Шкатулка принцессы Дианы.


О гибели принцессы Уэльской Дианы Пол Баррелл, ее дворецкий, узнал из выпуска новостей телекомпании “Фокс ньюс“. Диктор со скорбным лицом сообщил об автомобильной катастрофе под Парижем, затем последовал редакционный монтаж; на фоне Эйфелевой башни замелькали фотографии разбитого автомобиля «Мерседес-С 280», архивные фотокадры улыбающейся Дианы.
Пол от волнения уронил пульт на пол и, тупо глядя на телеэкран, в полном смятении, опустился в кресло. Нащупал на журнальном столике под газетами мобильный телефон и набрал номер личного секретаря Ее Величества Джека Колвилла.
– Джек ! – только и успел вымолвить Пол, как услышал в ответ: «Да, Пол, да». Силясь преодолеть нахлынувшее волнение, Пол достал гавайскую королевскую сигару с ароматом кофе Кона, повертел ее в руках, но решительно отбросил, встал и направился, по пути прихватив пустую картонную коробку, в личные покои Дианы, осмотрелся и стал лихорадочно закидывать в нее, редкие эксклюзивные предметы роскоши из гардероба Дианы...

На следующее утро он, в составе небольшой группы, вылетел в Париж. Там предстояло проследить за тем, как готовят тело покойницы: переодевают в привезенное из Лондона платье, наносят на лицо покойной необходимый макияж. И только после этого к телу планировалось пригласить близких и родственников.
После пышных похорон Пол, ссылаясь на сильное потрясение, перенесенное в связи с этой нелепой смертью, неожиданно для всех подал в отставку и уединился в своем особняке в графстве Чешир. Королева с пониманием отнеслась к решению дворецкого, пригласила его во дворец и тепло простилась с ним, а в ноябре того же года наградила медалью королевы Виктории. С той же теплотой простилась с ним и миссис Шанд Куд, мать Дианы: она сняла с себя золотую цепочку с крестом и повесила ему на шею со словами: «Теперь ты член нашей семьи. Этот крест защитит тебя от всех неприятностей».
Но прошло немногим более двух лет как нерушимая, казалось бы, дружба треснула: в первых числах ноября 2000 года ушлые репортёры нескольких британских газет поместили информацию о том, что Скотленд-Ярд намерен допросить Пола Баррелла на предмет пропажи личных вещей Дианы. Обеспокоенный Пол тут же позвонил его королевскому высочеству принцу Чарльзу. На его звонки долгое время не отвечали, затем пресс-секретарь принца Чарльза сэр Майкл Пит сообщил Полу об убедительной просьбе никого из обитателей Букингемского дворца не беспокоить и что всем слугам наказано ни с кем из членов Королевской семьи его не соединять.
С тех пор ощущение надвигающейся беды не покидало Пола, он с тревогою ожидал развязки, вздрагивая от каждого телефонного звонка и изучая, затаив дыхание, газетные материалы, в которых речь шла о загадочной смерти принцессы. И действительно, вскоре, в один из январских холодных вечеров 2001 года, когда Пол грелся у камина, закутавшись в плед из верблюжьей шерсти, у особняка бывшего дворецкого остановились два джипа и автофургон, принадлежащие полиции. Пол, услышав шум моторов и скрип тормозов, поспешил к окну, отвел рукой занавеску и стал с волнением наблюдать за действиями полицейских. Он увидел, как после небольшой паузы, приоткрылась дверь первого джипа, и наружу выбрался, судя по погонам, окружной инспектор 1-го класса. Тот окинул метким взглядом особняк, осмотрел затемненные окна и, натянув обеими руками офицерскую фуражку по самые брови, медленно, словно бы нехотя, вразвалочку, направился к калитке. Посветил фонариком и нащупав веревочку от колокольчика позвонил. Услышав трепетный трезвон, Пол сбросил с плеч тёплый плед и поторопился вниз, в дверях обулся в резиновые сапоги с теплым мехом и вышел во двор.
- Чем могу быть вам полезен, сэр, - стараясь быть спокойным, обратился он к полицейскому, все ещё надеясь, что полицейским нужен другой адресат, но ответ полицейского не оставил никакой надежды.
- Мы хотели бы поговорить с Полом Баррелл, - сказал тот.
- Собственно говоря, я и есть Пол Баррелл,- потухшим голосом ответил Пол. Окружной инспектор подошёл к нему, показал свое удостоверение и достал из планшета вчетверо сложенный лист. Развернул его, мельком взглянул на текст, желая удостовериться, тот ли документ у него в руках, и протянул Полу.
Пол взял лист со знакомой аляповатой эмблемой Скотленд Ярда, и впился глазами в текст, но от волнения у него затряслись руки и он никак не мог поймать мелкие строчки постановления Управления охраны безопасности Королевской семьи. Окружной инспектор, чтобы долго не стоять на ветру, решил поторопить события, он сказал.
- Нам велено произвести обыск в вашем доме.
Пол, услышав это и вовсе сник. Так и не прочитав ни строки, он, низко опустил голову и тупо уставился на, ещё новые, не утратившие свой лоск, сапоги и силясь сообразить, что хочет от него, этот, развязный, нарушивший вечерний покой, офицер полиции. Вспомнилась редакционная статья на первой полосе в “Дейли телеграф”, с провокационным заголовком “Виновен ли в пропаже вещей Дианы бывший дворецкий Пол Баррелл?” Впадая в полное отчаянное состояние, он тяжело замотал головой и, небрежно сложив вчетверо злополучный лист, вернул его окружному инспектору.
- Так мы можем войти? - спросил полицейский.
- Да, да, конечно. - усмехнулся он и широко распахнул калитку. Инспектор тотчас же обернулся к машинам и сделал легкий взмах рукой. Из джипов и автофургона вывалилось до десятка полицейских и они не особо церемонясь, вошли в дом и разбрелись по комнатам. Последними переступили порог особняка, двое гражданских лиц, в домашних пижамах и с вязанными чепчиками на голове, коим надлежало исполнить роль понятых. Они скромно разместились на широком диване в гостиной; ими оказались, встревоженные непривычной обстановкой, соседи Пола, которых тот не сразу узнал.
Обыск продолжался два с половиной часа и полицейские обнаружили, к несчастью Пола и удивлению соседей-понятых, более трехсот различных вещей, принадлежавших Диане.Баррелла арестовали и в наручниках доставили в Скотленд-Ярд для выяснения всех обстоятельств дела. Его поместили в одиночную камеру, и начались ежедневные, изматывающие нервную систему, допросы, которые продолжались более года. Все это время следователи задавали ему один единственный вопрос: "Как вещи принцессы Дианы оказались у него?" И не получали вразумительного ответа. А список обнаруженных вещей оказался довольно таки внушительным: без малого, 310 предметов , эксклюзивной бижутерии, туалетов, сшитых специально для Дианы модными кутюрье, вся ее частная переписка, фотоальбомы, негативы никогда ранее не публиковавшиеся снимки, драгоценности. А также шкатулка из красного дерева...
В ней, как шушукались придворные, хранилось самое ценное. Кроме личных предметов Дианы, находилась, компрометирующая Королевскую семью, видеозапись, заказанная Дианой за месяц до гибели. На которой бывший слуга Чарльза, участник Фолклендской кампании, Джордж Смит утверждал, что присутствовал при странном эпизоде между Чарльзом и служанками Мэри и Кристины. Но первое, на что сразу обратили внимание полицейские, в шкатулке не оказалось видеозаписи: на дне лежали лишь несколько неброских медных заколок. Ценные украшения из драгоценного металла, и два перстня, изготовленные специально к оловянной свадьбе леди Ди, золотые с вкрапленными бриллиантами в два - два с половиной карата исчезли. Отсутствие этих изделий полицию волновало меньше всего. Они искали видеозапись. Пол же с удивительным упрямством отрицал наличие какой-либо кассеты в шкатулке.
Следствие длилось год и десять месяцев и детективы пришли к выводу, что больше продолжать нет смысла, так как Пол Баррелл ни в чем больше не сознается. Назначили день суда и ни у кого не вызывало сомнения, что Пол схлопочет длительный срок, если вообще когда-нибудь выйдет на свободу.

28 октября, за три дня до судебного заседания, в два часа ночи в камеру Пола вошел тюремный надзиратель, разбудил его, легонько похлопав по плечу, и попросил, не поднимая шума, одеться. Не понимая, что происходит, сильно волнуясь, Пол в полумраке отыскал тюремный комбинезон оранжевого цвета, на босу ногу натянул тяжелые, тёмно-серые ботинки.
- Ну, пойдем, только тихо, - приказал надзиратель и они, выйдя из камеры, пошли по коридору к выходу. Миновали тюремный двор и направились к машине у дальних ворот. Вокруг черного лимузина сновало несколько полицейских. Стражи порядка заковали руки Пола в наручники и запихнули его неуклюжую тушу на заднее сиденье. С обеих сторон разместились двое полицейских внушительных размеров.
Автомобиль тронулся, Пол с удивлением и тревогой наблюдал, как они выехали за город и направились в сторону родных ему мест: в графство Чешир, но когда подъехали к его особняку и вовсе потерял голову.
- Хочу пояснить вам, что происходит, - повернулся к Полу офицер, сидевший рядом с водителем, - сейчас вы встретитесь с особо важным лицом. От этой встречи зависит вся ваша дальнейшая жизнь. Будьте благоразумны. Мы снимем с вас наручники, но дом оцеплен, не делайте лишних движений, не усугубляйте своё положение. У вас появился шанс выйти на свободу, постарайтесь им воспользоваться. Пол слушал офицера и ему казалось, что все это происходит во сне, что стоит себя ущипнуть, как он опять окажется в тюремной камере. Возвращала его к действительности лишь сильная дрожь в руках.
- Да, да, конечно, - с трудом выжал из себя Пол и вышел из машины. Неуверенно ступая по вымощенной натуральным базальтом тропинке, он направился к дому. То обстоятельство, что дверь особняка была отворена настежь и наверху в гостиной ярко горел свет, его уже не удивило. Он медленно, чтобы хоть немного успокоиться, вошел в дом . В холле первого этажа находилось несколько полицейских, один из них выразительным жестом указал рукой вверх, на дверь гостиной, Пол направился к лестнице, поднялся и, терзаемый любопытством, осторожно потянул бронзовую ручку двери гостиной на себя и переступил порог. От непривычно яркого света после тусклого освещения тюремной камеры, зарябило в глазах. Он машинальным движением протер глаза и стал осматриваться; у окна на заднем плане расположились несколько мужчин в цивильной одежде, а в кресле его любимом кресле у камина, в окружении трех, также неизвестных Полу мужчин, сидела женщина. Пол пригляделся и ужас застыл в его глазах. Он, впадая в глубокое оцепенение, окаменел. Теперь-то он узнал эту женщину, не было сомнений в том, что в кресле сидела Ее Величество королева, а это не оставляло никакой надежды на спасение, с горечью заключил он про себя и вовсе потерял голову.
- Подойди поближе, Пол, - в свойственной манерe повельнительцы произнесла Ее Величество королева ему и обернулась к рядом стоящему мужчине, - оставьте нас одних.
От волнения ноги Пола прогибались и он, затаив дыхание, смиренно стоял низко опустив голову. Королева снова обратилась к нему:
- Я просила тебя поближе подойди, - Ее Величество королева cлегка повысила голос.
Пол, прилагая усилие, сделал два-три шага и обреченно упал на колени.
- Так-то оно лучше, - отреагировала Королева, выждав пока мужчины покинут комнату.
- Малыш Пол, ты упрямый парень, этого у тебя не отнять, но, я думаю, ты достаточно умен, чтобы представить, что ждет тебя впереди. Даже если тебя осудят всего лишь на одни сутки, у тебя не должно быть уверенности в том, что ты эту единственную ночь переживешь.
- О да, конечно, - не скрывая глубокое отчаяние, захныкал Пол и еще ниже склонил голову. Он хорошо помнил судьбу Бэрри Мэннаки, телохранителя, которого принц Чарльз заподозрил в более чем теплых отношениях с Дианой, тогда еще женой принца, и уволил со службы. А через некоторое время тот при странных обстоятельствах погиб в автокатастрофе.
- Ты сегодня, сейчас, вернешь то, что тебе не принадлежит, и с тебя снимут все обвинения. Меня интересует шкатулка Дианы.
- Но ее конфисковали, - встрепенулся Пол.
- Не заставляй меня нервничать, Пол, ты отдал пустую шкатулку, а содержимое, очевидно, перепрятал. Мне не нужны значки и другие драгоценности, хотя юбилейные перстни... те два перстня, ты ведь знаешь, как они нам дороги. Я планировала подарить их Вильяму и Гарри, моим внукам, но ты иначе распорядился. Так вот мне не нужно все это барахло. Ты должен отдать видеокассету.
- Когда вам ее привезти? - робко спросил Пол, в его сознании мелькнула искра надежды.
-Нет, ты меня не понял, - Королева усмехнулась, - я увезу ее с собой, поэтому я здесь.
- Мне нужно пройти в подсобное помещение у гаража, - все ещё не веря в благоприятный исход, ответил Пол.
- Иди и передашь мне лично в руки.
Через несколько минут Пол вернулся, нерешительно потоптался у двери, затем подошел к Королеве, опустился на колени и покорно склонив голову, протянул ей конверт с видеокассетой и два перстня, усеянные крупными бриллиантами.

------------

На следующее утро Ее Высочество королева сделала неожиданное заявление для прессы: она вдруг вспомнила, как вскоре после смерти принцессы дворецкий Пол Барелл позвонил ей и сообщил, что некоторые вещи леди Ди остались у него и просил послать кого-либо из слуг за ними. При таком положении дел возникла необходимость вызвать Её Величество в суд в качестве свидетеля. Но только от этой мысли у прокурора Уильяма Бойза перехватывало дыхание, и он, ссылаясь на сообщение королевы, заявил, реальной возможности добиться осуждения, больше не существует. Баррелла оправдали.
- Я в восторге... Королева пришла мне на помощь, - растроганно лепетал Пол Баррелл, утирая слёзы, когда 1 ноября 2002 года выходил из здания лондонского суда Old Bailey свободным человеком.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 14
Опубликовано: 07.10.2020 в 22:20
© Copyright: Ваагн Карапетян
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1