Часы-раритет


Часы-раритет
По мотивам реальной истории

— Остап Васильевич, через три дня у заведующего орготделом Жрецова день рождения, — войдя в кабинет мэра, сообщила его помощница Анна Никитина. — Следует поздравить, пожелать крепкого здоровья, семейного счастья и трудовых успехов, вручить подарок.
— Сколько ему по темени стукнет? — оторвал Кудлат взгляд, поднял круглую, словно арбуз, голову от множества папок, бумаг на столе, свидетельствующих о кипучей работе на благо горожан.
— Пятьдесят три.
— Обычная, рядовая дата, не юбилей, — равнодушно заметил градоначальник и констатировал. — В бюджете средства на почести чиновников не предусмотрены. При первой же проверке ревизоры из КРУ* укажут мне на нецелевое использование денег, грубое нарушение финансовой дисциплины, что чревато взысканием со стороны вышестоящего начальства. А блюстители закона обвинять в злоупотреблении служебным положением. Депутаты из оппозиции, их хлебом не корми, а дай побазарить, устроят скандал, обвинят меня во всех смертных грехах. Не резон рисковать репутацией ради прихоти подчиненного сотрудника. Тем более, что за экономию средств, фонда зарплаты, положена премия.
— Понимаю ваше сложное положение, однако надо уважить коллегу, — промолвила женщина. — В одном коллективе трудимся, каждый день общаемся. Некрасиво получится, если Вадим Тихонович обидится. Тем более, что он намерен устроить небольшой банкет.
—Небольшой, говоришь? — цепко ухватился Кудлат за слово. — Значит, и почести, не говоря уже о подарке, должны быть максимально скромными, чтобы в прокуратуре их не квалифицировали, как взятку должностному лицу и не возбудили уголовное дело. Тогда нам с вами, Анюта, не поздоровится. Следователи, ради получения звезд и наград, отведут нам роль соучастников. С мужиками в погонах ухо надо держать востро.
— Правильно, красиво излагаешь, — похвалил мэр. — Есть оптимальный выход из ситуации. Как говорится, пустим шапку по кругу, с миру по нитке голому рубашка. Сотрудники не обеднеют, если отстегнуть, кто сколько может. Лишний бокал вина или стопку коньяка и водки не выпьют, здоровее будут.
Никитина проявила сноровку и оперативность. В тот же день вместе с сотрудницами обошли кабинеты и собрали приличную сумму, потому, как у Вадима Тихоновича, дорожившего честью и совестью, в аппарате исполкома не было тайных и явных недоброжелателей. Денег хватило на большой букет алых роз, киевский торт и наручные часы «Orieht».
— Чем порадуете Жрецова? — после утренней планерке, оставшись в кабинете наедине с Анной, поинтересовался Остап Васильевич.
— Наручными часами импортного производства.
— Золотыми? — блеснул он зрачками.
— Нет, обычными, на позолоченные не хватило денег, — ответила помощница и достала из сумки коробку малинового цвета. Подала ее Остапу Васильевичу.
Он извлек из коробки серебристого цвета часы с браслетом. Внимательно осмотрел циферблат с бегущей секундной стрелкой.
— Самозаводящиеся во время ношения на запястье руки и с календарем на циферблате, — пояснила Никитина. — Отпадет необходимость периодически, как обычные механические часы, заводить. Конечно, это не «Rolex» и не «Ceiko» по цене в тысячи и десятки тысяч долларов, которые по карману лишь олигархам, крупным бизнесменам, банкирам, но для чиновника такого ранга, как Жрецов, вполне приличные Современный дизайн, эстетика. Полагаю, что подарок ему понравится, придется по вкусу. В придачу вручим букет роз из Голландии и киевский торт, чтобы жизнь не казалась горькой. На юбилей подарим что-нибудь дороже.
— Спасибо за хлопоты, — оценил Кудлат и расщедрился. — Я тоже не останусь в долгу, вручу имениннику приветственный адрес, почетную грамоту за многолетний добросовестный труд и фирменный блокнот для записей. Невелика шишка, чтобы перед вышестоящим начальством метать бисер и ходатайствовать о награждении мелкого чиновника орденом, медалью или о присвоении почетного звания «Заслуженный работник госслужбы». Другое дело, если бы он отмечал круглую дату, юбилей, а для рядового дня рождения, чтобы не возгордился, вполне достаточно.
— На тыльной стороне часов предлагаю выгравировать текст: «Уважаемому Жрецову В.Т. от коллег по госслужбе» и дату, — сообщила Никитина.
— Не торопись, Анюта, — жестом руки прервал ее работодатель. Вместо того, чтобы положить часы в коробку, он снял с запястья свои, надел новые и властно заявил:
— У вас отличный вкус, знаете толк в вещах. Эти часы мне очень понравились.
— Рада, что они вам понравились, но ведь день рождения у Вадима Тихоновича? К вашему дню ангела обязательно вручим эксклюзивный подарок в соответствии с табели о рангах, намного дороже, чем этот.
— Вот, что, Анюта, до моего дня рождения больше пяти месяцев. За это время много воды утечет, а я не привык ждать погоды у моря. Сделаем так, эти часы я оставляю себе, а Жрецову подарим мои, надежные, проверенные временем. Считай, что раритетные, советского производства. Теперь их днем с огнем не сыщешь.
— Остап Васильевич, вы серьезно или шутите?
— Я — не клоун, не шоумен, чтобы потешать публику, — строго изрек Кудлат. — Мое слово — кремень. Назад пятками ходу нет, только вперед к намеченной цели. Кстати, между делом внуши нашему коллеге, что среди чиновников разного уровня, начиная с министров, губернаторов, депутатов, сенаторов и глав сельских поселений очень модно коллекционировать наручные часы.
— Знаю, что модно, но не таких примитивных часов массового изготовления, — усмехнулась помощница.
— Это в советский период они считались массовыми, а нынче — большая редкость, уникум, — возразил чиновник.
— Состоятельные мужчины повально помешаны на коллекционировании часов мировых марок, зачастую изготовленных по заказам и представляющих большую художественную ценность. С годами они, подобно вину, становятся все дороже. Это мировые бренды. Часы «Ракета», «Маяк», «Полет», «Восток» и другие и близко не лежали.
— Жаль, но ты, Анюта, об этом имениннику, чтобы он не огорчился, не говори, — велел мэр. — Лучше просвети меня, чем, кроме бурных служебных и курортных романов, увлечены современные женщины, так сказать светские львицы?
Лицо Никитиной вспыхнуло румянцем, зрачки заблестели, сдерживая эмоции, она ответила:
— Охотно коллекционируют ювелирные украшения из платины, золота и серебра и драгоценных самоцветов. Кроме того, одежду, обувь, аксессуары от знаменитых домов моды Коко Шанель, Пьера Кардена, Диор и других, а также парфюм, косметику. Бриллианты лучшие подруги женщины. Этот лозунг на все времена.
— Да, женщина сама по себе очень дорогое украшение, — изрек Кудлат.
— Райское наслаждение того стоит, — поставила точку Анна. У него не нашлось слов для опровержения этой аксиома, а она с невозмутимым видом продолжила:
— Как быть, если Вадим Тихонович поймет, что часы ношенные? Это все равно, что обноски, одежда и обувь из секонд-хенд. Он человек принципиальный с чувством собственного достоинства, молчать не станет. Вдруг вспыхнет скандал?
— Что мне до его достоинства, не таких завистников и злопыхателей усмирял, — не без гордости заявил Остап Васильевич. — Еще никто не отменил и в перспективе не отменит мудрое изречение: я — начальник, ты — дурак, ты —начальник, я — дурак. Следует строго соблюдать субординацию. Будь моя воля, то для госслужащих ввел бы армейский устав и присвоил воинские звания, чтобы подчинялись приказам. Тогда исполнительская дисциплина будет на высоте и жалобы граждан. на работу чиновников сойдут на нет.
— Но ведь тогда отпадет необходимость в наших услугах, попадем под сокращение, — спрогнозировала перспективу Никитина.
— Не драматизируй, на наш век работы хватит. Без руководящей роль бюрократов ни одно государство не обойдется, — обнадежил Кудлат и деловито взял со стола золотистого цвета часы «Ракета» с потертым кожаным ремешком. Усердно потер корпус носовым платком и заявил:
— Вишь, часики блестят, как новенькие. Даже ярче, чем импортное изделие. Именинник, если он не валенок, то должен оценить тот факт, что дарю ему личные часы. Это особый знак уважения и доверия. Если же упрется рогом, то для него хуже.
Остап Васильевич освободил часы «Ракета» от кожаного ремешка, положил в коробку и велел:
— Подбери к ним такого цвета браслет и закажи гравировку текста, который давеча предложила. Попроси, что отшлифовали корпус часов. Надеюсь, денег тебе на это хватит, а нет, то заплати свои гроши. Потом выпишу премию, с лихвой компенсирую затраты.
Он возвратил ей коробку со старыми часами:
— Дареному коню в зубы не смотрят. Во время банкета, когда все будут под крепким градусом петь и плясать, вручишь их Жрецову.
— Остап Васильевич, это же ваша функция? — округлила она черные, словно агат, глаза. — Сотрудники превратно истолкуют. И так подозревают нас в близких отношениях, хотя вроде бы повода не даем.
— Ладно, возьму на себя эту миссию. Но браслет и гравировка текста за тобою. В тот же день Никитина выполнила поручение и отдала коробку с часами начальнику..
Кудлат пошел на хитрость. Перед началом банкета в ресторане, когда сотрудники заняли места за богато сервированными столами с напитками и деликатесами, он вручил Жрецову, смущенному всеобщим вниманием приветственный адрес и почетную грамоту, а Никитина — киевский торт и роскошный букет алых роз. В знак благодарности поцеловал ей руку. Увидел тонкие холеные пальцы пальцами в перламутровом маникюре, унизанные золотыми перстнями с драгоценными камнями.
В разгар застолья, выждав момент, когда все изрядно захмелели, Остап Васильевич громко заявил:
—Прошу тишины и внимания. От нашего дружного коллектива с большим удовольствием вручаю дорогому Вадиму Тихоновичу эксклюзивный подарок. Желаю крепкого здоровья, кавказского долголетия и трудовых достижений!
Заворготделом, поднимаясь из-за стола, задел рукой бокал с красным вином. Он упал на пол и разбился на осколки, окропив палас зеленого цвета..
— На счастье, на счастье! — прозвучали одобрительно-веселые голоса. Неуверенной походкой приблизился к Кудлату и тот вручил коробочку, перевязанную алой ленточкой, крепко пожал руку. Под дружные аплодисменты возвратился за свой столик. Раскрыл коробку и опешил. На него взирал циферблат часов, которые он привык видеть на запястье мэра. Несколько секунд смотрел, туго соображая. Потом сорвался с места и, стараясь не споткнуться, направился к Остапу Васильевичу. По мере его приближения лицо мэра обретало мрачного выражение. Наклонившись, именинник прошипел в растопыренное ухо начальника:
— Заберите ваш эксклюзив, я — не владелец ломбарда подержанных вещей.
— Дареному коню в зубы не смотрят. Не советую перебирать харчами, — оскалился Кудлат, щелкнув золотыми коронками. На следующий день начальник отдела кадров ознакомила Жрецова с приказом о его увольнении в связи с сокращением штатов в рамках административной реформы.
Мэр оказался непреклонным, а профком госслужащих бессильным перед его железной волей. Действительно, дареному коню опасно в зубы смотреть.

*КРУ — контрольно-ревизионное управление.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 11.11.2020 в 12:29
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1