ТЕКСТЫ МУЗА ЖДЕТ


Тексты муза ждет

Все свелось к садам ,
Тексты как обуза .
Масть идет "тузам" ,
Но безгласна муза .

Лысый лжет опять :
-- Значим с камнепадом --
Вновь готов распять ,
Кат поэта рядом .

Сивый льет елей
И трусит душонкой .
-- Тень среди аллей ,
Статуи с мошонкой --

-- Сад моя судьба ,
Посадил я груши --
Всем сказал Труба
И побил баклуши .

В моде суррогат
И мираж в пустыне .
Дружбой кто богат ,
Тот великий ныне .

Тексты муза ждет ,
Для души у сада .
Споры жизнь ведет ,
С кривдою разлада .

***
В моих лирических поэмах ,
Герои яркие в среде .
Есть многоликие в дилеммах
И в туне разные везде .

Красивы в чувствах героини ,
Таких любить не разлюбить .
И в юбках искренние мини ,
И в макси милость не избыть .

В шедеврах каждая мадонна ,
Блистательна своей судьбой .
Не жаждет ветреного трона
И мост не рушит за собой .

Франческа светлая повсюду ,
Кристина - доля казака .
И Бердичевская посуду ,
Не кинет в образ мужика .

Тен ждет любимого у рощи ,
Алена к берегу плывет ,
Где светлячки все пирогощи
И в грезах избранный живет .

***
У Вороны тени были ,
Все столетья не забыли .
Пугачевцев здесь разбой
И антоновцы с пальбой .

У Вороны жизни схроны ,
С образом любви короны .
С вешним солнечным лучом
И с осенним кумачом .

Дни былые все цветные ,
Зимы белые земные .
Весны в зелени лесов
И смотрин глазастых сов .

Все невесты у Вороны ,
Как Джульетты из Вероны .
Но Ромео здесь Мирон
И другой со всех сторон .

Лунный воздух над Кипец ,
Вновь в сиянии колец .
Ольга в ярком мираже ,
Берегиня грез уже .

***
Перевертыши края Тамбовского ,
Безобразные сонмища Молохов .
Вот и Серджио Левандовского ,
Оскорбил непоседливый Шолохов .

Недодал ему крохи кондовые ,
Обделил его должным вниманием .
Вновь обиды колеса пудовые ,
Покатились с душевным стенанием .

Не судил его Серджио истово ,
Не поджег клеветой обвинителей .
Не клеймили артиста неистово ,
Злыдни искренних не ценителей .

А Дорожкина за смотрящего
И предлит Мещеряк отъявленный .
Осудили творца настоящего
И смеялся анчутка заявленный .

Свет небесный в душе Левандовского ,
Тьма в Дорожкиной и Юрасиков .
Бездна грешников края Тамбовского ,
Для безбожников , не карасиков .

***
Твой голубчик Мария у моря
И судачит с балтийской волной .
Он ушел от вселенского горя ,
От грехов голубиной весной .

Он искал на Памире не крышу ,
Тропку звонкую из хрусталя ,
Чтоб войти в откровения нишу
И узреть Шангри - Ла короля .

Проходил он по берегу Нила
И вдоль Конго легко проходил .
Его хлебом Фекола кормила
И Данила борщем угодил .

Ка - семьсот потревожил голубчик ,
Поле дикого неба вспахал .
Камышей перепутал он чубчик ,
Рядом с плачущих ив опахал .

Игорь Голубь под дубом не будда ,
Вновь с мадам Воробьевой поэт .
Сними Пешкова леди Гертруда ,
Под звездой обретается свет .

***
Степная купель Миловановой ,
Теченьем Битюг молодой .
Рожденную в образе заново ,
Омыл всю живою водой .

Чиста родниковыми струями ,
Река и лугами вокруг .
Цыганские лошади сбруями ,
Звенели над вязью подпруг .

Свободная в трепетной юности,
Елена не делала зла .
Любила сияние лунности
И летние виды села .

И табор с костром полыхавшим ,
Был сном тополиных вьюг .
Елена с поэтом витавшим ,
Смотрела на алый Битюг .

Река пограничного мужества ,
Как Диких полей Рубикон .
Казацкие стражи содружества ,
Крестили Битюг испокон .

***
Елена словом увлеклась
И журналистикой поместной .
И с Миловановым сошлась ,
На зоревой дороге лестной .

Училась жадно и легко
И стала яркой журналисткой.
Битюг с полесьем далеко
И с дорогой долиной низкой.

Два сына в маму и отца ,
С любовью на родных взирают .
Нигде не видят подлеца
И никого не презирают .

Светлы их помыслы всегда ,
Как светлая душа у мамы .
Битюг чиста твоя вода ,
Была для обнаженной дамы .

Вот так бы каждая река ,
Была бы гладью не угрюмой .
Елена в грезах высока ,
Когда не тяжелеет думой .

***
У каждого своя дорога
И благодатная мечта .
Не каждый вспоминает Бога ,
Когда пронзает пустота .

Мучкап иной на перепутье ,
Сто лет вмещаются в строке:
Как Пастернак судьбы распутье ,
Нашел нежданно в городке .

В чайной назойливые мухи ,
Летали щедро огулом .
И гулкие блуждали слухи ,
О непокорных за селом .

Борис писал о переменах ,
О жизни ветреных начал ...
Мучкап не отражался в венах
И Пастернак вовсю скучал .

Я не скучаю у дороги ,
Мечта в Мучкапе вдохновит .
И помыслы мои не строги ,
Творца Франческа не гневит .

В степном краю поэту мило ,
Когда красавица в поре .
Ничто с отрадой не постыло ,
Любые мухи во дворе .

***
Евгений Боратынский дней эстет ,
В которых жил не подводя итоги .
А Лермонтов от Господа поэт ,
Хоть демон умножал его тревоги .

И парус усмотрел однажды в рань ,
Когда лазурь вовсю не ликовала .
Угрюмой весью виделась Тамань ,
Но муза светлым чувствам воздавала .

Евгений об усадьбах написал ,
В фантазиях витая и блуждая .
А Лермонтов над бездной зависал ,
Орлом , духовным взором убеждая .

Кому Евгений бесподобен весь ,
Кого волнуют строфы Михаила .
Читайте и разнузданная спесь ,
Уйдет в осадок равнодушья ила .

Для Пушкина Евгений прототип ,
Онегина и бронзовых иллюзий .
Печорин роковой дагерротип ,
На фоне переменчивых конфузий .

***
Безлюдный сад не привлекает ,
Аллеи пустошью сквозят ...
Никто мечту не окликает ,
Цветеньем кроны не бузят .

Кто приходил неинтересно ,
Кто уходил не до него .
В безлюдном месте не прелестно
И не прекрасно ничего .

Вообразить другое время
И образ чуткий впереди .
Но быта тяжелеет бремя ,
С холодным отблеском в груди .

И все же смутная тревога ,
Меня напрасно не гнетет .
Земля от истинного Бога
И сад лучистый расцветет .

Аллеи светом заиграют ,
С оттенками счастливых грез .
Влюбленные порыв познают ,
Поверив в Родину всерьез .

***
Когда старость немилая близко
И не хочется зря мельтешить ,
Вмиг становишься клоном Огрызко ,
Чтоб вовсю графоманов крушить .

Огрызаешься всюду и резко ,
На тирады пройдох деловых .
И дельцы отвечают не веско ,
О лукавых делах таковых .

Замечаешь блоху на рубахе ,
Подмечаешь соринку в глазу .
Иванова терзаешь на плахе
И Диану не зришь на возу .

От Наседкина кости и рожки ,
От Алешина серую пыль ,
Устремляешья выкинуть в дрожки
И в Дорожкину втиснуть костыль .

Виноваты безумные члены ,
В подчинении секретарям .
И осколки зеркальной Селены ,
Разлетаются к фонарям .

Обнажают клыки графоманы ,
Нети скалятся в унисон .
И Огрызко одни уркаганы ,
Окружают вплетаясь в сон .

Старец пустыни убеждает :
-- Критикуй без потери ума.
Враг поверженный не зарыдает
И Можайка не Колыма --

Клон меняет фантомную кожу ,
Вячеслав исчезает легко .
И потрогав небритую рожу ,
Воспаряешь в муре высоко .

Но проходит пориод отмщенья ,
Утихает обиды гроза .
Озаряются жизни мгновенья
И сияет прощенья слеза .

***
Дорогой добра к судилищу ,
Без милости и креста ,
Идешь поклонятся страшилищу ,
Отринув заветы Христа .

Прощения просишь небесного ,
Творца обвинив за слова .
Не будет спасенья чудесного,
Когда вся дорога крива .

Дыхание Родины смрадное ,
Для падшей по существу .
Творилось вокруг неладное ,
Противное все естеству .

Палитра цветов подернута ,
Печальных страстей пеленой .
Картина мечты перевернута ,
Десницей судьбы ледяной .

Господь не услышит грешницу ,
Без покаяния днесь .
И пепел упав на столешницу ,
Прожженный дыханием весь .

Дорога добра бесподобная ,
Вокруг милосердия цвет .
Но злоба твоя утробная
И хищная много лет .

Лукавая ты извращенная ,
Двуликая в смутном миру .
От плащаницы смущенная ,
Крещеных гнала на ветру .

И дщерь бесолюба смотрящего ,
Сгущала безбожья мазки .
Для вас осудить творящего ,
Волчиц обнажить клыки .

Все заповеди вами нарушены ,
Тщеславие мутит умы ...
Все крепи добра разрушены ,
Грехами дорожной сумы .

***
Партийцем был Евстахий Начас ,
Секретарем ячейки был .
В газете города корячась ,
Он Украину не забыл .

Еврей изгой из Незалежной ,
Дорожкина пройдоха с ним .
Учились злобе неизбежной
И бесами тандем храним .

Союз почил друзья воспряли
И стали нечисти служить .
Ульянова в умах распяли ,
Мамоной лучше дорожит .

Луканкину шалаву в гору ,
Награды стерве на горе .
Судилище вели к раздору ,
Оклеветав творца в поре .

Всех провели и обманули ,
Трубу хмыря с Мещеряком .
И бездне ада присягнули ,
Предав Спасителя тайком .

Живут интригами доселе ,
Порочные во всех делах .
Давая призрачной неделе ,
Быть в иллюзорных кандалах .

Освободят любого сразу ,
Кто душу потеряет вмиг .
Наседкина в люпфи заразу
И Дымку в сексе от вериг .

Евстахий сутенер Минутко ,
Валюха фурия изжог ,
Аркадия целует жутко ,
Телятников ее поджог .

Лгут безобразно и надменно ,
Творцов от Господа гнобят .
Все роковое переменно ,
Грехи бездушных раздробят .

Была Тамбовщина клубникой ,
А станет Герникой времен .
Дуэт не согласует с Никой ,
Регалии пустых имен .

***
Казак не будет осуждать ,
На месте храма казака .
Вину другого утверждать ,
Без аргументов с кондачка .

Не дело воина хула ,
Лукавой повитухи в тон .
Судилищ злобные дела ,
Людей бездушных моветон .

Судить поэта казака ,
Когда с Заветом незнаком ,
Играть прилюдно чурака
И слыть повсюду дураком .

Ты за рулем и ловелас ,
И под Горой ты на коне .
Но душу отвергает Спас ,
Повитую грехом в огне .

Старуха с цацками наград ,
Оклеветала казака ...
Ты злыдне нечестивой рад
И продаешься на века .

***
Начас Евстахий в Тамбове поник ,
Все в окруженьи не то .
Майя Румянцева -- На воротник ,
Валя украсит пальто ! --

-- Мы обойдемся . Потом как - нибудь ,
Верхом займусь я всерьез --
-- Стах забирай и любить не забудь ,
Женщину солнечных грез ! --

Майя почила и вскоре Союз ,
Стал не Советский везде .
Бесы сыграли неистовый блюз ,
Смутной , лукавой звезде .

Начас Двурожкиной фурии друг
И для Луканкиной сир .
Членов наград осеняется круг ,
Ива в культуре кассир .

Лене награды и цацки себе ,
Вале с почетом печать .
Весь Александръ журнал Трубе ,
Чтобы права смог качать .

Яркий поэт возвестил о своем ,
Вмиг светозара к суду .
Начас и ангел взывают вдвоем :
-- Правда в раю иль в аду ? --

Нету ответа у стылых ветров
И суховей не болтун .
Сонмище жутких Тамбовских воров ,
Бдит и Рашанский ведун .

Обворовали творца без стыда ,
Годы украли в татьбе .
Начас и ангел не для вреда ,
Душу спасают в борьбе .

Игры теней и пронзительный свет ,
Что победит не понять ?
К небу взывает распятый поэт ,
Что бы стихи сочинять .

Начас решает у крайней у черты :
-- Быть или вовсе убыть ? --
Если в поэзии нету мечты ,
Творчество надо забыть .

***
Продается в Тамбове печево ,
Круассаны и схожая снедь .
Почитать на досуге нечего ,
Что бы чувствами зазвенеть .

О войне мириады написаны ,
Книг и эпосов в суете .
Все картины боев расписаны ,
На позициях и в высоте .

За героев мы уцелевшие ,
Только хочется о другом ,
Что бы яблоки не созревшие
И созревшие видеть кругом.

Чтоб красавица не дебелая ,
Ей дорогу не перешла .
И семья непорочная целая ,
Свою долю в любви нашла .

Атакуют Россию вирусы
И Тамбовщина как в бреду,
Отражает за плюсами минусы ,
В книгах - баннерах на виду .

***
Что скажешь гражданин Алешин ,
Когда Труба превознесен ?
И не отвергнет доку Сошин ,
Поэта фиговых времен .

Богданова припас для Толи ,
Как дал Луканкиной надысь .
Алешин ты в саду недоли ,
На кучи хлама не садись .

Листал альбом нерукотворный ,
Узрел отвергнутых тобой .
И неизменно образ черный ,
Летел с порочною судьбой .

И камни истовых предательств ,
Лежали рядом и вблизи .
Пылая гранью доказательств ,
С твоей продажностью в связи .

Где мудрецы в духовной драме
И где избранники в чести?
Холсты судилища во храме
И счеты рвущихся свести .

***
Газетов Владимир не промах ,
С Трубой на партийных паях .
Стоит на житейских изломах ,
Чекистом в Тамбовских краях .

Антоновцев надо прижучить ,
В селе за извилистой Цной .
Труба будет каждого мучить ,
Кто спрятал обрез за сосной .

Газетов идейный товарищ ,
Дзержинскому верен всегда .
Лицом покраснел от пожарищ ,
Стреляя в сермяжных вреда .

Зерно не дают паразиты ,
Скрывают от честных трудяг .
Отрядов умножить визиты
И сельских привлечь доходяг .

Газетов проснулся пораньше ,
За окнами лес зашумел .
Предложит Тамбовщине дальше ,
Иметь что пропащий имел .

Борьба за свободу народа ,
Еще впереди и вокруг ...
А светом небесного свода ,
Наполнен некошенный луг .

Духмяные травы и росы ,
Лучи отражают звезды .
Забыты в низинах покосы
И вырос полынь борозды .

Все общее будет отныне ,
Оглоблю не трогай куркуль .
И царь Николай не в помине ,
В кровавый январь и июль .

Кулацкая доля за тыном ,
Бандитская доля в яру .
Газетов с Трубой за овином ,
Надыбали схрона нору .

Отпетых борцов диктатура ,
За новую жизнь тяжела .
И пахаря пуля не дура ,
Рубеж расколола стекла .

      ***
Стопка книг , чемодан ,
Он сидит у порога .
На стене Магадан
И картины дорога .

Затерялся в кармане билет ,
Вникуда на года , навсегда ...
И пальто приснопамятных лет ,
Как застегнутых дней череда .

Может быть он вернулся уже
И сидит у порога забвенья .
Стопка книг , чемодан неглиже
И пустая тетрадь откровенья .

***
Посмотрел он в бездну неба
И душа смутилась вновь .
Взял у злыдни корку хлеба
И к добру забыл любовь .

Борода белее снега ,
Лысина светлей свечи .
Где разбитая телега ,
Юности кричат грачи .

Прочитал стихи шалавы ,
Поддержал ее в сети .
Правые всегда не правы ,
Для подонка без пути .

Вожаку надует в уши ,
Все горячее не то .
И поэта из Криуши ,
Опохабит лет на сто .

Сущность серая волчары
И загривок всех серей .
Для него дешевки чары ,
Как капканы егерей .

Каффа

Невольники из крепких русских ,
Идут по прибыльной цене .
Невольницы времен не узких ,
Как жемчуг в кирмизи вине .

Торгует пленниками Каффа
И Карадениз вновь штормит .
Наложниц ветреного графа ,
Ласкает солнечный зенит .

Базар у моря неуемен ,
Как рыба люди нагишом .
Загашник русичей огромен ,
Воруй и случай предрешен .

Есть покупатели из Рима ,
Есть из неведомых краев .
Торговля всем необозрима ,
И сотни блуда холуев .

Взирает робко полонянка ,
На рожу толстого купца .
Из притамбовья поселянка ,
Украли заколов отца .

Купил пригожую владелец ,
Гривастых крымских табунов .
В седле неистовый сиделец
И поджигатель пошлых снов .

Убить себя не позволяет ,
Святая вера во Христа .
И девочки душа стенает ,
Вблизи нательного креста .

Но грянут натиски рязанцев ,
С другими скопом обозлясь .
Неугомонный граф Румянцев ,
Потреплет турок не скупясь .

Потемкин истовый Григорий ,
Побъет горячих крымчаков .
И без слюнявых аллегорий ,
Захватит житницу веков .

Вы души Господа рабыни ,
Не продавайте за гроши .
И в храме обновленном ныне ,
Судом крещеный не греши .

Полуостров Свободы

Пропела времени стрела
Для цели Вани мужика :
-- Великой Родина была
И будет с Крымом на века !

Гнилые топи Сиваша ,
Преобразились в тот же миг
И ханский дух Гирей - паша ,
Одобрил радости блицкриг !

Крым суховеем огласил ,
Летящим птицам о тепле .
И Светозар духовных сил ,
Столпом явился на земле !

Хоть продавали здесь рабов
И куш делили из Руси ,
Извечный Глас Святых гробов
Взывал к Свободе : Гой еси !

Грядут достойные века
И дни счастливые грядут .
Взойдет крещения река ,
Куда дороги приведут !

***
Ниже есть куда и будет ,
Падать духом и судьбой .
От поэта не убудет ,
Оставаться лишь собой .

Ни к чему менять личины ,
Ради славы и наград .
У поэта есть причины ,
Видеть нынешний Царьград .

Третий Рим стоит упорно ,
На холмах и берегах .
Порно фирменное вздорно ,
Как величие в деньгах .

Трепет образа не купишь ,
Он энергия светил .
Ты рожденное полюбишь ,
Если в Слове воплотил .

Понижение не кризис ,
Приземление не крах .
В ТГУ профессор Мизис ,
Ищет образы в мирах .

Жернова цензуры края ,
Хуже бешеных времен .
Федорова стерва злая ,
Толмачев палач имен .

Плевелы сплошные мелят ,
Зерна зрелые не в счет .
Славу луходеев делят ,
Бесам омутов в зачет .

И в столице у Максима ,
Гои ближние свои .
Где среда невыносима ,
Замшев строит литрои .

Русским кукиши поэтам ,
Классикам двойные в масть .
И взывающим к рассветам ,
Равнодушье дарит власть .

Образ творческий не мыльный ,
Как из трубочки пузырь .
Он душевный выдох стильный ,
Вдаль прекрасную и вширь .

***
И Кудимова шепчет о том ,
И взывает орловский Шорохов .
Для поэта в просторе пустом ,
Отголоски мышиных шорохов .

Храмы строят из кирпича ,
С колокольнями поднебесными .
Но поэзии гаснет свеча ,
Рядом с рынками мракобесными .

Словом можно народы спасти ,
Если верное многими слышится .
Но творец на Руси не в чести ,
Где стезя по английски пишется .

Награждают за рьяный пиар ,
Многоликих прислужников власти .
Ни к чему поэтический дар ,
Светозарной , витающей масти .

У мамоны свои образа
И богатства пучин покупающим.
Но без Слова ударит гроза
И спасения нет утопающим .

***

Казалось вновь очко витало ,
Из цифр банкующих времен .
Но Блока в августе не стало
И Гумилев поэт казнен .

Апостолы не стали речи ,
О проигравших предлагать .
И поминальной службы свечи ,
Не стали слезно зажигать .

Игра в героев продолжалась
И обострялась у стены .
Поэзия повсюду шлялась ,
Крикливой нищенкой страны .

Крестовых небыло походов ,
Менялись рейды удальцов .
И прерывались до восходов ,
Земные судьбы мудрецов .

Игра идейных продолжалась ,
Пустели пустыни в глуши .
Худоба грешная сражалась ,
С небесным отблеском души .

***
Лямурный город и амурный ,
Мичуринск весь литературный .
Столицей яблочного края ,
Остался красками играя .

Здесь чай с вареньем Иванов ,
Пил в окруженьи пацанов .
Здесь Голубь в Космосе витал
И Канта публике читал .

Потомки Пушкина скромны ,
Читают гениев страны .
Никитин пишет о садах
И красноглазках в неводах .

Вновь в Александре литжурнале ,
Вначале Витебск и в финале .
Потом Урал , Москва , Ростов ,
А платит за журнал Тамбов .

Был Троцкий в РВСе дож ,
На Лейбу Матушкин похож .
Рашанский жуткий скупердяй ,
Гнобит талантов негодяй .

И кукиши Белых сует ,
Творцам отлупом воздает .
Труба сбежал от студий лит ,
В Москву тщеславия элит .

Но Виноградов с Лирой тур ,
Вершит из струнных партитур .
В газетах город абажурный ,
Хоть званием литературный .

Творили Смагин и Панов ,
Творят Андреев и Трунов .
Так Бердичевская творит --
Бомонд ее боготворит !

Объедков искренний Андрей ,
Всех вдохновением бодрей .
Мичуринск вовсе не халтурный ,
Садовый днесь , литературный .

***
Трубе приснилась снова Троя ,
Он Одиссей и рядом конь .
Во чреве сохраняет стоя ,
Отмщенья воинов огонь .

Втащили сбитого троянцы ,
Из досок фетишем борьбы .
И все погибли не поганцы ,
Как Ахиллес с пятой судьбы .

Труба гостил у Полифема ,
И чуть не сгинул у костра .
Была спасения дилемма ,
В глазу противника остра .

Трубе привиделась Цирцея ,
Карга Двурожкиной подстать .
Почетного тщеславья фея ,
Стремилась властелиной стать .

Вином всех членов опоила ,
Кто осудил творца идей .
В свиней поганых превратила ,
Среди дерьма и желудей .

Иные хрюкали о многом ,
Другие хрюкали под нос .
В хлеву обманщицы убогом ,
Пробрал мятущихся понос .

Труба витал с Цирцеей рядом
И был в объятиях злодей .
Помог зачюханным обрядом ,
Вернутся к облику людей .

Не открывайте шкуры праздно ,
Ветра из плена улетят .
В округе станет безобразно
И петь сирены захотят .

Труба вернулся на Итаку ,
Поникшим , грустным стариком .
И совершил царя атаку ,
Помолодевшим став стрелком .

Летели стрелы Одиссея ,
В судилищ падших женихов .
А Пенелопа снова млея ,
Была красива без грехов .

***
Читатель алкаша дождался ,
Наседкин приоткрыл киот .
И Марков рядом раскричался :
-- Я друг Николы идиот! --

Благую весть достали Вали
И стали проповедь читать .
Потом Дорожкиной медали ,
Достали что бы почитать .

Творца судили идиоты ,
Оговорили в тон грозе . .
Закон попрали без заботы ,
Забыв о Боге и стезе .

Забыли совесть потревожить ,
Она убогая тиха.
Желали славу приумножить ,
Два идиота жениха .

-- Мы идиоты ради дела ,
Хотим процентщицы маржу --
А Валя сипло прогундела :
-- Я вам награды не рожу --

***
Алушта у берега моря ,
Корова дает молоко .
Сергеев с порывами споря ,
Взлетает в мечтах высоко .

Глотнет молоко из кувшина
И чайкой над морем парит .
Писателя темы вершина ,
Веков ледником озарит .

И в образе преображенья ,
Россия родная светла .
И в далях воображенья ,
Над Цной наклонилась ветла .

Отступит Сергеев - Ценский ,
Босой от волны голубой
И вспомнит -- он деревенский ,
Как Новиков - Прибой .

Влекла откровеньем Цусима ,
Влечет Медвежонок добром .
Писателя жизнь выносима ,
Алушта с луны серебром .

***
Защита природы в фаворе ,
В Мичуринске в сентябре .
Поэта изгнанье не горе ,
С судилищем в грешной игре .

В Тамбове судили поэта ,
Безжалостно , злобно зело .
Природа небесного света ,
Ласкала таланта чело .

Защита природы у края ,
Где бездны чернеют глаза .
Судили поэта взирая ,
Как тучу пронзила гроза .

Страны защищайте просторы ,
С лугами и реками днесь .
Услышит опять разговоры ,
Бессчетно Мичуринск весь .

Поэта судьбу защитите ,
От изверга и подлеца.
Спасти вы живое хотите ?
Спасите и Слово творца .

***
Быть может аутодафе ,
Ты нечисти вверяла
И в разноцветном галифе
Иконы расстреляла ?

Произнеси как на духу ,
К чему судьбы отмашка -
Ты лицемерка на слуху
Или в миру монашка ?

Был драмтеатр и чудеса ,
Нас подвигали к свету .
Потом менялись голоса
И мрак объял планету.

Зачем стяжая суету ,
Ты билась в путах Вали ?
Небес созвездья красоту ,
Всем дням нарисовали .

Стезя Воронежа к чему ,
К любви или разлуке ?
Татьяна Богу одному ,
Вверяй спасенье в муке .

***
Все в душе у него перепутано ,
Как сырые стихи на листах .
У Алешина истина впутана ,
В ложь кудельную на устах .

За забором плоды ненаглядные ,
У забора порыв воровской .
И в замочную скважину смрадные ,
Лезут призраки день деньской .

И обскура старинная камера ,
Опускает вершины к земле .
У Алешина принципы замерли ,
Пребывая в безрадостной мгле .

Тен читает сонеты доверчиво ,
Только всех угнетает мотив .
Все в поэзии переменчиво
И влечет чердака позитив.

Выбирайте подметки дешевые ,
Пригодятся кому раскроим .
Сочинения ваши грошовые ,
Не подобны шедеврам моим .

***
Пал низко Аркадий Макаров ,
Нуля восхваляет вовсю .
Отринул полеты Икаров
И истину Господа всю .

Алешин Олег не достоин ,
Хороших , возвышенных слов .
Исчадий неистовый воин ,
Творцов очерняет Тамбов .

Предатель Олег отношений
И юности , и журавля ...
Противник духовных свершений
И шут ТСП короля .

Но шутки Алешина смрадны ,
Приносят страданья творцам .
Подставы хмыря безоглядны ,
Подстать роковым подлецам .

Судил безобразник поэта ,
Забыв о Заветах Христа .
Макаровым песенка спета
И даль восприятий пуста .

Отвратная падших победа
И шобла отъявленных баб .
Ты бог клеветы до обеда ,
До ужина тщетности раб .

Забылись к свободе порывы ,
Змеиные тени вблизи .
И можно безумия срывы ,
Продолжить с грехами в связи .

Охаят добро с кулаками ,
Любовь от души засмеют .
Безбожникам машут руками
И нечисти повод дают .

Ликуют вовсю образины ,
Порочные люди беды .
Макаров стоит у корзины
И видит гнилые плоды .

***
Того ли ты благословляешь ,
Сходя Макаров в Слове ?
Творцам фальшивое вверяешь ,
Алешин ноль в Тамбове .

Рассказ - газета проходная ,
Для Чердака ваганта .
К Парнасу снова проходная ,
Из хрусталя таланта .

Ты не Державин у кормила ,
Аркадий бен Макаров .
Тебя Тамбовщина вскормила ,
Дарами не Стожаров .

Поэзия ушла нежданно ,
От переделок ига .
Вопит Макаров неустанно :
-- Я в прозе не расстрига --

Рукоположенный поганец ,
Палач душевной сути .
Алешин слова самозванец ,
Застенчивый до жути .

Олег клевещет и краснеет ,
Трепещет от навета .
Алешин робко сатанеет ,
Когда хулит поэта .

Вы нравом хищников похожи ,
От зависти чесались .
И лезли из поганой кожи ,
Когда грехов касались .

***
Монополия хуже прорухи ,
Когда лживая всюду права .
И процентщицы Вали старухи ,
За завет принимают слова .

Весть благая ее сочинений ,
О пришедшей с вокзала мадам .
Не выносит Дорожкина мнений
И идет по талантов следам .

Где - то гадит и увлеченно ,
На других угнетенных плюет .
И взирает на мир обреченно ,
Без нее опустевший сгниет .

Монополия выбора власти ,
Хуже бремени ига времен .
И поэзии вольные страсти ,
Миражом затемняют имен .

Бутафорным рвачам поощренья ,
За надутую славу почет .
А творцам нелюбимым мученья
И в зачетном посыле нечет .

Фаворитов плодят фавориты ,
Прославляя безбожно своих .
А таланты хулою повиты
И тусовки не милует их .

***
Один Макаров пистолет ,
Сам смастерил и выстрелил .
Другой узрел кардебалет
И шлюх плакатных выставил .

Сашок Макаров пескарей ,
Ловил вагантом Фландрии .
Аркадий бен из Бондарей ,
Как чуха из Финляндии.

То печь истопит торопясь
И задымит всю горницу .
То коршуна подстрелит злясь
И в небо пустит горлицу .

То перестанет сочинять ,
Стихи о жизни яростной .
То силится творцов понять ,
В судьбы регате парусной .

На ишаке сидит царем ,
Рассказ - газетой тешиться .
Душе бы стал поводырем ,
Чтоб перед Богом спешиться .

***
Был докой Новиков - Прибой
Из Спасской славной волости .
Теперь там Новиков ковбой ,
Предлит известной области .

Прибой писал о моряках ,
Боях в морской сумятице .
А новый Новиков в веках ,
Строчит о каракатице .

Один на Капри побывал
И слыл японским узником .
Другой гордыне воздавал ,
В проулке жизни узеньком .

Прибой и Новиков ковбой ,
Талантом очень разные .
Но с переменчивой судьбой ,
В поветриях не праздные .

***
Возможно Новиков ковбой ,
По электронной версии :
В блестящей тоге голубой ,
Король английской Мерсии .

Баллады пишет у стола
И на коне по рыцарски .
Светлана Пешкова дала ,
Платок шотландской вышивки.

Но Липецк взглядами широк ,
На щедрое грядущее ...
Кудимова возьмет оброк ,
Все с конкурсантов сущее .

Талант не узником седмиц ,
Проявится на конкурсе .
Поманит взлетами синиц
И бабочкой на крокусе .

И жезлом Новиков взмахнет ,
Влюбившись в Слова грацию .
Кудимова легко вздохнет ,
Услышав муз овацию .

***
Олег Наймушин не Алешин ,
Есть откровение в строфе .
Но бликом зеркала взъерошен ,
Образчик темы на софе .

И образ светлый затуманен ,
Словами дерзкими творца .
Наймушин выстрелами ранен ,
В шальном виденье подлеца .

От пересказов толку мало ,
Судьба героя не твоя .
И время лодку раскачало ,
Бортов запенились края .

Влекут поэта зарисовки ,
Без осененной глубины .
Массовки , игрища , тусовки ,
Фальшивой , бросовой цены .

Тень героини у порога ,
Герой аморфный у черты .
Не видно дьявола и Бога ,
В стихах порывной высоты .

***
Им ни к чему художник слова ,
Любимец озаренных муз .
Низвергнут злыднями Тамбова
В Тар - Тар писателей Союз .

Разъялось лежбище клоаки ,
Бурлящее отстоем зла .
И в нем судилища варнаки
Купают нечисти козла .

***
Кандидаты пусть галдят ,
Выборы в натуре .
Завтра Толю наградят ,
Боратынским в туре .

На ступенях наградят ,
У фонтана в цвете .
И Труба направит взгляд ,
На слона в расцвете .

Карнавальный элефант ,
Лучший в регионе .
Команданте и вагант ,
Толя в легионе .

Пусть Щеряк абориген ,
Волком злым укушен .
Взят награды Карфаген
И для чмо разрушен .

Губернатор в доску свой ,
Как и Лейба Троцкий .
Председатель Думы вой ,
Усмирил свой плотский .

***
Отошли стишок сырой ,
Будешь конкурса герой .
Просияешь в Лонг - листе ,
Словно Будда в Элисте .

Стих один - ты господин ,
Череды своих годин .
Царь - судьбы лауреат
И талант во сто карат .

Ценский дока или Майя ,
Бренд молитвы не взимая .
За стишок Спи Чернозем ,
Стала Пешкова ферзем .

Не паши и рожь не сей ,
Раз ты в грезах Одиссей .
Накропал сонет к очам ,
Лапай Кирку по ночам .

Классик душу бередит
И бесценный текст творит .
Флаг шедевра на шесте ,
Кукиш в конкурса листе .

Аршанскому Ваал за бога ,
Дорожкиной Ваал есть бог .
Для них Россия вся убога
И оглупел народ тревог .

Обоим лживые награды ,
Чины дают стирая грязь .
Они гордыни ретрограды ,
С мамоной продолжая связь .

Меня ужасно ненавидят
И гнали жутко обозлясь ,
Распятым постоянно видят
И осудили не страшась .

Судилища не смоют оба ,
Дурную мету до одра .
Аршанского терзает злоба ,
И на душе грехов чадра .

Мне жизнь испортили хулою
И клеветой друзъя беды .
Сразить бы извергов стрелою
И наплевать на их следы .

Улыбка хищника привычна ,
Для фарисея и карги .
Судьба отступников обычна ,
Все православные враги .

Поэта с озаренным даром ,
Стереть готовы в порошок .
Анчутка бездны скипидаром ,
Намазал злыдней корешок .

В почете оба превосходном ,
Творят лукавые дела ...
В кошмаре падших сумасбродном ,
Их суета с ума свела .

***
Плевать хотел я на элиту ,
Тамбовских шкурников тщеты .
В Мучкапе вижу Аэлиту ,
Своей духовной высоты .

Красива дама на рассвете ,
Моих мечтаний се ля ви .
Увидит милая в поэте ,
Творца возвышенной любви .

Заполыхает отблеск Марса ,
В ее сиятельных глазах .
Муж отведет подальше Барса ,
Где бабы спали на возах .

Мечта поэта Аэлита ,
Прекрасная не для меня .
Завыла шкурников элита ,
Вблизи подлунного огня .

Но революции не будет ,
Лимит исчерпан вековой .
Любви из сердца не убудет ,
Свет источающей живой .

Тщеславным лживые награды ,
Порочным сладкие грехи .
Мне с Аэлитой перегляды ,
Когда пишу о ней стихи .

***
Конкурс времен карантина ,
Грянул в Тамбовском краю .
Снова в жюри Валентина ,
Будет Тропинка в раю .

Строфы кропают по зову ,
Падкие быть на виду .
Стих пригодится Тамбову ,
Весь в високосном году .

Ценский - Сергеев известен ,
Как романист - глобалист .
В честь озаряющих песен ,
Втиснули байки в Лонг-лист .

В строфах страну побаюкай ,
Выдашь величия вздох !
Творчества светлая мука ,
Анахронизм не пройдох .

Строфы поветрий седмицы ,
Формула дожей в жюри .
Воду попьешь у криницы
И с коромыслом замри .

                  ***
На ложе лапаешь Лолиту ,
А в грезах любишь Азлиту .
Но Дымка в похоти Лолита
Ничем судьбой не Аэлита .
Для Аэлиты ты мечта ,
А для Лолиты без креста .

***
Быть может к выборам посадка ,
Плодовых с бирками имен ?
В Мичуринске Трубы раскладка ,
По нишам фетишей знамен .

Полотнище с отливом красным ,
Для Лейбы Матушкина в честь
И для Никинина с прекрасным ,
Как позолоченная лесть .

Вся суета с защитой края
И всей природы по стране ,
Для выбора Единых рая ,
С игривой истиной в вине .

Творца от злыдней защититите ,
Судьбу распяли клеветой .
Спастись от пропасти хотите ,
Не бейте заповедь пятой .

Провалитесь в дурное чрево ,
Поправ Господние слова .
И правое свернет налево ,
Где пересортица крива .

***
В ведре душа не отразиться ,
С холодной , трепетной водой .
И только образ исказиться ,
Судьбы давно не молодой .

Глоток воды и вдохновенье ,
Пронзит незримым острием .
Замрет счастливое мгновенье
И вечность воплотится в нем .

Милее в детстве окрыленном ,
Росу любил я на цветке .
Светло подумав об исконном
И об иконном уголке .

Там глубина не потускнет ,
Не помутнеет в тине дней .
Душа ничуть не сатанет ,
Где ангел извергов сильней .

Вода чиста , судьба иная ,
Пришлось болота проходить .
Стезя не гладкая земная ,
Судивших Господу судить .

***
Юрий Кузнецов стихий моряк ,
Не кракен как Юрий Мещеряк .
Благодарен слову Кузнецов ,
Прославлявший черепа отцов .

Юрий Мещеряк совсем иной ,
Из души выплескивает гной .
О сраженьях с бесом говорит
И суды безбожные творит .

Выдаст речь лукавую из уст
И Щеряк для милосердья пуст .
Кузнецов душой не блефовал ,
Без суда творцов критиковал .

Ради строф классических увы ,
Кузнецов с творцами шел на Вы .
Юрий Мещеряк на Ты идет ,
Графоманов к пропасти ведет .

Мученика в храме не суди ,
Дни грядут расплаты впереди .
Не хули талант за словеса
И вражда пройдет за полчаса .

***
Боевая военная драма ,
Разыгралась вовсю у Баграма.
Сотрясалась тревожная суша ,
От обстрела теней Гиндукуша .

От стрельбы автоматов штрихи ,
Очернили завалы трухи .
Пронизали людей и дома ,
И врагов подкосили весьма .

Юрий смелой душой рисковал
И душманов в бою убивал .
Тридцать лет заштрихованы мглой ,
Все идеи зашиты иглой .

Стал афганец в родимом краю ,
Коммерсантом в торговом раю .
Возомнил - он Тамбовщины царь ,
Как заблудший на росстанях встарь .

Карандаш заштрихует судьбы
Житие до клоаки трубы .
Грех судилища в сердце плохом ,
Приукрасит анчутка штрихом .

Заштрихует улыбки печаль
И мечты закаленную сталь .
За судилище падших сейчас ,
Заштрихует спасение Спас .

Не очистится прошлым судьба ,
Рокового мамоны раба .
Исказился в штрихах бытия :
Держиморда , подонок , свинья .

***
С любой стороны позиций ,
Труба будет хлопец свой .
Плати за журнал композиций
И Толя главред мировой .

Донбасса герой Че Гевара ,
С широким , угрюмым лицом .
А с той стороны пожара ,
Бульбешкин с кровавым Кравцом .

Плати и для вас Анатолий ,
Богов панегирик прочтет .
В журнале палитру историй ,
Поставит героям в зачет .

Козлова казну раздербанил ,
На всяких и яких вдали .
Шедевры мои он забанил ,
О пядях тамбовской земли .

Печатает днесь Иванова
И в планах предлит Сомали .
А классику снова Тамбова ,
Труба выставляет нули .

***
В Тамбове выборы на бис
Или на браво люда .
Леон в колоде Арамис
И Артаньян Гертруда .

За истину Ла Фер Атос ,
Буонасье за драму .
Никитин разрешит вопрос ,
Кому вручить панаму .

Конечно Толе другану ,
Как команданте Геро .
Трубе панаму одному
И шляпу ля Самбреро .

Станцует Матушкин Евдон ,
Победный брейк Фламенко
И с ним Олеженька Гвидон ,
Споет о мисс Фоменко .

Литературы швах редут ,
Таланты все в загоне .
В Тамбове выборы идут ,
На каждом перегоне .

***
Ты не в ладах с собой ,
Молись сегодня в ночь .
Бог не вблизи с тобой ,
Что б грешному помочь .

Ты у костра дрожал ,
Когда случайность вех ,
Вновь пулей пронизал ,
Между судьбы прорех .

Пятак подбросил вверх
Он решкой возражал ,
Чтоб с сонмищем потех ,
Творца не унижал .

В лаптях казак вошел ,
В заветный храм святых ,
Он к истине взошел ,
В молитвах не пустых .

Твой прадед у креста ,
Молился сам за род ,
А ты забыв Христа ,
Судил творца урод .

***
Сад любил Ефим Суббота ,
Рядом с речкой Золотой .
Взят Алешка Полубота ,
В плен Козловской красотой .

Может лишнего отведал ,
Сидру с яростью воздал .
Полубота в жизни ведал ,
Что Куинджи увидал .

Под луной мирок не бедный ,
Аэлитой даль блестит ...
И Мичурин в шляпе медный ,
Книгой жизни шелестит .

Шолохов идет с уловом ,
Шепчет ветру : -- Тихий Дон --
И Труба с узбекским пловом ,
Москвичам несет поддон .

Поп спросил : - Вы покрестились ?
Храм Ильинский впереди !
Времена к добру сменились ,
Ты поэта не суди --

-- Не сужу поэта жмота ,
Не сужу транжиру я --
Молвил тени Полубота ,
Возлюбив садов края .

Иванов прошел к ватаге ,
К остановке у дорог .
Председатель весь отваге ,
Отдается без тревог .

Олисава то и дело ,
Появлялась вновь босой .
Пахло яблоками тело ,
Пахли волосы росой .

И Труба предстал факиром :
-- Ты Алешка не блажи .
Бутерброд с козловским сыром ,
В рот открытый положи --

-- Вот бы яблони в столице ,
Посадить для Гесперид !
Подарил бы рай девице ,
Я без скачущих акрид --

***
Расчистить выси для Марии ,
Создать безоблачный полет ,
Чтоб куролесили в России ,
Кто лицемерью воздает .

Мария хищников хвалила ,
С личинами людей святых .
И сук ивовый отпилила ,
Чтоб отхлестать не понятых .

Хвалила стерву лесбиянку ,
Старуху извергов тропы .
Хвалила Лену тропиканку ,
Без ахиллесовой стопы .

И алкаша вовсю хвалилила ,
Хвалившего люпфи елдак .
Шелка Мария расстелила
И сел Николушка мудак .

Теперь заходиться в порыве ,
Восславить злость Мещеряка .
На серой бездуховной ниве ,
Роса серее кизяка .

***
За Воронеж обидно с Орлом ,
Города осененные Словом .
Голубица взмахнула крылом
И творцы восхитились Тамбовом .

Я творю как никто не творил ,
Глубоко и размашисто сразу .
Кто талантом меня одарил ,
Приковал к вдохновенья экстазу .

Все шедевры мои от души :
Озаренной , ранимой , влюбленной .
Над Вороной шумят камыши ,
О мечте с красотой утонченной .

А в Воронеже шепчет сквозняк :
-- Имена воссияли в юдоле .
Здесь Платонов , Исаев , Лисняк
И Никитин писали о доле --

Над Орлом простирается стяг :
" Город истинной Литературы "
Нет Тургенева без передряг ,
Нет Стебницкого без партитуры .

***
В Стойле Пегаса Есенин хмельной ,
Строфы читает о жизни земной .
Мариенгоф Анатолий подстать ,
Тоже приладился землю пахать .
Выпили снова и выпили вновь ,
Мариенгоф стал мытарить любовь .
То ему плохо и это не так ,
Страсти раскрасить Есенин мастак .
"Сыпь, гармоника! Скука… Скука…
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука.
Пей со мной .
Излюбили тебя, измызгали,
Невтерпёж!
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Или в морду хошь? "
В зеркале века другое лицо ,
Видит на пальце иное кольцо .
Мариенгоф я иль Толя Труба ?
Сном одарила чудесным судьба .
В Стойле Пегаса Труба активист :
-- Друг мой Серега имажинист --

Сирена в Воронеже был не победным ,
Журнал выходил и печатались в нем ,
Поэт из народа прослывший Бедным
И яркий Есенин с душевным огнем .

Имажинисты печатались вольно ,
Сирены новинки имели успех .
Но восхищаться прошедшим довольно ,
Сегодня в Воронеже поиски вех .

Меня не печатают , происки лютых ,
Подъем не Сирена и я не богач .
Среди не раздетых и не разутых ,
На светлом коне дефилирую вскачь .

Галопы творений или аллюры ,
В Подъеме теперь не нужны никому.
Пиара поэты рисуют с натуры ,
Картины историй согласно всему .

***
Не одному смешить Глазкову ,
Тамбовский радостный народ .
Дорожкина взяла подкову ,
Всю изогнув наоборот .

-- Алешина покличьте люди ,
Мы номера отобразим .
Расширим обоюдно груди
И красотой всех поразим ! --

Олег Алешин был в ударе ,
Блажил у края бытия .
В Глазкова обнаружил даре ,
Сокрыта времени шлея .

Сидел Тарасов Квазимодо ,
Смотрел на женщину в упор .
Но Эсмеральда де Коммодо ,
Давала каждому отпор .

Семен и Эдик хохотали ,
Творца увидев палачей .
Алешина они втоптали ,
В гряз на афише смехачей .

Поэт не клоун изначально ,
А клоун в жизни не поэт .
Сравнение двоих печально ,
Когда шедевров ярких нет .

Опять у храма начудили ,
Дурные Валя и Олег .
Они поэта осудили
И ловят паутины нег .

Глазков сатирик откровенный ,
Алешин лживый и шальной ,
То весь Иуда вдохновенный ,
То от предательства больной .

Жестокие до ража духа ,
И лицемеры злой душой .
Щедра процентщица старуха ,
Везде наушною лапшой .

Судилище не клоунада ,
Расправа явная была .
И мету гибельного ада ,
Любая шельма обрела .

***
Орлов воспарил в Петербурге ,
Двуглавым витает творцом .
По - прежнему ли в Оренбурге ,
Краснов и Диана с венцом ?

Поэзии царские вещи ,
Как символы ветреных грез .
Алешин в Тамбове не вещий ,
Пенек оседлал у берез .

Сорочкин неистово в Брянске ,
Возвел графоманов в квадрат .
Труба Анатолий в Саранске ,
Узрел как прожорлив Кондрат .

-- Свое ли мы щедро имеем ? --
Владимир Крупин возгласил .
-- От страсти наживы темнеем ,
Без ясных божественных сил --

-- Владимир твоя ли забота ,
Стяжать откровенья зерно ? --
Сказал полубог Полубота
И с истиной выпил вино .

***
Дорожкина хвалила Носовскую ,
Унизив вдрызг Марию Косовскую .
-- Купец почетный меценат ,
Был по любовному женат --

Пошла мегера из Тамбова ,
Прочь от Сергея Бирюкова ,
На конкурсе срубив творцов
И Зауми его птенцов .

Прошла старуха вдоль Родимова ,
Где взмыла горлицей Кудимова .
-- Я обломала ей крыло ,
Подбросив в Липецке кайло --

Процентщица пошла к Ершовой ,
Чтоб разминуться с Меркушовой .
Чтоб Михиной не видеть век
И Маликовой мокрых век.

На конкурсе Сергея Ценского ,
Лауреат уезда Мценского .
Лауреатка на ура ,
Все остальные мишура .

***
Забайкальская осень ,
Зоревая Чита .
И небесная просинь ,
Увлеченных мечта .

От истоков Соломин ,
С детства силу вобрал .
Адьютанта и кроме ,
Он отважных сыграл .

Здесь в Гражданскую бились ,
Комиссар и кадет .
Здесь в Россию влюбились ,
Кто родился на свет .

За Байкалом просторно ,
До Угрюмой реки .
Здесь искали проворно ,
Вольный век казаки .

По железной дороге ,
За составом состав , ,
Проезжал по тревоге ,
Фронту жизни отдав .

***
Хватит Кролику вешать лапшу ,
На открытые уши читателей ,
Толмачеву курить анашу
И плевать на творенья писателей .

Хватит Федоровой у кормил ,
Восседать бессердечной Федорой .
Ее бес сулемой накормил
И крушиною с мандрагорой .

Отхлестать бы Сергеева вновь ,
По холеной спине канчуками ,
Чтоб Владимир возвысил любовь ,
Женщин искренних с мужиками .

Не печатают гордые все
И шедевры мои ненаглядные .
Отражаются судьбы в росе ,
Грешных извергов неприглядные .

Замени их Никитин глава ,
Региона на добрых главредов .
Что бы видели люди едва .
Вдалеке надоевших зловредов .

***
Прослыть в Тамбове дезертиром ,
Не страшно в мареве годин .
Отрекся царь и по квартирам ,
Полк разместился и Вадим .

За что сражаться непонятно ,
Россия треснула по швам .
Политики шумят занятно ,
Прибегнув к матерным словам .

Вадиму смутно и тревожно ,
Эсеры вроде ближе всех .
В Тамбове отсидется можно ,
Без притязаний и потех .

Глаголит Дума городская :
-- Война с врагами до конца --
На рынке вольница людская ,
Хулит жандарма подлеца .

И Керенский в газетной речи ,
Об учредиловке вопит .
Но большевик потушит свечи
И колким ежиком сопит .

Вадим на хутор монастырский ,
С работным людом угодил .
По роду мещанин Каширский ,
Но дни в сермяге проводил .

Крестьянка в теле заводная ,
Смотрела ласково вблизи .
-- Лошадник тутошный одна я ,
Домой в телеге довези --

Вадим уважил молодуху ,
Довез до ближнего села .
И внемля пламенному духу ,
Ласкал кухарку не со зла .

Пришли нерадостные вести ,
В Тамбове Красных ГубСовет .
И взбеленились чувства мести ,
На власть безбожную в ответ .

Примкнул к Антонову с дружиной ,
Бывалый прапорщик Вадим .
И с каждым воевал вражиной ,
С призывом : -- Русь не отдадим! --

***
Лист багряный в руке Франчески
Путеводной звездой горит .
Вдоль Вороны красны перелески
И червонная птица парит .

Красота ее всех восхищает ,
Даже алых лугов берегинь .
И духовная жизнь обещает ,
Походить на венчальных княгинь .

Верность мужу и музыке края ,
Окрыляет Франческу зело .
И Ворона вблизи протекая ,
Отражает с прекрасной село .

Лист кленовый не угасает ,
Под лучами немеркнущих грез .
И в порывах этюды играет ,
Ветерок на кифаре берез .

***
На месте храма и молитв ,
Где ангел Господа раба ,
Подвижники духовных битв
И медоносная судьба .

Богданов Вячеслав поэт ,
Стихи оставил не скупясь .
Но здесь поправшие завет ,
Меня судили суетясь .

Оклеветал шутя творца
И много причинил вреда ,
Иуда с роком подлеца ,
Олег Алешин тамада .

Кирюшин вновь и Голубничий ,
Отринут череду забот .
Алабжин позабудет птичий ,
Базар -- свистит Искариот .

Внимают изверга словам ,
Лукавому до седины .
Возможно приходилось вам ,
Быть виноватым без вины .

Судилище кошмарных снов ,
Я здесь изведал наяву .
Блажит Геннадий Иванов ,
Забыв распятия канву .

Распашет Сошин борозду ,
По Карфагену бытия ,
Но не найдет любви звезду ,
К которой приближаюсь я .

А Ивановым Янус бог ,
На их Парнасе воротил .
Любой без истины убог
И страсти демон закрутил .

Прощайте падшему грехи ,
Пусть гонит честного опять .
Читайте лживого стихи ,
Чтоб злом правдивого распять .

И горьким медом на устах ,
Слова рифмуются душой :
В сакральных осуждать местах ,
Страшнее подлости большой .

***
Провал на конкурсах Тропинки ,
Все ее члены не в зачет .
Румянцева не даст малинки ,
Сергеев - Ценский посечет .

Знобищева в среду вписалась ,
В библиотеках тешит слух .
Мария напрочь исписалась
И ангел вдохновенья глух .

От Николаевой нет толку ,
Везде глаголет чепуху.
Алешину округи волку ,
Готовит бреда требуху .

Луканкина молчит в затворе ,
Порочной молится душой .
Она в приватном разговоре ,
Всегда с заушною лапшой .

Десант Тамбовский фестиваля ,
Толкует всюду ни о чем .
Процентщица шестерок Валя ,
К пустопорожнему причем .

***
Избавил Всевышний Читу ,
От злыдня Наседкина Коли .
И Пушкинки всей красоту ,
Увидят потомки юдоли .

Никто из убогих чудил ,
За творчество не оклевещет .
Наседкин в Тамбове судил ,
Творца и безбожно трепещет .

Люпофь написал и Гуд бай ,
Потом Алкаша и Джуробу .
Наседкин неистовый бай ,
Жует с крассанами здобу .

Две Пушкинки , Коля один :
Ни в люди послать , ни оставить.
Страстям пошляка господин ,
Чтоб Васю к Матрене приставить.

В Тамбове Наседкин мудак ,
В Чите халдыбек замухрышка .
Повсюду в судьбе кавардак
И жизни дурная отрыжка .

Они

Они Россию не жалеют ,
У них Сион гора надежд .
Израйль Вселенский вожделеют
И толпы преданных невежд .

Не терпят русские пенаты
И лучших в творчестве людей .
Для них продажные сенаты ,
Для воплощения идей .

Панует местная жидова ,
Ценя Мичуринскую спесь .
Творцов преследуют Тамбова
И дух непокоренных весь .

Меня подонки осудили ,
На месте храма не щадя .
Евреи честных не любили ,
Тщеславье в степень возведя .

Подкупят слабых лицемеров ,
Лукавых микстой соблазнят
И множество иных примеров ,
Которыми смутить грозят .

И для гордыни неуместной ,
Для славы гоев на юру ,
Тусовке заплутавшей местной ,
Навяжут адскую игру .

***
Распалась связь времен ,
В Тамбове в сентябре .
Вновь адвокат Семен ,
Нашел нуля в ведре .

Он плавал небольшой ,
Как глубины конек .
Семен прослыл левшой ,
Мура ему вдомек .

На Вечери простой ,
С Иудушкой в связи ,
Ни грешный , ни святой ,
Никто не сел вблизи .

Отринув грех оков ,
В полыме бездны сна ,
Вновь мудрый Иванов ,
Не долетел до дна .

Толкуй да Винчи код ,
Поймав нуля в воде :
-- Алешин в год невзгод ,
Предаст любых везде --

Сам Сошин удержал ,
Алабжина от пут .
Где падших обожал ,
Цветы не расцветут .

И Голубничий в ночь ,
Подумал вмиг о том ,
Кому спешил помочь ,
Там шельмы не с Христом .

Творца судили там ,
Где храм взорвали зло .
Где к пакостным устам ,
Льнет демона крыло .

И Вечеря без них ,
Прошла в среде Иуд .
Осенний ветер стих ,
Творца оплакав суд .

***
Заимки , отруба , землянки
И в ярах дальних шалаши .
У печки потные портянки ,
Хоть ртом блуждющий дыши .

Ночные рейды угнетают ,
Как шайка вольные бойцы .
Снега неторопливо тают
И вскоре прилетят скворцы .

Отряд антоновцев не пашет
И сеять не спешит зерно .
И флагами вовсю не машет ,
Как на войне заведено .

Вадиму муторно в отряде ,
Но правит власть большевиков .
И на коне он при параде ,
Готов почить за мужиков .

Село терзает продразверстка ,
Нищают семьи без хлебов .
Не радует мякины горстка
И проклинают все Тамбов .

А тут эсеры посылают ,
К Антонову гонцов своих .
И на луну собаки лают ,
Анчутки обозлили их .

Худоба ринулась от поля ,
Не зная края и черты ...
И пламенем взошла недоля ,
До горя гулкой пустоты .

Рубились истово повсюду ,
Забыв о Господа кресте .
Страдать невыносимо люду ,
На каждой роковой версте .

Она с рождения дворянка ,
Лечила жалкого бойца .
Ее прилесная делянка ,
Святого местного отца .

Вадим израненый не бредил ,
Он видел череду забот .
Красавицу душой заметил ,
В кругу хозяйственных работ .

Священник ей помог нежданно ,
Она Вадиму помогла .
Спасение всегда желанно ,
В пространстве светлого угла .

Вадим влюбился в незнакомку ,
Пригожую как образ грез .
Забыл антоновца котомку
И стал ухаживать всерьез .

***
А в Тамбове все иначе ,
Не помогут , но добьют .
И судилищем тем паче ,
Миролюбие убьют .

Ты им голос откровенно ,
Чтоб в СП России быть ,
А они тебя мгновенно ,
Доброго спешат забыть .

В Петербурга пан Сабило ,
Ссоры сглаживал не раз .
Мещеряк в Тамбове шило ,
Ткнет в отверженного враз .

Злобные шалят в округе ,
И дорожкинцы зверье .
Лицемеры все в недуге ,
Чествуют дерьмо свое .

У иконы крест наложат ,
На бессовестную грудь
И опять творца заложат ,
Чтоб судить когда - нибудь .

Что им честь недорогая
Или совесть без всего .
Цель безбожников другая ,
Для обмана одного .

Говорят о самом главном ,
О взаимной доброте .
Но в прибежище бесславном ,
Гондобят дела не те .

Сайтом пользуются каты ,
Ради славы напоказ .
Грома слышаться раскаты ,
Как расплаты пересказ .

Все расплатятся судьбиной ,
Кто волков Тамбовских злей .
Кара свалится дубиной
И нулям даст пенделей .

Два облика

Разбилась старая посуда
И разлетелись части вширь ...
Алешин гадостный Иуда ,
Пошел молиться в монастырь .

Молился лживо ради шкуры ,
Чтоб уберечь ее для зла .
Но тень Иудиной фигуры ,
Изображала суть козла .

Неискренность всегда ужасна ,
Он предавать пошел опять .
И там где истина прекрасна ,
Готов носителей распять .

И плошки новые разбились ,
На старый грех и на беду .
Дорожкиной рабы молились ,
Чтоб бесноваться на виду .

У лицемеров две личины ,
Два облика судьбины злой .
И две извечные причины ,
Быть знатными с душой гнилой .

***
Галина Тен кури сигары ,
Не очень толстые пока .
Терпи судьбинушки удары ,
Под переплясы гопака .

Хвали Знобищеву Марию ,
Хваленую пятнадцать лет .
И критикуй вовсю Россию ,
Из - за цены ее котлет .

Мария лживая до тени ,
Кривой с виляющим хвостом .
Хвали Галина ее сени ,
И рассужденья о пустом .

Как Корсак Гриша увлеченно ,
Алену Чистую хвалил ,
Так ты весталка умиленно ,
Хвали Тропинки гамадрил .

Курни махорки из Моршанска
И Сашу с Леной похвали .
Они прошли из Уркаганска ,
В стихах по пламени земли .

***
Когда от водки я в дымин ,
Читаю вирши Гедымин ...
Плывут сюжеты по волнам ,
С обильной кипою панам .

Когда какао пью дундук ,
Я Косовской ценю Сундук .
Читаю Марьин выдох грез
И трепещу душой всерьез .

Вторым остался Бирюков ,
Без пресмыкательства оков .
Не предал истину Сергей
И не поддался кривде всей .

Бандерша Ивлиева Валя ,
Награды выдавала саля .
Теперь у Косовской плечо ,
Клеймом пылает горячо .

Незрима дьявольская мета ,
Где распинали злом поэта .
Судили падшие творцы ,
Забыв Небесного Отца .

***
Нет хохмы в истине ничуть
И шуток в правде личной .
Когда мой оплевали путь ,
Судьбе не быть приличной .

Добро я сеял и творил ,
С духовной , чуткой связью .
Я о прощенье говорил ,
Меня облили грязью .

За милость искренней души ,
За озаренье в Слове ,
Меня судили не в глуши ,
Где храм стоял в Тамбове .

Все осудившие меня ,
В почете на вершине .
И сладость адова огня ,
Нашли в грехов крушине .

Нет откровения вблизи ,
Лгуны вовсю мелькают .
Личины кривды на мази ,
Чины к ним привыкают .

***
Сад в Мичуринске вековечный ,
Для писателей не чудил .
Но Сергей Доровских беспечный ,
Ничего в нем не посадил .

Что ж ты мимо прошел Серега ,
Где скльзит Олисавы тень ?
-- У меня зоревая дорога
И сажать неурочный день --

Мельтешат книгочеи снова ,
Разыгрались вовсю в Бондарях .
Савватеем блажит Чистякова
И Алешин Иудой в морях .

Мещеряк отыграл Пилата ,
В храме взорванном наяву .
И играет Лжедмитрия свата ,
Что бы трепа продолжить канву .

Кочукову везде красиво ,
Слыть Демьяновским казаком .
И нести проходное чтиво ,
В массы с Юрием мудаком .

***
Там где клен шумел ,
Над речной волной ,
Говорил Труба ,
О любви с одной .

Отшумел вновь клен ,
Рядом бродит тьма .
И сжимая лен ,
Краля без ума .

Толе очень жаль ,
Что не взял коньяк .
Гонит ветер вдаль ,
Журавлей косяк .

Четырем ветрам ,
Словно вещим снам ,
Крикнул Толя сам :
-- Грусть - печаль раздам ! --

***
Идем по улицам Шебекино ,
Щебечут птицы на ветвях .
-- Ты не петух из Кукарекино ,
Олег с заботой на паях ! --

Мечта померкла Акулинина ,
Алешин не прошел отбор .
-- Олег напой куплет Малинина ,
Как осмелел тореадор --

И Левин подхватил отверженный :
-- Со стула падают в дыму --
Я плелся мыслями истерзанный ,
Всегда ненужный никому .

Смутила водочка мечтателей
И сало нравилось благим .
Олег прошел в Союз писателей ,
С настроем фабулы другим .

Татьяна Смертина красавица ,
Увидев несказанный свет ,
Сказала как вам не понравится :
-- Вот Хворов истинный поэт ! -

***
Остались угли и зола ,
И отголоски эха зла .
Ведро худое , дом пустой
И засыхает сад густой .

Олег Алешин поседел ,
Иуды возлюбив удел .
Владимир Селиверстов сон ,
Увидел с бюстом в унисон .

Наседкин счастлив по всему ,
С Джули незримой никому .
Дорожкина с грехами вся ,
Мамоны ловит карася .

Мещеряков поместный бай ,
Кричит АвгИю - Выгребай ! -
Но в стойле смрада не Авгий ,
Труба стоит без панагий .

Воззванье пишет Кочуков :
-- Осудим в храме мужиков !
Изгоним пахарей в поля ,
Любя Лжеюру короля --

***
Подделка фриков и обман ,
Поэты - Лена ,Маша, Саша .
Наседкин продлостей шаман ,
Дух вызвал барабаша .

Стишата филькины в чести
И в моде проходные .
Дорожкина смогла сплести ,
Часы лжи заводные .

Свистушки ветреной поры ,
Свистят о чем - то в туне .
И все участники игры ,
Как куколки в коммуне .

Пищат о слове неземном ,
В устах Елены падшей .
О Маше с Золотым Руном
И Саше примы младшей .

Обман пиаром подкреплен ,
Культуры блеф - управы .
Творец от Бога вдохновлен ,
Без них судьбой любавы .

***
Им хорошо в кругу своих ,
Читать Богданова стихи .
Геннадий Иванов троих ,
Друзей восславил за грехи .

Мещеряков палач творца ,
Для Иванова - светозар !
Аршанский с миной подлеца -
Царь интриганов Вальтазар !

Еще восславил Иванов ,
Почетную времен муры .
И на рулетке плавунов ,
Тапером выступил игры .

И Сошину не привыкать ,
Приумножать иллюзий вздор .
В Мытищах перестал икать ,
Сенорь тщеславья Помидор .

Богданов молодым погиб ,
Меня судили над крестом .
Для Иванова перегиб ,
Гонений блики под мостом .

Лишь бересклетовый пиар ,
Для беспринципного судьба .
На фишку променяет дар ,
Когда оплачена мольба .

О русских пишет мудрецах ,
Поэтах с кознями врагов .
Но лучших видит в подлецах ,
Друзей с величием богов .

Двуличие -- лихая суть ,
Фальшивые сказанья в тон .
Когда не крестоносный путь ,
Широк мамоны овертон .

И изобилья рог в руке ,
Гонимых список позабыт .
Под перезвоны в камельке ,
Аристократа ценен быт .

А Бежецк памятных домов ,
Ненужен в искренних стихах .
Опять Геннадий Иванов ,
Запутался в своих грехах .

***
Когда осенний день крылат ,
Библиотеку любят взглядом :
Любовь Рыжкова и Пилат ,
И Сошин с Ивановым рядом .

Листва за окнами мила ,
Вновь золотая на березах .
Рыжкова ближних подвела ,
К произведениям о грезах .

Богданов осень вожделел ,
Когда щедроты уражая ,
Сортировал и не жалел ,
Антоновку есть обожая .

Тепло в восторженных словах ,
Но тень надуманной расплаты ,
Мелькнула с мыслью в головах :
Творца здесь осудили каты .

Где мельтешил Мещеряков
И Сошин вился у Голгофы ,
И Иванов был без оков ,
Судили светоча за строфы .



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Поэзия ~ Авторская песня
Количество рецензий: 1
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 10.10.2020 в 06:50
© Copyright: Валерий Хворов
Просмотреть профиль автора

Давид     (10.10.2020 в 08:09)
Понравилось, но слишком большой объём
в одной публикации, если разбить на несколько,
будет возможность жать на сердечко под текстом,
а так, эту опцию клинит.
УДАЧИ!







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1