БАБА ИЗА ( из 3-х частей) Часть 3


Часть третья

- Кого ты ещё упомянула, я не понял?- спросил я.
- Ой, да ты же не знаешь про нашу трагедию! - она всплеснула руками и горестно закачала головой. - Татьяна Михайловна - агрономша наша. А у неё был сын Данька. Невысоконький такой, в очках. А увеличение в очках большое - большая потеря зрения у него была. Мать всё ругала его - много читает, даже гулять не ходил, всё книжки читал. Учился хорошо, а после института приехал к нам в школу историком. Говорят, одни ребята его слушались, любили, а другие - шумели на уроке, баловались . А он голос тихий имел, перекричать их не может или не хочет. Встанет перед классом, смотрит на них долго-долго сквозь свои увеличительные очки, без зла смотрит, а как на несмышлёнышей, и ждёт, когда они успокоятся.
Друзей среди местных парней у него не было. Они ведь чем увлекались? - боксом да борьбой всякой, в качалке силу качали и пиво всегда пили. Это для него не интересно.
И вот однажды в слободке загорелся двухэтажный дом. Ты, наверно, помнишь его: из красного кирпича, старый, под общежитие молокозаводу отданный? Много там народу, как в муравейнике. И жила там одна непутёвая баба, без мужа , с двумя ребятишками. Девочке три годика было, а мальчику тогда было пять. Мать их часто одних оставляла. И вот ушла она как-то, они - как всегда, без присмотра. И случился в их комнате пожар. Вроде как мальчишка спичками баловался. Второй этаж ! Огонь, дым - быстро распространился по всему подъезду. Люди к дому сбежались, пожарных вызвали, галдят, что дети в комнате, а войти в дом никто не осмеливается. Некоторые побежали к своим соседним избам и давай их из шланга поливать, чтобы, дескать, не сгорели. И вдруг у дома появился Данька, схватил ведро, на себя вылил и бросился в подъезд. Все так и ахнули. А через пару минут он уже в окне на втором этаже появился с девочкой на руках. Замешкались люди внизу, бросать девочку надо, а одеяло не поднесли. Но встали мужики и поймали её в руки сплетённые. А Данька опять в огонь бросился. Когда он мальчика из окна бросал, тут уж и одеяло подоспело. Ребятишек спасли. И вот в пройме окна снова Данька появился, и вся одежда его горит. Как факел, прыгнул он вниз! Стали с него огонь сбивать, а рубашка на нём синтетическая была и расплавилась прямо на теле , и волосы горели, аж палёным пахло. Повезли его на машине в больницу, но не выжил наш Данька. Три дня прожил и умер. Схоронили его и большой портрет на могилке поставили. Он на нём без очков и как будто совсем ещё мальчик - наивный такой. А во время пожара кто-то очки его поднял. Целые оказались, только одно стекло треснутое. Эти очки ему на могилку перед фотографией положили. Цветов - море было! Вся школа плакала. Да что школа - вся деревня рыдала! А Татьяна, мать его, после смерти единственного сына слегла - ноги у неё отнялись, сердечные приступы каждый день, без конца "скорую"вызывали. Вот я за ней и стала ухаживать. И свои беды мне мелочью показались перед Татьяниной бедой. Помогла я выходить Татьяну и сердцу своему помогла - избавилось оно от ненужной тоски.
- А давно ли эта трагедия случилась?- спросил я, потрясённый рассказом.
- Сейчас скажу точно: семь лет назад. Вот так же - в начале сентября. И погода была ясная, а после пожара зарядили дожди...
Она замолчала, глядя в закатную даль, и вдруг заторопилась:
- Пора, Максим, домой! Ненастье надвигается, надо спешить. Успеть бы сено в стожок собрать да прикрыть, а то разметает его ветром! Скоро дождик пойдёт и сильный ветер будет!
- Откуда ты знаешь? - удивился я, подозревая, что ни телевизор, ни интернет не имеют отношения к её прогнозу.
- А ты погляди ввысь. Видишь, как облака закучерявились? Быть дождю! И небо, смотри, как пламенеет. Уж очень огняное. Значит, будет ветер и не малый. Может, ураган даже!

       Действительно, небо неузнаваемо изменилось. Коричнево-красные и оранжево-алые облака загромождали половину небосвода. Мне даже подумалось, что небо откликнулось на сильные страсти, о которых рассказывала баба Иза.
- Успеем, баба Иза! С сеном я тебе, конечно, помогу, только командуй, - я взял корзину, и мы заторопились к дому.
В воздухе повеяло прохладой, принесённой первыми порывами ветра. Снова на тропинке цеплялись за шнурки кроссовок склонённые травы и с жестяным звоном трепетали над головой встревоженные ветви берёз...

        Странное ощущение появилось в моей душе: будто я в своей жизни жил какими-то несерьёзными истинами, а сейчас открываю другие, ждавшие меня здесь среди родных трав и берёз. Как при ежедневном обзоре новостей: развернёшь газету или посмотришь на мониторе компьютера заголовки новостей - только заголовки, крупными буквами написанные, пробежишь глазами, и уже уверен, что с "книгой жизни" знаком. А пока я учился в столичном вузе, работал, строил семью и ездил по заграницам, мой край жил по своим законам...

- Так сколько, ты, сынок, у меня ещё погостишь-то? - прервала мои мысли баба Иза.
- Два дня, - ответил я и со смешанным чувством радости и боли ощутил, что два дня буду прирастать к своему прошлому и настоящему, прочитав ещё несколько страниц книги под названием " Родина". Книги, текст которой набран мелким шрифтом...





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Ключевые слова: друзей среди местных не было, бросился в огонь, цветов - море, ураган, по своим законам, мелким шрифтом,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 12.10.2020 в 12:17
© Copyright: Людмила Розанова
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1