Далёкая и близкая Родина


Далёкая и близкая Родина
Очерк. Часть 1.

Своя Земля и в горести мила
Народная мудрость

В отрогах юго-востока Урала затерялось село Заводоуспенское, в ХIХ веке упомянутое известным писателем, летописцем седого Урала Дмитрием Наркисовичем Маминым-Сибиряком. Прочитанный в детстве его рассказ «Варнаки» оставил воспоминание о тяжёлой судьбе каторжан, сосланных сюда со всей матушки России.
Выходец из Висимо-Шайтанского завода, Верхотурского уезда, Пермской губернии, где отец его служил священником, Мамин-Сибиряк со знанием дела описал горнозаводскую жизнь Урала во всех подробностях быта и нравов богачей-промышленников и рабочего люда.
Вот что он пишет при посещении осенью 1888 года казённого винокуренного завода в селе Успенка, Тобольской губернии: «Успенский завод был основан в 70-х годах прошлого столетия знаменитым уральским заводчиком Максимом Походяшиным. В 1792 году наследники Походяшина передали завод в казённое содержание, а казна устроила здесь каторгу: два острога – мужской и женский и казармы на 200 человек солдат. Этот винокуренный завод, обеспеченный даровым каторжным трудом, сдавался казной частным предпринимателям. В 1830-х годах его арендовали Медовиков и Юдин, в 1840-х – Орлов, Алексеев и Шнеур, в 1850-х – Паклевский и в 1860-х – Попов. В 1864 году каторга упразднена, и завод закрылся. Две тысячи заводского населения остались без куска хлеба. Часть населения нашла себе домашнее ремесло, а другая часть разбрелась.

Вид на церковь Успения Пресвятой Богородицы и ТЭС Успенской бумажной фабрики.

В 1888 году Успенский завод опять ожил благодаря выстроившейся здесь громадной бумажной фабрике товарищества «Щербакова и КО». Наружный вид завода ничего особенного не представляет: большое селение точно заросло в лесу. Есть заводской пруд. На берегу пруда выросла новая фабрика, скрасившая своими новенькими корпусами весь завод. На площади, в двух шагах от фабрики, стоит каменная церковь, построенная каторжанами; в ней старинный иконостас, пожертвованный Екатериной II. Улицы широкие, выстроены по плану, дома на заводской лад – вообще внешний вид хоть куда».
События того времени разворачивались с купеческой взвешенностью и неторопливостью в больших делах. Капитализм в Сибири только набирал силу. Созданное 15 августа 1886 года «Сибирское фабрично-торговое товарищество Алексея Щербакова и КО» преследовало несколько целей. Одна из них состояла в приобретении, переоборудовании и активной эксплуатации бывшего Успенского винокуренного завода. Когда здесь была упразднена каторга, около 2,5 тыс. рабочих не находили себе применения. Они разбегались по соседним сёлам, превращались в грабителей на сибирских дорогах. Сибирский тракт проходил в 40 верстах от Успенки. Оседавшие на прежнем месте бывшие каторжане пытались заняться ремеслом, но не получали от этого занятия достаточных для жизни средств из-за сложности со сбытом своих изделий.
31 января 1884 года были разрешены торги казённого Успенского винокуренного завода. Сами торги состоялись со 2 по 6 июля 1886 года в Тюменском Управлении 2-го акцизного округа Западной Сибири. Торги выиграл Тарский купец первой гильдии Алексей Иванович Щербаков.
Чутьё предпринимателя подсказывало, что давно заброшенный винокуренный завод может послужить прекрасной базой для развёртывания нового производства. Благо, промышленная конкуренция в Западной Сибири ещё не захватила бумажное производство. Огромные лесные массивы, как исходное сырьё для будущей фабрики, завод, пруд и прилегающие к нему окрестности, побеседовав с местными властями и мужиками, чтобы узнать их настроение, А.И. Щербаков пришёл к решению строить фабрику.
9 сентября 1886 года в селе Успенском, в 53 верстах от Тюмени на север, праздновали закладку единственной в Сибири на 80-е гг. писчебумажной фабрики, которая должна была обеспечить бумагой сибирских потребителей. Товарищество с основным капиталом в 300 000 рублей поставило задачу реконструировать завод в течение двух лет, что и было сделано.

Вид на Успенскую бумажную фабрику и плотину со стороны пруда. 60-е годы.

Главным приобретением новой фирмы стала английская бумагоделательная машина «Паркс» стоимостью 200 000 царских рублей, которая была куплена совершенно случайно у князя Гагарина в Ярославской губернии. Щербакову и его компаньонам удалось наладить в сибирской глуши производство всех сортов бумаги – начиная от обёрточной и папиросной и заканчивая высококачественной писчей бумагой. Всего выпускалось фабрикой до 30-ти сортов разнообразной бумаги! Качество бумаги позволило предприятию иметь звание Поставщика Двора Его императорского Величества. Предприятие успешно конкурировало с другими российскими фирмами. Торговые агенты утверждали, что бумага Алексея Щербакова по качеству превосходит иностранные образцы. В 1895 году на рынке бумаги остались три фирмы: Платунова из Европейской части России, англичанина Ятеса с Урала и Успенская писчебумажная фабрика А.И. Щербакова.
К началу ХХ века благополучие фабрики Щербакова пошатнулось – была законодательно ограничена сырьевая база, подорожали транспортные услуги, местная администрация искусственно тормозила развитие успешного предпринимателя. К этому времени сибирский рынок захватил И.Е. Ятес – английский подданный, построивший в Пермской губернии два аналогичных завода. В 1902 году он за бесценок купил Успенскую фабрику Щербакова, к тому времени уже разорённую кредиторами.
До 1917 года Успенская бумажная фабрика находилась во владении англичанина И.Е. Ятес. Управлял ею сын фабриканта – Владимир, прослывший в народе как грубиян, пьяница и бабник.
В 1918 году фабрика была национализирована и с 26 ноября 1918 года стала называться Сибирской писчебумажной фабрикой № 42.
В советское время эта фабрика, единственная на территории СССР, выпускала два сорта конденсаторной бумаги: кон-1 и кон-2, что позволило отказаться от импорта крайне дорогостоящей аналогичной продукции из Финляндии. В 1994 году производство было остановлено. Шёл развал Советского Союза. Стихийно пришло время дикого грабежа всего и вся на всех уровнях жизни общества. Наступила смута конца ХХ века.
В мае 1994 года, по пути в город Ирбит, Успенку посетил краевед, историк из города Тарск Омской области Александр Александрович Жиров. Он пишет: «Тогда в 1994 году, производство фабрики было только приостановлено, и 6-ти тысячное население Заводоуспенского ещё надеялось на возрождение предприятия. Тогда же мне удалось не только застать живыми корпуса с технологическим оборудованием, но и даже музей фабрики. В очередную поездку в 2006 году от всего этого остались одни воспоминания. Лишь старая заводская труба осталась почти нетронутой, а население просило местные власти посодействовать тому, чтобы эта труба как символ былого фабричного могущества сохранилась бы как музейный экспонат».
История повторяется и ничему нас не учит – как в 1917 году сметали всё подряд, не думая о последствиях, так и 100 лет спустя разграбили до основания корпуса и оборудование приостановленного производства фабрики. К чему пришли? К обнищанию и полному запустению жизни местного населения. За воротами производства оказались сотни людей без работы, без выходного пособия, без средств существования и недоработанных по возрасту пенсий. Власти всех уровней в то время думали только о сохранении своих привилегий и личном приумножении обогащения на всём, в том числе и людских судьбах. Проблемные предприятия было проще закрыть или пустить с молотка, о людях, работающих на производстве, никто не думал. Дикий капитализм худшего образца захлестнул и без того разваленную экономику России.
По истечении 20 лет прихода капитализации экономики в Россию многие предприятия не работают или уже прекратили своё существование. Такая судьба оказалась уготована и Успенской бумажной фабрике. Удивляет поспешность ликвидации всего производства. Ведь при фабрике была лесопилка, добротные столярные цеха, они вполне могли развиваться и обеспечивать работой хоть часть уволенных людей. Что заставило Министерство лесной, целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности пойти на полное закрытие фабрики, банкротство и ликвидацию производства? Какие истинные мотивы им двигали?
9 августа 1987 года вышло постановление Совета Министров СССР за № 911 «О переводе предприятий и организаций Министерства лесной, целлюлозно-бумажной и деревообрабатывающей промышленности СССР на полный хозяйственный расчёт и самофинансирование». В пункте № 8 этого постановления в частности говорится: «...Уделять особое внимание разработке и проведению в отрасли конкретных организационных и технических мероприятий, направленных на повышение эффективности работы планово-убыточных предприятий, с тем, чтобы в 1990 году в основном ликвидировать убыточность в отрасли». В отношении нашей фабрики этого не было сделано. Проволокитились, прособирались и упустили драгоценное время для смены профиля производства фабрики, чтобы она не была убыточной. Фабрика вполне могла перейти на выпуск кабельной бумаги, использующейся в качестве изоляционного материала при производстве высоковольтной кабельной продукции. Электротехническая продукция пользовалась большим спросом на внутреннем рынке и экспортировалась за рубеж в больших объёмах, кабельная бумага была востребована, сбыт фабрики был возможен и имел перспективу. Но для этого ничего не делалось в те бесславные годы. Для смены профиля фабрики не требовалось искать другое сырьё, изменению подлежала только технология производства бумаги. Семь лет бездействия руководства отрасли привели к закономерному банкротству фабрики в 1994 году. Начался тяжелейший период упадка жизни местного населения и рабочего посёлка Заводоуспенское, который продолжается и до настоящего времени.
Смена государственного устройства любой страны сразу или постепенно отражается на жизни народа, судьбе каждого из нас, и плохо, когда неопределённость довлеет на всём укладе существования. Живёшь и не знаешь, что ждёт тебя впереди, к чему готовиться, а может быть, уже ничего не ждать и плыть по течению, куда-то да прибьёшься.
Пришло время «заслуженного отдыха», замучила тоска по родным далёким краям, захотелось посмотреть, а что там сейчас, какие перемены произошли за 45 лет жизни рабочего посёлка на окраине восточного Урала, граничащего с Западной Сибирью, глухомани бескрайней России. Засобирался в дальнюю дорогу, не шуточное дело ехать на «край света».
С вторжением в нашу размеренную жизнь интернета мы приобрели неограниченные возможности для открытия мира и, главное, общение с людьми, населяющими этот мир. Затаив дыхание ищу своё затерянное село на виртуальных просторах электронной паутины. Нахожу фотографию фабрики 2005 года с видом на развалины главного корпуса тепловой электроцентрали (ТЭЦ). Кровли нет, торчит одна стена верхнего этажа, впечатление такое, что вот-вот она рухнет и обвалит три нижних этажа, наполовину уже разрушенных. На другой фотографии видны сохранившиеся трубы, одна из них шестигранная, со времени основания Успенской писчебумажной фабрики 1886 года. От увиденной картины охватила неимоверная боль за утраченное производство фабрики, когда-то кормившей наш большой рабочий посёлок, где работал отец и три моих брата. Успел поработать и я, будучи подростком, на кирпичном заводе, летом 1968 года, когда надо было ехать учиться в Свердловский радиотехнический техникум, зарабатывал на жизнь в большом городе. Работа была не из лёгких – принимал глиняный кирпич-сырец от формовочного пресса, грузил на вагонетку, отвозил к печи обжига, загружал в печь, и так производственный цикл повторялся в течение смены. Во время обеденного перерыва часто вспоминал рассказ «Варнаки» Д.Н. Мамина-Сибиряка, работу каторжан в этих местах, на Успенском винокуренном заводе в 60-е годы ХIX века. Прошёл век с тех пор, а труд на кирпичном заводе остался таким же каторжным. Сильно хотел учиться, потому и выдержал адский труд.
После увиденных картин далёкой Сибири, стало ясно – прежнего родного села нет и быть не может. Стал наводить справки о жизни земляков, вступил в переписку с некоторыми из них и пришёл к выводу – после банкротства фабрики в 1994 году областное правительство селом не занималось, никакого строительства градообразующего предприятия вместо фабрики не планировалось. Был взят курс на бесперспективное поселение, а попросту говоря, на вынужденное саморасселение – кто, где сам сможет устроиться и переехать жить на новое место. Так оно и случилось. А ведь в то время в Успенке проживало около 6-ти тысяч человек, трудоспособных две тысячи человек. Власти всех уровней проявили полное безразличие к судьбам местного населения. Это до сих пор негативно сказывается на жизни села, и оно катастрофически вымирает.
Прослышал о нашумевшей программе «Уральская деревня» на период 2011–2015 года. Москва активно её поддержала и дала зелёный свет на претворение в жизнь. Решил уточнить подробности, а главное, что в ней пишется конкретно о развитии Заводоуспенки на этот период. Поинтересовался в документах Тугулымского городского округа. Нахожу долгосрочную целевую программу ТГО «Социальное развитие села в Тугулымском городском округе на 2013–2015 годы» от 15.10.2012 г. № 275. В ней говорится о направлениях развития округа, и ничего конкретного по населённым пунктам не пишется. Возьмём газификацию, переселение из ветхого жилья, развитие и модернизация объектов коммунальной инфраструктуры, строительство дорог, по ним указаны запланированные финансовые вложения и всё. Об обеспечении занятости населения не сообщается вообще. В 2014 году, в феврале 25 числа, наш округ на своём сайте приглашал население принять участие в обсуждении проекта комплексной программы «Новое качество жизни уральцев». Собирала ли вас, земляки, Управа Заводоуспенки для обсуждения, дошло ли до вас это приглашение и что вы предложили по существу для улучшения своей жизни? Какое качество жизни может быть, если нет элементарной работы для местного населения? И для создания рабочих мест ничего не делается. Мной написаны десятки писем в Правительство Свердловской области, в администрацию Президента РФ, и она, не рассмотрев обращение по существу, адресует письма в местные органы власти, теперь уже под своим номером большими грозными цифрами, как знак особой важности для исполнения, дескать, вы смотрите там, на месте, выполняйте, работайте. Смех, да и только. По-другому это никак не назовёшь. Круг замкнулся. Нам остаётся уповать только на Бога нашего, Иисуса Христа, вера и молитва во спасение дадут нам силы выжить.
Мне порой думается, а не наказание ли нам с вами, земляки, за варварское отношение антихристов к нашей красавице церкви Успения Пресвятой Богородицы? В 1960 году они взорвали колокольню церкви, показалось мало, в 1986 году взорвали главный купол. Соорудили жалкое подобие «дома культуры» в Святых стенах церкви, построенной в 1835 году на средства владельца винокуренного завода Юдина. Он думал о своих рабочих, жителях, населяющих деревню Земляную, построил дом Божий для облегчения жизни своего народа, верой и правдой ему служившего. Нам достался великолепный памятник церковной архитектуры начала ХIX века, и мы не смогли его сберечь. А всё потому, что, начиная с 1917 года, привыкли только ломать и ничего не строить для духовного возрождения, придания красоты среде обитания. Варварски растащили по бревну добротный, красивый дом последнего фабриканта И.Е. Ятеса. В нём вполне можно было открыть краеведческий музей.
Промышленники, фабриканты Урала умели с пониманием обустроить свои владения. Церковь придавала особую нарядность центру нашего посёлка, привносила в него светлость на фоне мрачных корпусов фабрики.
Народ пришёл к вере, повсюду открываются храмы, соборы, церкви, а нам и открыть-то нечего. Угробили последнюю православную красоту в здешних местах, похоронили заживо, ведь на стенах церкви ещё была видна роспись, пускай замазанная известью антихристами, но жива, с тех давних времён основания храма Божья.
В феврале 2005 года, с Божьей помощью, вновь открыли для службы восточный придел церкви, освящённый в честь Иоанна Златоуста. Радость для всех односельчан и прихожан большая. Мы, живущие далеко от Родины, молимся вместе с земляками за радость возрождения Прихода во имя Успения Пресвятой Богородицы. Молимся Заступнице и Ходатаице пред Богом: «Радуйся, Обрадованная, во Успении Твоём нас не оставляющая!».
Недалеко то время, когда и главный храм церкви откроет свои врата прихожанам, уповаю на милость Божью и верую, что так и случится. Предстоит тяжелейший процесс передачи всего здания церкви верующим, Талице-Тугулымскому благочинию. Государство должно вернуть религиозное здание в том виде, в каком забирало – купола и колокольня должны быть восстановлены. Сохранились фотографии 1900–1986 гг. внешнего вида церкви. Сейчас немедля надо обращаться в Росимущество РФ по процедуре передачи здания церкви в собственность Каменской епархии. Недавний визит Патриарха Кирилла в Екатеринбургскую митрополию должен ускорить решение всех имущественных епархиальных вопросов, будем молиться за успех благого дела.
Главной красотой и живописнейшим видом на природу в селе Заводоуспенское был и остаётся пруд, образованный в низине при слиянии двух рек Катырла и Айба. Во все времена года он радует глаз и успокаивает душу в мирской суете. Обилие рыбы в пруду привлекает сюда множество любителей летней и зимней рыбалки как местных жителей, с окрестных деревень, так и приезжающих сюда из дальних мест Урала и Западной Сибири. Когда работала местная бумажная фабрика, потреблявшая большие объёмы воды на технологические нужды, пруд периодически расчищали от водорослей, планктона, ила, портивших качество воды. От неё зависит качество выпускаемой конденсаторной бумаги, таких фабрик на территории Советской России было всего две. Сейчас осталась одна, в Ленинградской области.
В настоящее время пруд катастрофически зарастает. По всему периметру образовались болотистые забереги, на большой площади пруда видны плотные скопления многолетних зарослей, которые грозят появлению торможения проточных вод, а значит, тотальному заболачиванию пруда. Если не принять действенных мер по его спасению, погибнет и этот оазис экологического благополучия вековой природной среды. Министерство природных ресурсов и экологии Свердловской области на мой запрос о состоянии пруда дало мне такой ответ: «...Возможность расчистки пруда на реке Бердянка в селе Заводоуспенское может быть рассмотрена после поступления заявки от администрации Тугулымского городского округа в Министерство природных ресурсов и экологии Свердловской области. Министерство не имеет полномочий по созданию баз отдыха и рыбных хозяйств. Организация подобных видов деятельности возможна с привлечением финансовых средств частных инвесторов». Осталось совсем немногое, подать такую заявку, и Министерство природных ресурсов само найдёт исполнителя и финансирование работ по расчистке пруда совместно с Тугулымским округом. Другого пути нет. Верю в успех такого необходимого дела. Тогда можно будет базу отдыха строить, и дом рыбака и охотника. Это немного оживит жизнь нашего села и украсит его, а это значит, что село не умрёт, не исчезнет с лица земли и карты Великой России!
Смена государственного устройства любой страны сразу или постепенно отражается на жизни народа, судьбе каждого из нас и плохо, когда неопределённость довлеет на всём укладе существования. Живёшь и не знаешь, что ждёт тебя впереди, к чему готовиться, а может быть, уже ничего не ждать и плыть по течению, куда-то, да прибьёшься. Силу и уверенность в завтрашнем дне придаёт предвидение-правда Народного писателя-мыслителя Земли вологодской, Василия Ивановича Белова, знатока северных сельских территорий, народа, населяющего эти огромные пространства.
В газете «Правда» за 18 декабря 1989 года было опубликовано выступление Народного Депутата писателя В.И. Белова на II съезде народных депутатов СССР. В своей программной речи он заострил вопрос на четырёх законах: о земле, о самостоятельности местных Советах, о печати, о свободе совести.
«В народе с нетерпением ждут именно эти четыре закона. Но Верховный Совет либо не успел, либо не захотел всерьёз их обсуждать. Мы часами обсуждаем вопросы по эмигрантам, в то время как тысячи доярок и трактористов просто не доживают до нашей советской пенсии. У нас всё готовится втайне. Например, рекомендации правительству по неперспективным селениям. Никто, кроме узкого ведомственного круга, не знаком с планом по концессиям. Говорят, что русские разучились хорошо работать. Это клевета, просто им надоело работать на чужого дядю, надоело платить чужие долги. Все мы ждём принятия полноценных, действенных законов. Земельный закон должен быть долговечным и неизменным, но допускающим национальные, региональные особенности хозяйствования. Только при этом условии мы остановим процессы деградации трудовых и нравственных ценностей. Только при этой устойчивости восстановится крестьянское мастерство, прекратится беспорядочная миграция, пойдёт на убыль пьянство. Новые экономисты готовы отдать неизвестно кому целые регионы родной земли, а своему крестьянину боимся дать то, что ему принадлежит по праву с исторических времён. Мы физически уничтожили миллионы русских крестьян, разорили их семейные гнёзда, а теперь боимся честно об этом сказать. Боимся признать тот факт, что Россию грабили в течение многих десятилетий, продавали художественные шедевры, транжирили природные ресурсы и лес в том числе. Вокруг моей деревни Тимониха Вологодской области за годы Советской власти леса были начисто выхлестаны, теперь пустыня вокруг моей лесной деревни. Грабёж продолжается и сейчас, в эту самую минуту. Не знаю как в Сибири, но у нас на северо-западе спелых лесов уже нет. При этом Госплан и Министерство лесной промышленности продолжают политику безжалостной вырубки лесов всех назначений и сортов. И доколе это безобразие будет продолжаться, хочу спросить «большое» начальство всех рангов?!
Мы продаём за границу кругляк. Чтобы удовлетворить ненасытный аппетит отечественных и зарубежных фирм, лесные «специалисты» решили снизить возраст вологодских лесов, подлежащих вырубке. Да, я утверждаю, что растранжиривание природных богатств России продолжается. Потоки нефти, газа, миллионы тон ценных минералов и руд, миллионы срубленных хвойных деревьев текут и текут за пределы страны. Русский народ обманут, Россия оскорблена и унижена. Верхние эшелоны власти об этой вопиющей несправедливости прекрасно знают, многие народные депутаты догадываются, а широкие народные слои чувствуют этот грабёж на своей, извините, за грубость, шкуре.

Заканчивая выступление, я должен повторить требования, которые наиболее часто звучат в тысячах писем и телеграмм, полученных мною от избирателей и читателей:

Первое. Реабилитировать крестьян, репрессированных и раскулаченных в 20–30-х, 40–50-х годах.
Второе. Вернуть православные и другие храмы и монастыри прежним владельцам, это самое многочисленное требование.
Третье. Восстановить исторические названия городов, улиц, площадей. Это не просьба, требование.
Четвёртое. Создать свободные российские средства массовой информации

Я готов ответить за свои слова не только перед депутатами, но и перед любой депутатской комиссией».
Читаешь эти строки и цепенеешь перед мужеством большого Писателя и Гражданина матушки России. Есть, есть в нашем Отечестве пророки! Они и вселяют в нас надежду перемен к лучшему. Мы верим, что у нас ещё всё впереди, мы переживём любые трудности и невзгоды, пока Земля наша не оскудевает такими заступниками за Отечество, каким был и остаётся Писатель великой России, Василий Иванович Белов.
Прошло четверть века после выступления на съезде народных депутатов писателя В. Белова. Из четырёх безотлагательных законов, упомянутых в начале речи писателя, приняты и успешно работают два последних закона: о свободе печати, о свободе совести. Два первых упомянутых закона: о земле, о самостоятельности местных Советов (теперь Управ) до сих пор буксуют и переписываются заново, почти каждый год. Грустно, но факт.
Из последних сообщений узнаём:
В конце июня 2014 года Президент РФ Путин В.В. подписал закон «О внесении изменений в Земельный кодекс РФ и отдельные законодательные акты РФ» (№ 171-ФЗ «от 23.06.2014г»), который вступит в силу с 1 марта 2015 года. Как отмечают эксперты, внесённые поправки ведут к крупнейшей за последние 14 лет земельной реформе в стране. Новый закон регулирует вопросы возникновения, прекращения и осуществления прав на земельные участки, обеспечивает прозрачность действия и равный доступ к земельным ресурсам, сокращает избыточные административные процедуры, устанавливает ограниченное число случаев предоставления земельных участков без проведения торгов.
Подвижки есть и не плохие, что касается закона о самостоятельности местных Управ, то здесь пока полная неразбериха.
Закон о Местном Самоуправлении был принят Государственной Думой ФС РФ только 16.09.2003 года, изменён 06.10.2003 № 131-ФЗ, а действующая редакция от 29.06.2015 года:
1. Местное самоуправление составляет одну из основ конституционного строя Российской Федерации, признаётся, гарантируется и осуществляется на всей территории Российской Федерации.
2. Местное самоуправление в Российской Федерации – форма осуществления народом своей власти, обеспечивающая в пределах, установленных Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, а в случаях, установленных федеральными законами, – законами субъектов Российской Федерации, самостоятельное и под свою ответственность решение населением непосредственно и (или) через органы местного самоуправления вопросов местного значения, исходя из интересов населения с учётом исторических и иных местных традиций.
Время показало жизненность и необходимость перемен государственного устройства предложенных писателем Василием Беловым. Реформы жизнеобеспечения сельских территорий страны, проводимые сегодня, во многом перекликаются с предложенными писателем в зените его писательской славы, более четверти века назад. В своём литературном творчестве он увековечил тяжёлый, беспросветный от забот труд и полную трагизма жизнь крестьянина на протяжении всего двадцатого века. Это редкая творческая судьба писателя, её уникальность и неповторимость. Новое поколение школьников и студентов изучает современную историю крестьянства наравне со многими писателями и по произведениям Василия Ивановича Белова. Он при жизни стал классиком современной русской литературы, достойным преемником русской классической литературы конца девятнадцатого века, а это уже историческая заслуга перед Отечеством.

Игорь НАЗАРОВ / Игорь Сибиряк /
г. ОРША, Беларусь
Источник:http://www.litrossia.ru/archive/item/10374-daljokaya-i-blizkaya-rodina-na-konkurs-rasskazhu-o-svojom-narode

Очерк. Часть 2

С момента первой публикации очерка прошло два года. За это время его опубликовала муниципальная газета «Знамя труда» на моей малой Родине, посёлок городского типа Тугулым, Свердловской области. Земляки нашего бывшего рабочего посёлка Заводоуспенское, написали мне о своих горестях со времени банкротства и закрытия Успенской бумажной фабрики в 1993 году. «Новые русские» выкупили оборудование фабрики и пустили его с молока. Оставшиеся бесхозные корпуса фабрики были разобраны по кирпичам и растащены местными «деловыми людьми» на свои хозяйственные нужды, фабрики больше нет, мы остались без работы и средств существования. Вот такую новость я узнал из первых уст.
После банкротства фабрики и её разграбления до основания прошло 25 лет. Возникает вопрос – неужели за это время местная, областная и региональная Власти Урала не смогли определиться и, построить вместо канувшей в бездну фабрики, градообразующее мини - предприятие на 150 – 200 человек? В посёлке Заводоуспенское осталось около 200 человек трудоспособного населения, а на Успенской бумажной фабрике когда – то работало около тысячи человек. Ведь было ясно как божий день – местное население осталось без своей кормилицы, других производств в посёлке не осталось – кирпичный завод и столярный цех тоже работали на нужды фабрики и, они тоже прекратили своё существование. Зная тяжёлое положение в Заводоуспенке, сюда выехала разбираться в сути проблем редакция местной районной газеты «Знамя труда» 2-го августа 1995 года.
Привожу полный отчёт редакции:

ВЫЕЗДНАЯ РЕДАКЦИЯ ГАЗЕТЫ «ЗНАМЯ ТРУДА» в р. п. ЗАВОДОУСПЕНСКОЕ.

Продавали – веселились, посчитали – прослезились.

На столе у главы администрации поселка Заводоуспенское находится интересная папка с документацией, а названа она так: «История гибели рабочего поселка Заводоуспенское или последствия частной собственности».
Если вернуться к далекому и не очень прошлому, мы вспомним, что ныне уже почти прекратившая свое существование фабрика основана в 1883 году англичанином Ятесом. И хотя давно это было, надолго запомнилось и передавалось заводоуспенцами из поколения в поколение, что хозяйствовал англичанин неплохо.
В советское время выпускали на фабрике бумагу для оборонной промышленности, было более 70-ти заказчиков в разных концах Союза, нуждающихся в ней. Топили фабрику торфом, который добывали сами же, на торфянике в 6-ти километрах от поселка.
Так получилось, что в последнее десятилетие, когда фабрика еще работала в полную силу, для отопления пришлось использовать не торф, а каменный уголь. С этого решения, наверное, и начались проблемы, а удача отвернулась от заводоуспенцев. Изменились качественные характеристики воды, озеро засорилось, и выпускаемая на фабрике бумага перестала соответствовать нужным для заказчика параметрам.
На фабрике долго искали выход создавшегося положения: делали бумагу копировальную, для кассовых аппаратов, папиросную, для фармацевтической промышленности и даже упаковочную. Но уже спроса такого и стабильности естественно добиться было трудно. Фабрика постепенно сдавала свои позиции, ухудшалась ситуация с выплатой заработной платы, количество неразрешимых вопросов росло, как снежный ком.
Писали письма в Москву – президенту, правительству в Екатеринбург, была даже комиссия из областной организации «Свердлеспром». Менялись соответственно и высшие инстанции – кому принадлежала фабрика. Из Министерства РСФСР предали в область, а затем и в области дали понять, что не заинтересованы в том, чтобы сохранить производство: не видят перспектив развития, а в настоящее время от фабрики лишь убытки.
Так и возникло предложение, с которым обратились к рабочим фабрики: либо сделать акционерное общество, либо продать. Здесь и вспомнили заводоуспенцы, как хорошо жилось их бабушкам и дедушкам при англичанине. И сделали вывод: раз при хозяине хорошо – единогласно проголосовали на собрании: фабрику продать.
Кто знает, предвидя будущее фабрики, проголосовали ли бы заводоуспенцы за это решение. Да и второе предложение о создании акционерного общества, вероятнее всего привело бы к этому же печальному результату. Не секрет, что по России немало таких предприятий, прошедших акционирование, постигла участь распродажи с молотка.
Ясно одно – не повезло заводоуспенцам с хозяином. Это англичанин трудился, не забывая и свои интересы, на благо России. Здесь же была цель одна – побольше набить свой карман, даже кредиты брал в тюменском банке: якобы для развития производства, да так и не выплатив, растворился хозяйничек в необозримых просторах России.
А у фабрики появился новый владелец – Тюменский банк, тот который давал кредиты прежнему владельцу.
Долгое время нерешаемые проблемы с энергообеспечением поселка Заводоуспенское в этом году, наконец, приблизились к своему логическому завершению. Успенская бумажная фабрика, проданная 25 мая 1993 года господину Кохану за 120 миллионов рублей – (деньги получил областной фонд имущества), сегодня через сложнейшую цепочку взаимозачетов покупает у тюменского банка МО «Тугулымский район» за 2464 тысячи рублей. Оценку имущества проводила независимая экспертная комиссия.
Это значит, что все, что осталось от фабрики: электросети, насосная станция, главная подстанция, коммуникации – поступает в ведомство МО «Тугулымский район».
Планируется собрать актив поселка и вместе с административными работниками из района, области решать, какое же будущее ожидает фабрику. У главы поселка Ю.А. Васильева много задумок, причем все они реальны в исполнении и если требуют вложения средств, то очень небольших.
Немного о планах Юрия Андреевича в развитии производства поселка Заводоуспенское. Есть запасы глины, годной для изготовления кирпича, вот и возродить старое производство, ведь кирпич здесь уже делали и большинство домов и цехов фабрики построены из местного кирпича.
В 18-ти километрах расположен рыбопитомник (тюменский), можно перенять у них опыт и, в первую очередь, почистив водоем, заняться разведением рыбы. В дальнейшем можно открыть рыбокоптильный цех.
Есть возможность на фабричных площадях разводить птицу.
Пустуют вокруг поля четвертого отделения ТОО «Луговское». Есть перспектива взяться за выращивание на них картофеля, капусты и других овощей. А затем организовать переработку и консервирование овощей и лесных даров: грибов и ягод уже на месте в Заводоуспенском. На тех же пустующих полях посеять клевер, развести пасеку.
Много еще у главы предложений и дельных мыслей, но все упирается в одно – где взять стартовый капитал. И решить его один он не сможет.
На каком из вариантов остановятся сами жители и будут ли среди них желающие вложить душу и вдохнуть в угасшую фабрику жизнь, пока не ясно. Или же будем выписывать следующего хозяина из-за границы?
Прошли мы и по территории фабрики. Здание заводоуправления, где столько людей оформлялось на работу на фабрику поколение за поколением: огромная котельная, на которой до сих пор сохранились части прекрасных немецких 20-тонных котлов, полученных и привезенных сюда после Великой Отечественной по контрибуции. Химлаборатория, здание механической кварцевой очистки воды, позеленевшая старая труба котельной и стянутая стальными обручами труба, построенная в 50-ые годы, - все это строилось для людей, чтобы поселок жил, работал.
Но вместо этого разобрали в бесхозный период все, что можно. Брали сами, хорошо поработали здесь и чужаки. Целая бригада тем летом жила вольготно на берегу водоема. Вырубали кабель и выплавляли из него цветной металл. Но на все заявления Ю.А. Васильева в правоохранительных органах отвечали, что раз хозяин не обращается, значит и нет проблем.
Обошли всю фабричную площадь и с тягостным ощущением вернулись к администрации. И с горечью подумала, насколько нам, приезжим, тяжело видеть все это, а каково самим заводоуспенцам из года в год совсем рядом созерцать, как рушилась фабрика, а с нею все мечты и планы.
Что ж, восстановить старые традиции и возможности на бумажной фабрике, вероятно, уже невозможно, но может быть появится что-то новое – откроется новое производство или завод, нужный каждому заводоуспенцу. И вот с таких поселков, как этот и начнется оно – возрождение России, которого ждем мы все как манны небесной, но почему-то думаем, что произойдет это восстановление не у нас в районе и не у нас в области, а где-то там, наверху, сразу и без наших усилий.

Источник: http://zavodouspenskoe.com/index.php
«Знамя труда» – Тугулым от 04.08.1995г Главный редактор газеты Галина Анкушева.

Не хватило сил и средств у местной Власти выйти из тяжелейшего положения. Область бездействовала – не хотела брать на себя ещё один проблемный рабочий посёлок. С приходом дикого капитализма в Россию жизнь народа стала определяться ценностью капитала владельца – если ему выгодно он подымит и разовьёт производства, в противном случае он от него избавится, а до рабочего люда ему дела нет. Что и произошло с нашей писчебумажной фабрикой.
Но ведь наступили иные времена двадцать первого века, Россия начала подыматься с колен, вышли майские Указы Президента РФ от 2012 года, которые подлежат обязательному и неукаснительному исполнению. На Урале разработана и действует перспективная программа развития областей этого региона – «Уральская деревня 2013 – 2030». Но наш Тугулымский район не вошёл в эту программу - не хватило средств софинансирования в долевом участии многолетнего развития. Следовательно и наш рабочий посёлок Заводоуспенское оказался за бортом возможного варианта выживания, его очередной раз бросили на произвол судьбы. В настоящее время выясняется, что ранее существующая промышленность Тугулымского района фактически полностью развалена, подвижек к исправлению положения нет. А между тем народу надо как – то жить, а не выживать, имея скудные условия жизнеобеспечения. Осознавая всё происходящее с моей малой Родиной, решился на отчаянный шаг – написать Обращение к нашему Президенту Российской Федерации. Вот текст этого письма:

Открытое письмо
Президенту РФ Путину В.В.

Тема: Занятость и жизнеобеспечение жителей посёлка Заводоуспенское, Тугулымскокго городского округа, Свердловской области.

Уважаемый, Владимир Владимирович!

На протяжении 6-ти лет я пытаюсь помочь выжить поселку Заводоуспенское, Тугулымского округа, Свердловской области. После банкротства Успенской бумажной фабрики в 1993 году, полного её разграбления до основания, выбрасывания рабочих на улицу без средств существования, прошло 25 лет. Там до сих пор не построено никакого градообразующего предприятия. С 4-х тысяч человек, проживающих ранее, в бытность работы бумажной фабрики, осталось 1260 человек. За этот период, на Урале разработана и внедрена программа на длительную перспективу развития до 2030 года «Уральская деревня». Но поселок Заводоуспенское, который варварски пострадал в 90-е годы, почему-то оказался не включенный в эту Программу. Он просто оказался выброшенный второй раз за борт нормального жизнеобеспечения и существования местного населения. Спрашивается, что это за безразличное отношение к судьбе посёлка, его жителей. Кто ответственен за это бездействие и ничего неделание по существу своих прямых обязанностей местной и региональной властей? Правительство Свердловской области уверяло меня неоднократно, что разберутся и примут должные меры для исправления положения в поселке для обеспечения достойной жизни местного населения, по созданию рабочих мест, прекратить отток оставшейся рабочей силы. Но до сих пор ничего не делается, а мне приходят только отписки от высоких инстанций и ничего более. До каких пор это будет продолжаться? Прошу Вас, Владимир Владимирович, помочь в положительном разрешении накопившихся проблем в посёлке Заводоуспенское.
С уважением, пенсионер, ветеран труда, Назаров Игорь Степанович.
30. 05. 2018г.

Приложение: 3 фото, виды на Успенскую бумажную фабрику.

Вид на Успенскую бумажную фабрику в 1967 году.


Вид на главный корпус тепловой электростанции (ТЭС) Успенской бумажной фабрики. Зима 1968 год.

Описание: F:Фабрика в 1995г.jpgВид Успенской бумажной фабрики в период банкротства и массового разорения до основания в 1995 году.

Источник:
https://napisat-pismo-putinu.ru/avtotransport/zan... https://zavtra.ru/blogs/gde_zhe_ti_pravda; https://proza.ru/2018/05/29/725; tmlext-2499479.livejournal.com/944.h

Комментарии с сайта Ok.ru: https://okl.lt/glXEZ – Google.by

Ольга: Согласна с письмом И.С. Назарова, поселок живет, но градообразующего предприятия в нем нет. С появлением такого предприятия, появились бы места для работы местного населения.
Ответил: гость Игорь. Оля, спасибо за поддержку моего Обращения. Жаль, что наши Земляки не активны в подобных Обращениях к Власти всех уровней. Это давно бы приобрело должную огласку и, возможно начались бы подвижки к улучшению положения в нашей Заводоуспенке.
Вера: Игорь Степанович, мы просто уже не верим в лучшее будущего нашего поселка.
С 90-х годов ничего хорошего в нашей жизни не происходит, по программе переселения предоставляют жилье в райцентре, дома, опустевшие после переселения, пустуют и разрушаются.
Идет полная разруха и, видимо, районное руководство это устраивает. Создается впечатление, что нас, жителей поселка, списали уже давно, а мы все еще пытаемся как-то выжить. От нас вывозят лес, уже не один десяток лет, лесовозы ежедневно идут и идут.
Что поселок имеет от этого? Ничего! Даже улицы не могут привести в надлежащее состояние. А какую воду мы пьем?
Неочищенная вода из пруда идет в водопровод, грязная и с неприятным запахом, так как берега нашего единственного водоема загажены до такой степени, что и пройти кое-где невозможно. Срочно нужны очистные сооружения, но их строительство только обещали из года в год, а сейчас вообще замолчали. В общем, всех наших проблем не перечесть. Народ уже разуверился, что будут изменения к лучшему.
Игорь Назаров ответил Ольге:
Спасибо Ольга и, всем Землякам за отклик на моё Обращение к Президенту РФ. О всех этих проблемах, я писал в Правительство области и отраслевые Министерства не один раз и много лет подряд. Ответил только "Департамент лесного хозяйства" Свердловской области, в котором сообщил, что проверкой установлена незаконная рубка леса возле деревни Калачики, а всё остальное лесопользование идёт на законных основаниях. Я пишу им ещё раз и говорю - как же так, лес везут круглый год, на протяжении вот уже десяти лет, мимо окон Заводоуспенцев, а они не могут выписать себе деловой древесины на ремонт жилья, хозяйственных построек и бань, даже выписка дров идёт с перебоями. На это мне ответил уже Тугулым, его Администрация, дескать, лимит на всё это не безграничен, не могут выписать, значит на этот год, лимит уже исчерпан. Вот тебе бабушка и Юрьев день - жить в лесу и не иметь дров? Это как понимать, в зиму населению входить без запаса дров? Это что за ответ Власти своему Народу?
А между тем Президент РФ утверждает:
В России свободные СМИ и интернет, власти никого не ограничивают, так Президент РФ дал понять в интервью австрийскому телеканалу ORF. http://www.kremlin.ru/events/president/news/57675
Дата публикации: 4 июня 2018 года.
По словам Путина, России нужны люди с позитивной повесткой дня.
Игорь Назаров ответил:
Я мыслю позитивно на протяжении шести лет, как только пошёл на пенсию и разобрался со всем хаосом, который творится на моей Малой Родине. Только меня никто не слышит или не хочет слышать. Спрашивается - зачем тогда нам дан такой ПОЗИТИВИЗМ?!

Сергей Бабушкин продолжает:
В мае этого года на горе наше руководство заварило вход в водонапорную башню, решило, что сетью водопровода мало кто пользуется. А сами не дали ни метра труб для ремонта водопровода. Люди сами из года в год его восстанавливают, да еще и говорят, что невыгодно нам иметь водопровод, дескать водяной насос потребляет много электроэнергии.
Ответила: Светлана Баранова (Захарова).
Дорогу после весенней распутицы тоже сами восстановили - привезли больше 20 тракторных тележек, завалили и разровняли, работали три трактора.
Живем рядом с сосновым лесом, нужно убирать сосны, обратились, никаких сдвигов, хотя весь лес в АРЕНДЕ, они и должны убрать, кто должен за этим проследить?
Дрова везут из Тугулыма, т.к. там только могут дать справку, что взяли дрова, а не от солнышка зимой грелись, так нет, за 2017 год с меня урвали 1350 руб. а за 2015 г. 15 тыс, т.к. не предоставили документов , что топили печи дровами и, это во всей Свердловской обл. так, а в других областях не требуют документов, что приобрел дрова.
Ответила: Вера Бояринцева (Поливцева) ответила Сергею Бабушкину.
Сергей, не только водопровод не выгоден, мы с вами—жители поселка, выходит, не выгодны районному руководству.
Ответил: Николай Малышев.
Да много проблем в посёлке, прокурор нам не помогает: укладывали асфальт, должны были обочины посыпать щебёнкой и прикатать, этого не сделали, делали дорогу на кладбище и сделали плохо: сверху щебёнки должны были посыпать мелким гравием, пришла машина с гравием, бросили две лопаты на повороте и, машина уехала. Куда ушёл гравий не известно. Лесовозы все дороги разбили, лес везут от нас, а нам леса не дают: мне положено 120 куб.м. не дают - писал в Департамент, получил отписку и всё. Колодец на Лесной улице надо ремонтировать, привезли кольца, а на следующий день увезли и, неизвестно кто во всём этом наведёт порядок.
Ответил: Сергей Бабушкин.
Колодец на улице Дачная сделали, не понятно для кого, вода как в луже, невозможно ею пользоваться, не только пить. На улице Новой колодец - где берут воду жители половины поселка, тоже надо чистить, так как когда ее кипятишь, то чайник становится ржавым, отстаиваем, но все равно вода ржавая.

После публикации этого письма никто из руководства Тугулымского округа и Правительства области мне так и не ответили по существу моего обращения к Президенту РФ. На этом мои старания за Правду и Справедливость закончились. Боюсь уйти в мир иной, так и не узнаю о дальнейшей судьбе моей малой Родины.

26.09.20 Игорь Назаров / Игорь Сибиряк /.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Антиутопия
Ключевые слова: Начало жизни, созидание, приход капитализма, развал СССР, борьба за выживание,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 16.11.2020 в 08:28
© Copyright: Игорь Сибиряк
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1