Старость


Старость не радость, а бесконечная грусть, к концу жизни неизбежно переходящая в безысходность, добавлю я от себя, усложняя и уточняя общеизвестную фразу. Почему я пришел к столь безрадостному, и скажем прямо, пессимистическому выводу? Все очень просто, назовите мне хотя бы одно преимущество старости перед молодостью или, хотя бы, зрелым возрастом. То-то и оно! Большинство из тех моих знакомых, кому уже далеко за шестьдесят со мной согласны. Глотание таблеток горстями, втирание чудодейственных, но, увы, бесполезных мазей в свои распухшие суставы и надоедание докторам нытьем и жалобами на хлипкое здоровье, не располагает к оптимизму. Молодежь подобными размышлениями не заморачивается. Они вполне справедливо считают, что у них еще все впереди, и времени для полноценной жизни хватает с солидным запасом. Здоровья, как говорится воз и маленькая тележка. Возможно, что и так, но скорее всего, нет. Все точно знают дату своего рождения, дату же собственной смерти знают только самоубийцы.

Мне нравится проводить аналогию человеческой жизни с костром. Да, с обычным костром, у которого мы любим организовывать посиделки на лоне природы. Казалось бы, что общего, так нет, есть, что с чем сравнивать, если у тебя не плоское воображение. Так же, как робко и несмело появляются первые трепетные язычки пламени разжигаемого костра, зарождается и хрупкая человеческая жизнь. И то, и другое может прерваться, не успев окрепнуть и набраться сил. В первом случае от порыва ветра, а во втором, от болезней и других негативных причин.

Костер разгорается, набирает силу, пожирая все, что может поддерживать горение. Человек, растущий и мужающий с годами, набирает столько энергии и сил, сколько может позволить накопить в себе его организм. И в первом, и во втором случае есть ограничения. И вот, наступает то время, когда, исчерпав запас горючего материала, а в случае с человеком, жизненных сил, костер угасает, и затухающие угли еще долго тускло мерцают на выгоревшем кострище, пока, наконец, полностью не погаснут. Старость – это не что иное, как догорающий костер, которому вновь никогда не суждено вспыхнуть ярким пламенем.

А что дальше? И есть ли оно, это дальше? Атеисты утверждают, что никакого дальше не существует. Годы, прожитые на планете Земля, это, что имеет каждый человек и только один раз в жизни. Ни повтора, ни дублирования, ни загробной жизни, ничего такого нет и в помине. Логика атеиста проста – каждый рожденный на земле человек должен умереть в свое время, уступив место людям последующих поколений. Даже исходя из этих соображений, смерть ни, что иное, как завершение естественного процесса, называемого жизнью, для каждого индивидуума, рожденного на земле. Согласно этому закону живой природы, не будь смерти, места на Земле для вновь рождающихся не оказалось бы уже много лет назад. Не реально накопление такого количества биомассы в одном месте. Законы живой природы надо принимать такими, какими они есть.

Смена поколений всего живого на данной планете, естественный процесс самосохранения человеческой популяции. Без этого никак. Простая истина формулируется так, если пришел, то обязательно должен уйти. А, если мы соглашаемся с подобным утверждением, то следует естественный и единственный вывод – родился, умри. И лучше, без слез, сожалений и испуга, вызванного ожиданием неизбежного конца. Нас же не пугает, утверждают атеисты, отсутствие нас на земле до нашего собственного рождения. Так почему оно должно нас пугать после смерти? С моей точки зрения, какая-то искаженная логика в этом утверждении прослеживается, но и только.

Пожалуй, только понимание, и осознание того, что конец твоей личной жизни, другими словами, твой персональный конец, это не конец жизни в целом, приносит слабое утешение при размышлениях над этим бесконечным процессом. Человечество существовало до тебя, будет жить после того, как ты уйдешь в небытие. Тогда к чему понапрасну терзаться страхом смерти. Ведь ты остаешься жить в своих детях, внуках, правнуках, в тех, кто не забыл о твоем существовании по прошествии времени. Только так ты ощущаешь свое причастие к продолжению рода людского. Слабое утешение, но ничего другого атеисты предложить не в состоянии.

Существуют, правда, и у атеистов теории продолжения жизни после смерти, когда человеческие останки становятся источником пищи для живых микроорганизмов. Другими словами, все, что осталось от твоего бренного тела, пройдя пищевую цепочку, рано или поздно появится в растениях, бактериях, животных, людях в виде отдельных атомов и молекул. Правда, надежды синтезироваться обратно в своем первозданном виде, нет никакой, вот что огорчает. Вероятность такого события ничтожна. Не знаю, как вам, а мне такое продолжение жизни не нравится. Почему не нравится? Да все элементарно просто. Разве вы озабочиваетесь судьбой вырезанного у вас двадцать лет назад аппендицита, или, к примеру, удаленного желчного пузыря? Отслеживаете, как он проходит пищевую цепочку в организмах бактерий и простейших? Некоторых не интересует даже судьба утраченной конечности, которую спешно пытаются заменить протезом. Ведь надо как-то перемещаться по земной поверхности, пока представляется такая возможность.

Нет, не нравится мне философия атеистов по вопросу жизни и смерти. Ощущается какая-то тоска и безнадега во всех их прямолинейных рассуждениях. Даже у греческих философов, которые, как известно не поклонялись богам, была более интересная концепция, чем у атеистов. Они утверждали, что смерти нет. Вот так просто и незатейливо, нет ее и все. Пока человек жив, для него нет смерти, если человек умер, смерть есть, но человека уже нет. Поняли, в чем фишка? По мнению греческих философов, человек и смерть никогда не пересекаются и поэтому, нет смысла ее бояться. Зачем тогда впадать в депрессию, ожидая прихода старухи с косой? Все логично, исходя из их теории. Не надо огорчаться, учат они, думай о смерти, как об отвлеченном философском понятии без страха и ненужной скорби! Вытри слезы, подбери сопли и смело, со светлой улыбкой на лице презирай страх смерти, где только можешь.
Философия отличная, но поверить в нее трудно. Как же не пересекается человек со смертью, перед отходом в вечность? А кого же он дожидается, лежа на смертном одре, в попытке испустить последний дух? Кто, как говорится, примет эстафету из слабеющих рук. Один раз уж точно пресекаются. Не убедительно излагают древние греки. Чистый самообман.

Мне лично больше нравится религиозное мировоззрение по обсуждаемому вопросу. Не все, но нравится. Здесь оптимизма больше и, что самое главное, есть надежда, что по окончании жизненного пути, душа усопшего, продолжает существовать после смерти, предварительно освободившись от грешного тела. В индуизме настойчиво продвигается мысль, что в человеке главное душа, а тело – лишь временная оболочка, в которой эта самая душа развивается. И когда она, подобно плоду, созревает до известного духовного уровня, тело перестает быть нужным и должно быть сброшено, как изношенная одежда. Такая постановка вопроса лично меня настораживает. Справедливости ради надо сказать, что подавляющее большинство народа тяжело расстается с телом, пусть даже грешным.

Оглядываясь на пройденный мною жизненный путь, я бы не осмелился опровергать утверждение о человеческой греховности. Что есть, то есть, никто не спорит. Не согрешить на таком длинном временном отрезке как жизненный путь, удается, разве, что, будущим святым, а их единицы. Согласись, читатель, глупо игнорировать очевидное. Жизнь штука длинная. В биографии каждого найдется нечто такое мутное, что нельзя отнести не только к праведной, а вообще, к порядочной жизни. Даже хочется поскорее забыть и плюнуть в то место воспоминаний, где оно хранится, беспокоя душу запоздалыми раскаяниями. Ну и что это доказывает? Ничего. В то же время, за столько лет пребывания в собственном теле, как-то привыкаешь к нему. Срастаешься с ним, что ли. Согласитесь, это трудно оспорить. Не употребляешь же в разговорной речи словосочетания «сердце моего тела» или «печень его же». Говоришь мое сердце, моя печень. Не знаю, как вам, а лично мне мое тело нравится, и я к нему серьезных претензий не имею. Разве, что подагра слегка беспокоит, но и только. Зачем же ради этой мелочи расставаться с тем, в чем неплохо прожил всю жизнь.

Ну да ладно, это мой личный взгляд на проблему перемещения душ по небу. Не это главное, а то, что ты продолжаешь существовать после естественного конца. Пусть в несколько иной форме, но продолжаешь! В Писании сказано, что после смерти Бог назначает душе место ее временного пребывания в соответствии с тем, что она заслужила, живя в теле: рай или же ад. То есть, сиди и жди, поскольку назначение в то или иное место отбывания срока, определяется «частным» судом (прошу не путать с «всеобщим» судом, который состоится в конце мира). Именно по итогам рассмотрения каждого конкретного дела в этом суде, Господь воздает человеку по делам его, учит священное Писание. А дальше, души умерших блаженствуют или мучаются по делам своим. Сиди и жди распределения в место назначения. Если праведник, попадешь в рай, грешник – в ад. Хоть какое-то движение по сравнению с атеистической безысходностью. Прямо, как после окончания института в советское время. Хорошо учился, распределят в перспективное место, плохо – сам виноват. Пошлют туда, где двенадцать месяцев зима, а остальное лето.

А давайте рассмотрим проблему, с другой стороны. Представьте ситуацию, при которой бы Вам, например, предложили бы вечную жизнь? Думаю, что подавляющее большинство согласилось бы, особо не раздумывая. Заманчиво же жить вечно. А, что такое вечная жизнь, кто-то задумывался? Поощрение или наказание? Я провожу такую аналогию: что может больше нравиться, смерть, или пожизненное заключение. Ни то, ни другое. Так и здесь. Как оно, отказаться от смерти, чтобы быть обречённым на вечную жизнь? И что, вообще, это такое — вечная жизнь? Вокруг тебя все меняется. Люди вокруг тебя проживают полноценную жизнь, а для тебя пролетело лишь мгновение. Один за другим умирают твои родные и близкие, соседи и бывшие сослуживцы, твои собственные дети, а ты какой был, такой и остаешься. Правда, не совсем такой. Тут за шестьдесят – семьдесят лет набираешь столько болячек, что уму непостижимо. А сколько ты их наберешь за триста, пятьсот или большее количество лет? А кто возьмет двухсот пятидесятилетнего специалиста на работу? А согласится ли пенсионный фонд бесконечно выплачивать пенсию такому человеку? А, если определят на пожизненное заключение, вот потеха начнется. Такой заключенный не одну тюрьму переживет.

Вопросов больше, чем ответов. Есть от чего прийти в ужас и испытать беспросветно тоскливое чувство обречённого на вечность. Что там и говорить, в идею вечности заложено некое недоразумение. Может быть, потому, что рождается она не от ума, а от плоти, того самого жаждущего жизни грешного тела, безумного в своих желаниях и эгоизме?
Не знаю, навел ли Вас на какие-либо размышления прочитанный текст или Вы остались равнодушны к сказанному. Ответ на этот вопрос зависит от восприятия образа мира, жизненной установки и способности к рациональному мышлению. Вся мудрость жизни заключается в том, что люди воспринимает мир неодинаково в силу своей индивидуальности. Именно в этом кроется различие в восприятии идентичных по сути событий.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Психология
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 11
Опубликовано: 31.10.2020 в 08:41
© Copyright: Анатолий Долженков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1