германских планах экспансии на Украину, Урал, Румынию и т.д. являются выдумкой. На востоке Европы усилиями Германии и России устанавливается спокойствие и мир. Интересы Германии и России здесь полностью совпадают. Каждый на своём участке будет обеспечивать свои интересы, и строить мирную жизнь...
В ноябре 1939 года не успокоившийся генерал Томас пытался убедить Браухича и Гальдера арестовать Гитлера. Гальдер отделался фразой, что долг солдата заключается в том, чтобы подчиняться приказам Верховного главнокомандующего. Браухич, пошёл дальше, предложив Канарису арестовать генерала Томаса. Но Канарис замял дело. Томас же решил покориться судьбе и ждать, что будет.
Чтобы правильно оценить польскую кампанию немецких войск, необходимо иметь в виду, что победа германской армии, по-крайней мере по быстроте достижения успеха, была завоёвана благодаря обстановке, которая сложилась перед началом боевых действий. Молниеносная победа германской армии была обеспечена благодаря тому, что западные державы не захотели или не сумели, не смогли, воспользоваться слишком рискованными действиями немецкого командования, оставившего на западе незначительные силы, в качестве прикрытия. А также тому, что немецкое командование, воспользовавшись нерешительностью западных стран, пошло на большой риск, чтобы располагать необходимым превосходством в силах и средствах на польском театре военных действий, что позволило им достичь такой быстрой победы. Кроме того, быстрая победа была достигнута не только в результате огромного риска, но и благодаря лучшему управлению войсками и более высоким боевым качествам немецких войск.
Военные действия германской армии в Польше показали возросшую роль внезапных массированных ударов заранее созданных ударных группировок сухопутных войск и авиации. Впервые для прорыва обороны противника и развития успеха использовались крупные подвижные соединения, которые действовали в тесном взаимодействии с авиацией. Выявились условия для осуществления манёвра подвижными силами в глубине обороны по обходу и окружению противника. Это давало возможность увеличить глубину наступательной операции и повысить темпы её провидения.
В последнее время некоторые историки высказывают мысль о том, что Англия и Франция тогда упустили исторический шанс остановить Гитлера ещё в 1939 году, если бы нашли в себе смелость нанести удар с тыла, когда основные силы Германии были заняты в Польше, забывая, что ни Англия, ни Франция в 1939 году, как впрочем, и в 1940 году, не были готовы к войне, с таким мощным противником, как Германия. Этот вывод напрашивается сам собой, достаточно только проанализировать потенциал вооружённых сил Англии и Франции в эти годы. К тому же боевые действия в Польше были очень быстро завершены. За такой короткий срок сосредоточить и развернуть необходимые силы двух стран для нанесения удара по германским войскам, занятым в Польше, подготовить наступательную операцию в полном объёме было просто нереально. Но нам говорят: в 1939 году в военном отношении Франция, Англия и Польша, вместе взятые, обладали превосходством сил и средств. Они имели больше, чем у Германии дивизий, танков, самолётов и орудий. Англия и Франция имели около 100-дивизий, у немцев на западной границе находилось 23-дивизии. К тому же их потенциальными союзниками являлись Бельгия и Голландия, располагавшими примерно ещё 30-дивизиями. И на этом основании делается вывод о том, что открой тогда Франция и Англия второй фронт в Европе, они одержали бы безусловную и решающую победу. Если бы английские и французские войска начали большое наступление на западе, остановить его в сентябре 1939 года вермахт не смог бы.
В данном случае мы имеем дело явно с арифметическим подходом. Если дивизий, танков, самолётов, орудий больше, то в результате наступления победа союзникам была бы обеспечена ещё в 1939 году. Эти выводы делаются без учёта готовности армий Англии и Франции к наступательной войне, тем более к широкомасштабным наступательным действиям. В качественном отношении, к примеру, французские танки, которых было значительно больше, значительно уступали немецким. Но самое главное французская армия жила отжившими представлениями о позиционной форме вооружённой борьбы и явно недооценивала решающее значение, которое имеет создание многочисленных крупных подвижных соединений и их использование в наступлении для оперативных прорывов во - взаимодействии с большими массами авиации. Танковые части в основном использовались, как средства сопровождения пехоты. Главное внимание уделялось ведению оборонительных действий. Они в основном тратили все средства не на модернизацию своей армии, а на строительство и оснащение укрепрайонов. В Англии, несмотря на введение всеобщей воинской повинности, численность её армии была явно, крайне недостаточной, для ведения в сентябре 1939 года наступательных действий против Германии.
Армии Англии и Франции были готовы к войне, но к войне прошедшей. К современной войне, к ведению широкомасштабных наступательных боевых действий, с использованием больших масс танков и авиации, они не были готовы ни в 1939 году, ни в 1940, как впрочем, и не будут готовы до конца войны. Они стали представлять собой, более или менее значительную силу лишь к концу войны и только в составе войск других союзников, и прежде всего США. Теоретически можно конечно даже за такой короткий срок сосредоточить необходимые силы и средства, но изменить принципы ведения боевых действий армиями Англии и Франции было невозможно, а, следовательно, невозможно и одержать решительную победу над германской армией в 1939 году.

2-2. Заключение торгово-кредитного соглашения, пакта о ненападении, и договора о дружбе и границах между СССР и Германией.
Гитлер, после провала его неоднократных попыток установить союз с Англией, которая не только не стала склонять Польшу к разумному разрешению проблемы Данцигского коридора и Данцига, но и предоставила Польше гарантии безопасности, учитывая решающий фактор позицию Советского Союза, а также то, что переговоры в Москве между Англией, Францией и СССР закончились провалом, предпринял ряд дипломатических шагов, для достижения договорённостей с СССР, так как это соответствовало его планам, как в отношении Польши, так и долгосрочных планов в отношении СССР.
19-августа 1939года в Берлине было заключено торгово-кредитное соглашение между СССР и Германией. По этому соглашению Германия предоставляла СССР кредит в размере 200-млн. германских марок для закупки в течение двух лет германских товаров, главным образом станков и другого оборудования. Со-своей стороны СССР поставит Германии в течение того же срока различных товаров на сумму 180-млн. германских марок. Стоимость германского кредита составляла 5-% годовых на средний срок 6-7- лет с платежами 30% кредита через 6,5 лет, 40-% кредита через 7-лет и остальные 30-% кредита через 7,5-лет. Была достигнута принципиальная договорённость о приезде министра иностранных дел Германии Риббентропа для заключения пакта о ненападении.
20-августа 1939 года Гитлер направил телеграмму Сталину.
Господину Сталину Москва.
1. Я искренне приветствую подписание нового германо-советского торгового соглашения, как первую ступень в перестройке германо-советских отношений.
2. Заключение пакта о ненападении с СССР означает для меня определение долгосрочной политики Германии. Поэтому Германия возобновляет политическую линию, которая была выгодна обоим государствам в течение прошлых столетий. В этой ситуации имперское правительство решило действовать в полном соответствии с такими далеко идущими изменениями.
3. Я принимаю проект пакта о ненападении, который передал мне ваш министр иностранных дел господин Молотов, и считаю крайне необходимым как можно более скорое выяснение связанных с этим вопросов.
4. Я убеждён, что дополнительный протокол, желаемый советским правительством, может быть выработан в возможно короткое время, если ответственный государственный деятель Германии сможет лично прибыть в Москву для переговоров. В противном случае имперское правительство не представляет, как дополнительный протокол может быть выработан и согласован в короткое время.
5. Напряжённость между Германией и Польшей стала невыносимой. Поведение Польши по отношению к великим державам таково, что кризис может разразиться в любой день. Перед лицом такой вероятности Германия в любом случае намерена защищать интересы государства всеми имеющимися в её распоряжении средствами.
6. По моему мнению, желательно, ввиду намерений обеих стран, не теряя времени, ступить в новую фазу отношений друг с другом. Поэтому я ещё раз предлагаю принять моего министра иностранных дел во вторник, 22-августа, самое позднее в среду 23-августа. Имперский министр иностранных дел имеет полные полномочия на составление и подписание, как пакта о ненападении, так и протокола. Принимая во - внимание международную ситуацию, имперский министр иностранных дел не сможет остаться в Москве более чем на один-два дня. Я буду рад получить Ваш скорый ответ.
Адольф Гитлер.
В августе 1939 года военно-политическое положение Советского Союза усложнилось. Сталину было ясно, что достигнуть соглашения с правящими кругами Англии и Франции не удастся, так как великие западные державы всё ещё мечтают столкнуть Германию и Японию с СССР, тем более что обострилось положение и на Дальнем Востоке. Где Красная армия вела боевые действия против японских войск в районе реки Халхин-Гол, выполняя свои обязательства по отношению к Монгольской народной республике. СССР оказался в положении полной изоляции.
Особое внимание Сталин уделял отношениям с Германией. Характеризуя состояние советско-германских отношений, Молотов 31-мая 1939 года говорил:
«Ведя переговоры с Англией и Францией, мы вовсе не считали необходимым отказаться от деловых связей с такими странами, как Германия и Италия. Ещё в начале прошлого года по инициативе германского правительства начались переговоры о торговом соглашении и новых кредитах. Тогда со стороны Германии нам было сделано предложение о предоставлении нового кредита в 200-млн. марок. Поскольку об условиях этого нового экономического соглашения мы тогда не договорились, то вопрос был снят. В конце 1938 года германское правительство вновь поставило вопрос об экономических переговорах и о предоставлении кредита в 200-млн. марок. При этом с германской стороны была выражена готовность, пойти на ряд уступок. Но эти переговоры были прерваны ввиду разногласий. Судя по некоторым признакам, не исключаю, что переговоры могут возобновиться».
Некоторые историки совершенно верно указывают на эти, казалось бы, обычные слова, как на деликатное предупреждение западным странам, со стороны руководства СССР. Но, как показали переговоры в Москве, это предупреждение не было услышано.
В этих чрезвычайно сложных условиях, когда Англия и Франция отказались от союза с СССР, Сталин принял решение заключить соглашение с Германией.
21-августа 1939 года Сталин направил ответ Гитлеру:
Канцлеру Германского государства господину А. Гитлеру.
Я благодарен вам за письмо.
Я надеюсь, что германо-советский пакт о ненападении станет решающим поворотным пунктом в улучшении политических отношений между нашими странами. Народам наших стран нужны мирные отношения друг с другом. Согласие германского правительства на заключение пакта о ненападении создаёт фундамент для ликвидации политической напряжённости и для установления мира и сотрудничества между нашими странами.
Советское правительство уполномочило меня информировать Вас, что оно согласно на прибытие в Москву господина Риббентропа 23-августа.
И. Сталин
23-августа 1939 года состоялись две беседы Риббентропа в Москве со Сталиным и Молотовым, в присутствии германского посла фон Шуленбурга.
Риббентроп привёз с собой текст основного договора. Сталин и Молотов обсудили его, внесли поправки. Неожиданно для представителей Германии Сталин заявил:
- К этому договору необходимы дополнительные соглашения, о которых мы ничего нигде публиковать не будем. Заявив также о заинтересованности СССР в возвращении Бессарабии и объединении украинских и белорусских западных областей с основными территориями этих республик.
Риббентроп, растерявшись, сказал, что не может решить эти вопросы сам и должен получить разрешение фюрера.
Сталин заявил о том, что нет необходимости откладывать, вот телефон - звоните.
Риббентроп из кабинета Сталина связался с Гитлером, который уполномочил его подписать дополнительный протокол, текст которого был тут - же согласован.
Во - время этих бесед, кроме отношений между Германией и Советским Союзом, обсуждались также взаимоотношения обоих держав и с другими странами мира.
Касаясь отношений Германии с Японией, Риббентроп сказал:
- Германо-японская дружба не направлена против Советского Союза. Более того, мы в состоянии, имея хорошие отношения с Японией, внести вклад в дело улаживания разногласий между Советским Союзом и Японией. Если господин Сталин желает этого, то я готов действовать в этом направлении и соответствующим образом использую своё влияние на японское правительство и буду держать в курсе событий советских представителей в Берлине.
Сталин ответил:
- Советское правительство действительно желает улучшения своих отношений с Японией, но есть предел нашему терпению в отношении японских провокаций. Если Япония хочет войны, она может её получить. Советский Союз не боится войны и готов к ней. Если Япония хочет мира – это намного лучше. Конечно, помощь Германии в деле улучшения советско-японских отношений была бы полезной. Но я бы не хотел, чтобы у японцев создалось впечатление, что инициатива этого исходит от Советского Союза.
- Разумеется, всё будет сделано, как вы желаете,- заверил его Риббентроп. – Я буду продолжать уже имевшие место беседы с японским послом в Европе об улучшении советско-японских отношений. Никакой новой инициативы с германской стороны в этом вопросе не будет.
Сталин поинтересовался у Риббентропа о целях Италии. Нет ли у Италии стремлений, выходящих за пределы аннексии Албании, возможно – к греческой территории? Маленькая, гористая и плохо населённая Албания, по его мнению, не представляет для Италии особого интереса.
Риббентроп ответил, что Албания важна для Италии по стратегическим причинам. Кроме того, Муссолини сильный человек, которого нельзя запугать. Он продемонстрировал это во - время абиссинского конфликта, когда Италия отстояла свои цели собственной силой против враждебной коалиции. Даже Германия в тот момент ещё была не в состоянии оказать Италии ощутимую поддержку. Муссолини тепло приветствовал восстановление дружественных отношений между Германией и Советским Союзом. По поводу Пакта о ненападении он выразил своё удовлетворение.
Сталин спросил, что думает Германия о Турции.
Риббентроп ответил, что несколько месяцев назад он заявил Турецкому правительству, что Германия желает иметь с Турцией дружеские отношения, что он Риббентроп, как имперский министр иностранных дел Германии сделал со своей стороны всё, чтобы добиться этой цели. В ответ на это Турция одной из первых стран вступила в направленный против Германии фронт окружения и даже не сочла необходимым уведомить о том имперское правительство.
Сталин и Молотов заметили, что Советский Союз имел аналогичный опыт из-за колеблющейся политики турков.
Риббентроп сказал:
- Мы имеем сведения, что Англия потратила пять миллионов фунтов стерлингов на распространение антигерманской пропаганды в Турции.
Сталин на это заметил:
- По моей информации, сумма затраченных Англией для подкупа турецких политических деятелей, много больше пяти миллионов фунтов. И вообще поведение английского правительства выглядит очень странным. Как вы знаете, недавно мы начали переговоры с британской миссией, и вот в течение этих переговоров британская миссия так и не высказала Советскому правительству, что же она в действительности хочет.
- Англия всегда пыталась и до сих пор пытается подорвать развитие хороших отношений между Германией и Советским Союзом, - сказал Риббентроп.-
Англия слаба и хочет, чтобы другие поддерживали её высокомерные претензии на мировое господство.
- Британская армия слаба, - согласился Сталин. – Британский флот больше не заслуживает своей прежней репутации. Английский воздушный флот увеличивается, но Англии не хватает пилотов. Если, несмотря на всё это, Англия ещё господствует в мире, то это происходит лишь благодаря глупости других стран, которые всегда давали себя обманывать. Смешно, например, что всего несколько сотен британцев правят Индией.
Риббентроп, согласился с этим мнением Сталина, и слегка понизив голос, как бы подчёркивая конфиденциальность своего заявления, сказал:
-На днях Англия снова прощупывала почву с виноватым упоминанием 1914 года. Это был типично английский глупый манёвр. Я предложил фюреру сообщить англичанам, что в случае германо-польского конфликта ответом на любой враждебный акт Великобритании будет бомбардировка Лондона.
Сталин на это заметил, что прощупыванием почвы, очевидно, было письмо Чемберлена к фюреру. Несмотря на свою слабость, Англия будет вести войну ловко и упрямо. А если ещё учесть её союз с Францией, то надо помнить, что Франция располагает армией достойной внимания.
Риббентроп ответил:
- Французская армия численно меньше германской. В то время как наша армия в ежегодных наборах имеет по триста тысяч солдат. Франция может набирать ежегодно только сто пятьдесят тысяч рекрутов. К тому же наш Западный вал в пять раз сильнее, чем линия Мажино. Если Франция попытается воевать с Германией, она определённо будет побеждена.
Касаясь антикоминтерновского пакта, Риббентроп заявил:
- Антикоминтерновский пакт был, в общем-то, направлен не против Советского союза, а против западной демократии. Да мы по тону вашей русской прессы видели, что Советское правительство осознаёт это полностью.
Сталин сказал:
- Антикоминтерновский пакт испугал главным образом лондонское сити и мелких английских торговцев.
Риббентроп согласился со Сталиным и даже пошутил:
- Конечно же, вы, господин Сталин, напуганы антикоминтерновским пактом меньше лондонского сити и английских торговцев. У нас среди берлинцев ходит широко известная шутка: «Сталин ещё присоединится к антикоминтерновскому пакту».
Присутствующие улыбнулись этой шутке, а Риббентроп продолжил.
- Германский народ, особенно простые люди, тепло приветствует установление понимания с Советским Союзом. Народ инстинктивно чувствует, что естественным образом существующие интересы Германии и Советского Союза нигде не сталкиваются и что развитию хороших отношений ранее препятствовали только иностранные интриги, особенно со стороны Англии.
- И я верю в это, - сказал Сталин, - немцы желают мира и поэтому приветствуют дружеские отношения между Германским государством и Советским Союзом.
Риббентроп не сдержался и прервал Сталина:
- Германский народ, безусловно, хочет мира, но, с другой стороны, возмущение Польшей так сильно, что все до единого готовы воевать. Германский народ не будет более терпеть польских провокаций.
Сталин неожиданно предложил тост за фюрера:
- Я знаю, как сильно германская нация любит своего вождя и поэтому мне хочется выпить за его здоровье.
Молотов предложил выпить за здоровье Риббентропа и посла фон Шуленбурга, а затем поднял бокал за Сталина, отметив, что именно Сталин своей речью, в марте этого года, которую в Германии правильно поняли, полностью изменил политические отношения. Они повторно выпили за пакт о ненападении, за новую эру в германо-русских отношениях и за германскую нацию.
Риббентроп в свою очередь предложил тост за Сталина, за Советское правительство и за благоприятное развитие отношений между Германией и Советским Союзом.
При прощании Сталин обратился к Риббентропу со следующими словами.
- Советское правительство относится к новому пакту очень серьёзно, я могу дать своё честное слово, что Советский Союз никогда не предаст своего партнёра.
Таким образом, 23-августа 1939 года был заключён советско-германский договор о ненападении, так называемый пакт Молотова-Риббентропа, который предусматривал обязательства сторон воздержаться от агрессивных действий и от нападения в отношении друг друга, в случае нападения на одну из договаривающихся сторон, другая сторона не должна оказывать поддержки, нападающей державе. Стороны обязались обмениваться информацией по вопросам, затрагивающим общие интересы, не участвовать в группировках держав, направленных против одной из договаривающихся сторон, разрешать все споры между собой мирным путём. Был подписан и секретный протокол о разделе Польши. 1. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Прибалтийских государств (Финляндия, Эстония, Латвия, Литва), северная граница Литвы, одновременно является границей сфер интересов Германии и СССР.
2. В случае территориально-политического переустройства областей, входящих в состав Польского государства, граница сфер интересов Германии и СССР, будет приблизительно проходить по линии рек: Марева, Вислы и Сана.
Вопрос, является ли в обоюдных интересах желательным сокращение независимого Польского государства, и каковы будут границы этого государства, может быть окончательно выяснен в течение дальнейшего политического развития.
Во-всяком случае, оба Правительства будут решать этот вопрос в порядке дружественного обоюдного согласия.
3. Касательно юго-востока Европы, с советской стороны подчёркивается интерес СССР к Бессарабии. С Германской стороны заявляется о её полной политической незаинтересованности в этих областях.
4. Этот протокол будет сохраняться обеими сторонами в строгом секрете.
31-августа 1939 года на внеочередной сессии Верховного Совета СССР был ратифицирован советско-германский пакт о ненападении. На сессии выступил Молотов, который в числе прочего сказал:
- Наша обязанность думать об интересах советского народа, об интересах Союза Советских Социалистических Республик. Тем более что мы твёрдо убеждены в том, что интересы СССР совпадают с коренными интересами народов других стран. Но это лишь одна сторона дела. Должно было произойти ещё другое обстоятельство, чтобы советско-германский договор о ненападении стал существовать. Нужно было, чтобы во внешней политике Германии произошёл поворот в сторону добрососедских отношений с Советским Союзом. Только при наличии этого второго условия, только когда нам стало ясным желание германского правительства изменить свою внешнюю политику в сторону улучшения отношений с СССР – была найдена основа для заключения советско-германского договора о ненападении. Всем известно, что на протяжении последних шести лет, с приходом национал-социалистов к власти, политические отношения между Германией и СССР были натянутыми. Известно также, что, несмотря на различие мировоззрений, и политических систем, Советское правительство стремилось поддерживать нормальные деловые и политические отношения с Германией. Сейчас нет нужды возвращаться к отдельным моментам этих отношений за последние годы, да они вам товарищи депутаты, и без того хорошо известны. Следует, однако, напомнить о том разъяснении нашей внешней политики, которое было сделано несколько месяцев тому назад на 18- партийном съезде. Товарищ Сталин предупреждал против провокаторов войны, желающих в своих интересах втянуть нашу страну в конфликт, с другими странами. Разоблачая шум, поднятый англо-французской и северо - американской прессой по поводу германских «планов» захвата Советской Украины, товарищ Сталин говорил тогда: «Похоже на то, что этот подозрительный шум своей целью имел поднять ярость Советского Союза против Германии, отравить атмосферу и спровоцировать конфликт с Германией без видимых к тому оснований». Как видите, товарищ Сталин бил в самую точку, разоблачая происки западноевропейских политиков, стремящихся столкнуть лбами Германию и Советский Союз.
Надо признать, что в нашей стране были некоторые близорукие люди, которые увлеклись упрощённой антифашистской агитацией, забывали об этой провокационной работе наших врагов. Товарищ Сталин, учитывая это обстоятельство, ещё тогда поставил вопрос о возможности других, невраждебных, добрососедских отношений между Германией и СССР. Теперь видно, что в Германии, в общем, правильно поняли эти заявления товарища Сталина и сделали из этого практические выводы.
Заключение советско-германского договора о ненападении, свидетельствует о том, что историческое предвидение товарища Сталина блестяще оправдалось. Уже весной этого года германское правительство предложило восстановить торгово-кредитные переговоры. Переговоры были вскоре возобновлены. Путём взаимных уступок удалось прийти к соглашению. Это соглашение, как известно, 19-августа было подписано.
Это было не первое торгово-кредитное соглашение с Германией при существующем правительстве. Но это соглашение отличается в лучшую сторону не только от соглашения 1935 года, но и от всех предыдущих, не говоря уже о том, что у нас не было ни одного столь же выгодного экономического соглашения с Англией, Францией или какой-либо другой страной.
Когда же германское правительство выразило желание улучшить также и политические отношения, у советского правительства не было оснований отказываться от этого. Тогда и встал вопрос о заключении договора о ненападении. Теперь раздаются голоса, в которых сквозит непонимание самых простых основ начавшегося улучшения политических отношений между СССР и Германией. Например, с наивным видом спрашивают, как СССР мог пойти на улучшение политических отношений с государствами фашистского типа? Разве это возможно? Но забывают при этом, что дело идёт не о нашем отношении к внутренним порядкам другой страны, а о внешних отношениях между двумя государствами. Забывают о том, что мы стоим на позиции невмешательства во - внутренние дела других стран и соответственно этому стоим за недопущение какого-либо вмешательства в наши собственные внутренние дела.
Вчера ещё фашисты Германии проводили в отношении СССР враждебную нам внешнюю политику. …Сегодня, однако, обстановка изменилась, и мы перестали быть врагами. …Политическое искусство заключается здесь в том, чтобы уменьшить число наших врагов и добиться того, чтобы вчерашние враги стали добрыми соседями, поддерживающими между собой мирные отношения. …
Главное значение советско-германского договора о ненападении заключается в том, что два самых больших государства Европы договорились о том, чтобы положить конец вражде межу ними, устранить угрозу войны и жить в мире между собой. Тем самым поле возможных военных столкновений в Европе суживается. Если даже не удастся избежать военных столкновений в Европе, масштаб этих военных действий теперь будет ограничен. Недовольными таким положением могут быть только поджигатели всеобщей войны в Европе, те, кто под маской миролюбия хотят зажечь всеевропейский военный пожар.
Советско-германский договор подвергся многочисленным нападкам в англо-французской и американской прессе, будто - бы заключение советско-германского договора о ненападении помешало переговорам с Англией и Францией о пакте взаимопомощи. …В действительности, как известно, дело обстоит наоборот. СССР заключил пакт о ненападении с Германией, между прочим в силу того обстоятельства, что переговоры с Францией и Англией натолкнулись на непреодолимые разногласия и кончились неудачей по вине англо-французских правящих кругов. … Эти люди требуют, чтобы СССР обязательно втянулся в войну на стороне Англии против Германии. Уж не сума ли сошли эти зарвавшиеся поджигатели войны. …Если у этих господ имеется уж такое неудержимое желание воевать, пусть воюют сами, без СССР. Мы бы посмотрели, что это за вояки.
17-сентября 1939 года Сталин в присутствии Молотова и Ворошилова принял в Кремле в 2-часа ночи посла Германии фон Шуленбурга, заявив, что Красная Армия пересечёт советскую границу в 6-часов утра, на всём её протяжении от Полоцка до Каменец - Подольска.
Во избежание инцидента Сталин просил проследить за тем, чтобы германские самолёты, начиная с сегодняшнего дня, не залетали восточнее линии Белосток-Брест-Литовск-Лемберг. Советские самолёты начнут сегодня бомбардировать район восточнее Лемберга. Советская комиссия прибудет в Белосток завтра, самое позднее послезавтра. Затем Сталин зачитал ноту, которая будет вручена польскому послу. В ответ на возражения Шуленбурга, Сталин изменил текст ноты, который в окончательном варианте удовлетворил германскую сторону.
Нота Советского правительства от 17-сентября 1939 года.
Господин посол,
польско-германская война выявила внутреннюю несостоятельность Польского государства. В течение 10-дней военных операций Польша, потеряла все свои промышленные районы и культурные центры. Варшава как столица Польши не существует больше. Польское правительство распалось и не проявляет признаков жизни. Это значит, что Польское государство и его правительство фактически перестали существовать. Тем самым прекратили своё действия договора, заключённые между СССР и Польшей. Предоставленная самой себе и оставленная без руководства Польша превратилась в удобное поле для всяких случайностей и неожиданностей, могущая создать угрозу для СССР. Поэтому, будучи доселе нейтральным, Советское правительство не может более относиться к этим фактам безразлично.
Советское правительство не может также безразлично относиться к тому, чтобы единокровные украинцы и белорусы, проживающие на территории Польши, брошенные на произвол судьбы, остались беззащитными.
Ввиду такой обстановки Советское правительство отдало распоряжение Главному командованию Красной Армии дать приказ войскам перейти границу и взять под свою защиту жизнь и имущество населения Западной Украины и Западной Белоруссии. Одновременно Советское правительство намерено принять все меры к тому, чтобы вызволить польский народ из злополучной войны, куда он был ввергнут его неразумными руководителями, и дать ему возможность зажить мирной жизнью.
Примите господин посол, уверение в совершенном к вам почтении.
Народный Комиссар Иностранных Дел СССР В. Молотов.
Также Сталин заявил Шуленбургу, что Турецкое правительство предложило Советскому правительству заключить пакт о взаимопомощи, касающейся проливов и Балкан. Турецкое правительство желает ограничить статьи пакта, тем, что Турция в оказании помощи СССР будет обязана лишь к действиям, направленным не против Англии и Франции. Советское правительство не слишком удовлетворено турецким предложением и обдумывает возможность предложения Турции пункта о том, что СССР, со своей стороны, не будет обязан к каким-либо действиям, направленным против Германии. Сталин запросил мнение Германии по этому вопросу, он дал понять, что считает заключение пакта о взаимопомощи в приемлемой форме очень выгодным, поскольку в этом случае Турция наверняка останется нейтральной. Присутствующий Ворошилов добавил, что подобный пакт был бы «крючком», которым можно было бы оторвать Турцию от Франции.
17-сентября 1939 года Красная Армия перешла польско-советскую границу на всём её протяжении. Для осуществления ввода войск были созданы управления Белорусского и Украинского фронтов.
В состав Белорусского фронта (командующий командарм 2-ранга М. П. Ковалёв) вошли: 3, 11,10 и 4-я армии, конно-механизированная группа и 23-й Отдельный стрелковый корпус.
В состав Украинского фронта (командующий командарм 1-го ранга Тимошенко) вошли: 5, 6 и 12-я армии, 15-й Отдельный стрелковый корпус.
На Румынском участке границы располагалась 13-я армия.
5-й армии, под командованием И. Г. Советникова, предписывалось наступать на Ровно, Луцк, и к исходу второго дня овладеть Луцком. 6-й армии, под командованием Ф. И. Голикова, предписывалось наступать на Тернополь, Львов, и к исходу 18-сентября овладеть Буском, Перемышлянами, то есть вплотную подойти к Львову. 12-й армии, под командованием И. В. Тюленева двигаться на Чертков и на второй день овладеть Станиславом. Разбитые польские части сплошным потоком отходили на восток и в сторону Румынии. Немцы подходили к Львову, а севернее его вели бои на Западном Буге. Тем не менее, поляки принимали меры к укреплению польско-советской границы. Советским войскам запрещалось бомбардировать с воздуха и обстреливать артиллерийским огнём города и другие населённые пункты. От войск требовалось лояльное отношение к польским военнослужащим, если они не окажут вооружённого сопротивления. Организованного сопротивления советским войскам оказано не было. К 25-сентября советские войска продвинулись на 250-350-км. Продвижение войск было приостановлено на рубеже Ковель, Владимир-Волынский, Львов, Трешковница, река Стрый, Долина. …Были решительно отражены попытки немецкой армии захватить отдельные районы Западной Белоруссии и Западной Украины. Захваченные районы были советизированы, а в ноябре Верховный Совет СССР удовлетворил их просьбу о включении в состав СССР. Германия и СССР стали теперь соседями и опубликовали совместное заявление о том, что «ликвидация настоящей войны между Германией с одной стороны, и Англией и Францией, с другой стороны, отвечала бы интересам всех народов».
18-сентября 1939 года посол Германии в Москве Шуленбург докладывал в МИД Германии, что у него состоялась беседа со Сталиным о посылке советской комиссии в Белосток, а также о публикации совместного коммюнике. Сталин неожиданно заявил, что у советской стороны есть определённые сомнения относительно того, будет ли германское верховное командование придерживаться московского соглашения в соответствующее время и вернётся ли на линию, которая была определена в Москве (Пинск-Нарев-Висла-Сан). В своём ответе Шуленбург подчеркнул, что Германия, конечно же, твёрдо намерена точно выполнять условия московского соглашения. Верховному командованию было бы удобно отойти к намеченной линии, поскольку в этом случае могут быть высвобождены войска для западного фронта. Сталин ответил, что он не сомневается в добрых намерениях германского правительства. Его беспокойство было основано на том хорошо известном факте, что все военные ненавидят возвращать захваченные территории. Германский военные атташе, генерал-лейтенант Кестринг, вставил, что германские вооружённые силы будут делать только то, что приказывает фюрер.
20-сентября 1939 года посол Германии Шуленбург доносил в Берлин о том, что Молотов сегодня заявил, что Советское правительство считает, что теперь для него, как и для правительства Германии, созрел момент для окончательного определения структуры польских территорий. Молотов дал понять, что первоначальное намерение, которое вынашивалось Советским правительством и лично Сталиным – допустить существование остатка Польши – теперь уступило место намерению разделить Польшу. Советское правительство выразило желание немедленно начать переговоры по этому вопросу и провести их в Москве.
25-сентября 1939 года Сталин предложил германскому правительству через посла Шуленбурга не оставлять независимым остаток Польского государства к востоку от демаркационной линии всё Люблинское воеводство, с добавлением к германской порции и часть Варшавского воеводства, за отказ от претензий на Литву.
Сталин указал на это предложение, как на предмет будущих переговоров с имперским министром иностранных дел, добавив, что если германское правительство согласиться, то СССР немедленно возьмётся за решение проблемы Прибалтийских государств, в соответствии с протоколом от 23-августа и ожидает в этом деле полную поддержку со стороны германского правительства. Сталин подчёркнуто указал на Эстонию, Латвию и Литву, но не упомянул Финляндию. Так доложил в Берлин Шуленбург.
27-28-сентября 1939 года в Москве прошли переговоры между Председателем Совнаркома СССР и Народным комиссаром иностранных дел тов. Молотовым и министром иностранных дел Германии фон Риббентропом по вопросу о заключении германо-советского договора о дружбе и границе между СССР и Германией. В переговорах принимали участие Сталин и советский полпред в Германии Шварцев, а со стороны Германии – германский посол в СССР Шуленбург. Переговоры закончились подписанием германо-советского договора о дружбе и границах между СССР и Германией и заявления правительств СССР и Германии, а также обменом письмами между Молотовым и Риббентропом по экономическим вопросам.
Был подписан так называемый секретный дополнительный протокол, который внёс изменения в пункт 1 секретного дополнительного протокола, подписанного 23-августа о том, что территория Литовского государства отходит в сферу интересов СССР, в то время, когда с другой стороны, Люблинское воеводство и часть Варшавского воеводства отошли в сферу интересов Германии. Был подписан также секретный дополнительный протокол о том, что обе стороны не будут допускать на своих территориях никакой польской агитации, затрагивающей территорию другой стороны. Они будут подавлять на своих территориях все источники подобной агитации, и информировать друг друга о мерах, предпринимаемых с этой целью.
В заявлении советского и германского правительств указывалось:
« После того, как Германское правительство и правительство СССР, подписанным сегодня договором, окончательно урегулировали вопросы, возникшие в результате распада Польского государства, и тем самым создали прочный фундамент для длительного мира в Восточной Европе, они в обоюдном согласии выражают мнение, что ликвидация настоящей войны между Германией, с одной стороны, и Англией, и Францией, с другой стороны, отвечала бы интересам всех народов. Поэтому оба правительства направят свои общие усилия в случае нужды в соответствии с другими дружественными державами, чтобы возможно скорее достигнуть этой цели. Если, однако, эти усилия обоих правительств останутся безуспешными, то таким образом будет установлен факт, что Англия и Франция несут ответственность за продолжение войны, причём в случае продолжения войны Правительства Германии и СССР будут консультироваться друг с другом, о необходимых мерах».
Таким образом, договор о дружбе и границах официально и юридически закреплял раздел территории Польши между Германией и СССР, к нему прилагалась соответствующая карта, на которой была указана новая граница и эту карту подписали Сталин и Риббентроп. К этому договору прилагались два дополнительных секретных протокола. В одном из них фиксировались те изменения в территориальных разграничениях, которые предлагал Сталин 25.09. ,в другом запрещалась польская агитация за возрождение Польши на германской и советской сторонах польской территории.

Сталин оценивал достигнутое соглашение с Германией, как большой успех советской дипломатии, и даже по воспоминаниям некоторых членов политбюро, он якобы буквально говорил, что «надул Гитлера». Но и у Гитлера было достаточно поводов для радости, подписанием договора с Москвой, был обеспечен нейтралитет СССР, для решения вопросов с Польшей, и возможного конфликта с Францией и Англией.
Некоторые историки, оценивая эти советско-германские соглашения, пишут о том, что якобы Сталин ничего не понял, не разгадал истинных намерений Гитлера, под этой дымовой завесой готовящего нападение на СССР. Другие, к примеру, Карпов, об утрате советскими руководителями интернационалистических принципов, что якобы Сталин пошёл на сговор с потенциальным врагом и так далее. Но так ли это? Чтобы ответить на этот вопрос, прежде всего, необходимо коснуться истории отношений СССР (России) и Польши.
Царская Россия в течение длительного времени владела значительной частью территории Польши. Римско-католическая церковь, господствующая в Польше всегда враждебно относилась к царскому режиму и к русской православной церкви, постоянно призывая основные массы польского народа к освободительной борьбе за свою независимость, в том числе и с оружием в руках, в противоположность тем территориям Польши, захваченным Австрией или Германией, где не было таких религиозных противоречий, несмотря даже на активно проводимую политику германизации. Возрождение Польского государство произошло в результате краха царского самодержавного строя и российской империи в 1917 году. И это «возрождение» произошло с приходом к власти в результате военного переворота в 1926 году режима маршала Пилсудского, выражающего интересы крупных польских землевладельцев – феодалов, пытающегося удержать с помощью диктаторских методов под своим контролем соперничество внутри господствующих классов Польши.
Пилсудский происходил из польско- литовской семьи. Свой политический путь он начал националистически настроенным студентом – медиком Харьковского университета, выступившего против русского царизма, и завершил фактически диктатором Польши, пройдя арест, заключение в Петропавловскую крепость, пятилетнюю ссылку в Сибирь, нелегальную деятельность, снова арест, побег и несколько лет жизни в эмиграции в Лондоне, поездка в Японию во-время русско-японской войны -1905 года, с целью предложения японскому правительству союза против России. С 1905 года по 1907 год работал при поддержке Австрии в Кракове над созданием школы будущих офицеров и формированием отрядов польских добровольцев. 6-августа 1914 года Пилсудский во - главе польской добровольческой бригады, вооружённой Австрией, перешёл с согласия генштаба Австрии, австро-русскую границу. Это выступление закончилось поражением. Вернувшись в 1918 году в Варшаву, после заключения в тюрьму в Магдебург (был арестован, из-за отказа сотрудничать, так как немецкие власти отказались гарантировать независимость Польше), сосредоточил в своих руках военную, а затем и гражданскую власть. Придавшись иллюзиям, что ему удастся расширить сферу влияния Польши до Чёрного моря (вековая мечта поляков, если не считать мечты о независимости), Пилсудский со своими легионами принял участие в интервенции против молодого Советского государства. Легионы Пилсудского были разбиты и отброшены на Запад, Красная Армия дошла до Варшавы, но затем была вынуждена отступить. Пилсудскому удалось воспользоваться временной слабостью молодой советской республики и включить по Рижскому мирному договору (1921 год) в состав польского государства значительные области Западной Украины и Белоруссии. Теперь польско-советская граница проходила значительно восточнее, установленной и согласованной всеми державами после 1-й мировой войны, линии Керзона. Любопытно, что если всю заслугу в поражении Красной Армии французские генералы (которые тогда были военными советниками в Варшаве) отнесли себе, то Пилсудский скромно настаивал, что это произошло только благодаря его полководческому гению. В СССР считали, что причинами отступления от Варшавы была военная помощь Польше со стороны Западных держав и ошибки командования Красной Армии во - главе с Тухачевским. Эта победа, потом сыграла дурную шутку с Пилсудским, и руководством польской армии, которые потом долгое время значительно переоценивали военную силу Польши, и недооценивали возросшую мощь СССР и Красной Армии, запустили своевременную модернизацию и перевооружение своей армии, считая, что польская армия представляет самую серьёзную силу, и самую мощную армию в Восточной Европе. Они решили, что теперь можно не опасаться не только Красной Армии, но и германского вермахта. После смерти Пилсудского в 1935 году к власти пришли те же бывшие легионеры старого маршала, по сути, сугубо гражданского человека, выдвинувшего их на высокие военные и гражданские посты, так называемая «группа полковников».
Экономика Польши тридцатых годов была охвачена перманентным кризисом, и индекс промышленного производства ни разу не превысил индекс 1913 года. В течение двухдесятилетней польской независимости уровень жизни постоянно снижался, несмотря на солидные инвестиции в ряд отраслей промышленности и на развитие инфраструктуры. Главной отраслью экономики являлись сельское хозяйство, куда было вовлечено более 70% от всего населения, проживающего в сельской местности. Основная часть обрабатываемых земель принадлежала крупным землевладельцам. Промышленность Польши была чрезвычайно раздробленной и не отвечала потребностям экономического развития государства. В стране вырабатывалось недостаточное количество электроэнергии и стали. Торговля и ремесло, находившееся главным образом в руках граждан еврейского происхождения, были раздроблены на бесчисленное количество мелких и мельчайших предприятий, мастерских и лавок. Имеющиеся немногие крупные промышленные предприятия, как и банки, страховые общества, большие магазины и т.д. чаще всего являлись иностранной собственностью. Решающее влияние имели французский, американский и немецкий капиталы. Количество безработных ежегодно возрастало. Почти ежегодно в Польше вспыхивали эпидемии тифа. Среди всех европейских государств Польша находилась на последнем месте по потреблению продуктов питания на душу населения.
Польша с энтузиазмом и полной готовностью взяла на себя роль «санитарного кордона», который был создан западными державами с целью изоляции СССР. Всякие попытки СССР создать систему коллективной безопасности в Европе, всячески игнорировались западными державами, хотя было ясно, что без участия СССР такую эффективную систему создать невозможно. Но даже в тех редких случаях, когда западные державы вроде бы соглашались учитывать интересы и роль СССР, Польша категорически отказывалась от участия в договорной системе коллективной безопасности с участием СССР. В самый разгар Чехословацкого кризиса, когда СССР заверил Чехословакию в своей решимости выполнить договорные обязательства, руководство Польши заявило, что оно будет силой оружия противодействовать любой попытке СССР оказать Чехословакии военную помощь, к полному одобрению Гитлера.
Для Сталина было ясно к чему приведёт подобная антисоветская политика то, что в результате огромного военного превосходства Германии, Польша будет раздавлена. Учитывая, что западные державы (Великобритания) ведут тайные переговоры с Гитлером, явно подталкивая его на войну с СССР, а также тот факт, что осложнилась обстановка на Дальнем Востоке, не оставалось ничего другого, как заключить пакт о ненападении с Германией, обеспечив тем самым безопасность западных границ СССР. Был заключён и секретный протокол о разделе Польши, так как руководство СССР, приняло решение не допустить, чтобы Западная Украина и Западная Белоруссия, захваченные Польшей, теперь попали в руки немецких агрессоров.
Кстати, 5-марта 1940 года на заседании Политбюро ЦКВКП (б) будет принято решение о расстреле 26-тысяч польских офицеров и гражданских лиц из числа имущих классов в Катынском лесу под Смоленском. Хотя есть историки, которые отрицают это, доказывая, что выписка из протокола заседания политбюро является фальшивкой. Почему было принято такое решение. В 1939Сталину уже было ясно, что война с Германией неизбежна, он предвидел, что в результате этой войны будет создана новая Польша. И эти офицеры старой польской армии, и другие гражданские лица, в основном выходцы из буржуазных кругов, крайне националистически настроенные, никогда бы не смирились, и активно выступили бы, в том числе и с оружием в руках, против всяких попыток установить в Польше власть, дружественную СССР, которую уже никогда не смогли бы использовать западные страны для нападения на СССР. Кроме того, учитывалось, что Германия могла бы использовать польских офицеров и для создания прогерманской польской армии, и использовать её для нападения на СССР. Да и в 1944-45 годах, когда войска Красной Армии вышли на территорию Польши, боевики «Армии Краёвой», поддерживаемые английской разведкой и руководимые польским эмигрантским правительством в Англии, немедленно развязали активную диверсионно-террористическую деятельность. Так, к примеру, 13-октября 44 года было организовано восстание в 31-полку 7-й польской стрелковой дивизии. В результате бунта ушли в лес 1361- солдат и 81-офицер, которые убили советских офицеров и призывали другие польские части переходить на их сторону. Понятно, что имея в наличие такое большое количество офицеров, можно было организовать диверсионную и партизанскую войну в тылу войск Красной Армии, которые освобождали Польшу от фашистских захватчиков, в ещё большем объёме. Хотя и без того, Красной Армии, фактически в Польше пришлось воевать на два фронта, неся при этом значительные потери. Вот почему было принято такое необычайно жёсткое решение. Руководство СССР пыталось таким образом избежать подобных осложнений в будущем, и многотысячных жертв со стороны советских солдат и офицеров.
В то - же время нельзя не учитывать, а в это время Сталин неоднократно указывал, что «…очень многое зависит от того удастся ли нам оттянуть войну с империалистическим миром, которая неизбежна до того момента, пока капиталисты не передерутся между собой.…Решительное сражение можно считать вполне назревшим, если все враждебные нам классовые силы достаточно обессилили себя борьбой, которая им не по силам», что, заключая любые договора, Сталин прекрасно понимал, что может разорвать любой договор с любой страной, в любой выгодный для него момент, руководствуясь резолюцией 7-съезда ЦК ВКП (б), дающей право ЦК «во - всякий момент разорвать все союзы и мирные договора с империалистическим и буржуазным государством, а равно объявить им войну». Сталину заранее было известно о планах Гитлера о нападении на Польшу. Была известна и точная дата нападения. Прекрасно Сталин понимал, почему Гитлер готов заключить соглашение с СССР. Тогда Гитлер хотел иметь противником Польшу, а не СССР. Опасался Гитлер и заключения тройственного союза между Францией, Англией и Советским Союзом. Тем более что военные, прежде всего Кейтель предупреждали Гитлера о том, что сил сокрушить СССР ещё недостаточно. Сталин решил использовать эту ситуацию в своих целях, для недопущения создания единого антисоветского блока западных держав. Сталину было прекрасно известно о секретных переговорах, которые велись в это время в Лондоне. В то - же время Сталин, зная о планах Гитлера, прекрасно понимал, что Польша будет разбита, и что Германия вплотную выйдет к границам СССР, не мог это не учитывать в своей стратегии.
Возникает вопрос, а что получил СССР в 1939 году в результате достигнутого соглашения с фашистской Германией?
- Советский Союз, без серьёзных боевых действий, вернул свои территории, захваченные Польшей в 1920 году. Если бы в 1939 году Сталин, не присоединил бы к СССР Западную Украину и Западную Белоруссию, и не лишил бы Гитлера прибалтийского плацдарма, то удар, который наносили немцы в соответствие с планом «Барбаросса», с рубежа границ СССР 1937 года, которые были значительно восточнее, всего в несколько десятков километров от Ленинграда и Минска, да и до Киева было рукой подать, скорее всего привело бы СССР к катастрофе уже в 1941 году. Заключённый пакт сорвал планы германского руководства по обеспечению постепенного отхода прибалтийских государств от СССР. А затем и захвата Литвы, Латвии и Эстонии, что привело бы к существенному ухудшению стратегического положения СССР;
-Нападение на Польшу означало для Германии войну с Францией и Англией, войну на два фронта, пусть и в отложенной перспективе, когда Германия была объявлена для всего мира агрессором;
- заключение соглашения дезориентировало союзников Германии, в частности Японию, с которой через некоторое время также будет заключён пакт о ненападении, позволяющий СССР, по крайней мере, надеется на то, что удастся избежать войны на два фронта. В это время советская политическая разведка докладывала Сталину, что Япония может решиться на большую войну ради захвата источников сырья, но интересуют японцев в первую очередь те районы, где уже налажена добыча и переработка сырья, ибо оно потребуется Японии немедленно. Другими словами, Япония будет бороться за контроль над южными территориями, а не полезет в Сибирь, где ресурсы неисчерпаемы, но их разведка, добыча и переработка требуют многих лет и огромных затрат. Ещё в 1936 году советская политическая разведка сделала вывод о том, что перед овладением южными территориями Япония будет вынуждена какими угодно средствами нейтрализовать Тихоокеанский флот США, который является единственной угрозой японской экспансии в южных морях. С приходом к власти премьер-министра Коноэ, тесно связанного не только с высшей придворной аристократией, но и с японским генералитетом, Япония немедленно начала войну с Китаем. С началом войны экономика Японии была переведена на военные рельсы. В марте 1938 года японский парламент принял закон «о всеобщей мобилизации», устанавливающий государственный контроль над всей экономикой страны. Военную политику правительства поддерживали все основные политические партии, в том числе и социал-демократическая партия «Сякай тайсюто». В декабре 1937 года правительство произвело массовые аресты коммунистов и революционно настроенных рабочих. В ноябре 1938 года правительство Японии опубликовало официальное заявление о том, что задачей Японии является установление «нового порядка в восточной Азии». Однако, из-за того, что правительство Коноэ не смогло обеспечить быстрого победного окончания войны в Китае, оно было вынуждено уйти в отставку. Политика нового правительства Хиранума была направлена с одной стороны на дальнейшее сближение с Германией и Италией, а с другой стороны на прощупывание возможностей сговора с Англией и США. Военно-фашистские круги в Японии подняли вопрос о необходимости для Японии «войны на севере» оказывая давление на правительство, спровоцировав военное столкновение с СССР у реки Халхин-Гол. После подписания советского - германского договора о ненападении правительство Хиранума ушло в отставку, усилились позиции тех японских кругов, которые были сторонниками сговора с Англией и США. Сменившее его правительство Абэ, после того, как советские войска разгромили 6-ю японскую армию на Халхин- Голе, заявило о желании улучшать советско-японские отношения, не оставляя однако в сторону свои агрессивные замыслы;
- заключённый пакт сорвал планы Англии и Франции столкнуть Германию с СССР уже в 1939 году. Этот пакт раскалывал единый союз капиталистических государств, направленный против СССР, избавляя его от полной изоляции, от вступления в войну в крайне невыгодных условиях.
А обвинения Сталина в том, что он оказался недостаточно интернационалистом и заключил договор с потенциальным врагом, просто смешны и не заслуживают серьёзного рассмотрения.
Любопытно, что в мировой печати стали распространяться слухи о том, что во - время пребывания Риббентропа в Москве, он попросил руководство СССР о военной помощи в борьбе с Польшей, Францией и Англией, но встретил решительный отказ. Буд-то бы Сталин на это предложение ответил резкой репликой: «Ни одного солдата». На самом деле, как писал Риббентроп Шулленбургу, он заявил Сталину, что Германия располагает достаточной военной силой для того, чтобы самому подняться на борьбу против Польши и своих западных недругов и довести её до победного конца. На это, по словам Риббентропа, Сталин с характерной для него ясностью и точностью искренне ответил: « Отказом в самом начале переговоров от какой-либо военной помощи Советов Германия заняла гордую позицию. СССР, однако, заинтересован в том, чтобы Германия, являющаяся его соседом, была сильной, и в случае пробы военных сил между Германией и западными демократиями интересы СССР и Германии будут, конечно же, совпадать. СССР никогда не захочет видеть Германию попавшей в сложную ситуацию». Шуленбург передал эту оценку переговоров в Москве, советскому правительству. Молотов сообщил, что Сталин одобрил эту оценку переговоров в Москве, просив лишь вместо фразы: «Германия заняла гордую позицию», принять следующий вариант: «Позиция Германии, отклонившей военную помощь, достойна уважения. Но сильная Германия – это совершенно необходимая предпосылка для мира в Европе, из чего следует, что СССР заинтересован в существовании сильной Германии. СССР поэтому не может одобрить действия западных держав, создающих условия для ослабления Германии и ставящих её в тяжёлое положение. В этом состоит общая заинтересованность Германии и СССР.
31-октября 1939 года председатель правительства СССР и народный комиссар иностранных дел Молотов, выступая на заседании Верховного Совета СССР, заявил о том, что за последние два месяца в международной обстановке произошли важные изменения. Это относится, прежде всего, к положению в Европе. …Произошли изменения в отношениях между СССР и Германией. …Военный разгром Польши и распад Польского государства. Правящие круги Польши немало кичились «прочностью» своего государства и «мощью» своей армии. Однако оказалось достаточно короткого удара по Польше со стороны, сперва германской армии, а затем Красной Армии, чтобы ничего не осталось от этого уродливого детища Версальского договора, жившего за счёт угнетения непольских национальностей. «Традиционная политика» беспринципного лавирования и игры между Германией и СССР оказалась несостоятельной и полностью обанкротилась. … Польше, как известно, не помогли ни английские, ни французские гарантии. До сих пор, собственно, так и неизвестно, что это были за «гарантии» (Общий смех). Начавшаяся между Германией и англо-французским блоком война находится лишь в своей первой стадии и по - настоящему ещё не развернулась. …
Такие понятия, как «агрессия», «агрессор», получили новое конкретное содержание, приобрели новый смысл. Теперь …Германия находится в положении государства, стремящегося к скорейшему окончанию войны и к миру, а Англия и Франция, вчера ещё ратовавшие против агрессии, стоят за продолжение войны и против заключения мира. Роли, как видите, меняются. …
В последнее время правящие круги Англии и Франции пытаются изобразить себя в качестве борцов за демократические права народов против гитлеризма. …Получается так, что английские, а вместе с ними и французские сторонники войны объявили против Германии что-то вроде «идеологической войны», напоминающей старые «религиозные войны»…. Не к этим ли временам средневековья, к временам религиозных войн, суеверий и культурного одичания тянут нас снова господствующие классы Англии и Франции? Во-всяком случае под «идеологическим» флагом теперь затеяна война ещё большего масштаба и ещё больших опасностей для народов Европы и всего мира. … Но любой человек поймёт, что идеологию (гитлеризм) нельзя уничтожить силой, нельзя покончить с ней войной. Поэтому не только бессмысленно, но и преступно вести такую войну, как войну на «уничтожение гитлеризма», прикрывая фальшивым флагом борьбы за «демократию».
Действительная причина англо-французской войны против Германии не в том, что Англия и Франция поклялись будто-бы восстановить прежнюю Польшу и, конечно, не в том, что они решили, будто бы взять на себя задачу борьбы за демократию. …Опасения за потерю мирового господства диктуют правящим кругам Англии и Франции политику разжигания войны против Германии. …
Наши отношения с Германией … улучшились коренным образом. …Заключённый договор о ненападении обязывал нас к нейтралитету в случае участия Германии в войне, …чему отнюдь не противоречит вступление наших войск на территорию бывшей Польши. …Наши войска вступили на территорию Польши только после того, как Польское государство распалось и фактически перестало существовать, …Советское правительство не могло не считаться с исключительным положением, создавшимся для братского населения Западной Украины и Западной Белоруссии, которое в развалившейся Польше оказались брошенными на произвол судьбы. …При боевом продвижении Красной Армии по этим районам у наших воинских частей были местами серьёзные стычки с польскими частями, а стало быть, были и жертвы. …Общее количество убитых -737, раненых -1852, то есть в целом -2599 человек.
В марте 1940 года Сталин направит в Германию, так называемую экономическую делегацию во - главе с И. Ф. Тевосяном. Основная задача, которой заключалась в том, чтобы в возможной короткий срок закупить в Германии авиационную технику, представляющую для советской стороны наибольший интерес. Советское руководство намеревалось сопоставить уровень немецких и советских самолётов, а также изучить технические новинки в области авиации. Распоряжением Сталина делегации было выделено два миллиона марок.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ История
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 19.11.2020 в 18:08







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1