Величие великого


Ох, и трудное это дело – массы тёмные просвещать… к светлому, так сказать, поворачивать нужным местом. Оно ж не всякому дано самолично сообразить заглянуть за увиденное, дабы узреть то, что не сразу разглядишь.
Спиридон Матвеевич зевнул и, почёсывая темечко, продолжил изучение созданного им документа. Кое-где буквы угадывались, но по большей части на листе в разных направлениях имелись лишь неровные пересекающиеся линии.
«Н-н… да… до совершенства ещё… э… подрасти требуется.»
Спиридон Матвеевич перевернул лист низом вверх, в надежде на прояснение, после осмотрел ещё под всякими-разными углами и даже на просвет с «изнанки».
Шеф велел для полноты собираемой информации записывать, что приснилось, непосредственно во время самого сна. Светило! Недаром академик. Правда, пока только зам. по науке, но это пока. Пока завистников многовато. А ведь весь институт на нём держится, на его…на их отделе. Одни тиражи трудов отдельских чего стоят! Никаким Толстым-Пушкиным не снилось! Да и худым тоже. И сотрудникам от гонораров процент полагался, и головному учреждению перепадало на всякие их потуги якобы научные. Они, эти другие отделы с лабораториями, только тратили, а тут лаборатория на собственных «дрожжах», понимаешь, в целый отдел выросла.
«Ведущий одел детального прогнозирования событийных последствий подсознательных прозрений в ходе неконтролируемых мыслительных процессов»!!!
Шеф на этом деле даже производственную травму в виде бессонницы заработал. Но Б.М. Пухликов – глыба! Переборол, преодолел, вернулся в строй и вновь возглавил. Пусть некоторые невежды заматериалестиченные пеняют ему, что спит на заседаниях Академии, и фотографии разные везде выкладывают. Нет! Отметём всякие поползновения с инсинуациями. Не постичь им скудоумным, что не может шеф без работы просто так собственные места отсиживать. Если бы эти ехидны ниже глянули, то наверняка увидели, что гений не просто спит, а ещё и записывает красивым ровным подчерком содержание увиденного.
«Гений, он и… всегда это… и везде.»
Спиридон Матвеевич вздохнул в очередной раз, ему до такого совершенства ещё далековато было, и подшил лист с нерасшифрованными письменами в соответствующую папку. Теперь следовало ещё в общедоступной форме приснившееся увековечить да коллегам из родственных организаций разослать. Наука – дело точное, требующее твёрдого подтверждения выявленных закономерностей. И какой-нибудь приснившийся таракан должен предвещать одинаковую по вероятности цепь последующих событий, что в Новой Зеландии, что за Полярным кругом. Оно, конечно, раньше за Полярным кругом про тараканов не слыхали. Откуда им в чумах взяться? Только цивилизацию с прогрессом человечеству остановить пока не удаётся. И там «малосемеек» понастроили. А в «малосемейках», понятное дело, какие олени? Там только тараканы и поместятся.
Так вот, научным признавалось такое сочетание сна и последствий, которое подтверждалось и в наших доморощенных дочерних подразделениях и в параллельных заграничных. Шеф за этим следил строго. Даже строже всяких оппонентов с критически настроенными недоброжелателями.
Тут уж всему коллективу приходилось попотеть, они…э… паразиты эти – тараканы, ещё и всякие-разные бывают. Тут пока все параллели того-этого… пересечёшь, а после ещё и систематизируешь…
Раньше оно куда проще было, к примеру, в доновейшей истории, т.е. советской действительности: приснился работяге отрывной календарь с 13-м числом и днём пятница, отрывает он листочек с надеждой на лучшее, а там снова пятница 13-е! И так все тринадцать месяцев! Тут, понятное дело, даже сомнений никаких – план поднимут. Значит, не выполнишь, значит, тринадцатая зарплата того… это, стало быть, хрен с редькой – пища наша, потому как не слаще. В почтиновейшей тоже стандартик был – коли приснилось, что собаку съел, значит Гришковец встретится, даже если не живой и не целиком, так книжка какая или пародия. А вот в сееновейшей… тут оно…не всякий раз сообразишь, что привиделось.
Классикам всяким такое уж точно не снилось. Оно, конечно, тогда много чего мудрого понаписали, только во времена этих всяких «…ибн…» всё больше ковры да шербеты… а сейчас… как ни глянешь в новости – так что-нибудь новое выдумали. Шустрые. Не спится им.
Спиридон Матвеевич взглянул на часы. Обед – дело важное. Шеф за трудовой дисциплиной бдил не меньше чем за подтверждаемостью предполагаемого, которое неминуемо должно следовать из предполагаемости подтверждаемого. Ответственность великая, как без дисциплины? Особенно, когда большие чины обращаются в эксклюзивном виде. У них ведь чем мягче кресло, тем больше снится эдакого беспокоящего. Тут шеф на себя ответственность брал, ну и благодарность тоже. А как иначе, если за каждым виденьем – козни злонамеренных конкурентов? Это у простых пенсионеров все сны, по большей части, к обычной инфляции., а там … там фантазии ни в один Уголовный кодекс не поместятся.
Отобедав Спиридон Матвеевич вернулся на своё рабочее место, взбил подушку, улёгся поудобнее и подсунул под руку картонку с чистым листом. Свет начал сам медленно гаснуть. Теперь в отделе у каждого сотрудника своё помещение было. Без окон, разноцветий всяческих и с прочими удобствами, причём абсолютно звукоизолированное, дабы никто никого от трудовой деятельности ничем не отвлекал.
Работа есть работа – Спиридон Матвеевич опустил веки в надлежащее положение. И приснилась ему клумба со всякими ноготками-бархатцами… Красивая! Только к чему? Вот ведь заковыка.
Сотрудникам, кроме записи приснившегося, полагалось ещё на себе последствия всякие испытывать, сопоставляя в дальнейшем свои результаты с аналогичными работами. А чтобы не отставать от современных реалий, в последнее время добавилась ещё фото-видео фиксация, по возможности в цвете. Вот если бы и сны можно было записывать как хронику… В кино такое уже показывали. Так, то кино, там всё больше выдуманное. Хотя… лаборатория, в которой ранее Спиридон Матвеевич числился, могла бы над этим покумекать. Только шеф закрыл её, потому как шумели сильно и в рабочее состояние погружаться мешали. Как же в таких условиях? Сонники – дело серьёзное. Даже если триста двадцать первый том. Всё должно быть так, чтобы комар носу не подточил. Или чего у него там?
Так вот, по мнению шефа, время, когда новое наступало на пятки, прошло. Новое уже протопталось по настоящему безо всякого уважения и ускакало далеко вперёд. Теперь нужно было его догонять.
«Н-н… да… Это раньше в метро все в книжки да в газеты пялились. А теперь в ГАДжеты. Вот ведь, словечко подходящее к этим безделушкам прилепилось. Так и по тротуару идут или едут, не пойми на чём, а носом всё в своих этих…»
Шеф говорит «давно пора нам там серьёзное представительство организовать, желательно с картинками». Может оно и так. Только что им снится? Молодёжи этой и той, и прочей-разной? Да и снится ли что-нибудь… вразумительное?.. Вообще и в частности? Как узнать? А если набирать сотрудников из их среды, то как за дисциплиной уследить?
«Проблемка. У них и ветер в головах не задерживается… Куда им постичь величие значимости предвидения на основе привидевшегося»
Но шефу виднее, он твёрдо уверен, что «младежь – она и есть наше платёжеспособное будущее». Там ведь рекламу во множестве размещают и побольше чем за книжки за неё перечисляют.
Спиридон Матвеевич, чуть приоткрыв правый глаз, покосился на часы. Пора было каракули новые разбирать, ну и прочие регламентные процедуры, в конце работы положенные, осуществлять. Вроде всё как обычно, но что-то его в этих милых цветочках на ухоженной клумбе беспокоило. Исходя из жизненного опыта, можно было заключить, что приятный видеоряд сновидения частенько ряду неприятностей предшествует.

Коллеги, несколько осоловевшие после трудового дня, раскланивались прощаясь.
Отправился до дому и Спиридон Матвеевич, размышляя по дороге не о том и сём, а целенаправленно о значимости трудов всего отдела и своих, в частности. С их деятельностью по величию мог сравниться только Прометей, да и то лишь при определённых допущениях-упрощениях…
Вспыхнувший впереди красный кружок заставил Спиридона Матвеевича инстинктивно застыть на краю пешеходного перехода.
Требовательно-предупреждающих гудков он, увлечённый размышлениями, вовсе даже не способен был услышать, а потому не попятился как прочие….
Не имея возможности постичь величие великого, поливальная машина обдала его прохладным душем.
«Так вот к чему клумба с такими цветочками снится!» – Сошло озарение на Спиридона Матвеевича. – «Непременно записать нужно и аспирин принять.»
Поливальная машина под управлением ничего не подозревающего о своём участии в таком важном деле водителя проехала мимо мокрого гражданина дальше.
Вроде как, в связи с кратковременностью, инцидент можно считать исчерпанным… но… сколько скрытого философского смысла может откопать в сём сведущий человек, особенно, если будет в этом заинтересован.

С. Васильев для сборника "Чуть-чуть фантастики" (https://www.chitalnya.ru/work/1675849/)




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Юмор
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 19.10.2020 в 22:14







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1