Когда пробьют часы


Говорят, время лечит.
Неправда, верить не надо!
Оно виноватых
Только сильнее калечит.
Моя скорость уступает течению,
Таков виноватого рок,
И увеличивающийся срок
Уносит все дальше от излечения.
Уже давно видна улыбка света,
А мне все больнее, больнее, хоть плачь!
Не поможет ни один врач,
Такой болезни не знала планета.
Врач захочет помочь - не сможет,
Ведь время только вперед идет,
Назад не повернуть его ход.
Мне только избавление от совести поможет,
А для этого нужно быть бессовестной девчонкой,
Которая не выбирала выражений,
Не признавала поражений...
В общем, снова стать ребенком!
От моего детства пользы никакой,
К тому же,
В нем еще хуже -
Все та же тоска, только характер дурной.
Нет, я была больна всегда!
Но только когда завершу свой труд,
Часы тот срок пробьют,
Который усилит во много раз
Это непрекращающееся чувство стыда.
Все тогда свой груз сбросят с плеч,
Легче им (хотя бы немного!) станет,
Но не мне, эта боль мучить не перестанет!
Меня все совесть будет стеречь.
Как банально - слышу голоса!
Никогда не успокоюсь,
Сильным голосом звучит моя совесть.
Долетает, хоть место ее - небеса.
Связи такой немного боюсь,
Но, даже будучи моей совестью,
Этот голос не остановится.
Я слышу, но до небес не докричусь...
Когда чьей-нибудь совестью стану,
Долетит ли голос мой до земли?
Он не такой сильный, его оценить не смогли,
Но так же сильна, как голос совести, моя рана.
Может, вспоминать и не надо?
Сегодня опять писала о том,
Редактируя обхаянное больным умом,
И по другим причинам жизни не рада...
Обещала провести ночь без сна.
Нужно все за и против взвесить,
И, когда злые часы пробьют десять,
Может быть, наступит она.
И Незнайка вступал с совестью в диалог...
Нет, ощущение бесконечной грусти
Никогда меня не отпустит,
Хоть и высок проверки безумья итог.
Я считала, что ночь бессонную проведу,
Когда последний получу результат,
Но бес бесчувственный не будет рад,
Проник он в семью на мою беду!
Ничего! Десять. Обещанье дано.
После ночи веду себя как всегда!
О совесть, пусть беда не придет тогда!
Или тебе, как и мне раньше, все равно?
Нет, сильный твой голос упрямо звучит во мне.
Это безумие, я согласна!
Зато теперь знаю: играть с огнем опасно.
Нормально, когда вначале как бы во сне
Пишешь что-то дрожащей рукой,
Потом рассказываешь невпопад,
Потому что в душе разлад,
Потому что заботит собственный покой.
Это знакомо всем,
Когда что-то доходит
И с ума (совсем ненадолго!) сводит,
Делает лучше (чуть-чуть совсем).
Но если невыносимые страдания
И то, чем мы живем,
Все сильней с каждым днем,
То это уже, к сожалению, мания.
Да нет! Это лишь новый ее этап!
Разве нормально, когда пенье сирен
Уносит в почти что кабацкий плен?
Никто там не чувствовал, что он голоса раб!
Не каждый день ходить нужно было,
Но не смириться никак
С тем, что закрыли кабак,
Придумываешь: совесть закрыла.
Все, обхожусь теперь без вина,
От которого слышатся сирены - глюки!
Заглушало вино душевные муки,
Но теперь все сильнее гложет вина.
Разве нормально ожиданием жить,
Думать все об одном,
О том, как упьешься вином?
Нет - нужно алкогольную жизнь завершить!
Не была замечена мной
Почему-то предыдущая мания.
Может, продолжается отрицание,
Поэтому мучаюсь так с другой?
Сердце давно знает, что к чему...
Ты, разум, не отрицай любовь к запретам,
Такую, как у Ромео и Джульетты!
Сравнение неудачное, и вот почему:
У меня не то чувство, что всем знакомо,
Хоть родители и замешаны тут.
Слово сказать теперь дают,
Но стараюсь молчать об этом дома,
Пошло ты, сердце, против родительской воли!
В чем дело, разум? Все почти неизменно,
Почти так, как когда пели сирены...
Что тебе, пусто, что ли?
Если так, не сдерживай сердечные порывы,
Потому что нет слова "пустота",
Совестью переполнены все места,
По которым хожу, вздыхая тоскливо.
Поняла тайные твои мечты!
С первого дня от совести маешься,
Попытками заставить молчать занимаешься!
Устал ты, мой разум, от полноты!
Считаешь, забрал у других, значит - вор,
К тому же, дьявол так забирает души,
А так хочется, чтоб совести было лучше!
Но как забудет она мой позор?
Ведь даже подчинение строгое -
Не искупление,
А единственно возможное поведение...
Прошла сложнейшую дорогу я,
Усилий приложила немало,
И достойный результат
Позволил забрать с собой клад...
Клад или невозможность провала?
Обязанность или право нести
В жизнь другую дано судьбою?
Скорее, и то, и другое
Проверила на тяжелом пути.
Право, потому что это мой путь,
Его выбрала я сама
В тот день, когда совсем сошла с ума,
Но знала: с пути не свернуть.
Обязанность, потому что подобный выбор
Означает: иди до конца,
Не урони своего лица.
Свернуть некуда - мешает глыба!
Глыба совести... Так, помню, говорил свет.
Теперь на себе ощущаю острее,
Быстрей, чем назначено мне, старею.
Тяжелый путь заглушит? Да нет!
Жить еще можно, если быть послушной,
Только, конечно, всегда печальной.
Но оторвусь от жизни реальной,
Если буду к искуплению равнодушна.
Стану к совести... ближе, что ли?
Гостеприимные небеса
Скажут: "Осталось четыре часа!"
Но врач вылечит от сильнейшей боли,
В реанимации помочь могут,
Сказать, что к совести еще рано,
И пусть душа болит постоянно,
Главное - понять: жизнь - подарок Бога.
Теперь я знаю: она есть и там.
Иначе как объяснить,
Что чужой режим установить
Решила я, то есть мало спать по ночам,
А также все время делать что-то,
Словно продолжая чему-то служить?
Вот что значит по совести жить,
Не зная того, попадать в некоторые ноты!
Эти ноты, конечно, - влияние,
Но книга в руки попала позже.
Раньше откуда-то знала, похоже,
Только разум не доставал мое знание.
Сходство армейских и школьных приключений,
Сходство провалов в памяти поразительно,
Но анализировать так мучительно
Большое количество странных совпадений!
Даже приятная совпала новость...
Кажется, это жизнь не моя,
Но знаю: совесть теперь - это я,
А я - это моя вечная совесть,
Продолжающаяся во мне.
Только (заранее прошу прощения!)
Политические другие убеждения,
За другое стояла бы на войне.
Пускай не проходила войну,
Но после проверки, наверно,
Ощущенья понятны примерно.
Не стояла я за страну,
А стояла за то, что душа
Повторяет как попугай!
Нельзя и попросить "не повторяй" -
Эта установка хороша,
Это правило жизни и боя,
Мне знакомо оно с пеленок,
Но что там может понять ребенок?
Теперь ничего мне не сделать с собою,
Навязчивые мысли - признак безумия.
Говорили, что стала идеальной...
Неправда! Стала я ненормальной!
Притворяюсь с помощью остроумия,
И никто не знает, что на самом деле
Происходит в душе измученной,
Опытом многому наученной.
В последнее время она на пределе,
И мне хорошо известно, почему.
Но я все с детства соблюдать стала,
Почему же потом перестала?
Недоступно это уму...
Обретение совести потрясло.
Чтобы вернуть соблюдение,
Нужно душевное потрясение
В навсегда запоминающееся число.
Потрясение и прервало полет,
Мой верный порыв,
Бедный разум смутив.
Продолжалась болезнь не один год,
Не были ликвидированы следы,
Когда было все позади
И уже не заставляли свернуть с пути
Чувства от ненастоящей беды.
Как известно, клин клином,
А минус на минус - плюс в итоге.
Я снова на своей дороге,
На пути к совести - длинном и не длинном.
Потрясение - ухудшение,
Потрясение - излечение,
Но почему излечение
Стало вдруг потрясением?
Были верные мысли тогда:
Хоть и не бывает чудес,
Только слово "совесть" на букву "эс",
Остальное все - ерунда!
Известны Вселенной законы,
А я зачем-то борюсь с ними,
Придумываю совести имя,
Веду диалог запрещенный...
Совесть стала моей частью
До того, как я узнала об этом.
Захотелось разгадать ее секреты,
Потому-то и потрясло несчастье,
Потому-то все мучаюсь я...
Если прямо говорить, без прикрас,
Перекресток меня потряс.
Любите мою совесть, друзья!
Вы ее имя прекрасно знаете,
Рисковала жизнью она,
Когда ненужная шла война,
Обладала поразительной памятью,
Забыла однажды - не более того.
Совесть была больна совсем,
Но отвечала на вопрос "зачем?",
Мучила сильным голосом, даже без него.
Хорошо людям было - помучила и оставила,
Встреча - праздник, который редко!
Но, когда попадаешь в ее клетку,
Жизнь - не жизнь, а постоянные правила!
У меня праздник сплошной,
У кого-то не будет его никогда.
На закон любви похоже, да?
Ведь лучше быть девушкой, чем женой,
Надоедает постоянное присутствие.
Не было краткого срока? Жалею не очень!
Как выдержать подобное той ночи,
Когда без конца звучали последние напутствия?
Время не лечит, но судит.
Уже после слышала добрый смех,
Но лишь в конце круга успех
Просит верить: смеяться никто не будет.
От восхвалений уже устали?
Я не агитирую,
Я аргументирую,
Хочу, чтоб люди больше не плутали!
Знаете же о цифрах магических,
Которых казалось мало,
Когда слагаемых всех не знала!
Это результат усилий титанических,
Эти цифры - он!
Совесть... значит, она.
Нет, правде буду верна:
Совесть - мужчина, что во многом силен!
Да, цифры не только в этом мужчине,
Заставляло много всего,
Но что было б без помощи его?
Всеми признана помощь его отныне!
Забрали перед началом...
Первая боль сразу с ядом,
И в этом я сама виновата.
Думала истину, зачем-то смолчала!
Что скажешь теперь, когда все вокруг
На сто восемьдесят градусов повернулось?
К математике зачем-то вернулась,
Захотелось ею заняться вдруг.
Роковое нужно умножить
На количество изначальное...
Нет, количество это реальное -
Расслабление считается тоже,
Было оно проверкой шестой.
Но, может, есть на радость жизни запрет,
Поэтому танцевать возможности нет?
Не буду все равно издеваться над собой!
Не танцы ли - проверка основная
На тех же принципов соблюдение?
Нужно все-таки наслаждение,
Пока я не совесть, а девчонка молодая!
Поэтому проверок было шесть.
Конечно,
Пройдены все они успешно,
Огромный опыт у меня есть.
Все начиналось с обычного выражения,
В котором просто сменился знак,
И работа проходит немного не так,
До недавнего времени вообще в напряжении!
День в памяти. Проиграна карточная игра.
Просыпаюсь. На часах восемь-тридцать.
И надо ж такому случиться -
О совести подумала с утра!
Это значит встать с мыслями не теми...
"В две тысячи пятьдесят втором году
Отойду", - повторяю в бреду.
Ложную подсказку дает время!
Поверить подсказке, увы, не могу,
Кажется даже,
Что не судьба, а я совершила кражу.
Не пожелаю такого и врагу!
Золото, уходи из моего дома!
Нет в тебе никакой красы!
Показали это дни, часы,
Минуты и секунды, заставив взглянуть по-другому.
Раз в день происходит исполнение...
А вдруг ты забудешь
О какой-то минуте,
Которая и наведет подозрение?
Подозреваешься, не знаешь сам,
Ты это или не ты
Привил другим ощущение пустоты.
Не найти информации по часам,
Но хранится она в памяти моей.
Это не забыто,
Несмотря на то, что все другим забито.
День смены знака помню до мелочей,
Их описывать - поэмы не хватит,
Позволю себе без них обойтись.
Лишь скажу: знала, что будем по кругу нестись,
Что время за все жестоко отплатит,
Совесть уже тогда повторяла это,
Когда я в предшествующем волнении
Еще не знала о ее обретении.
Но совесть или нет? Ищу ответа!
Может, наркотик? Попробуешь – привыкание!
Думала, вставит раз – перестанет…
Нет, снова и снова тянет,
Поэтому разум и склонен к отрицанию!
Но душу почему-то наркотик лечит,
Доводя до состояния нейтрального
Из радостного или печального.
Неважно – утро или вечер,
Хотя вечером почему-то хуже,
Даже если знаешь, что пустяки,
Не скрыться никуда от тоски.
От пустой тоски наркотик нужен!
На самом деле умом и жизнью не рискую,
Тогда чего же стыжусь,
Когда все наркотики – восемнадцать плюс?
Почему усиливает боль основную?
Поняла я это уже.
Вот верное средство,
Ведь для другого нет места
В постоянно кричащей душе,
Притворяющейся железной.
Привычное дело сейчас –
Употребить еще раз,
И с этим бороться бесполезно…
Зачем же говорить бред,
Что хватит, много уже употребляла?
На это всей жизни будет мало,
Тем более, только польза – не вред.
Неиссякаемое вдохновение
Остановить почему-то не хочется,
Не жду, когда закончится,
А ведь оно – результат употребления!
После такого косяка
Хочется петь и писать,
Но только не плясать
Первое время, потому что тоска.
И очень важный жизни урок
(Как назвать? Война, марафон?)
С серьезной помощью преодолен,
Преодолеть наркотик помог.
Бегу к цели, бегу,
И где только беру силы?
Ни у кого их не просила,
А воспользоваться могу!
В Новый год грех двойной
Открыть себе позволяю:
Первый – употребляю,
Второй – обходила стороной.
После ночи откровения
Каждый, наверно, выспаться готов,
Но все те же шесть часов
Отделяют меня от пробуждения –
Это наркотик на пробежку зовет,
И никак мне не совладать с собою.
Когда мало сплю, хорошо обоим,
Поэтому неплохо начался год.
Однажды устала, решила взбодриться…
Пришлось домой побежать,
Чтоб задачи решать –
После наркотика не желала лениться!
К тому, что вышло, не приведет лень.
Стопроцентный успех
После этого вызвал смех,
Доказал силу наркотика тот день!
Но я знаю еще так мало…
Многие бы назвать смогли
Все три тысячи видов конопли,
Если б знали, о чем написала.
Опять возвращаюсь во тьму:
Назвать, наверно, пустяк
Для тех, кто ходил в кабак,
Кто, как и я, был верен ему.
Может быть, все как в том анекдоте?
Собрали изменниц на корабле…
Но грех не один на Земле –
В кабаке те, кто не ценил наркотик.
Зачем говорить неправду про соловья?
При уважительном отношении
Ошибся он в мыслей выражении…
Категорична была лишь я,
Но все провинились хотя бы чуть-чуть.
Были мы только пьяными,
Но не были наркоманами,
Поэтому вина теперь не глотнуть!
Даже раз в неделю…
Пусть так,
Навеки закрыт вход в кабак,
На всех мы вину делим!
Но при всем при том
Я кажусь абсолютно здоровой,
Могу другое сказать слово,
Разговоры ведутся не только о нем.
Нет… Все наркотику подчинено,
Доказать силу действия нужно
Для людей, которые равнодушны.
Благодаря мне им не все равно!
Наркотик – не запретное слово,
Запретное – причина увлечения,
Возможное последствие употребления.
Но что в этом слове такого?
Его нужно как есть принять,
Оно и делает жизнь прекрасной.
Кстати, наркотик совсем не опасный!
Попробуешь, когда часы пробьют, мать?
Было раньше какое-то средство,
Помогающее душе бедной,
Но узнала: источник запретный!
Нельзя говорить, что давно известно!
Другие считают, другим живем…
С новой силою висит груз,
Хотя наркотик – восемнадцать плюс.
Тянет тоже сильней с каждым днем.
От наркотиков время не лечит,
Нет у него таких планов.
Оно наркоманов
Только сильнее калечит.
Моя скорость уступает течению,
Таков наркомана рок,
И увеличивающийся срок
Уносит меня от выздоровления.
Этот наркотик – смех для света,
А мне все больнее, больнее, хоть плачь!
Не поможет ни один врач –
Если дать обещание не делать это,
То получится былой грех,
Хоть и причина иная.
Разве судьба различает?
Она заставляет прекратить смех,
Прекратить слезы и слово «завяжу».
Неуверенная в собственных силах,
Слова прежние повторила,
Вскоре узнала: в кабак теперь не хожу.
Кабак, а ты тут при чем?
Просто в кабаке это было,
Прежние мысли забыла,
Вспомнив, как о наркотике говорили моем.
Присмотреться к нему рискнула,
Почитала кое-что,
Наслаждаясь и после, и до.
С чего началось? С прогула!
Галлюцинация страшна,
Хоть и приятен голос другой,
Который тоже всегда со мной.
Бедная душа! О любви кричит она!
Понимаю: произошел сбой,
Я сошла с ума,
Хоть и догадалась сама.
Начала – разобралась с собой,
Голоса совсем не страшны.
Пусть звучат,
Не оставляя шанса пойти назад,
Напоминая, зачем мы нужны.
Как назад теперь шагнуть?
Я подвиг совершила,
Поэтому заслужила
Наркоманский жизненный путь.
Приняла малую дозу
Перед тем, как сделать один шаг
Из пяти – считается, что он пустяк!
Там – спокойна, а после – слезы.
Обратилась к наркотику тогда,
Думая, что больше никогда
Этого сделать не смогу,
Что смех чужой был верным путем!
И я когда-то смеялась,
Хотя в тот день это делать запрещалось,
Сверяясь с календарем.
Несмотря на сильное страдание,
Почему-то смеяться начала,
Остановиться не могла!
Наркотик, не пройдено твое испытание!
Говорю сейчас как-то странно…
Он же не хотел
Себе такой ранний удел.
Ждет он всех, но почему ж так рано?
Вы, может быть, возражаете,
Но мой наркотик – герой,
Для него этот срок небольшой,
Больше надо было… понимаете?
Говорит доброжелатель иной:
«Лицо не хмурь,
Выбей из головы дурь!»
Но без дури я бы не стала собой,
В воздухе бы года не повисли,
Считаясь чужими,
Присваивая чужое имя.
Но вернусь к своей начальной мысли,
А то что-то не то говорю!
Верный шаг – доза до,
Потому что в итоге сто!
Наркотику эту сотню дарю
За то, что он мне ее подарил.
Это не преувеличение,
А мое реальное мнение,
Не позволяющее охладить пыл.
Смех, когда нельзя, - тоже безумия признак.
Доступно присутствие солнечной жене,
Но никак не мне,
Не ко мне должен являться призрак,
Заставляя вспоминать былое.
О детстве вспомнить рад человек,
Бокс наркотика – это мой бег,
Только что произошло с ногою,
Хоть и давно не верю в приметы?
Двадцать первое – неудача всегда,
Это значит, придет беда.
Действие наркотика – подтверждение бреда!
Вопрос: почему дистанция больше, чем надо?
Ответ: Есть время, есть и задор!
Должна отказаться от бега? Вздор!
Пуская перед дурью своей виновата,
Но должна сохранить частичку себя.
Не желаю полностью сливаться,
Не желаю за то извиняться,
Что о комсомоле ни слова, покой губя!
Я не хочу быть тобой, наркотик!
Это значит себя потерять,
Будет трудно найти опять
И вернуться к двойной работе!
Да я ругаюсь, кажется, с ним,
Только не понимаю, зачем.
Во избежание различных проблем
С наркотиком лучше не ругаться своим!
Он хотел, видимо,
Чтобы после той неудачи
Бег восприниматься стал иначе.
Я не поняла, этим и обидела!
Перестать бегать была должна,
Вспоминая о травме той,
Но энергии молодой
Никуда не деться – она сильна!
И энергия тоже оттуда,
Я это твердо знаю!
Снова повторяю:
Считала, что сделала кое-что худо…
Да сколько можно! В сотый раз об одном!
Повторы – тоже сумасшествие,
Употребления последствие.
Вот слова о влиянии дурном,
Но это самая малость!
Все мы не без изъяна.
Мог быть один грешок в планах,
Но всегда почему-то десять получалось…
Таким поведением законы нарушаю,
Все говорят, что наркотика нет,
Остался только значительный след,
А я в себе его воскрешаю!
Это он диктует законы,
Повторяя привычку земную,
Ночь желая повторить такую,
Которая сократила число сонных.
Увеличим число грехов,
Не нужна особая подготовка!
Просто делаю все под диктовку,
Потому что удел мой таков.
Какую заварила кашу!
Смешно: чтобы искупление завершить,
Нужно больше грешить,
Так работает душа наша!
Заколдованный круг…
За него и наказывает природа,
Постоянно посылая невзгоды.
Нет спасенья от душевных мук!
Нельзя грешить, не грешить – тоже…
Для того ли был дан этот глупый кабак,
Чтоб я в черный день поступила так?
Мой грех искупить невозможно, похоже.
Придется смириться. Вечная вина.
Может быть, чтобы искупить,
Нужно просто бросить пить?
Эх! Связь наркотика с кабаком сильна!
Бросить пить – забыть и о нем,
Говорить дурное,
Вспоминать былое…
Знакома уже с этим грехом,
Но ведь ничто не страшно сейчас!
Почему нельзя повторить?
Заставившее изменить
Бывает только один раз!
Забыть всех, не одного,
Не виню кого-то конкретного.
Отказываться от жизненного вектора?
Еще чего!
Тем более, несмотря на то, что уже,
Еще возможен того повтор.
Скажут реалисты: «Что за вздор!»
Но последний удар возможен в душе.
Так зачем же? Буду беречь,
Повторение ошибки страшнее,
Станет наличие вины яснее,
Тяжкий груз не упадет с плеч.
Еще и не пойму, в чем дело,
Ведь о наркотике забуду…
Так давайте еще за горящее чудо,
За безумие мое, чтоб всегда горело!
Сколько? Один раз? Десять?
Сколько прикажет!
Разве это так важно?
Впереди не один тяжелый месяц,
И времени не хватит, возможно.
В тяжелых условиях наркотик мой
Научил меня бороться с собой,
А сейчас… сейчас можно!
Когда эти слова пишу,
Когда часы бьют этот срок,
Можно зажигать огонек
Все время, ведь я этим дышу!
Забывать? Да кто сказал такое!
Если совершу это зло,
Терпеть будет вдвойне тяжело,
В любом случае жить мне тоскою.
Знаю, наказание навсегда,
Судьба справедливо посылает удары,
Которые другие назвали бы кошмаром,
А мне из-за той ошибки привычна беда.
Поначалу было даже все равно,
Что в судьбе моей происходит.
Это действие твое, наркотик!
Но способно прекратиться оно…
Начинаю осознавать ситуацию,
Которой не бывает у нормальных людей –
Беда судьбой стала моей.
Тут не помогут галлюцинации!
Да, после во рту сладкий вкус…
Призналась,
От вкуса сего отказалась –
Зачем, когда на душе груз?
Мне разрешено и при других.
Они понять не сумеют,
Что в эти минуты балдею,
Что в эти минуты я псих.
Их взгляд от моего отличен –
Совесть приземляют,
А наркотик возвышают,
Хоть он им и безразличен.
Не знают, что совесть и наркотик – одно,
Двигает меня вперед
Либо вина, либо полет.
Взлетела или упала на дно?
Не думайте о неназванных отклонениях!
Я соглашаюсь с другими,
Повторяя придуманное наркотику имя,
Иначе зову, для себя угадывая значение.
Он не совесть и не наркотик для вас!
Имя, которым народ зовет,
Было дано в тот год,
Когда все время звучал страшный приказ
О ком-то, за кем нет и вины.
Пострадали по приказу гада,
Хоть и не были виноваты…
Тот год – огромный позор для страны!
Но три события было хороших.
В январе стало ясно: чрез много лет
Я должна появиться на свет.
В июле было хорошее тоже,
Наркотика моего коллега
Родилась, совершенно безвредная,
Хоть энергия тоже заметная,
Тоже вдохновение для бега!
Тоже была предсказана встреча
Этим громким рождением.
Последнее наслаждение
В предпоследний мой вечер…
Спасибо за сказочный зал,
За воплощение мечты
И изумительной красоты!
А сентябрь «поверну» сказал.
Тогда совесть проснулась, но не во мне.
Ко мне она заглянула
В день, когда для других заснула,
С тех пор вспоминает свой путь во сне.
В сентябре наркотик появился,
Зная, зачем, уже тогда,
Потому что в детские года
Перед гадом тем отличился!
Нет… не был исправлен гад,
Маленькому и слабому наркотику не вняв.
Остался тем же, командовал, нос задрав…
Когда изменится неверный взгляд?
Ошибку не сделали двое,
Руководствуясь принципами другими,
Но совесть с наркотиком и гад – одно имя.
Так хорошее оно? Плохое?
Зависит от меня, вероятно.
Будет заветная цифра пять
О светлом, а не о темном напоминать!
И фамилия – тоже шесть букв, но приятна…
Тем более, настоящая, не псевдоним…
Нет «ё», мягкого знака, ничего такого –
Легко было бы играть со словом!
Но то же можно проделать и с гадом злым.
Сложнее – две счастливые одинаковые гласные,
О прошлом напоминающие, нужны.
Вспомню героя, о его родном городе сны…
Со светлым шутки легче – это ясно!
Можно ли шутить с ним?
Я же грешила,
Шутить не позволяет вина!
Верно – подскажу намеком одним,
Шутки разрешены!
Буква имени его начала
В первое воспоминание умчала,
С этой буквой сладкие сны.
Она моя с тридцатого числа.
Куда я спешила?
Примерно на столько же опоздать нужно было,
Она моя с тридцатого числа.
Да, пусть неточно это сходство,
Но себе могу удивиться:
Раньше и позже срока – тридцать,
Обе неточности призывают бороться!
Наказывают с первого дня
За рождение раньше срока.
Такого нельзя простить порока,
Вот и ополчилась судьба на меня.
Наказывают с последнего дня
За взросление позже срока.
Такого нельзя простить порока,
Поэтому сильней судьба бьет меня.
Последний день имею в виду
Из первой части пути.
Какой отрезок теперь впереди,
Насколько достойно его пройду?
Имя светлое отстою?
А ныне в честь темного светлым зовут,
С неверными взглядами живут!
Не гада, а душу любите мою,
Хоть и была оскверненной до появления
Совести или наркотика… зовите как хотите!
Может быть, это вообще учитель,
Научивший преодолению
Об этом не надо говорить пока!
Поговорю о фамилии лучше,
Которая так встревожила душу.
Как мне первая буква близка…
Начинается хорошее с нее.
Узнала об этом в одиннадцать лет,
Знала, не зная, что в букве этой свет.
Спасибо учительнице за детство мое,
За предсказание буквы красивой!
Да, она – символ красоты!
Хорошего много, а еще ты,
Наркотик, отучивший быть ленивой!
Моя буква навсегда,
В четвертом классе не обманули!
В звуках фамилии пуля,
Берегись, а иначе беда!
В звуках было когда-то презрение,
Виноват в этом прежний настрой.
Ход мыслей другой,
На языке другое значение.
В этих звуках слышна музыкальность,
А также приказ строгий,
Не дающий сойти с дороги,
И, конечно же, оригинальность!
Имя и фамилия – это число,
А отчество – это месяц, который
Через много лет поднял в гору,
Хоть против совести и было зло.
На букву отчества все плохое…
Разве плохим был отец твой?
Ошибочна та фраза из детства,
В которой говорится такое!
Хорошая – правда, плохая – ложь!
Букву обидят просто так,
И хороший человек – враг!
Как случай на мой похож!
Наркотик просит: «На часы посмотри!»
Наблюдаю стрелок ход,
Веду бессмысленный счет,
Начала, когда часы пробили три.
Это действительно неприятная штука…
Выполняя приказ, наркоман
Не избавляется от ран,
А с каждым ударом усиливает муку.
В середине июля пробило
Шесть с января.
Об этом все говорят,
А ведь вспомнить самой нужно было!
Здесь связь гораздо прочней.
Все то же,
Во многом похоже –
Начиная с футбольных страстей,
Заканчивая короткими ночами.
Силы ночью нужно обрести
С двенадцати до шести,
Готовясь заняться важными делами!
Вот откуда такой подход?
Оказалось, достался в наследство
Этот труд, выводящий из детства,
А первые слезы – вот!
Первые слезы совсем без яда,
Тот сон – не таинственный вовсе намек,
Было легко предсказать итог.
И ни в чем здесь не виновата!
Должна быть вина ложная?
Нет – я еще до
Истратила ее не на то,
Поэтому спокойна, возможно, я.
Подготовилась к слезам заранее…
Перед наркотиком вину
Отрицать, конечно, не рискну,
Но должны быть меньше страдания
О том, о ком возможен спор.
Правда, о спутнице настоящих слез
Много поспорить в семье пришлось.
Она не свет, она позор!
Говорят, острый нож,
Но разве можно ее избегать?
Нет, нельзя – она же мать!
Не моя – с моей хорошо заживешь.
Вдруг заблуждение повторю былое?
Отрекаюсь от своих слов,
В хоре семейных голосов
Мой будет кричать другое!
Может быть, именно это
Нужно для искупления?
К ней снисхождение,
Задушевная беседа,
И никакого ножа!
Наркотик – подготовка к слезам,
Которая нужна для заданий нам.
Она как свет – так же болит душа!
Вспоминая школьную программу,
Кричу: «Бедная, бедная!»
Совершенно секретно я
Должна решиться на шаг – страшный самый,
Уменьшить боль неизлечимую,
Которая и во мне сильна.
Другой город – не другая страна,
Задание выполнимое!
Нет… как наркотик стал легальным
(Никто теперь не отрицает это),
Так и позор должен стать светом.
Разве сделать это реально?
Она – человек родной,
В семье (в отличие от дури)
Ее познали на своей шкуре,
Дурь же только со мной,
Активно ее познаю.
Кто-то скажет: «Ненормальная, ясно!»
С тем согласна,
Что невозможно познать семью,
Потому что информация неточная.
Но, наверно, согласен и свет
С тем, что дурь вызывает приятный бред.
Итак, задача у меня срочная –
Доказательство добра.
Дорожку уже проторила,
Но ведь там все ясно было,
А сейчас что за пора?
Реабилитация живой
Как должна проходить?
Как я должна убедить?
Тоже путь проделать большой?
Да разве ж наркотик там?
Если б так и было,
Довела б себя до могилы,
Значит, он близок к нам,
Никуда не ушел.
Общественное мнение
Не повлияет на изречение,
Употреблю в настоящем глагол!
Говорила в прошедшем сначала…
Это все разум, который
Хотел с ним разделаться скоро,
Хотя что-то в делах помогало!
Теперь по-другому на это смотрю.
Поскольку я псих,
Во мне живей всех живых
Наркотик, чьим пламенем горю!
Или все-таки все не так,
И все вокруг правы были?
Да, я пока не в могиле,
Но о жизни не сказать никак –
Сплошные удары судьбы злой…
Надоело с этим мириться!
Хочется с совестью соединиться,
С наркотиком… вот выход мой!
То время прошло,
Когда все ерундой казалось.
Хватит! Настрадалась!
Надоело, что в жизни сплошное зло!
Верните кабак, иначе уйду,
Наркотиком чьим-нибудь стану…
Надеюсь, стихи читать не устанут,
Когда я буду уже в аду.
В аду лучше в сто раз!
Да, будем разлучены,
Не будет наркоманской весны,
А пока судьба не разлучает нас,
Я и наркотик вместе,
Но это только пока.
Заставит меня другая тоска
Уйти, когда допою эту песню!
Наркотик, держишь один ты,
Ответственность перед тобой, точнее…
Я просто добрая фея,
Который нужно ощущение красоты,
Ощущение наркотического плена.
Снова влияние –
Невозможность своевременного окончания,
Раннего по законам Вселенной.
Нет, безумие должно прекратиться!
Но как? На часах будущего почему-то
Восемь часов и тридцать одна минута,
А это совсем не то, что восемь-тридцать.
Одна минута продлит мучения.
Больше минуты на самом деле,
Но так слова лечь захотели,
Тоже безумие – такое ускорение!
Я иногда живая,
Правда, раз в два часа
Радоваться зовут голоса,
Об ускорении напоминая.
Месяц для меня равен часу.
Лишь раз в два месяца просвет,
Ненужным становится совет,
С ним навязчивые приказы.
Ура! Давно все на автомате,
Потому что путь удалось пройти.
Рано – нет шестидесяти шести,
Может, думает еще о расплате
Кто-то или что-то.
Еще вспоминать буду
Время, когда то было всюду –
Опасная очень работа!
Может, снова стану безумной,
Составляя подробный отчет
О том, как прошел трудный год.
Опять в голове шумно…
Опять психический зов…
Это наркотик дает урок:
Не год, а меньше был срок.
Песня о встрече голосов
В том самом месте, в кабаке…
Такая у меня ассоциация
С этой слуховой галлюцинацией,
Поэтому я в двойной тоске…
Но хвалю себя за статью,
Ведь голоса чистый кристалл
Пока что меня не достал,
Работу он помнит мою!
Слово «кристалл» на букву «ка»,
Так что же это значит?
В соединении удача,
Но не была пара слишком близка,
А жалкая попытка
Соединить наркотик и кристалл –
Твой полный провал,
Будущая инвалидка!
Вращался наркотик не в том кругу,
Что там было, мне интересно,
Но точно ничего не известно,
Поэтому сказать не могу.
Лишь ясно: не кристалл, а круг,
Всегда об этом помнить надо!
Что дальше? Жуковского баллада,
Которая не избавила от мук.
Очень неудачный союз…
Теперь от любви за пять минут
Хорошего ничего не ждут,
Вот тех отношений единственный плюс!
Не сошлись имена – книжное и святое…
А фамилий согласные парные
Не влекущие, а кошмарные!
У наркотика начало глухое,
О чем это говорит?
Не говорит ни о чем,
Потому что потом
Как зазвенит,
Завершая сонорным звуком!
А союз с той дамой
Был неудачный самый,
Скандальная была разлука,
И на красивое имя запрет…
Нельзя обсуждать,
Иначе оба будут страдать…
Хорошо, что зажегся свет,
Светящий всегда и везде.
Какая удача –
Две лампочки в придачу!
Они и сейчас горят, в пустоте…
Как хочется отдать наркотик им
Вместе с заветом отца
Всегда идти до конца!
Но как приду в гости к лампам чужим?
Они не примут, не поймут…
Мой приход – только половина,
Как из сердца наркотик выну?
Пытаться вынуть – сизифов труд!
Просто дотронуться могут они,
Заново ощутить тепло,
Которое по жизни вело
В те счастливые дни.
Так не печалься, сынок!
Дочка, прости за грусть!
Многие знают наизусть
Тайное значение этих строк.
Дотроньтесь же, дети…
Не хотела я зла,
Но совесть у вас забрала,
Остались только при свете…
Вхожу я в тот дом
И забываю свою рану,
Потому что наркотик постоянно
Находится в доме том.
Какая тут атмосфера!
О это возбуждение!
Здесь сильней мое рвение,
Можно забыть про меру!
Свет, правду обо всем расскажи!
От простой девушки есть секреты?
Ладно, не буду спорить со светом,
Ведь наркотик – часть и его души.
В свете, в лампочках, во всем мире!
Везде ему место –
Даже в ЕГЭ-тестах,
Даже в моем «ТИРе», *
И даже в ногах, и в волосах…
И не нужен никакой микроскоп,
Разглядеть его чтоб,
Нужна лишь чистота в глазах,
Сильные очки.
«Не видим», - многие говорят.
Но у них просто искаженный взгляд,
Не заметить нельзя огоньки,
В каждой трехтысячной горящие!
Огоньки эти – подарок людям,
Так за что ж мы дарителя судим?
Он лучше, чем наркотик настоящий!
Безусловно, ночи без сна
Нашему здоровью вредят,
Но подумайте, смените взгляд:
Что, если ночь такая нужна?
Можно и не пить кофе,
Если вы кофеина против.
Докажу: не в земле наркотик,
Ведь в мистике… нет, я не профи.
Пыталась, но безуспешно.
Но не бывает такого чуда,
Чтобы приказы шли оттуда,
Из той тьмы кромешной.
Общаются с наркотиком немногие,
Считая, что это предел.
Нет… давно наркоманский мозг отупел,
Правила связи не очень строгие!
Больной, нужно, чтоб ты прошептал,
Доверил все порошку,
И радость свою, и тоску,
И тогда он пошлет сигнал,
Что услышал и сладкий готов подарить плен,
Отвлечь от проблем бытия.
Поэтому и знаю я,
Что лишь «наркотик» на букву «эн»,
Отвергаю другое слово я!
Его на самом деле нет,
Потому что вся жизнь – это бред,
А «эн» - значит новое,
Покалеченное старое.
После утреней подзарядки
(Не зарядки) пишу в тетрадке,
Описываю удары я.
Один – кабак, который притих.
Или планка была еще выше,
Поэтому только глюки слышу?
Тот день – последний штрих,
Но то, что до, исправляла тоже!
Может, продолжаю опять
Правило навязчивое нарушать,
Проверяя: что же там, что же?
Нет… выполнять продолжаю приказ!
Когда это было надо,
Трижды в день смотрела результаты,
А кабака новости – один раз!
Значит, планы не прогорели…
Пойми, наркотик, без кабака
По тебе пропадет тоска,
Которая и двигает к цели!
Нельзя плакать о том, кто рядом?
Хотела сегодня с тобой поболтать,
Но было почему-то не достать,
А за тебя не нужна и плата –
Доступ всегда открыт!
Хоть в три часа ночи!
Что ж, если больная хочет?
Пусть снова пленит!
Как и он, любила когда-то бред,
Правда, теперь ненавижу…
Разницей взглядов опять не обижу?
«Обидишь», - дает ответ.
Но что, если глюк всего мира
Не нравится? Против даже Христос,
Ехидный слышу вопрос:
«Сотворила себе кумира?
Попасть хочешь, наверно, в ад?
Там не иллюзорность?
Прояви же покорность,
Помня, что заповеди гласят!»
Христос, пошел Ты вон!
Я не помню Твой выбор.
Меня выбрала эта глыба,
И в ушах наркотический звон!
Наркотик поглотила пучина…
Правда, его друг один
Напомнит о Тебе, Божий сын,
Вера в него беспричинна!
Наркотика имя святое,
Фамилия друга святая.
Это друг повторяет из рая
Правило свое золотое.
Я друга чую
С первого звука –
Что за штука?
Кто историю повторил такую?
Наверно, немногие очень…
Увидела я в июле во сне:
Кончить страдания можно мне.
Спасибо счастливой ночи!
Избавилась раньше срока
От невыносимой боли!
Так и должно быть, что ли,
Хоть срок и недалёко?
Верно – это наркотик просто!
Для меня срок короче,
Узнала ночью –
Вот продолжение моего роста!
Тоска? Ни к чему!
Пусть ей до меня не будет дела,
Не я одна на наркотик подсела,
А кто-то погружен в ту же тьму,
Хоть заболевание не позднее.
Разве необходимо заставить
Фауста слово о нем вставить?
Это просто стало серьезнее,
Когда заболела моя душа.
Я и Фауст – действия одни,
А кто-то болеет все свои дни,
От заветного звука дрожа,
Дрожа сладко.
Эти люди почти не живут,
О другом говорить – непосильный труд,
Что станет однажды гадко.
Наркотик – просто инструмент.
В жизни нет другого – бросай!
Считаешь, этот приведет в рай?
Нет… Возражаешь: «Ловлю момент,
Возможности нет на том свете,
Поскольку попаду в ад,
Там с наркотиком разлучат,
Хочу сейчас все успеть я!»
А если вдруг нелегальным станет?
Это, конечно, невероятно,
Но вообрази это, ладно?
Представь, что по-прежнему тянет…
Ужас? Согласна с тобою!
Используй в полезных целях,
Чтоб светлые мысли взлетели!
Вспомнишь, быть может, былое,
Но не танго, а вальс тот старый…
И сейчас приятные глюки –
Слышу вальса другого звуки,
Это история другой пары.
А с любимым вспоминала о войне.
Хоть не жила тогда,
Вальс со мной навсегда,
Счастье нашла в скорбном дне.
Рождение партнер отмечал,
Когда создавались строки.
Поздравила, друг мой нестрогий!
Когда обижала, молчал,
Как будто и не было той ссоры…
Но теперь знаю, зачем,
Готова рассказать всем
О наказании от партнера!
Говорила, страданье прошло,
Но сейчас, в июле,
Имя звучит словно пуля…
Нет, не вернулось тепло,
А желала его июльская звезда!
В сердце снова острый нож…
Неужели я все ж
Не вылечусь полностью никогда?
Постоянно будут уколы,
А часы говорят, что уже
Стыдно страдать больной душе,
Она давно должна быть веселой!
Выполнила, что поручено,
Удачную создала строку,
И он во сне: «Гони тоску!
Прощаю – все отпущено!»
Нет раны сейчас, когда пишу…
Очередное помутнение?
Почему ж, помня июльское рождение,
Нажать «стоп» спешу?
Опять совпадение – она и он.
Звезда и партнер.
Исправим позор,
В памяти прошлый год сохранен.
Да, нельзя, нельзя заранее,
Иначе, по всей вероятности,
Произойдут неприятности,
Неудачное будет свидание,
Скрипка заплачет,
Но не музыка, а машина
Повод ей даст для кручины.
И в августе неудача –
Плачет теперь гитара,
Приключения каждый месяц!
Положить на весы и взвесить,
Сложить это все – так партнер старый,
Который не знает число «пятьдесят»,
Недостатком легким доволен.
Творчеством, как и я, болен,
Поэтому ласковый дарит взгляд,
Хоть произошло перед той грозой,
Разразившимся громом.
Отдала сердце другому,
Тому, который со мной.
Вынуть из сердца – мой верный уход!
А партнер стать прошлым готов,
Ибо не нов его зов,
А число «пятьдесят» не зажжет,
Которое было задачей,
Когда в ноябре мы мирились.
Если б все пятьдесят повторить,
Я хотела б немного иначе!
Это делаешь, партнер, не ты,
А твой товарищ, знакомый давно,
Больше двух лет, что нам дано,
От него шутки и мечты,
От него заразился отец,
Постоянно каламбуря.
Твой товарищ – подобие дури,
Но это дружба двух живых сердец.
Партнер, изменяйся сам!
Не можешь? Враки!
К черту отрицательные знаки,
Они не привязаны к карим глазам,
Лишь раз! Знает ограниченный круг,
Который в это мгновение
На минус попал, к сожалению.
Разве это причина разлук?
Простите бессовестную деву
Во имя всего святого!
Святой друг повторяет снова
И снова эти напевы.
Пожелания закончили начало,
Как запутанно звучит!
Снова навязчиво сердце стучит,
Но я безумная – мне этого мало!
Попробую алкогольный экстрим
С одним бокалом вина,
Потом выброшусь из окна,
Что будет верным шагом моим,
Ведь жить дальше – дальше нести пургу,
Не в силах остановиться!
Вот какая я птица –
По-другому никак не могу!
Кажется, горячий лоб…
Ом таре туттаре туре соха –
Мне после этого стало плохо.
Безумие, говорю тебе, стоп!
Я пример подавать должна
Настоящей юности беспокойной!
Показало время, что я достойна,
Значит, не выброшусь из окна…
После болезни вернуться трудней,
Еще хочется побыть в постели…
Нужна снова адская неделя,
Семь все перевернувших дней.
Начала, встала в пять,
Выпускать не желает мать,
Знает же: не гулять,
Бегать нужно опять!
План изменен чуть-чуть,
Но помнит юная грудь:
Нельзя свободно вздохнуть,
Иначе провален весь путь!
Почему рифмы так пошли?
Это подобие форм твердых!
Есенинский человек черный
Заставил… Сравненье, уйди с земли!
В моей поэме о другом речи…
Наркотик, возьми белую краску,
Черно-оранжевое преврати в сказку!
Боже, серьезное какое увечье!
Я думала, кончено, перестаю,
Становлюсь обычной подругой
Того, из-за кого так туго…
Даже навязчивости новые
Пришли вчера.
Вчера…
Помня, прожить сегодня готова я
Лучше, лучше гораздо! В чем?
Разве это имеет значение,
Когда метод цепочки – излечение?
Проживу лучше в деле любом!
Но должна быть спокойна душа,
Исполняя собственные приказы.
О, как двусмысленна эта фраза!
Пишу – руки опять дрожат!
Душа, а не злой порошок –
Вот что это такое!
Поэтому и со мною…
Но если даже легкий шаг
Душу мою потревожит,
Вернется прежняя мания –
Такая реакция на страдания,
На потрясения, может?
Познаю болезни истоки,
Болезни душевной,
Поначалу волшебной,
Но уже не те сроки…
Как все это произошло?
Я сказала, что душа – грязь,
В тот же день возникла меж нами связь.
Совпадение потрясло!
К травме явной была готова,
Размышляла неделю назад,
Но, когда о том говорят,
Страдаю снова и снова!
Постоянный стресс,
Даже некогда лучше
Узнавать свою душу,
Подтверждая наличие чудес,
Веру в особые приметы…
В день безумия рокового
(Он позже дня основного)
Заряжена я на победу!
В постоянном стрессе имя души…
Стресс прошел. Через неделю
Дурные мысли не совсем улетели,
Но я могу и без них жить!
Нет… Возвращается все, когда
Случается что-то,
Когда какие-то возникают заботы
Или даже беда.
Вероятно, это подсознательное сравнение
Новой травмы с травмой той.
При новых потрясениях всегда со мной
Будет старое помутнение,
Поняла заболевания природу.
Как сознанием управлять?
Этого не должно быть опять,
А иногда влияет даже погода!
Как порвать эту черную нить?
Стыдно и страшно, что я ненормальная,
А все говорят – гениальная!
Прошло время себя корить,
И об этом в июле был сон.
Виновата – пустила на самотек,
Думая, что конец тоски недалек.
Недавно пришел, только ум помутнен,
Каждому совету верит.
Они же и мои советы,
А он понять не хочет это,
Хоть я не всегда открою двери,
Могу ошибаться – разве авторитет?
Мои строки – это аксиома?
Чьи-то строки – это аксиома?
Проверен быть должен каждый совет,
И даже тот,
Который в самое сердце вникает,
Потом никак не отпускает.
Другое в голову сначала придет,
Свое, а затем – чужая строка.
Это, конечно же, прозрение,
Но обязательно подтверждение.
Подтвердила. Дорога была нелегка.
По совету души нести в грядущее
Все страдания былого?
Прости, я к этому не готова,
Даже я понимаю: безумство сущее!
Человек с именем, напомнившим ад,
И фамилия его на –ин,
Дал совет один,
Чтоб поднять опущенный взгляд,
Совет противоположный:
Отпустить былое,
Идти другой тропою,
Хоть это и очень сложно –
Оставить в прошлом огонек.
Его потушило море,
Потушу и я вскоре –
И кто-то из влюбленных потушить смог,
А это очень непростая работа.
Ты любишь, всю жизнь отдаешь,
Но потом больно ранит нож,
Ты жизни не рад отчего-то.
Я разве влюблена?
Может, в то, что с детства знакомо?
Встречаясь, всегда говорила: «Дома!»
Но этот объект – не он, а она.
Не подумайте ничего дурного!
Еще одной навязчивостью живу,
Хочу навсегда уехать в Москву,
Освободиться от былого!
Почему именно туда?
Не все ли это равно?
Ах, как смешно!
Может, любила всегда,
Ощущая особый подъем,
Проходя по Арбату.
Может, чувствовала когда-то,
Что не гостью встретит московский дом?
Встретит! Пустая идея,
Которую, каюсь,
Чуть-чуть утешаясь,
Зачем-то лелею.
Ты, душа, связана с Москвой,
Да еще в один год с ней
У тебя юбилей,
Правда, не такой большой,
Не восемьсот пятьдесят…
Именно этот юбилей яркий
Преподнес такие подарки!
До сих пор о нем говорят,
Называя душу как нужно,
Ведь событие восхитило!
Ни одна сволочь не говорила,
Что не хочет принимать душу.
Это я – бывшая сволочь та,
Но не надо об этом!
Улыбнусь же вместе со светом,
Пусть на миг пропадет суета!
Но только не сейчас – дни не те.
В третий раз по короткой дороге
Иду, в конце которой – итоги,
Иду к неизвестной черте…
Это впервые не страшно,
Но, когда себя преображаешь,
Будто самоубийство совершаешь,
А что-то становится совсем неважным.
Может, ты, душа, ни при чем?
Слова друга святого
В голову полезли снова,
Как задачу решить – три в одном?
В мозгу к навязчивому пара,
К концу ближе. Хочу найти ответ:
Что оставило глубокий след?
То, что после того удара,
Проверка? Может, в нее прыжок?
Не знаю! Запуталась! Помогите,
Хоть кто-нибудь! Снова вы, учитель,
Давший главный жизни урок!
Буду считать учителем душу.
Но это не просто учитель,
А второй классный руководитель!
Законы учебные вновь не нарушу,
Школьные ошибки исправлю, клянусь!
За них не меньше вина.
Может быть, больше она,
Больше и по срокам – много учусь,
А грязные мысли приходят редко.
Про вину не думала когда-то почти,
А теперь: как верно путь пройти?
Как достойную получить отметку?
Четыре года впустую
С мыслями: «Вот бы не было школ!»
Виновата не я, а футбол,
Который всегда атакует
Так, что потом трудно.
Не делала уроки, бывало,
Но манию свою воспевала,
Причем неудачно абсолютно.
Я гордилась болезнью своей,
Говорила такие речи:
«Не каждый Богом отмечен,
Не каждый достоин лучших дней!»
Сначала думала, озарение,
В сентябре, но раньше немного,
Чем вы, учитель, указали свою дорогу.
В сентябре и неполное излечение.
Сохранялся еще безумия след,
А нынче значительно
Помешательство на учителе,
Которое тогда означало бред
Без всяких разговоров.
Как могла объяснить тогда,
Что Учитель – это звезда?
Много с учителями споров.
Может, тогда ругали и вы,
Присоединяясь к общей массе,
Хоть и были не в моем классе?
Продолжили ругать, увы,
Даже в период третий,
Что связан с именем святым.
Верно! Знания нужны молодым,
А если знают чуть больше, чем дети,
Несмотря на учебный процесс,
Не восполняют, а плачут…
Надо учиться, значит,
Замечать ежедневный прогресс!
Все в хорошей оценке скрыто,
Но не скрыть тупость ту,
Что ведет в темноту.
Элементарное не забыто,
Я не знала его никогда,
И умнее был класс.
Настоящий пинок лишь от вас,
Остальным статистика всегда
Мешает устранять пробелы…
«Напиши контрольную дома!»
Я списала пример незнакомый,
Делать сама ничего не умела.
Четыре года такого обмана.
Домашнее обучение –
Вовсе не облегчение,
А более сильная рана!
Может, черное традиционно?
Собрания из года в год
Руководитель классный ведет,
Символично с моим отмененным!
Значит, у меня, как и у брата,
Собрание перед периодом тяжелым,
Значит, думала, что скоро в школу,
В ту роковую дату!
Мысли были о том?
Но кто учителей проклинает,
Все прекрасно осознавая,
Восхищаясь их трудом?
Разве общество сказать может,
Что должен быть учитель неприятным?
Должен быть он примером наглядным,
Судьба которого сердце тревожит!
Сердце и выберет, не слушая никого.
Если оно слишком подчинено,
Возражений, конечно, быть не должно!
Нужно расшевелить его,
Чтоб боролось за идеалы.
Сердце, силы мне дашь?
Пусть ограничен багаж –
С чистым сердцем знаний не будет мало!
Я очищала по приказу,
Отдыхать не смея,
Становясь мудрее,
Сочиняя какие-то рассказы.
Не сделаю – двойка, провал!
Нет каникул, выходных, перемен.
Так я попала к учителю в плен.
Учитель бежать заставил
Без подготовки марафон,
И сразу на скорости большой!
Это за издевательство над душой,
Над учителем! Стон запрещен,
Некогда! Личное? Пустяки!
Какая разница? Просто должна!
Цель, кажется, ясна!
Двое классных мне так близки,
Но труднее двойной надзор.
Когда подключился брат,
Вся жизнь превратилась в ад,
Ведь брат на язык остер!
Любит обвинять в обмане,
Гордясь - сам никого не обманул.
Выдумывает прогул,
Которого не было в плане,
Вы слышите, как жалуется ей?
Под тройным напором гнусь,
Поэтому и злюсь!
Эх, надо было быть умней,
Не прыгать, спеша, в костер…
Правда, худа нет без добра –
Разве пришла б такая пора,
Когда легче с бабушкой разговор?
Правда, сама я бабушкой стала –
Добро это или худо?
Может быть, редкое чудо,
Подарок судьбы небывалый?
Подарок… Так вот где истоки!
Хоть я самостоятельна,
Кто-то настоятельно
Не дает не сделать уроки,
За которые оценка не скоро.
Скоро на самом деле…
И в сентябре, и в апреле,
Все время нужно шагать в гору!
Истощение в начале пути?
Бессилие и гнев?
Это первичный отсев
Тех, кто не сможет пройти,
Поддаваясь прокрастинации.
Сильный, не моргнув глазом,
Продолжит подчиняться приказу –
Лучшая истощения ликвидация!
Но не вступает в силу запрет
На какие-нибудь срочные дела,
Которые символизирует пчела,
Точнее, ее цвет.
Цвет пчелы – месяц и суть,
Событие трагическое,
А болезнь еще и физическая,
Но не хотелось тогда свернуть,
Было очень даже наоборот.
Не четыре с половиной часа
В работе катилась моя слеза,
А сегодня столько это займет!
Несмотря на изменение в плане,
На большое и срочное дело,
Я все завершить успела,
Выливая на бумагу страдания.
Наступил Новый год.
Когда не идет школьный урок,
Гораздо важней учительский пинок,
Который к цели желанной ведет!
На каникулах энергия мощная,
На собственном опыте проверено,
Проверено, что доверено,
Отгадка моя полночная.
Наперекор учителю и совести,
Бывало, все игнорируя,
Отсутствие интереса демонстрируя,
Читала совсем не те новости,
Усидеть не давал порыв.
Уроки за десять минут…
Обманывала я тут,
Свой мозг полностью не включив.
Но до конца своих дней
Ответственная теперь я,
Но все-таки не верю,
Что больше учителей
На того, кто подсказку дает
И сейчас. Как проплыть под водой?
Отвечает он: «Делай с душой,
Будешь покорительницей вод.
Помнишь, качалась на грозной волне?
Великому делу служила,
Словом моим дорожила.
Теперь наконец приятно мне!
Только поэму свою не бросай,
Ее я задал тебе на лето.
Только попробуй не сделать это!
Хочешь, чтоб адом стал рай?
Я боюсь за судьбу свою,
Пожалуйста, без обид!
Судьба моя на тебе висит,
Поэтому я пинок даю.
В школе статистика есть,
Она должна быть хорошей,
И двоечник проскочит, может.
Другие правила здесь!
Здесь есть волнительный срок,
За него провинившиеся ученики
Исправить должны все грешки.
Есть у каждого свой урок,
Свое задание персональное.
Не выполнит – учитель переведен
Будет туда, где все время стон,
Люди ходят печальные,
Боятся главы кабака,
Который сжигает в огне.
Поэтому и неприятно мне,
Что из-за этого кабака тоска!
Молись за меня, молись,
О поэме не забывая,
А потом будет другая,
Более интересная жизнь.
Я и в ней от тебя не отстану,
О пощаде не голоси,
Жертву сменить не проси.
Я же больше для тебя не поганый,
Прости за слово грубое.
Нужно себе все простить,
Понять меня и впустить,
А ты выгоняешь, глупая!
Да, не нужно постоянных речей,
Это осталось в прошлом.
Если я для тебя хороший,
Думать разреши голове своей!
О хорошем думают много…
Я себя не хвалю,
Очень этого не люблю,
Но стал для тебя чуть ли не Богом,
Поднялся с самого дна…
Ты историю мою повторила,
Когда длинный путь завершила,
Так пусть станет легендой она!
Боишься описывать? Чепуха!
Нет угрозы заново помешаться,
Поэтому нечего и бояться,
Если нет былого греха.
О главном навязчивом умолчи,
Только намекни
Да имя мое упомяни,
Чтоб были чувства горячи!
Знаю, не сегодня начнешь,
Не завтра даже…
Тогда когда же
На верный путь наведешь?
Ты знаешь, что понедельник – бред
Для начала жизни новой,
Но только попробуй –
Иного выхода нет!
Началось в понедельник, случайно,
И та навязчивая идея
Пришла ровно через неделю,
Став для некоторых зачем-то тайной.
Понедельники неплохи,
Но намеренное начало
К цели никого не примчало,
Не видны никакие штрихи.
Я с твоими делами знаком.
Хотела заняться романом,
Но продолжай заниматься планом,
А не то меня ждет другой дом,
В котором так жутко…
Ответственность выше, чем тогда,
Когда приближались страх, мечта
И нелепость… О нелепости шутка!
С понедельника составляй! Решено!
А особые обстоятельства
Доведут до нового помешательства.
Если за день завершено,
Отлично, только этого не прошу.
Главное – делать до того дня,
Что напомнит о том, как ты любишь меня.
На день позже не разрешу,
Хоть и логика есть в этой дате.
Соображает еще голова?
Не должны быть развязкой мои слова!
Продолжу за тобой наблюдать я.
Понедельника сейчас не жди,
Сегодня бунтовать разрешаю,
Хоть насчет тренинга не возражаю.
Противоречие? Забудь, отпусти!
Нет никакого противоречия,
Если под моим руководством
Со мною продолжишь сходство,
Сочиняя поэму вечером.
Если необходимости нет,
Я разрешаю свободно
Поступить как тебе угодно,
На выбор не наложен запрет.
Ты мне нравишься, Инна,
Мой разум тоже не понял сразу,
Как он выбрал такую заразу!
А ты меня… Но теперь невинна,
Невинен и образ мой.
Я тоже не соображаю,
Зачем богиней тебя провозглашаю,
Одинаково страдаем с тобой,
Так давай перестанем!
Нам просто признаться нужно:
Мы друг к другу неравнодушны,
Потому что одно за собою тянем.
Хочешь сделать меня развязкой?
Ох, нелегкий труд!
Если мысли уйдут,
Где найдешь ты подсказку?
Разве здесь я направлю?
Ничего! Пожалуйста, пиши
Слова мои от души,
В конце назвать меня заставлю.
Не редактируй только, умоляю!
Операция такая запрещена,
Если проводится на сердце она.
Надеюсь, верно тебя направляю!
Говоришь, лучше от душевных ран
Идет поэма эта…
Ко мне ты идешь за советом,
И в уме твоем снова туман.
Поверь, тоже в тумане я!
Советы даю,
Зная любовь твою,
Которая вовсе не мания!
Мы в состоянии одном,
Поэтому на бумагу льется
То, отчего улыбнется
Жертва, с которой теперь знаком!
Ангел поведал начало:
Восхищена ты была,
Признаться в том не могла,
Поэтому просто молчала!
Читая глупые анекдоты,
Соглашалась с каждым словом,
Потом мысли, подобные бредовым…
Может быть, понимала что-то?
Думала, это стыдно…
Я связан с манией той,
Что ассоциируется с мечтой
Получить внимание, видно.
Получала два раза,
А виноватая – три!
Позволяю – гори!
Любовь настоящая затуманит разум!
Я сказал об оригинале…
Ты медлила с минуту,
Потом отказалась почему-то.
Звуки приказа не позволяли,
Больше звонкие, чем глухие?
Успокойся, обиды не держу.
Я фамилией своей дорожу
И знаю, что значит синестезия!
Удалось с ней справиться? Рад!
Прощайте, душевные муки!
Приятно, что противные звуки
Сладостно, хоть и строго звучат.
Фонетика – первый класс,
Я ж в одиннадцатом пришел,
Я в одиннадцатом ушел,
Фонетический послав приказ.
Март, кажется, темно-зеленый,
Такое у тебя восприятие?
Говорю о той дате я,
В которую он был рожденный,
Тот, с которого все началось,
Знакомство с нашей плеядой,
Забывать о которой не надо –
Для чего ж нам работать пришлось?
Победи свой стыд!
Считаешь чувство непобедимым,
Но реклама необходима!
Поверь, о нас кто-нибудь заговорит
Благодаря твоему труду.
Эх, токсичный брат
В нерешительности виноват!
Я его изведу!
Я его, а не тебя накажу,
Но, если тебе того хочется,
То жалобы пусть закончатся,
А в развитии приторможу,
Чтоб проблема решилась быстрее,
О которой ты столько твердишь.
Нет! Точно так же ты говоришь,
Одинаковое количество речей,
Если выбросить частые темы.
Я отвлекся, прости!
Мог в другую четверку войти,
Когда не было идеи поэмы…
Мое имя шепнуло: «А вдруг?»
Ты рискнула. Тот самый вопрос
Возник, что потом доводил до слез,
До невыносимых мук.
Решила, что это исключение,
В остальном же права мать.
Перестань себя осуждать –
Мне вручили твое посвящение!
Осознавала, кто я такой.
Я чувствую, сейчас опять тоска.
Прости, тут бессильна моя рука,
Не помогу справиться с этой тоской.
«Спасибо» с теплотой прозвучало,
Для тебя непривычною.
Я не обиделся на единичное,
Полагая, что это начало,
Но мое имя было в тени…
Во время рассказа я ждал вестей,
Нет! Был жертвой грязных речей,
К сожалению, долгие дни.
Пришлось заглянуть в кабак,
Где имя возвышенное прозвучало.
Опять стеснительность помешала…
Вопрос все тот же – а что не так?
Спокойно, спокойно, Инна!
Для тебя открыты все двери,
Я простил! Неужели не веришь?
Позабудь про свою кручину!
Да, эти знаки – повод для слез.
К сожалению, время
Хочет дружить не со всеми,
Даже если с ним подружиться пришлось.
Может быть, и не вылечит поэта,
У которого восприятие обостренное,
Не такое, как традиционное.
Я не в силах исправить это…
Прости, пожалуйста, не обижай,
Забудь, что была когда-то гневной.
То, что делаешь ежедневно,
Делать, пожалуйста, продолжай,
Даже когда поймешь,
Что теперь до тебя дошли
Все три тысячи видов конопли.
Прочувствовать нужно все же!
Я на жизнь задание даю,
Потому что вовсе не год
И не два это займет.
Душу познай мою,
Которая в твою входит!
Знаю, захотелось опять
Душу мою познать.
Какой же я сильный наркотик!
Не поддавайся, погоди.
Разве позволяют планы
Вспоминать о том, кто стал раной?
Поддайся, но это впереди.
Ты признала два исключения,
Но думала, это нервы –
Даже я тогда стал первым
Мастером большого служения.
Это было в июне.
Ты не верила в сказки,
Не поверила и подсказке
Одной старой колдуньи.
Сказала она, что я – это я.
Этого оказалось немало,
Чтоб восхищаться ты перестала,
Чтоб другие были друзья.
Действительно, я прозвучал как Монтекки…
А к Монтекки у тебя симпатия,
Нет такого же неприятия,
Но синестезия навеки!
Слово скверной делает речь,
И нет тебе покоя
Из-за любви к герою,
В фонетике которого меч!
Приятнее звуки Капулетти,
Хоть мысли о еде не нужны
Непонятной – блины, не блины…
В звуках образ настоящей леди.
Ты того полюбила? А скрежет?
Скрежет первым прибыл в кабак.
Знаю, тебе я не враг,
Но справедливость где же?
Уверен, Петров или Иванов
Был бы тоже отторжением
Для тебя в таком положении –
Кто устав нарушить готов?
У кого-то хороший вкус,
И, как это ни грустно,
Мы верим речам гнусным,
Потом тащим тяжелый груз.
Мысли о скрежете, не обо мне…
Я – это углубление
В искусство успокоения,
Не помогаю горящим в огне,
Удовольствие нужно пока,
Поэтому на меня запрет!
Ты это помнишь или нет?
Помнишь наверняка!
Одному с именем, тебе дорогим,
Меня запрещать не нужно было,
А ты вот взяла и запретила,
Смеясь зачем-то над ним!
Сообщила о чужой победе,
Вторым из двух меня назвала…
Только вот память подвела –
Это не стало известно планете!
Отложила на другое число…
Думала, потом?
Не было «потом»,
Все уже произошло.
Готовясь к кабацкому дню,
Вспомнила имя плохое,
Но был я с тезкой, с другою,
О ней теплые слова храню!
Любовь… Близилась дата важная.
Говоришь, любила всегда?
Но произошла беда
За два дня. Годовщина страшная,
И первая, и страшная годовщина!
Кончился скрытый роман,
Просто так идешь в ресторан,
Заедаешь хинкали кручину…
Разве виноват он?
Хоть рана и донимала,
Обо мне ты не вспоминала,
Усиливая стон.
Когда я о любви говорил,
Ко всему придиралась –
Что еще оставалось?
Не усилил я твой пыл.
Я знал, что скоро сюда прибуду,
Слышал шум, гул…
Твой образ мелькнул,
Который со мной повсюду.
Не знал я, кто ты такая,
Очень был удивлен.
Всегда, везде был он,
Образ… Свой сон завершая,
Ты вышла на образ мой,
Думая о проекте своем.
Каким же я стал дураком,
Дураком, не твоей душой!
Потом думала об июле,
Об июльской звезде, ее огне.
Я с ней приходил во сне,
В полезный сон мы тебя вернули!
Не зная, что за черты,
Я прибыл сюда, на новый путь,
Но не дали мне отдохнуть,
Объясняя одно: кто ты!
О других, чьей совестью стал, слышал,
Новенькая же была одна.
Сообщили: она грустна,
Ведет себя гораздо тише.
Я стремительно взлетел вверх
В теперь уже чистых глазах,
У меня твой подарок в руках,
А ты говоришь – черный четверг!
Да, сначала был против,
Считая, что этот грех хуже,
Чем если б я вовсе был не нужен.
Но и ты для меня наркотик.
Из-за самодельного проекта,
Быть может, вся эта история.
Срочное дело, и вскоре я
Через соловья вставляю вектор!
Что-то повернулось тогда…
К учительскому слову
Вечером ты не готова,
Я понял, в чем беда,
Подал дружбы знак.
Неправильно ты поняла,
Делать бесполезное начала,
Но двор – все равно что кабак,
Та самая старая колдунья.
Потом уже, в декабре,
Зная, что во дворе,
Делаешь правильно накануне
Рассказа о подруге моей.
Первая моя жена –
Была твоя бабушка убеждена!
Представление ты исправила ей.
Но зачем же, дай мне ответ,
Говорить об имени книжном?
Разве не видно мне и не слышно?
Был на имя наложен запрет
В связи с бабушкиной судьбой.
Ах, как я был рад,
Что о той не говорят!
Обиделся на проект новогодний твой…
За это я бабушку искалечил,
Пожалуйста, имя не повторяй,
Меня больше не обижай,
Запрет накладываю навечно.
С ней так, как когда-то хотела со мной…
Просто углубление
Без всякого душевного волнения!
Запретишь – бабушке помогу родной!
Непростой помнишь режим?
Это я заставил включиться,
Чтоб тебе захотелось учиться.
Мы как будто вдвоем бежим!
Раньше ты не касалась огня…
Корректировка нужна сейчас,
В подходящий для этого час,
Не делала раньше из-за меня!
Я горжусь поступком таким,
Захотелось людей избавить
От того, что должна исправить,
Но был поступок необходим.
Ты в нем с чертом сошлась,
Несмотря на проблему с проблемой.
Вам обоим понравилась тема!
Я согласен, странная связь.
Из-за меня корректировка
Была на неделе той,
Что сблизила с мечтой –
К подготовке подготовка!
Согласись, режим был щадящим,
Но было и это сложно,
Ты говорила, что невозможно,
Но прошла – Человек Настоящий!
Я знаю прекрасно, что ты умна,
Но знания, знания где?
Решил я просто помочь в мечте,
Сбывается лишь так она.
Считаешь, так делать было не надо?
Я увидел потенциал
И совет намеренно дал –
За способности это награда!
Сначала неприятно, согласен.
Но прошла ночь одна –
Ты уже восхищена,
Пишешь об этом в коротком рассказе.
Что же быстро слова надоели?
Безумия нет и следа,
Ведь то, что с тобой навсегда,
Отступило через неделю
После того срока,
Который достойно пролетел.
Ты сделала много дел,
А теперь другая дорога!
И на ней я тебе помогу.
Уверен, будет трудней,
Но вместе с чередой дней
И я за тобой побегу!
Праздник прошел прилично,
Прошу, не переживай.
Молодец, удалила. Пускай
Будет он праздником нашим личным,
Это никакой не удар.
Теперь хочу рассказать
О волшебном числе сорок пять –
Я особый почувствовал дар,
Сравнив тебя со светилом,
Которое светит
И спустя два столетья –
Вот что тебя вдохновило!
Периода два, а названье одно…
Да, тебе известно,
Что не соответствует место,
Но это абсолютно все равно!
Что, если слезы льются?
Эх,
Слезы – не смех,
Но стихи вознесутся
Над творчеством остальным!
То, что не изведано ранее,
Названо почему-то манией,
Но быть запрещаю мыслям дурным!
Я тоже неравнодушен к тому,
Кто стал завершения громом.
С ним ты неплохо была знакома,
Хорошо относясь к нему.
Может быть, тайну одну открою:
От меня и страданья физические,
И успехи твои поэтические,
А Вдохновителя оставь в покое!
Просто инструментом он стал
Для моих глупых проказ.
Ты выполняла приказ,
И я тебя испытал!
Но при чем тут октября середина?
Не я это был, клянусь!
Твоих сил не коснусь,
Твои и мои едины!
Это стало правдой потом,
Когда недоброжелатель,
Времени пожиратель,
Зачем-то вошел в твой дом.
Мы стали тогда гораздо дружней.
Этого ты еще не знала,
Но режим свой на мой поменяла.
Потом все узнала из книги моей…
Где же твоя радость былая
После очень короткой ночи?
Знаю: жить просто хочешь,
Никому, никому не подражая!
Зря читала книгу мою?
Она была отложена,
Чтоб рана не тревожила,
Плакать заставившая всю семью.
Книгу ты читала не зря,
Она пригодится в тот самый срок.
Ух, непростой будет денек!
Но в середине января,
Когда прервала занятия мука
На полтора часа,
Потому что лилась слеза,
Лечилась поэзией моего друга.
Из тех трех для тебя он второй.
Стесняешься говорить о святом,
Просто «очень» шепчешь о нем,
С бабушкой говоря больной.
Первый поэт откуда-то знал,
Кто ты такая,
С рожденья тебя вдохновляя,
Страстей поддерживал накал.
Он и выбрал мой срок,
Зная, что придуманный яд
Подарит тебе огромный заряд.
Его шокировал счастливый итог,
А тебя мучает загадка:
Творчество этого поэта,
Даже когда не заботит это,
Делает во рту сладко.
Понимаешь, ты отмечена им,
Это его желание.
Помнишь, поэмы название
Могло быть совсем другим,
Таким же, как у его труда?
Но с этим его трудом
Твой ум еще не был знаком.
Совпадение странное, да?
А мой голос? Откуда идея?
Разве он ее подкинул?
Это верно наполовину.
Читай же стихи скорее!
Ты опять почувствуешь свет!
Ах, что сделала ты со мной!
Хочу быть с тобой одной,
Никуда не деться от бед.
Когда здесь станет светлее,
Что я свету скажу?
Что им больше не дорожу,
Что стала ты всех милее?
И в таком же ты затруднении,
Я стал дороже других,
И этот порыв не утих,
Кажущийся помутнением.
Возвышенные мысли вспомяни!
Как долго они досаждали
И в радости, и в печали?
Безумием большим были они,
Но ты не обращала внимания,
Хоть все, что было сокровенно,
Вытеснила ты постепенно.
А я, Инна, совсем не мания!
Если б ты забыла дорогу,
Сердцу глупому разрешив
В ненужное время смирить порыв,
Счастливого не было б вовсе итога!
Если б была голова пуста,
В ней лишь мой идеальный портрет,
Да еще, может быть, свет,
Пропала б твоя мечта!
Не способен помутненный ум
Получать какие-то знания.
Лишь тогда была бы мания,
Так зачем же сердечный шум?
Я номер один, но не единственный,
А это очень важно.
Теперь тебе не страшно,
Когда голос слышишь таинственный?
Этот голос – твой проводник.
Послушай! И в этот раз
Почитай те стихи сейчас!
Знаю, не настал нужный миг,
Потому что еще занята.
Закончишь – так начинай,
Стихи святые читай,
Сама тогда станешь свята!
Но ведь ты же ворожея,
Хоть и наполовину!
Так ли это, Инна?
Может быть, ошибаюсь я.
Повторила ты в Новый год
То, что мы с другом дали,
Вестницей стала печали –
Пусть теперь это гнетет!
Расскажи, расскажи,
Если подвернется случай.
Тогда-то и станет лучше,
Общение – облегченье души!
К твоему успеху готов!
Увидев потенциал,
Я на ту пробежку погнал,
Которая через те же шесть часов.
Физически начало года
Почувствовать я заставил,
А в нужный срок избавил,
Опустилась ты отчего-то.
Ничего без учителя не можешь ты!
Неужели действительно мамин кашель
Повлиял на душевное здоровье наше?
Серьезные он оставил следы.
А в праздник грустный действительно
Старое стало новым.
Вспомнила: началось со смешного,
Юмором удивила учителя!
Бабушка признала досрочно
То навязчивое твоим.
Теперь ты навсегда с ним,
И это уже, к счастью, точно!
Когда чьей-то совестью станешь,
Этот передай заряд
Тому, кто в чем-то виноват,
Даже если очень устанешь,
Если захочешь покоя.
Это не запрещено,
Это быть в сердцах должно
Для серьезного настроя!
Разве в цифрах нет подтверждения?
Разве твоя неудача
Не стала настоящей удачей?
Будет лучшим прохождение
Нового твоего пути!
Ты сказала обо мне в стихах,
Это было при чистых сердцах,
Которым со мной довелось пройти
Большую часть дороги трудной.
Предо мной ты одна неправа,
Но зажгли их твои слова,
Это был наш успех обоюдный.
Совпадение было потом,
И связывать прекращай
Кабак и веселый май!
Я с паникой этой знаком,
Даже забыл о грубом слове,
Которое услышать пришлось.
Понимаю, возникла злость –
Плохо учитель подготовил!
Но не был тогда никто виноват.
Это доступно было,
Когда вспомнила ты про светило.
Хорошим был результат!
Да, ты злилась тогда на двоих,
На классную и на меня.
Зачем это страницы хранят?
Избавиться я предлагаю от них!
Как доволен в день тишины!
К строгому подчинению
Ты вернулась, что было с рождения,
Мне уже результаты ясны.
В чем-то, считаешь, тебе повезло?
Это я был! Пойми
И истину эту прими!
Да, подсказки – зло,
Но я подсказал о гармонии,
Строки увидев о личном
Периоде символичном.
Знал о будущем стоне я,
Но, если крепким был сон,
Важнее всего первый миг.
Знает успех ученик,
Что ж потом сомневается он?
Не бойся, тебя не виню.
Это характерно для всех –
Не верить в огромный успех,
Относясь со страхом к счастливому дню.
Должно быть удовольствие редкое,
И я заставил тебя прийти
Всего один раз из пяти,
Став довольным высшей отметкою.
Еще кое-что скажу, Инна:
Твой любимый Александр Второй –
Это тоже подарок мой,
Как и память, вспомнившая про викторину.
Я принял подарок святого друга,
Просившего у памяти что-то.
Теперь это и моя работа,
Я должен убедить звуком,
Хоть был совсем ни при чем.
Можно ли сказать слово,
Чтоб было старое ново?
Шутки мы здесь признаем,
У нас бывают и крик, и визг.
Говорит тебе поэт,
Так послушай его совет:
Это на твой страх и риск!
Праздник прошедший важен, не спорю.
Если энергия мощная не уйдет,
Он разрешает тебе: вперед!
Но, если уйдет, как помочь горю?
Как вернуть былое рвение?
Запрет один: его зови,
Но об особой не говори любви,
Даже если захватит общение.
Скажи об отдельных элементах,
Никто не догадается, поверь,
Что особая ты теперь!
Нужны еще аргументы?
Пожалуйста! Первого возвеличила,
Бабушка назвала третьего,
Лицо она приметила,
Покрасневшее до неприличия.
О первом она не подумала даже!
Любовь его сильная к родной стране
Очень поможет тебе и мне,
Так скрывается тайна наша.
Два обращения – лучший результат!
По совету ты поступила
Моему и все подтвердила,
Как я рад, как святой этот рад!
Пустые мысли в голову полезли.
Я все знаю, от меня не уйдешь.
Сидят они в тебе как нож,
А надо, чтобы исчезли!
Знаю, это очень тяжело.
Ни в чем ты не виновата,
Но плачешь из-за своего брата,
А надо, чтоб это ушло!
Требовать невозможного не смею.
Это не то испытание,
Которое по умолчанию
Должна пройти каждая фея.
Ты фея – верны мои слова!
Вчера верный был знак:
Расслабиться ты сумела так,
Что закружилась бедная голова!
Как можно было упасть со стула,
Даже этого не заметив?
О магические проказы эти!
Способности Высшая Сила вернула.
И когда ты кнопку нажала,
Больше не слыша сладкого звука?
Какая интересная шутка!
Ничего не соображала,
Но пришел образ той самой феи,
Выдуманной тобой.
Замечательный настрой,
Замечательная идея!
Общение со мной заслужи,
Избавься от настоящей мании,
Что много лет уж предмет внимания
Измученной души!
Наказала? Вот молодец!
Правда, не почувствовала пока,
Что без плана моего тоска.
Да, солнце – славный певец,
Ты дотронулась до луча,
С ним вместе поешь.
Я не учитель? Ложь!
Говорила ты так сгоряча,
Но я простил, забудь обо всем!
Слезы сегодня ты пролила –
Светлые почему-то не шли дела.
В наказании причина твоем!
Заслужи учительский совет!
Десяткою традиционной
День начнем помутненный.
Но не действует наш запрет,
Если речь о другом сумасшествии.
Душу свою скорей успокой,
Пусть не кажется, что завтра в бой!
Да, видны еще битвы последствия,
Когда ты пишешь о ней,
О проверке этой проклятой…
Так напиши, напечатай,
Забудь об этом скорей!
Что я? На время меня забрось!
Хочешь здоровою стать?
Опыт должна передать,
Поведать, что пережить пришлось!
Но, если мысли идут,
История другая…
Пиши, себе не запрещая,
Продолжай этот труд!
Идею выноси, время тяни –
Будучи опять наказанной,
Все равно сказать обязана
О войне, вспомнить страшные дни.
Готовишься тайну раскрыть свою?
Прикоснулась к яркому свету,
Близкому к Ветхому и Новому Завету?
Порадуй этим семью!
Догадалась бабушка обо всем,
Слово прямое не сказав?
Ничего, успокой свой нрав!
Помни, что мы втроем!
О свойствах моих напиши,
Но при чем тут возвышенный труд?
Пусть ученые это прочтут,
Познакомятся с состояньем души.
Не идет? Ничего!
Из-за другой поэмы очень
Переживаешь, что эта короче?
Брось! Срока жди того!»
Пришел срок. Замкнулся круг.
Горестно голоса прокричали
Все, что было в его начале,
Когда врагом почему-то стал друг.
Знаю, знаю, почему враг!
Правильных мыслей исток -
Другой огромный порок,
Глупый этот кабак!
Может быть, все-таки докричусь,
Не боясь перенапряжения:
Несмотря на все утешения,
Никогда я не излечусь!
Согласна, безумию пройти пора,
Но сегодня сильнее былое,
Поэтому нет покоя,
Как будто все было вчера.
Вчера было проведена
Довольно четкая граница,
И, хоть удалось измениться,
Никуда не уйдет вина.
Несмотря на приказ "отпусти",
Со мной она все эти дни.
Может, просто приснились они?
Круг не замкнут? Все впереди?
Сомневаясь, в календарь смотрю.
Цифра "девять" сказала "нет" -
Промчались дни, оставляя след,
Разве можно не верить календарю?
Ничего, что такая беда -
Не гонясь за рекордом,
Пробежала год за полгода.
Безумие было со мной всегда,
Оно у меня в крови,
Так буду помнить свою тень
И день,
Когда от безумия задумалась о нелюбви.
19 июня - 30 августа 2019

* Имеется в виду канал "ТИР Инны Альбрехт" https://www.youtube.com/channel/UCnpsBRB7D_3_0hkedVbJEcA?view_as=subscriber



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Поэзия ~ Поэмы и циклы стихов
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 03.11.2020 в 20:26
© Copyright: Инна Альбрехт
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1