КАЛИДОНСКАЯ ОХОТА (Καλυδώνια θήρα).



В один из годов до нашей эры, какой точно узнать так и не удалось, каледонцы собрали невиданный дотоле богатейший урожай всего, что произрастало на их благодатной земле.
На радостях они приносили щедрые дары всем своим богам, которые, по их мнению, содействовали этому радостному событию.
На свою беду царь Калидонии Ойней не включил в список тех, кому приносились эти дары, Артемиду.
Богиня охоты была очень оскорблена таким неуважением к своей божественной персоне и натравила на каледонцев огромного и свирепого кабана, которого потом все стали называть калидонским вепрем.
Вепрь ворвался в толпу калидонцев, веселящихся на празднике урожая.
В ужасе побросали они чаши с вином и с криками ужаса бросились спасаться за стены города.
Вепрь, которому очень понравилось гоняться за орущими от ужаса людьми, поселился в горных лесах и оттуда делал регулярные набеги на Калидонию.
Во время них он опустошал поля, с корнем вырывал садовые деревья и убивал не успевших спрятаться за городские стены жителей.
Калидонии, несмотря на богатейший урожай, стал грозить голод, а также поголовное уничтожение жителей.
Поэтому Ойней решил устроить охоту на вепря, которую теперь все называют калидонской, и пригласил участвовать в ней самых отважных героев Эллады, пообещав в награду тому, кто убьет зверя, его шкуру и звание героя Калидонии.
Помчались гонцы Ойнея по городам и странам, разнося приглашения на невиданную досель охоту.
Желающих помериться силами с могучим свином оказалось не мало.
В «Мифологической библиотеке» Аполлодора в этом списке числилось свыше 20 участников.
Вот имена принявших приглашение Ойнея: Кастор и Полидевк из Спарты, Идас и Линкей из Мессены, Тесей из Афин, Пирифой из Ларисы, Ясон из Иолка, Адмет из Фер, Нестор из Пилоса, Пелей и Эвритион из Фтии, Ификл из Фив, Амфиарай из Аргоса, Теламон с острова Саламин, Кеней из Магнесии и, наконец, Анкей и Кефей из Аркадии, а также их землячка — непорочная и быстроногая Аталанта.
Правда позднее Овидий утверждал, что в калидонской охоте участвовало более 50 героев, причисляя к охотникам Лаэрта (отца Одиссея), лапифа Мопса, мессенца Левкиппа и других героев не только материковой Греции, но и из Магнесии, Итаки, Саламина, Крита и других областей.
После длительных и горячих споров, кто главнее и опытнее, всю эту компанию соискателей звания героя и любителей дикой свининки возглавил Мелеагр, сын Ойнея и Алфеи.
Перед тем, как заняться охотой, копания десять дней развлекалась: пила вино, орала греческие песни, танцевала сиртаки и волочилась за каледонскими красавицами.
Из-за последних между подпившими ловеласами не раз возникали всяческие междусобойчики, а иногда доходило и до приличного мордобоя.
В перерывах между пьянками и гулянками охотники осматривали и готовили своё оружие: заостряли наконечники стрел и копий, точили топоры, замачивали в рассоле деревянные дубины, собирали камни голыши для пращей.
За это время и Мелеагр успел воспылать страстью к Аталанте из Аркадии (прошу не путать с пляжным районом города Одессы).
Он повсюду таскался за ней и всеми возможными способами добивался взаимности.
Увидев это, его дядья, братья Алфеи, напротив, сразу невзлюбили девушку, убежденные, что ее присутствие в их семейном кругу может принести лишь несчастье.
В конце концов, охотнички пришли в себя и приступили к занятию, ради которого они покинули свои дома.
Охота началась с плохих предзнаменований для загулявших: у них сильно болели кое как протрезвевшие головы.
Потом стало известно, что об этом позаботилась всё та же Артемида, которая очень не хотела, чтобы убили её могучего кабанчика.
Кое-как справившись с головной болью и хлябью в коленях, компания будущих героев отправилась в лес.
Рассказывая об этой уникальной охоте мы будем излагать только голые факты, так как они много полезнее аргументов любой убедительности, а от сожалений и предчувствий нет никакой практической выгоды.
Заметим, что Амфиарай и Аталанта были вооружены луками и стрелами, а у остальных были деревянные дубины, рогатины, копья или топоры.
Каждый охотник так хотел получить шкуру могучего зверя, что о порядке своего участия в этой опасной затее никто и не помышлял.
Охотники выстроились полумесяцем с интервалом в несколько шагов и двинулись к месту, где было логово вепря.
Добраться до зверя оказалось совсем не просто.
Два присоединившихся к охоте кентавра, в которых уровень адреналина и игра гормонов всё ещё не вошли в норму, решили по ходу дела вдвоем насильно овладеть Атлантой, занявшей место на правом краю, в некотором удалении от остальных охотников.
Но, не успели они подбежать к ней, как, догадавшаяся об их намерениях, Аталанта сразила похотливых охальников из своего боевого лука.
Отряд, как теперь поётся в одной из песен, не заметил потери бойцов и продолжал двигаться цепью вперёд.
Аталанта же на всякий случай переместилась поближе к Мелеагру.
Когда из заросшего ивами ручья выскочил преследуемый собаками вепрь, он сразу убил ударами клыков двух ближайших к нему охотников, покалечил еще одного, а юного Нестора, орущего от страха на всю округу, загнал на высокое дерево.
Только оказавшись на вершине, Нестор смог перевести дух и облегчённо подумал.- Утраченные иллюзии полезны в том отношении, что их не нужно больше питать. Ясно одно, что самого себя избегать нецелесообразно. Лучше не иметь ничего, нежели иметь из-за этого всякие неприятности.
Ясон и другие охотники, почти не целясь, метнули в вепря свои копья.
Но после десятидневного кутежа у них всё ещё тряслись ослабевшие руки, поэтому копья или не долетели до зверя, или пролетели мимо.
Одному только Ификлу удалось слегка задеть его лопатку.
Зверь буквально взвился в воздух от ярости и бросился вперёд на обидчиков.
Тогда Теламон и Пелей решили встретить вепря рогатинами, но всё из-за той же хляби в коленках Теламон зацепился за корень дерева и упал, а, пока Пелей помогал ему встать на ноги, вепрь напал на них.
Потом в Калидонии появилась поговорки – «Пьяный и за лист споткнется» и «Не путайся в ногах и не суетись между ног».
Однако бедолагам повезло, так как пущенная Аталантой стрела впилась зверю за ухом, и тот от боли и неожиданности отпрянул в сторону.
Анкей, увидев эту сценку, презрительно усмехнулся и закричал остальным.- Разве так охотятся, неумехи и слабаки! Смотрите, как надо это делать!.
Он замахнулся боевым топором на атакующего зверя, но какое-то мгновение промедлил.
Именно оно стало его последним мгновением в жизни.
Зверь ударил своими ужасными клыками несчастного, и тот упал на землю оскопленный и с распоротым животом.
Умирая, Анкей воскликнул.- Всегда полезно знать заранее, чем все закончится. Растащили мои мощи. Hемощен я…
Слава Богу, почти все глупости до нас уже высказали древние мудрецы!
Забыли эти охотнички, что охота на кабанов, особенно таких, каким был вепрь Артемиды, всегда имеет свойство взаимности.
Разгоряченный охотой, Пелей, метя копьем в вепря, промахнулся и поразил Эвритиона.
Тут в вепря выстрелил из лука Амфиарий.
- Попал!- в восторге заорал он на весь лес, так как увидел, что его стрела попала зверю в глаз.
Ослепленный стрелой Амфиарая, вепрь бросился на Тесея, который был ближе всего к нему.
Оружия у Тесея не было, так как и он перед этим тоже промахнулся, бросив копьё в кабанюгу.
Спасло его лишь то, что наподмогу ему успел броситься подоспевший Мелеагр.
Всегда полезнее вовремя оказаться поблизости к нужному человеку и месту, нежели бежать туда сломя голову.
Его копьё вонзилось в правый бок зверя.
Когда тот завертелся от боли, Мелеагр выдернул копьё и тут же вогнал его глубоко под левую лопатку.
На этот раз он попал в самое сердце вепря, и тот с глухим визгом, наконец, упал замертво.
Довольный собой, Мелеагр мгновенно содрал с поверженного чудовища шкуру и подарил ее прекрасной и смелой Аталанте со словами.- Ты пролила первую кровь. Я уверен, что если бы ты вышла на зверя в одиночку, то именно твоя стрела обязательно настигла бы его.
Успех охотников побудил Артемиду, разгневанную потерей своего любимого кабанчика, к новым козням.
Она сделала так, что, услышав слова Мелеагра, его дядья посчитали себя глубоко оскорбленными.
Старший из них, Плексипп, заявил, что Мелеагр по праву заслужил шкуру, но коль он от нее отказывается, то она должна принадлежать самому достойному из присутствующих, то есть ему, поскольку он приходится зятем Ойнею.
Младший, Токсей, поддержал старшего, заявив, что первую кровь пролил, по его мнению, Ификл, а не Аталанта.
- Отдай нам шкуру и голову. Мы распорядимся ими лучше чем ты,- орали дядья.
Влюбленный в Аталанту Мелеагр сначала пробовал убедить их, что это не справедливо по отношению к смелой охотнице.
Но дядья не соглашались с его доводами, продолжали орать на весь лес и оскорблять племянника.
Тогда Мелеагр рассвирепел и со словами.- Не рискуйте совать палки в колеса фортуны!- тут же убил обоих родственников.
Оставшиеся в живых после этой бойни охотники вернулись в Калидон, и начали отмечать победу над ужасным вепрем.
Казалось бы, что вся эта история благополучно завершена, но не тут то было…
Оказалось, что злопамятная Артемида не успокоилась и вызвала жестокую войну за охотничий трофей между калидонцами и родственными им жителями Плеврона куретами.
В самом начале этой войне калидонцы сражались очень успешно, но когда Мелеагр убил брата своей матери Плексиппа, Алфея прокляла сына и пожелала ему смерти.
Мелеагр обиделся и покинул своё войско. Он не стал защищать Калидон даже тогда, когда двое оставшихся в живых братьев его матери пошли войной на город и убили многих его защитников.
Гибель грозила всем калидонцам.
Видя это, Клеопатра, однофамилица царицы Египетской и законная жена Мелеагра, убедила его всё же взяться за оружие.
- Если не ты, то кто?- спросила она мужа.- Всякий обязан думать, для чего он это делает, и почему не может поступить иначе. Иди и побей их! Ты можешь и обязан!
Мелеагр не посмел ослушаться своей супруги и быстренько убил двух оставшихся своих дядьев.
Увидев это, эринии повелели Алфее вынуть из ларца и бросить в огонь недогоревшее полено.
Это полено было не обычным: на седьмой день после рождения Мелеагра его мать, выхватила из огня, погасила и спрятала в ларец единственное не превратившееся в угли полено, поскольку мойры предсказали ей, что ее сын умрет, как только оно догорит.
Когда полено догорело, Мелеагр почувствовал внутри невыносимое жжение, слабость в коленях, вялость и пустоту в желудке. Затем силы оставили его, а оружие выпало из рук.
Беспомощного Мелеагра враги легко одолели.
Последствия наступают тогда, когда их уже невозможно предвидеть.
Алфея, которая поняла всю безумность своего поступка, и, овдовевшая, Клеопатра потеряли рассудок и повесились, а довольная всем произошедшим Артемида превратила всех сестер Мелеагра, за исключением двух, в цесарок и перенесла их на остров Лерос, который служил прибежищем для всех грешников.
Таковы были последствия этой знаменитой и печальной охоты.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эпос
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 12.10.2020 в 00:07
© Copyright: Анатолий Сутугин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1