Кордон глава 4


Кордон глава 4
Кордон

Глава 4

У подножия холма протекал небольшой ручей. Он словно отделял холм с соснами от всего остального леса, и, казалось, что эта граница действительно была не только визуальной. Если до ручья лес был сплошь и рядом усеян одним колючим кустарником и большими елями, то после него, кроме душистой травы и сосен, здесь вообще ничего не росло. Все деревья на холме были практически одинаковой высоты, словно кто-то регулярно за ними следил и подпиливал непослушные ветки, которые так и норовили испортить идеальную форму рукотворного пейзажа и выбиться в сторону.

На самой высокой сосне, в окружении роящихся вокруг неё пчёл, сидела большая чёрная ворона и внимательно вглядывалась в кустарник, за которым скрывалось что-то пока невидимое ее глазу. На первый взгляд, эта ворона ничем не отличалась от других ворон, которые летали в небе и шумно галдели. А неискушённому зеваке было бы вообще невдомёк, что тут происходит нечто странное. Но другим обитателям леса давно известно, что, если на этой сосне в окружении роящихся насекомых появляется чёрная ворона, то либо быть беде, либо должно произойти нечто страшное, что может изменить не только их жизнь, но и жизнь всего живого на этой территории.

Вот и сейчас, стоило чёрной вороне начать громко каркать, как пчёлы, словно по команде, изменили свою траекторию полёта и, слушая её дальнейшие указания, нависли над большим чёрным кустом, в глубине которого птица заметила движение.

И вот, наконец, ворона щёлкнула клювом. Рой пчёл разделился на две половины, и одна из них, что поменьше, полетела в кусты. Результат не заставил себя долго ждать: из кустов выскочил медведь и, что было силы, побежал прочь от этого места. Так до конца и не разобравшись, чем он мог рассердить лесных пчёл — ведь ни дупла с мёдом, ни каких-то ульев рядом вообще не было.

Ворона еще раз щёлкнула клювом, и пчёлы замерли на месте, давая косолапому немного отдышаться. Медведь ещё раз посмотрел на странный рой из пчёл и, не понимая, что происходит, поспешил покинуть странное место, так как знал: шутки с этими жалящими существами плохи.

****

Пока чёрная ворона следила за убегающим медведем, с другой стороны холма к ней незаметно приближалось несколько теней. Когда Луна освещала холм, эти тени были едва заметны, можно сказать, практически невидимы. Они продвигались очень медленно, стараясь не шуметь и не привлекать к себе внимания. Тени буквально замирали на месте. А когда на них смотрела птица, на траве, и без того выгоревшей от солнца, превращались просто в тёмные пятна. Так продолжалось довольно долго, шаг за шагом, невидимые и никем не замеченные, они практически вплотную подошли к сосне с вороной, которая, хоть и обладала острым зрением, однако не могла разглядеть притаившуюся рядом опасность. Казалось, что птица обречена, так как тени, немного постояв у подножия дерева, словно по команде, начали скользить по его стволу и точно так же, медленно и аккуратно, продвигаться к самой верхушке сосны, с которой черная ворона руководила полётом диких пчёл.

Но тут произошло нечто, буквально разрушившее все их планы. Луна на небе внезапно спряталась за вдруг появившимися из неоткуда облаками. А тени, которым всё это время удавалось быть невидимыми, моментально обрели очертания Проклятых, и те, словно спелые шишки, усеяли собой всю крону этого дерева. В лесу за ручьём раздался странный звук, и как по команде Проклятые бросились, что было сил, на самый верх. Птица резко взлетела, но удар лапой по крылу одного из волколаков не дал ей улететь. Ворона камнем полетела вниз, и рой из пчёл бросился ей на помощь, превратившись на лету в гигантскую ладонь, которая аккуратно поймала птицу. Затем рой из летающих насекомых разделился: одна половина осталась охранять ворону, а вторая ринулась на обидчиков птицы. Завыв от боли, незваные гости посыпались с сосны как яблоки с яблони и, поджав хвосты, начали спасаться бегством — так и не добившись нужного результата. Все планы одним махом преодолеть ручей и проникнуть за холм провалились.

****

— И как я их не смогла сразу заметить? — держась за раненую руку, на валуне сидела бабушка Моргана и пыталась пошевелить пальцами, которые её совсем не слушались. — Ну, вот, и что теперь делать? Я даже не смогу еды приготовить!

— А как же заклинание? — рой пчёл, круживший все время вокруг бабушки, вдруг остановился и сбился в большую кучу, напоминая своими пропорциями большого медведя.

— Егерь, ну, ты как ребёнок, честное слово! Я же только правой рукой могу заклинаниями управлять, левая рука совсем для других дел.

— Егерь? Ты меня назвала Егерем? Да я… Да мне…

— Ну, в самом деле, как дитя неразумное. Самому почти три тысячи лет, а он радуется своему имени, как будто в первый раз услышал. Ты вот что… Не сиди тут со мной, а мигом — к сараю. Я ж там детей закрыла, думала, что одолею Проклятых! — бабушка с грустью посмотрела на свою руку и заметила, как несколько сотен пчёл подлетели под руку и подняли её на уровень глаз.

— А, может, сама себя всё-таки вылечишь? Тут царапина, ты, я знаю, и не такие раны заживляла! А, может, травы какой? Я мигом — одна пчела тут, другая там, — Егерь нежно окутал собой старушку и, немного приподняв с валуна, аккуратно поставил на ноги.

— Ладно, что-нибудь придумаю. Есть у меня одно зелье, должно помочь. А ты всё-таки ступай к сараю. Уходить нам нужно, Проклятые вернутся, и я думаю, что в следующий раз мы их уже не одолеем, — женщина с грустью посмотрела на руку и, опираясь на жужжащую подпорку из пчёл, медленно пошла к роднику.

Не успела бабушка набрать в пригоршню воды, чтобы промыть рану, как на горе, напротив неё, раздался треск, и дюжина снопов с горящей травой покатилась в её сторону. Дым от горящих снопов был настолько зловонным и ядовитым, что трава на том месте, где только что прокатилось дымящееся сено, сразу почернела и пожухла.

Егерь бросился к ближайшему снопу, чтобы остановить его. Но как только часть пчёл к нему подлетела, то сразу замертво рассыпалась прямо перед ним.

— Это трава мертвецов, — прошептала бабушка Моргана. — Егерь! Назад! Быстрее назад — ты погибнешь!

Рой пчёл развернулся и полетел обратно, теряя по пути своих маленьких воинов. И когда он всё-таки добрался к роднику, где стояла бабушка, от гигантского роя остался небольшой шар, похожий на голову младенца.

— Прости меня, бабушка, я бессилен против этой травы.

— Ничего, ничего, сейчас я поправлю! — женщина подняла левую руку вверх и щёлкнула пальцами.

На небе блеснула молния, и через мгновение пошёл дождь, который усиливался и уже через мгновенье превратился в ливень, от которого все дымящиеся тюки с травой мертвецов моментально намокли и перестали источать ядовитый дым.

— Ну, вот, а ты говорила, что ничего не можешь! — Егерь взглянул на лицо бабушки и ужаснулся.

На него смотрела совершенно чужая женщина, даже и близко не похожая на бабушку Моргану. Она разжала пальцы на поднятой руке, и лицо старушки резко приобрело знакомые очертания.

— Что с тобой было, бабушка?

— Нельзя мне злоупотреблять тёмной силой, Егерь! Иначе не смогу за собой уследить, опасной стану для других. Но сейчас у меня не было другого выхода — этот дым погубил бы и тебя, и меня.

— Понятно, — голова из пчёл упала на траву, и к ней со всей поляны начали подползать различные букашки.

Вскоре фигура из кузнечиков, мотыльков и жуков с головой из пчёл снова возвышалась над ручьём, причитая о погибших в дыму собратьях.

****

Как только закончился дождь и полностью развеялся смертоносный дым, Егерь и бабушка увидели тех, кто еще пару часов назад пытался на них напасть. Возле деревьев стояли Проклятые и, почесывая укушенные и воспаленные места, с трепетом смотрели на своего вожака. Никто, кроме него, раньше не додумался использовать против демона леса траву мертвецов. Видимо, это был самый умный волколак за всю историю их существования. Интересно, кем он был до того, как стал Проклятым?

Вожак задрал свою голову и вновь издал новый журчащий звук, вся стая молча бросилась вперед. Теперь на пути не было ничего, что могло бы остановить их. Раненая старуха и Егерь, растерявший свою армию, были уже не в счёт…

— Что же нам теперь делать? — бабушка с ужасом посмотрела на левую руку. — Боюсь, иного выхода у нас нет.

— Постой, сейчас я их по-другому остановлю! — сказал Егерь и развалился на тысячи частей.

Его голова из одних пчёл подлетела к ручью и опустилась на воду. Через мгновение из воды выросло некое подобие водяного великана, кулак которого обрушился на самого ближайшего Проклятого. Напор воды прижал волколака к земле, не давая тому пошевелиться, но вскоре сила ручья иссякла.

— Эх, мне бы озеро! Да поглубже! Я бы их всех «умыл»!

Но не успел демон прижать другого нападавшего, как бабушка подняла левую руку вверх и замерла. Она посмотрела на пальцы, готовые к щелчку, как неожиданно увидела падающего с неба, прямо на неё Дария.

Женщина моментально отпрыгнула в сторону, и на это место рухнул Дарий и воткнулся головой в землю.

— Эрика! Ну, когда ты научишься меня нежно опускать на землю? — парень почесал ушибленное место и помахал кому-то в тёмное небо кулаком.

— Дарий? Как ты выбрался? Это невозможно! — бабушка мгновенно позабыла об опасности и, как прежде, начала отчитывать внука за непослушание.

— Потом, всё потом, — Дарий чмокнул Моргану в щёку и достал жёлудь. — Я как раз вовремя!

Затем его взгляд упал на висевшую, как плеть, руку бабушки.

— Ты ранена? Это они тебя?

Взгляд парня устремился на несущихся к ним существ.

— Дарий, стой! — крикнула бабушка, но внук, прикусив от злости нижнюю губу, бросился навстречу Проклятым.

В руке, которая держала желудь, моментально появилась здоровенная прозрачная дубина, и первый же ее удар отбросил четвероногого на несколько метров назад.

— Ромул, дай и мне за бабушку поквитаться! — сказал парень сам себе, и уже в его руке вместо дубины поблескивал меч. — Вот тебе!

Меч рубанул по морде другого нападающего, и Проклятый с визгом побежал прочь.

Наблюдая за своей стаей, вожак издал новый звук, и волколаки, минуя Дария, устремились к старушке. Но как только они приблизились к ней на расстояние прыжка, в это самый момент перед ними с неба опустилась Эрика и громко хлопнула в ладоши. Звук был такой силы, что все волколаки вместе с Дарием оторвались от земли и разлетелись в разные стороны.

— Направляй деточка волну, — раздался голос бабушки позади неё. — Смотри: левая ладонь — снизу, правая — сверху.

На этот раз Эрика хлопнула, как научила бабушка, и только один Проклятый, в направлении которого был сделан хлопок, улетел еще на несколько метров назад.

— Ой, а я и не знала, что так можно! Сейчас я их мигом, как мух, разгоню!

— Эй, про мух это ты зря! — закашлялась пчелиная голова. — Они плохого ничего не делают.

— Прости, — Эрика улыбнулась демону и, хлопая в ладоши, мигом очистила поляну от всех волколаков, которые едва шевелились, и с трудом уползали с места сражения.

Дарий недовольно потрогал шишку на лбу, которую он получил во время падения.

— То бабушка мне шишки ставит, то теперь — и эта! Не голова, а тыква какая-то скоро будет!

****

Наблюдавший за поединком людей и своей стаи вожак Проклятых, наконец-то, добился цели. Девушка так увлеклась битвой, что не заметила, как далеко отошла от остальных. На крики «бестолкового парня» и бабушки в эпицентре боя она совершенно не реагировала и практически не обращала внимания на небольшой рой из мотыльков. Как оказалось, зря… Вожак Проклятых выбрал момент, когда она повернулась к нему спиной, и за несколько прыжков оказался практически на расстоянии удара. Эрика, словно почувствовав какую-то опасность, медленно обернулась и вдруг замерла на месте. На неё смотрели полные ненависти и злобы глаза, в которых читалось только одно: желание убить её как можно быстрее и выполнить волю хозяина.

Но не успел волколак замахнуться лапой со своими смертоносными когтями, как ему в грудь воткнулось невидимое копье, которое метнул Ромул. Он бросил его с такой силой, буквально насквозь пробил Проклятого, что тот рухнул на землю. Эрика лишь вскрикнула от неожиданности и отошла на несколько шагов назад.

— Я попал! Попал! — раздались вдалеке крики Ромула, но затем произошло нечто невероятное.

Стоило Проклятому схватиться лапами за копьё, как оно вмиг превратилось в жёлудь. Волколак с рёвом, как присосавшегося клеща, немедленно выдрал его из груди. Рана, еще несколько секунд назад казавшаяся смертельной, буквально на глазах затянулась и покрылась шерстью так, словно её на этом месте никогда и не было. А ещё через мгновение чудовище вскочило на задние лапы и вновь попыталось атаковать девушку.

Но в этот раз Эрика была готова его встретить. Раздался хлопок, и Проклятого буквально разорвало на мелкие куски так, что на том месте, где он только что находился, на траве остался лежать лишь клок шерсти… Девушка с удивлением посмотрела на свои руки, а подбежавший Дарий, не обращая на неё внимания, быстренько встал на четвереньки и начал искать в траве своё «сокровище».

— С копьём была плохая идея, хотя кто знал? — парень ползал кругами вокруг Эрики и поднимал с земли все камешки, которые хотя бы отдалённо напоминали его талисман.

— Видимо, только в твоих руках желудь имеет силу. А стоит ему тебя покинуть, как он приобретает прежнюю форму, — Эрика что-то прошептала, и совсем рядом с парнем жёлудь оторвался от земли и, сделав небольшую петлю в воздухе, лёг ему прямо на ладонь.

— Спасибо, конечно, — Дарий встал, отряхнул колени от травы и положил жёлудь себе в карман. — А сразу так не могла сделать? Обязательно мне ползать нужно было?

— Ой, я что-то не подумала.

— Когда ты вообще думала?

Рой из кузнечиков подлетел к молодым людям и, прервав их милую беседу, пчелиная голова, венчающая копошащуюся гору из насекомых, недовольно произнесла:

— Долго вы тут ещё в земле ковыряться будете? Бабушке нужна помощь! Да и один из Проклятых всё-таки прорвался мимо нас и побежал к нам домой, видимо. Поспешите, пока он там что-нибудь не натворил.

Дарий виновато опустил голову, подошёл к Эрике и положил ееё ладонь себе на лоб.

— Ну, чего стоим? Полетели!

Девушка с парнем моментально оторвались от земли, прихватив с собой ещё бабушку и медленно набрав высоту, полетели в сторону своего жилища. За ними летели пчелы и, жужжа на ухо девушке, поучали Эрику, как правильно нужно взлетать. Так как, по мнению Егеря, Эрика взлетает из рук вон плохо, чем сильно его расстраивает. Но он пообещал в ближайшее время поработать с ней и досконально научить всем премудростям полёта.

— Мёда лучше бы принес! — слушая поучения пчелиной головы, произнёс Дарий. — Тоже мне — учитель нашёлся!

В ответ на это одна пчела отделилась от небольшого роя и ужалила парня прямо в нос.

****

Всё во дворе было перевёрнуто, словно там прошёлся небольшой ураган. Яблони надломаны, несколько грядок, которые бабушка заставляла своего нерадивого внука поливать каждое утро, были перекопаны вдоль и поперёк, словно в них росла не морковка с капустой, а были спрятаны несметные сокровища старого купца. Окна и двери в доме были раскрыты настежь, будто через них выскакивали во время пожара или пытались спасти самое ценное.

Но при беглом осмотре было видно, что в доме все стояло на своих местах. И, судя по всему, это была заслуга половника, которым Дарий постоянно получал от бабушки по макушке за свои проделки. Половник медленно облетал каждое открытое окно и пребывал в полной готовности встретить каждого непрошенного гостя, который без разрешения хотел проникнуть в святая святых — на бабушкину кухню.

Из всего увиденного лишь сарай заставил немного задуматься старую хозяйку: он поблёскивал странным зелёным свечением, которое до этого за ним никогда не замечалось.

— Попался! — воскликнула бабушка. — У нас в сарае гость!

— Кто попался? — Дарий наклонился, поднимая кочан капусты. Он оторвал от него лист и громко захрустел, перемалывая крепкими зубами

— Да, Проклятый! Смотрите, это волколак траву съел! Ну, почти съел!

Бабушка подошла к разбитому горшку, который когда-то стоял у неё на окне и радовал старушку своим сиреневым цветком, и подняла пару листиков.

— Как бы не помер от такого количества!

— Так и ему и надо! — выпалил Рем. — Столько бед натворил! И нас, между прочим, убить хотел!

— Проклятые не по своей воле такими стали, — вздохнула Эрика. — Их насильно обратили в зверей.

— Ну, не всех, конечно. Но многие, действительно, стали такими по неосторожности, — бабушка утвердительно закивала, подтверждая таким образом сказанное девушкой.

Моргана подошла к сараю и легонько дотронулась до двери. Дверь бесшумно отворилась, и бабушка заглянула внутрь.

— Бабушка, не делай этого! Он может быть опасен! — Дарий бросил себе под ноги капусту и поспешил за старушкой.

— Не он, а она! — поправила внука женщина и отошла в сторону.

Парень посмотрел в тёмный угол, куда рукой указала бабушка, и увидел обнажённое тело девушки, которое лежало на соломе в странной позе, словно ей выломали руки и ноги, и она изо всех сил сопротивлялась.

— Еще одна, — недовольно вздохнул Дарий и кивнул в сторону Эрики. — Что им тут мёдом намазано, что ли?

— Девушка? — переспросил Ромул.

— Да, — подтвердил Рем. — Ух ты, а какая она красивая, наверное, даже не побоюсь этого слова — красивее Эрики.

— Что? — тут уже Эрика подошла к сараю и тоже заглянула внутрь.

— И ничего не красивее! — встал на сторону Эрики Ромул. — Если сравнивать Эрику и эту… Ой, а как ее зовут, интересно?

Бабушка подошла к скорчившейся от боли незнакомке и положила руку на лоб.

— Жить будет! Дарий, ну-ка помоги мне перенести нашу гостью в дом!

— Что? Опять? Только не на мою постель! Я больше с мышами спать не буду! — Дарий выскочил из сарая, как ошпаренный, но через секунду вернулся.

— Давай, бабушка, я тебе помогу, — ответил Ромул. — Видимо, у меня предназначение девушек носить, — и, немного подумав, добавил: «Без одежды».

Парень мельком глянул на раскрасневшуюся Эрику и, улыбнувшись, аккуратно поднял ту, что еще пару часов назад бросалась на них с огромной пастью и большими нечеловеческими глазами. Незнакомка тихонько застонала, но так и не открыла глаза.

— Тебе лишь бы на девушек поглазеть, — пробурчал Дарий, но, не в силах устоять перед напором Ромула, снова замолчал и уже больше за этот вечер не появился.

— А то… — процедил сквозь зубы Ромул и, медленно ступая, понес девушку в свою комнату.

****

Девушка проснулась от громкого шума, который доносился со двора: там кто-то громко ругался сам с собой и решительно не хотел копать какой-то огород.

Она медленно открыла глаза и первое, что увидела, это был потолок. Вернее, не сам потолок, а магический символ в форме восьмиконечной звезды с древними рунами на конце каждого луча, нарисованный мелом прямо над кроватью. Вокруг этого рисунка висело множество амулетов, назначение которых тоже было ей неизвестно. Хотя некоторые из них были похожи на маленькие детские игрушки, бережно изготовленные из природных материалов, которых полным-полно валяется под ногами в здешних лесах.

Девушка глубоко вздохнула и слегка подула на лопасти из кусочков ткани, что были ближе всего к ней, и напоминали своим видом ветряную мельницу. Те не заставили себя долго ждать и начали крутиться по кругу своими маленькими крыльями, сделанными из обрезков разноцветной льняной ткани. Как оказалось, малейшего дуновения хватило, чтобы эти небольшие крылышки крутились довольно долго, напоминая собой разноцветную радугу, которая всегда появляется во время небольшого дождика, когда сквозь облака выглядывает и ярко светит солнце. Девушка потянулась и с удивлением обнаружила, что из-под одеяла выглянули две белые и, что самое важное, человеческие ноги. Она резко села на постель и уставилась на свои лапы, то есть руки. Да, да, это были две руки — две молодые женские руки. С красивыми ноготками вместо кривых и острых когтей и совсем без шерсти. Глубоко задышав от восторга, молодая особа вскочила с кровати и, еще до конца, не веря своему счастью, подбежала к зеркалу. К слову, оно стояло рядом и было слегка закрыто чьей-то заботливой рукой темной тканью, чтобы не отражать солнечные лучи и, видимо, не нарушать лечебный сон случайной гостьи.

— Тая, да ты снова человек! — почти шепотом произнесла девушка, стянув ткань с зеркала и увидев во весь рост свое обнаженное отражение в нем.

Из старой серебряной рамы и видавшего виды зеркала на Таю смотрела красивая молодая девушка. Отражение в зеркале медленно поворачивалось и с улыбкой на лице от счастья трогало себя, нежно поглаживала тело. Чтобы убедиться наверняка, что от того чудовища, которым оно было еще вчера, ничего не осталось.

— Хвост исчез! Этот проклятый хвост тоже исчез! — завопила Тая, что было сил, и в таком виде выбежала из дома.

Первого, кого она увидела, был не знакомый ей молодой человек. Парень держал в руках лопату, слегка пиная ее ногой и ни на кого не обращал внимания. Весь его вид говорил о том, что он здесь находится не по своей воле, и что у него совсем нет никакого настроения использовать этот инструмент по назначению.

Рядом с ним стояла старушка с перевязанной рукой, которая висела на платке, аккуратно завязанному кем-то у неё на шее. Она постоянно ворчала на этого молодого человека, взывая к его совести. Позади старушки сидела на корточках молодая девушка такого же возраста, как и Тая, и перебирала неизвестные семена черного цвета. Видимо, для посадки в гряды, которые были начаты, но так до конца и не вскопаны ноющим молодым человеком. И, судя по скорости продвижения работ, ещё не скоро будут доделаны.

— Ой, а вот и наша гостья! — Эрика бросила семена и стала во весь рост.

— Как ты себя чувствуешь? — вслед за девушкой, разглядывая Таю, спросила старушка.

— Ромул, а вскопаешь за меня оставшиеся грядки? — спросил сам у себя молодой человек. — А я тебе тогда кое-что интересное покажу.

Парень перестал крутить лопатой и густо покраснел:

— Ладно, вскопаю, не обманул.

— Что не обманул? — спросила Тая у парня, но тот лишь согнулся и глубоко втыкая лопату в землю, начал почему-то быстро молча копать.

— Идем в дом, — сказала старушка. — Нужно тебя во что-нибудь одеть, а то Ромул от «радости» весь двор перекопает.

Девушки и старушка громко засмеялись, а парень, не обращая на них внимания, начал выворачивать целые пласты земли, словно под ними было спрятано золото.

****
В перерывах между вскапыванием гряд, Дарий изготовил из поваленного дерева небольшой улей. Он выдолбил внутри его пространство для пчёл и повесил возле сарая в надежде, что когда-нибудь там поселятся «нормальные пчелы» и одарят его медом.

Но Егерь, наблюдавший из кустов за манипуляциями молодого человека, решил, что тот делает лично ему новый дом. Он на радостях сразу же его облюбовал и в благодарность принес из леса, предварительно спросив разрешения у других лесных пчел, целую миску мёда. После чего Дарий и Егерь решили, что дружить намного выгоднее, чем враждовать.

К концу дня Дарий изготовил еще с десяток небольших ульев и, развесив их по периметру двора, довольный, пошел хвастаться бабушке.

Но не успел. Егерь уже сидел за столом и вовсю расхваливал ее внука. Пчелиная голова без устали жужжала комплименты молодому человеку. Да так, что даже бабушка посмотрела не внука другими глазами.

— Вот что значит — в доме появились девушки! — вдруг произнесла старушка и подмигнула Егерю. — Если так и дальше дела пойдут, то мне уже не страшно за его будущее.

— А причем тут девушки? — одновременно спросили Егерь и Дарий.

— Да так, неважно, — отмахнулась бабушка. — Давайте ужинать, что ли?

Из бабушкиной кухни с большими тарелками вошли в комнату Эрика и Тая. Они поставили на стол новые блюда, которые до этого времени ни Дарий, ни бабушка, ни тот же Егерь ни разу не пробовали.

— Чур, половина моя! — вдыхая ноздрями аромат, прошептал парень, искоса поглядывая на бабушку.

— Да ешь, ешь. Заслужил! — ответила старушка и принялась смотреть, как ее внук, наперегонки с Егерем, начал поглощать содержимое тарелки.

— Так нечестно, — сопел Дарий и разгонял ложкой пчелиный рой, который полностью накрыл одну тарелку.

И в очередной раз, как только парень решил помешать Егерю, пчелы взлетели и тарелка, на которой была еда, уже стояла пустой.

— Я так и знал! — недовольно произнес Дарий.

Но девушки засмеялись и забрали тарелки, а через минуту принесли добавки.

— Ура! Пир продолжается! — прожужжал Егерь и снова набросился на тарелку, полную вкуснятины.

— Ах, так! Ромул, нас опять объедают! — завопил Дарий и в ту же минуту схватил ложку.

И со странным выражением лица, начал, есть содержимое тарелок вместе с пчелами, которые, правда, у него потом вылетали из носа и ушей и недовольно жужжали. Только на сей раз не жалили и вообще не причиняли никакого вреда молодому человеку.

— Друг, как-никак… — прожужжала пчелиная голова и улыбнулась.

****

На столе лежала большая тарелка, буквально до блеска натёртая пчелами: небольшой рой долго по ней перекатывался, пока не осталось ни одной крошки.

— В жизни ничего вкуснее не доводилось есть! — с восторгом произнесла пчелиная голова. — Как хоть называется? Ну, это? Что мы кушали?

— Да, — подтвердил Дарий, облизывая вторую тарелку. — Бабушка тоже вкусно готовит. Но это… Это что-то удивительное!

Парень положил на стол миску, до блеска отполированную языком, и по привычке вытер жирные руки о скатерть, которой был накрыт стол.

И сразу же получил ложкой по лбу.

— Спасибо, деточка! — одобрительно кивнула бабушка в сторону Эрики. — Рано тебя хвалить начали, ох, рано!

Эрика взмахнула рукой, и деревянная ложка, которая до сих пор слушалась только бабушку, медленно опустилась рядышком с Дарием.

— Вот и спасай их после этого! — Дарий потрогал небольшую шишку на лбу и погрозил девушке кулаком, но так, чтобы не видела бабушка. — Да, кстати, а как тебя зовут? Уже полдня с нами живешь, а как звать тебя, и не знаем.

— Тая. Мама меня звала Тая, — ответила девушка.

— Тая? Знакомое имя, — зажужжал Егерь. — Знал я как-то одного рыцаря, так его дочь тоже Тая звали.

— Я не помню своих родителей, — ответила Тая. — Меня похитили совсем маленькой, а потом обратили. Я совсем не хотела быть монстром, а они сказали, выбирай: или смерть, или…

— Бедное дитя, — бабушка встала с места и подошла к девушке, которая вот-вот должна была расплакаться. — Что же за нелюди такие, и откуда они берутся только?

— Это слуги хозяина!

— Какого еще хозяина? — Дарий подошел к окну и, чтобы Эрика не видела, в отместку за удар ложкой вытер о занавеску остатки еды с рук.

— Да Вядзьмака, скорей всего, — ложка взмыла со стола и в этот раз еще сильнее ударила парня. — Еще раз увижу — получишь уже поленом!

— Да что у тебя глаза на затылке, что ли? Уж и пошутить нельзя! Егерь, а ты чего молчишь?

— А что я? Я ничего, я руки не вытираю лишь бы, где.

— У тебя и рук-то нет! Руки он не вытирает… Где мужская солидарность? Постой, а ты кто: мужчина, или как они, эти? — Дарий, давясь от смеха, пальцем показал по очереди на Таю и Эрику. — Вот умора!

— Я демон! — вдруг взревел Егерь, и свет в комнате погас от сумасшедшего количества насекомых, которое в одну секунду заполнили собой все пространство в доме.

— Вот зря я тебя в дом впустила, — доставая из уха большого паука, произнесла бабушка. — Быстро убери своих детенышей, чай, не в лесу!

— Прости, прости! — послышался из угла голос Егеря, и через секунду все насекомые внезапно исчезли, как и появились. — Это все Дарий! Это он меня разозлил!

— Тебе лет сколько? Ладно, внук бестолковый — так молод ещё. А ты? — бабушка выплюнула большую зеленую гусеницу на пол. — Учу тебя, учу…

— Я больше не буду, — пчелиная голова вылетела в окно и быстро спряталась в новом улье, который построил Дарий.

— Итак, на чем мы остановились? — молодой человек, довольный тем, что в этот раз крайним оказался не он, близко подошел к Тае и пристально посмотрел ей в глаза.

— Ой, а у тебя глаза другого цвета стали, — Тая улыбнулась и слегка наклонила голову набок.

— Это потому, что нас трое, — ответил молодой человек.

— Как трое?

— Да, — подтвердила бабушка. — Того несносного мальчишку зовут Дарий, сейчас перед тобой Ромул.

— А еще есть и Рем, — добавила Эрика. — Только в последнее время он редко появляется.

— Рем?

Парень закрыл глаза и, когда открыл, девушку осматривали глаза совершенно другого цвета, чем за секунду до этого.

— Вы меня звали?

— Рем?

— Он самый, немного на облаке покатался. А чем это так вкусно пахнет?

— Пахло, — улыбнулась Эрика. — Егерь и Дарий только что все съели.

— Кто бы сомневался? — молодой человек присел возле бабушки внимательно посмотрел на ее руку.

Бабушка пожала плечами в ответ на его взгляд:

— Не знаю, полнолуние покажет.

— Что покажет? — Эрика и Тая одновременно спросили у старушки.

— А то и покажет: останусь я бабушкой, или стану… Стану кем-то другим…

Продолжение следует...



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Фэнтези
Ключевые слова: фэнтези, ведьмак, драконы, рыцари, ведьмы,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 19.11.2020 в 08:34
© Copyright: Александр Михан
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1