Золотая осень Подмосковья


Золотая осень Подмосковья
В ОБНИНСКЕ

Всякий раз, приезжая в Подмосковье, я не перестаю восхищаться красотой здешних мест. Осенью дорога привела меня в этот очарованный лесами, озерами и реками край. Полтора часа пути на электричке от Киевского вокзала столицы до города Обнинска, я пристально вглядываюсь в вагонное окно. Припоминаю когда-то увиденное, открываю для себя новое в неповторимых пейзажах.
Проплывают березовые и сосновые перелески. Чародейка осень подожгла верхушки берез и листва отливается на солнце яркой позолотой. Листья, пока еще медленно, один за другим опадают на траву. Напротив станций и полустанков под кронами деревьев красуются бревенчатые избы, отделанные резьбой и узорам. А совсем неподалеку над ними возвышаются многоэтажные белокаменные здания. В таком близком соседстве старого и нового достигается строгая гармония, радующая сердце и взор.
«Что за поселок?» — спрашиваю я себя, когда электричка, замедлив ход, останавливается у бетонной площадки перрона. В палисаднике утопающих в зелени изб густо рдеют гроздья рябин.
— Переделкино, — объявляет машинист и послушная память подсказывает, что это укромное любимое место московских писателей, их дачный поселок, над которым витает Муза творчества и вдохновения. Здесь доверяли свои светлые мысли бумаге детский писатель Корней Чуковский, Борис Пастернак, Александр Фадеев, Константин Федин….
В последние дни Муза посещала Ярослава Смелякова и других прекрасных мастеров художественной прозы и поэзии. Переделкино — живой родник русского языка, источник вдохновения, хранитель истории о замечательных людях, гордости русской литературы. Потому так притягательны эти места для истинных почитателей талантов.
Далее город Наро-Фоминск. Здесь, в свою бытность некоторое время жил Антон Чехов. Неподалеку от города Балабаново героические места русской славы и доблести: село Тарутино, Бородинское поле, а по пути от Обнинска до Калуги город Малоярославец, также вошедший в историю Отечественной войны 1812 года.
Небольшой экскурс в прошлое и вот я в Обнинске. Иду по широким просторным улицам. Город физиков и энергетиков, ученых различных отраслей науки продолжает строиться. Улицы уходят прямо в лес, потому под окнами домов шелестят высокие белоствольные березы, пламенеют рябины, а в парках поражают своим величием корабельные сосны. Строители аккуратно вписывают город в лесной ландшафт.
— Город наш молодой, но заслуженный, — рассказывает брат Виктор.— Здесь в 1954 году построена первая в мире атомная электростанция и была создана большая сеть научно-исследовательских институтов, в том числе физико-энергетический, сооружена трехсотметровая мачта Гидрометцентра СССР.
В открытии обелиска и вечного огня в честь погибших воинов участвовал, тогда уже опальный, Маршал Советского Союза, прославленный полководец Георгий Константинович Жуков. Одна из улиц Обнинска названа его именем. Он родился недалеко в селе Стрелковка, а ныне города Жуков.
Зеленые газоны, тенистые аллеи, в клумбах догорают цветы. Осень разводит кистью свои акварели, золотит листву, красит деревья и кусты в багрянец и пурпур.

ГРИБНАЯ ПОРА

За окном идет дождь, мелкий, словно просеянный через решето. Мокнут березки-сестры во дворе. Из приоткрытой фрамуги окна тянет прохладой, пряными запахами близкого леса.
—Грибной дождь, — говорит Виктор. — Готовься в лес за боровиками, груздями, волнушками....
Среди коллег — сотрудников НИИ сельскохозяйственной гидрометеорологии он самый заядлый и опытный грибник. Брат снимает с полки несколько иллюстрированных книжек и протягивает их мне:
— Почитай пока о грибах, полагаю, что мухомор, наверняка, сможешь отличить от съедобных грибов?
Утвердительно киваю головой, хотя мухомор видел разве что на картинке. Изучаю грибы, а их ни мало, ни много... двести видов.
На следующий день мы встали задолго до рассвета, вышли из дома. Прохладные сумерки окутывали город. Лес темной стеной проявлялся на небосклоне, Едва касаясь верхушек деревьев, блистала хрустальная звезда. Совсем рассвело, когда мы, неся в руках плетеные корзинки, вышли на окраину города.
По узенькой тропинке, над которой смыкались кроны берез и сосен, пересекли лесной массив и попали на зеленую сочную полянку. Тут и солнце выглянуло, засеребрилась роса на траве, среди которой проклюнулись ромашки. Я норовил забраться поглубже в лес в надежде, что там и грибов побольше, но Виктор остановил меня:
—Грибы тоже солнышко любят. Чаще всего на полянках и прогалинках растут...
Вскоре я убедился в правоте брата. Пока пробирался сквозь чащобу, натыкаясь на сухой валежник, он срезал несколько подберезовиков. Тогда я решил искать грибы на поляне. Повезло, взгляд натолкнулся на светло – коричневую шляпку подберезовика. Он прятался под стебельками скошенной травы. Срезал один подберезовик, а рядом второй, третий... Постепенно я стал постигать тайны семейства грибов. Уверенно различал сыроежки, моховики, подосиновики, грузди, чернушки...
Узнал, что грузди и маслята любят тенистые места, а подберезовики, подосиновики и белые грибы предпочитают солнечные полянки. Свинушки целыми семействами растут в рытвинах и канавах.
— Осторожнее, не повреди грибницу, — советует мне Виктор, когда я срезаю очередной гриб. Переходим от одной полянки к другой. Прислушиваюсь.
— Тук-тук, — разносится по лесу. Это дятел, примостившись на высокой осине, занимается своим привычным делом. Старается лесной доктор. Издали замечаю под березой большой красный гриб — мухомор. Просится в корзину, да только никто его не берет. Подхожу ближе: да их здесь целая семья. Из травы поднимаются красные шляпки с белыми пятнышками. Польстишься и сразу полная корзина будет, но я прохожу — пусть красуются. Они тоже необходимы в экологических нишах, в сложном организме природы.
Рядом прозрачными бусинками краснеет волчья ягода. На сырой земле, запятнанной желтыми и багряными листьями, резные листочки земляники. Душистые ягоды ее уже отошли. Возле ствола сосны горка земли — муравейник. Светло-коричневые трудяги снуют по стволу, перетаскивая добычу. Наблюдая за жизнью леса, я не забываю и о грибах, постепенно наполняю ими корзинку.
—Нашел, нашел, — послышался голос Виктора. Он поднимает над головой два белых гриба-крепыша. Находка белого гриба, особенно приятна, ведь они большая редкость.
У края поля, где летом колосилась рожь, я нашел десятка два шампиньонов и шаровидных, словно из гипса, белых дождевиков.
— Для начинающего грибника неплохо, — оценил мое усердие брат. Вечером он колдовал над грибами, приготовляя их по какой-то только ему известной технологии.
—Скоро опята пойдут, — говорит он. — Тогда наведаемся на вырубку. Они на пеньках гнездятся.
В субботу грибников было больше, чем грибов. С корзинами, кошелками и сумками они осадили электричку. Мы поехали на станцию Суходрев.
Грибов собрали мало, там не было дождей. Зато лес там такой прекрасный, березняк прозрачный и звонкий, как, музыка. Зеленый смолистый ельник. Здорово отдохнули.

НА РЕКЕ ПРОТВЕ

Небольшая река Протва, но красива. Она — младшая сестрица полноводной и знатной Оки. Подмосковье славится небольшими речушками, в которых отражается синь небес. Вот только некоторые из этих рек — Нара, Суходрев... В дождливые и снежные годы они выходят из берегов, а в бесснежную зиму и знойное лето обмелели. Вместе с Виктором идем проведать Протву. Минуем городской парк культуры и отдыха, в котором высятся могучие сосны в два, а то и в три обхвата.
Река протекает чуть в стороне, в старом районе Обнинска, где сохранились ветхие дома с яблоневыми садами и палисадниками в цветах . От них струится густой аромат плодов. Зеленая лужайка упирается в пологий берег Протвы. Она течет плавно с достоинством.
Возле лодочной станции с одного берега на другой перекинут мост. У причала отдыхают катера и лодки . Ласково светит солнце. На противоположном, поросшем кустарниками и березняком берегу, купаются ребятишки, поднимая сверкающей цветами радуги брызги воды. Из-за поворота реки вынырнула лодка. На корме сидит девушка в белом платье и широкополой шляпке. Парень старательно налегает на весла.
Под сенью высокой березы, шелестящей листовой, как золотым монистом, встречаем рыбака, следящего за поплавком.
— Рыба есть?
— Есть, — улыбается парнишка с веснушками на лице, и хитро подмигивает. — В реке, отдыхает.
—Тяни! — воскликнул Виктор, увидев, что поплавок удочки ушел под воду. Удилище упруго выгибается в руках рыбака. Блеснув зеленовато-оранжевой чешуей на солнце, в траву плюхается большой карп.
—Во-о!— радостно восклицает парнишка.
— А говорил, что в реке отдыхает, — пожурил его Виктор.
На воде колеблются лиловые тени берез. Изредка падает сверху золотой листок и плывет корабликом по течению. Это осень отправляет в рейс свои визитные карточки.
— Зимой тоже на Протве рыбачу, — признается брат. — Что за прелесть подледная ловля. Тянешь из лунки рыбку за рыбкой. А выпадет удача — щука подцепится на крючок.
Виктор умолчал о том, что это занятие для него однажды чуть не кончилось трагически. Спасая незадачливого рыбака, опрометчиво ступившего на тонкий лед, он сам оказался в ледяной воде. И только благодаря самообладанию и смекалке, самостоятельно выбрался из полыньи.
Вечером мы с братом едем на его скромную загородную дачу, где буйно разросся малинник. Словно мальчишка, лакомлюсь алыми ягодами, Их привкус напоминает о детстве.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 21.10.2020 в 09:59
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1