"Детские шалости"


"Детские шалости"
— Семен Петрович, никак заболел? Что случилось, неужели подкосили инфаркт, инсульт или рак? — печально взирая на пенсионера Мамалыгу, с тревогой и сочувствием произнес механизатор широкого профиля Степан Шестак.
— Типун тебе на язык! — возмутился сосед, моргая заплывшими жиром глазами. — С чего ты взял? Может не с той ноги встал или после похмелья пригрезилось? На здоровье не жалуюсь, мой мотор работает без перебоев.
— С чего взял, спрашиваешь? — ухмыльнулся Степан и, указав рукой на лобовое стекло автомобиля «Жигули» седьмой модели рубинового цвета, спросил. — Откуда знак с профилем инвалида-колясочника?
—.А, а, вот ты о чем? — широко улыбнулся Мамалыга, вздрагивая хомячьими щеками. — Знаешь ведь, что я — заядлый рыбак. Часто выезжаю на «Жигулях» на побережье Черного и Азовского морей, озеро Сиваш и другие водоемы. Чтобы работники ГИБДД не приставали, обзавелся этим знаком. К тому же авто у меня не респектабельное, три десятка лет на ходу. С большим трудом удается проходить техосмотр.. Это не иномарка, не джип, с водителя которого можно срубить куш за превышение скорости или другие нарушения Правил дорожного движения.
— Ловко, — заметил Шестак. — Может, и мне на кабину трактора налепить такой знак?
— Не смеши людей, а то ведь подумают, что Степка сдвинулся по фазе, — рассмеялся пенсионер. — Где и когда ты видел, чтобы госавтоинспектор с жезлом дежурил в поле? Их место на трассах с интенсивным движением, на улицах городов, где куча видеокамер.
— Верно, — согласился механизатор. — На асфальт меня с гусеничным трактором, плугом и сеялкой никто не пустит, а на пыльную проселочную дорогу, тем более в распутицу, гаишника калачом не заманишь. Семен Петрович, но ведь к знаку инвалида-колясочника, тот же работник ГИБДД потребует документ, справку о реальном состоянии организма. Глядя на тебя, пышущего здоровьем с румянцем на щеках, не скажешь, что угнетает болячка. При первой же проверке погоришь со своей хитростью.
— Я — не валенок, подстраховался, — самодовольно сообщил Мамалыга. — Из пенсии в восемь тысяч рублей выкроил три тысячи на удостоверение инвалида. Комар носа не подточит. Знак полезен еще тем, что оберегает от ДТП.
— Каким образом?
— При виде его на заднем и лобовом стеклах, водители-лихачи проявляют осторожность. По инерции сбавляют скорость, держат ногу на педали тормоза, соблюдают дистанцию. Они опасаются, что вдруг у инвалида возникнет помутнение сознания. Мол, решит неожиданно остановиться, дать задний ход или развернуться посреди дороги. Из-за повышенной бдительности очень редко происходят ДТП с участием инвалидов.
— То-то я удивляюсь, почему на улицах города и трассах много авто, не только «Волг», и «Жигулей», не говоря уже о «Запорожцах», которые нынче редкость, но и на крутых иномарках, много знаков с изображением инвалида-колясочника, — признался Степан. — Не ровен час, начнут выдавать удостоверения водителя слепым и глухонемым гражданам.
— У них нет шансов, медкомиссия зарубит.
— По какой болезни тебя признали «инвалидом»?
—За плоскостопие и расстройство желудочно-кишечного тракта меня признали инвалидом третьей группы, — сообщил Мамалыга.
— Странно, впервые слышу, чтобы за диарею давали инвалидность и с плоскостопием люди долго живут. Им ведь не чеканить шаг на парадах, не танцевать в балете? Семен Петрович, ты мужик креативный, не зацикливайся на знаках. Оборудуй свою телегу проблесковым маячком и сиреной. Тогда все участники дорожного движения будут тебе уступать путь, как тем же карете «Скорой медпомощи» или пожарной машине. Это намного эффективные, чем инвалидные знаки.
— Я тоже об этом размышлял. Был бы рад обзавестись маячком и сиреной, но кто позволит? Желающих, хоть пруд пруди, министры, депутаты, сенаторы, олигархи и прочие вип-персоны, как их нынче принято величать. А кто я такой? Мелкая сошка, — удрученно покачал пенсионер круглой, как арбуз головой с залысиной и седыми висками.
— Да, без большого презента и влиятельного покровителя в погонах, делу — труба! — согласился Степан. — Нынче, где капитал, там и криминал. Вот ты до седин дожил, многое повидал, скажи, какова заветная мечта водителя?
— Чтоб ответить, большого ума не надо, — усмехнулся Мамалыга. — Главное, чтобы двигатель работал без перебоев или не пришлось в пути менять пробитое колесо.
— Эх, ты тюлень, — рассмеялся Шестак. — Заветная мечта каждого водителя обзавестись блатным госномером на тачку. Такие выдаются на персональные авто министров, губернаторов, депутатов, сенаторов, генералов и адмиралов армии, флота и разных спецслужб. От них инспектора ГИБДД шарахаются, как черт от ладана, так как бояться потерять свое прибыльное место. Напротив, по стойке «смирно» берут под козырек, отдают честь. Если «шишка» очень крупная, перекрывают проезд для других водителей, сопровождают с включенной сиреной и маячком. Тебе такие почести не светят. На твоих задрипанных «Жигулях» такой блатной госномер будет выглядеть, как золотое ожерелье на вялом вымени нищенки. Вот, когда пересядешь на «мерседес» или джим и накопишь кучу валюты. Есть шанс для осуществления мечты.
— Куда мне до богатых господ, я — человек маленький, мне много не надо, — заявил пенсионер и спохватился: «Что-то я с ним слишком откровенный? Следует язык прикусить, а то Степан себе на уме. Пожелает извлечь для себя выгоду». Взглянув на соседа с недоверием, велел:
— Ты о моей хитрости по поводу инвалидного знака своей Дуняше и кому-либо другому ни слова, ни полслова не говорили, а то ведь разнесут по селу. Язык без костей, что помело. Информация может дойти до ГИБДД, возникнут неприятности.
— Ты прав, баб хлебом не корми, дай посудачить, словно сороки, разнесут слухи по селу, — подтвердил тракторист и добродушно предложил. — Вот что, любезный сосед, обещаю держать язык за зубами, но и ты не будь жлобом. Дай мне для дегустации, хотя бы пару бутылок кальвадоса. Шибко он у тебя крепкий, бьет по шарам. Много не требую, тогда не возникнут большие неприятности,
— Ишь, чего захотел. Кальвадос не с неба свалился, чтобы его налево и направо раздавать. Если не терпится заложить за воротник, то плати денежку.. Халява кончилась..
— Она и не начиналась, — заметил Шестак и упрекнул. — Никакого сочувствия и уважения к представителю трудового крестьянства, пахарю. Кабы ты сам от зари до зари пахал в поле, как вол, то давно бы понял, что кальвадос, водка и другие крепкие напитки для меня, что горючее для трактора. Без заправки далеко не уедешь и много не напашешь.
— За какие-такие услуги и заслуги я тебя должен поить и кормить? — опешил пенсионер. — Ты мне не брат и не сват, чтобы устраивать застолья.
— Подумай хорошенько. За хранение твоей коммерческой тайны, вот за какую услугу и заслугу! — твердо произнес Степан. — Если в ГИБДД узнают о твоей хитрости, то она выйдет боком, обойдется тебе намного дороже кальвадоса. Во-первых, лишат знака и удостоверения «инвалида с медвежьей болезнью». Во-вторых, конфискуют авто и тогда тебе на рыбалку придется добираться пешком или на хромой кобыле. В-третьих, оштрафуют на крупную сумму, не хватит пенсии и за полгода, чтобы расплатиться. В-четвертых, заведут уголовное дело за подлог с документами. Загремишь под фанфары на тюремные нары. Заруби у себя на носу: скупой платит дважды.
— Не стращай, я калач тертый. По сравнению с махинациями коррупционеров и казнокрадов, похищающих на миллионы и миллиарды рублей, это детские шалости. Самое суровое, что мне угрожает штраф, а может, на первый случай предупреждение. Как пенсионеру, сделают снисхождение, простят за прежние трудовые заслуги, почетные грамоты и нагрудный знак «Ударник пятилетки», не лишат свободы. Если и осудят, то условно с испытательным сроком. Я это испытание выдержу.
— Помечтай, помечтай, разрешаю на радостях прослезиться, — подначил его Шестак и строго изрек. — Именно с «детских шалостей» начинаются крупные аферы. Аппетит приходит во время еды, а деньги никогда лишними не бывают. Бизнесмен, банкир или криминальный авторитет, если ему до первого миллиона не хватает десяти-двадцати долларов, то из-за огорчения готов свести счеты с жизнью. Страсть к обогащению, стяжательству сильнее любовной страсти.
—Прямо-таки, открыл Америку! — потешаясь, Мамалыга аплодировал. — По-научному эта страсть называется клептоманией. Я ею не страдаю, в потребностях неприхотлив, знаю разумную меру.
— Знаешь меру, однако, ради личной корысти налепил на авто знаки, — поймал Степан его на слове и продолжил гнуть свою линию. — Перед законом все равны, и стар, и млад. Дело в том, что деяние социально опасно. Следуя твоему примеру, через год-другой все владельцы авто в нашем селе, приобретут знак с профилем инвалида-колясочника и «липовые» удостоверения инвалида. Невольно сложится впечатление, что многие побывали в жестоком сражении и возвратились с увечьями и ранами.
— Эти факты меня не касаются. Моя хата с краю, я ничего не знаю, — проворчал Мамалыга.
— Очень касаются, — ощутив назревающую выгоду, с азартом произнес Степан. Ради корысти, он решил взять быка за рога, поэтому продолжил натиск:
— Следствие квалифицирует твои действия, как мошенничество, причем совершенное группой по сговору. Ты пойдешь в качестве паровоза…
— Паровоза? У меня авто «Жигули». Причем здесь железная магистраль?
— Парвозом называют главаря, организатора злодеяния, — пояснил механизатор. — Значит, наказание будет максимальным. Гарантирую, что в камере на нарах подорвешь свое драгоценное здоровье. В лютую стужу, работая в карьере или на лесоповале, приобретешь кучу разных болячек. Они к твоему организму с ослабленным иммунитетом, прицепятся, как репьяхи к курдюку барана или овцы. Там тебе кальвадос с брынзой и мамалыгой никто не предложит, а на жидкой баланде и бурде холку и хомячьи щеки не наешь, отощаешь, словно высушенный гербарий.
Перспектива оказаться в местах не столь отдаленных очень встревожила и озадачила Семена Петровича. «Если я пойду у него на поводу, подарю две бутылки кальвадоса, то халява понравится. Прилипнет, как банный лист, и продолжит вымогательство, пока винный погреб не опустошит».
— Не скупись, у тебя не убудет, — поторопил сосед. — Выпью за твое драгоценное здоровье и общую тайну.
— Что тебе до моего здоровья и тайны? Не сомневаюсь, что с радостью выпьешь и за упокой раба божьего Семена.
— Постыдись, как ты мог так обо мне подумать?
— Так ведь ты ни одни поминки в селе не пропустил. Приходишь без приглашения.
— На поминки идут по зову сердца, не дожидаясь приглашений, — возразил Шестак. — У меня, почитай, больше половины жителей села родня и закадычные друзья. Грех не помянуть безвременно усопших, обронить скупую мужскую слезу.
Неожиданно Мамалыгу осенила идея использовать знаки только при выезде на трассу, опекаемую сотрудниками ДПС. Кротко взирая на настырного соседа, он произнес:
— Степан, тебе следовало бы служить в церкви, читать проповеди и отпускать грехи. Умеешь в душу проникнуть и до слез разжалобить. Усовестил меня, стыдно стало за то, что обманываю государство, которое обо мне постоянно заботиться, пенсию платит, на хлеб и молоко хватает. Слава богу, подсобное хозяйство, огород и сад выручают.
Он открыл дверь авто, резво нырнул в салон и убрал с лобового и заднего стекол знаки с графическим профилем инвалида-колясочника. Потирая руки, с удовлетворением заявил:
— Теперь совесть меня не гложет. Считай, что одним инвалидом меньше стало. Своей задушевной беседой бы меня вылечил от плоскостопия и диареи. Ты — прирожденный знахарь, а не пахарь. Бросай трактор и займись бизнесом по врачеванию душ от болезней и страданий. Тогда у тебя денег будет через край. Хватит и на кальвадос, и на роскошные наряды и украшения для Дуняши.
Шестак, обескураженный финалом диалога, с досадой подумал: «Однако, шустрый старик, в последний момент вывернулся. Ну, ладно, подловлю тебя на чем-нибудь другом». Не солоно хлебавши, трусцой он направился к калитке своего подворья.


*ГИБДД — Государственная инспекция безопасности дорожного движения.
*ДТП — дорожно-транспортное происшествие.
*ДПС — дорожно-патрульная служба.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 15
Опубликовано: 03.11.2020 в 12:50
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1