Чибарок


«Чибарок, чибарок. Чибарок, чибарок», -мягкий бабушкин шёпот завораживает, он вьётся возле самого уха, щекочет заушье, как выбившийся пушистый локон. Далее следует неузнаваемый поток с большим количеством шипящих, свистящих согласных, среди которых детское ухо не в состоянии различить отдельные слова или фразы, различает только бабушкин голос, какой-то свой, вплывающий в самое существо, родной. Бабушка творит магию, это ясно по тому, как она склонилась к самому уху Лики, как тихо и ритмично выплетает она загадочные фразы, из которых ухо ребёнка только и в состоянии различить таинственный «чибарок».
-Ну вот, - бабушка уже не шепчет. – Теперь смотри на меня.
Через секунду раздаётся резкое «пф», и дыхание бабушки касается Ликиного глаза, словно закрадываясь через тайные щёлки куда-то туда, глубоко, где живёт то, что Лика называет словом «я».
Спрашивать о том, что такое «чибарок», да и вообще о том, что это было, кажется невозможным, кощунственным. Кто же спрашивает, что такое волшебство? Это ж каким глупым надо быть?
Лика вныривает во взбитые тучные пуховые подушки и блаженно прикрывает глаза. Как хорошо!
-Ба, а расскажи про своё детство. Ты в школе училась?
- Училась, да недоучилась, - почему-то посмеиваясь, отвечает внучке бабушка.
И вот уже видит её Лика смуглой хрупкой девчонкой с двумя тугими иссиня-чёрными косами. Эта озорная подвижная девчонка живёт в деревне со странным для девочкиного уха названием Русский брод. Какой-то «брод». Если это тот самый «брод», о котором она знает (перейти вброд реку, пробираться через брод), то почему тогда этот брод «русский». Может, потому что никому другому через него ходить не разрешено. Чужие здесь не ходят.
Между тем смуглая кареглазая девочка Даша уже поссорилась из-за чего-то со своим учителем. Он хватает её за руку, настигнув около ленивой речки, в которой плещутся гуси, и тянет в сторону школы. Девочка Даша изворачивается и сильно кусает учителя за руку.
- Ба, прям так и укусила! Учителя! И прямо след от укуса остался?
Бабушка смеётся: «Прямо так и укусила. И с тех пор в школу ни ногой».
Лика с удовольствием послушала бы ещё что-то о бабушкином детстве, но глаза вдруг тяжелеют, наливаются сном. Она видит перед собой мощного оленя с ветвистыми рогами на фоне тёмно-синего неба. Это плюшевый ковёр на стене. Рыжие, синие, коричневатые пятна растекаются, меняют свои очертания, а потом вдруг сливаются в одно глубокое, чёрное пятно – сон.
Наутро, открыв глаза, Лика вдруг понимает, что правый глаз её с лёгкостью распахнулся, нет ощущения тяжести, ничего не тянет, не болит. Подлетев к зеркалу в ванной комнате, девочка видит, что зеленоватый гнойничок на правом глазу исчез, краснота пропала, словно и не было её вовсе.
- Ба, ячмень! Ба, его нет! Совсем.
Из кухни доносится только вкусный аромат поджаристых картофельных пирожков. Бабушка многозначительно молчит. Волшебницы всегда молчат. В том, что бабушка и её семья имеет отношение к чудесам, Лика убеждалась не единожды. Взять хотя бы историю с прабабкой, которая в голодные годы оборачивалась кошкой и пила молоко у соседской коровы. Это случилось всё в той же деревне Русский брод много-много лет назад, во время войны. Какой войны, Лика не задумывается. Но она знает, что ещё одна война согнала бабушкину семью с родного места и привела в конце концов в один из подмосковных посёлков. Нет больше деревни Русский брод, от дома в орловской области остался лишь уродливый остов с торчащей чуть ли не из земли печной трубой. А у Лики остался «чибарок»:
Ячмень, ячмень, на тебе кукиш. Чего захочешь — того и купишь. Купи ты себе топорок, себя руби поперек.



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: чибарок, бабушка, детство, воспоминание, Руский брод, детские воспоминания,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 16.10.2020 в 21:47
© Copyright: Лана Горбачевская
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1