Сорока



Я проснулась от того, что за окном отчаянно стрекотала сорока. Она уже много лет живет на старом тополе в нашем саду.

У нас, на Вятке, практически не растут фруктовые деревья, а если и вырастают, то слабые, корявые, извитые холодными, северными ветрами и большими, тяжелыми снегами. Когда, обычно ставили дом, на пазьме, в углу сада либо огорода всегда сажали черный тополь или бузину с рябиной, а зачастую и осину. Считалось, что эти деревья являются оберегом от нечисти и несчастья. Эти деревья, считается в народе, оберегают особняк, так на Вятке называют дом, стоящий отдельно или особняком, от всего худого, что может случиться в семье. За деревьями ухаживали, их берегли, а если бурей или ветром их ненароком сломало, то деревья лечили и задабривали. Под такими деревьями хозяева устраивали беседки, лавочки и приглашали всех на какой – ни будь праздник, а чаще всего на Троицу.

Вот такой огромный тополь рос на границе нашего участка. Было ему где – то около 100 лет, когда построили новый дом, а тополь, уже стоял, как сторож в углу пазьма. Вырос он огромный, в три обхвата. На этом тополе устроила своё гнездо старая сорока. На самой вершине взгромоздился её дворец хаоса из веток и всякого хлама. Сорока была горда этим сооружением и часто на закате сиживала там, оповещая округу сорочьим потрескивающим пением, извещая всех, что она дома. Каждый год у неё было до 8 сорочат. О, это было беспокойное хозяйство. С утра и до позднего вечера стоял гвалд на тополе, который раздавался по всей округе. Меня это раздражало. Под тополем стоял старый стол и две скамейки. В жаркую погоду мы любим там посидеть в тени, а сорочий выводок, как специально, закатывал нам концерт по заявкам. Что они там, на тополе только не выделывали. Кричали, трещали, да так громко, что приходилось просто уходить, поскольку успокоить этот разбойничий хор было не возможно. Самое главное, как только я накрывала на стол или садилась перебирать ягоды или овощи, выращенные на нашем участке, сороки пикировали на стол, как только я отвлекалась, или ослабляла внимание, и воровали самые красивые экземпляры. Конечно, сердиться на птиц не имело смысла. Но, однажды осенью, к нам должны были приехать гости. Стояла пора чудного бабьего лета. Сорочата выросли и превратились в красивых сорок. В этот день они, как игрушки на елке, расселись на ветках раскидистого старого тополя. Сороки отлично понимали, что что-то затевается под тополем и молча, наблюдали за моими манипуляциями.

Я накрывала на стол. Чтобы сороки не стащили угощенье, я продукты расставляла в закрытых судках и потихоньку ликовала и радовалась тому, что им не напроказничать и не утащить вкусненькое. Судки я замаскировала яркой клеёнкой, которую закрепила скотчем. Я уже привыкла к сорокам и к их выходкам, и для меня это уже была своего рода игра, кто кого перехитрит. Настроение было хорошее. Погода стояла тёплая и безветренная. Тополь частично облетел, но выглядел ярким и величавым. Сороки вели себя смирно. Чарли, наша такса, сидел под столом, ничего не предвещало воровства со стороны этого разбойничьего сообщества. Я разожгла мангал и приготовила шампуры, для того, чтобы нанизывать мясо. Присела на скамейку, достала маринованное мясо и стала нанизывать их на шампуры. Чарли, почувствовав запах мяса, вышел из – под стола, встав в свою любимую стойку на задние лапы, передними начал жестикулировать, выпрашивая подачку. Он прикрывал глаза, тряс своим длинными ушками и поскуливал. Я была непреклонна, я давно знала все эти ухищрения такса и не обращала на него внимания. Чарли подошел ко мне, как кошка положил передние лапы и голову мне на колени и заглянул мне в глаза. Я тихонько посмеивалась над ним и не отреагировала. И тогда Чарли, предпринял последнюю попытку – шантаж. Он упал на спину, подняв передние лапки вверх, закрыв глаза и замерев, делая вид, что умер. Тут я не выдержала и, выбрав несколько кусочков мяса, кинула ему со словами:

- На, Чарли, только не умирай, пожалуйста. Ну и артист же ты.

Наверно, тут я сделала роковую ошибку. Сороки сорвались с места и, как стервятники налетели на бедного Чарли. Они сумели украсть у него весь его приз. Чарли лаял, ловил сорок, гонялся за ними, поскольку те спустились на землю и искали в траве еду, дразня Чарли.

Чарли устал тявкать и ретировался под лавку, а сороки съев мясо, уютно устроились на нижних ветках в ожидании возможности, чем бы ещё поживиться.

Я посмеялась над тем, как Чарли упустил добычу, но угостила его еще одним кусочком мяса.

В мангале углей уже было достаточно, я помешала их, и подумала, что еще минут 15 и можно уже жарить шашлык и ждать гостей.

Я просто сидела на скамейке и любовалась красивым пейзажем. Наше село, где находится наша дача, расположено под горой покрытой смешанным лесом. Моему взору предстала чудная картина золотой осени, автором которой явилась сама природа. На склоне горы росли берёзы, одетые в золото, много осин с бардовыми листьями и сосны с елями. Всё это составляло вместе огромный торжественный букетище, расцвеченный низким осенним солнцем и рыжими оттенками высохших трав. Я очень люблю эту пору года, пору бабьего лета. Я сидела и любовалась красотой осенних цветов на моём участке. Я всегда высаживаю много астр и георгинов. Осенью они делают опустевший участок, каким – то торжественно – возвышенным, а особенно впервые заморозки, когда первый робкий иней слегка подвялит кончики цветов и придаст зелени разнообразные оттенки и краски. А когда выпадет первый снег, а на Вятке он может выпасть и в конце сентября, яркие цветы, выглядывают из – под снега, как бы говоря, что еще рано зиме, мы еще цветём…

Вдруг зазвонил мой телефон. Я ответила, это звонили гости и сообщали, что подъедут минут, через 10, чтобы встретила их и открыла ворота, для автомобиля.

Я обрадовалась и решила, что пора ставить на огонь шашлык и идти встречать гостей. Как же я потом пожалела, что не подождала гостей, а потом не поставила на огонь мясо, которым, так хотелось угостить дорогих мне людей. Я разложила на мангале все начинённые шампуры и пошла, встречать гостей.

Пока я шла к воротам, пока открывала их, потом закрывала. Пока гости готовились к выходу на природу. Прошло минут семь. Я извинилась и пошла, посмотреть, как готовится мой шашлык. Сказать, что я была удивлена, что не увидела не одного шампура на мангале, это не сказать ничего. Мангал прогорел и был пуст. Стол был накрыт клеенкой и стоял нетронутым. Сначала я подумала – мистика, или какой - то бомж, выждав момент, забрал мясо, тогда почему забрал сырое мясо, а на столе всю снедь оставил? Пока я рассуждала, всё осматривала, Чарли убежал под тополь и что- то там вынюхивал. Я пошла за ним. И каково моё было удивление, когда я нашла несколько пустых шампур под тополем. И только тогда я заметила, как беснуются и ссорятся на самой верхушке мои сороки – воровки, и я всё поняла. Я, конечно, расстроилась, что сороки стащили мясо, но больше всего я переживала, что эти воровки меня провели и обманули. Гостей я накормила. Мясо еще оставалось в сыром виде, а углей мы ещё нажги и долго сидели, любуясь осенним закатом, но решила, что пора с этой сорочьей бандой что – то делать.

Время быстро пролетело. Был уже конец октября. День выдался теплым. Ветра и дождя не было. Сорочье семейство разлетелось, осталась только старая сорока в своём гнезде. Я решила разорить их дворец и выселить сороку со своим семейством в соседний лесок.

Я принесла большую лестницу, взяла длинную палку и полезла на тополь. Сороки дома не было. Я спокойно залезла на лестницу и стала длинной палкой сбивать гнездо. Вдруг я услышала шум и дикий крик, переходящий в карканье и жуткую трескотню. Это появилась хозяйка гнезда. Она кричала, нападала на меня, летала от меня к гнезду и обратно, клевалась. Весь ее грозный вид и крик говорили, что она будет стоять на смерть за своё жилище, но я была непреклонна. Её сорочата выросли и разлетелись. А на будущий год она снова выстроит свой дворец, но уже на другом дереве, подальше от нашего дома. Такого самоотверженного натиска я не ожидала и, отбиваясь от неё, как могла. Я чуть не упала с лестницы, когда она спикировала на меня сверху, но чудом удержалась за ветки.

И вот, наконец, гнездо обрушилось на землю и рассыпалось. Я ликовала.

- Все! Вот так-то… Улетай. Вон, смотри, сколько высоких деревьев в лесу. Там тепло и ветра нет. Все пока… Такая шумная соседка мне не к чему – ликовала я, осторожно спускаясь с лестницы.

Сорока шементом слетела вниз и уселась сверху на кучу разнообразного мусора, который она натаскала в гнездо. Чего там только не было. Там были ветки и палочки, яркие блестящие фантики от конфет, фольга, камушки, стекла, какие – то жестянки и бумажки и даже шампуры, которые они стащили у меня. Это были ее пожитки, и она не собиралась мне их уступать.

Я спустилась на землю и посмотрела на неё.

- Ну, что сидишь? Я победила… Улетай - сказала торжественно я.

Я присела на нижнюю ступеньку лестницы и посмотрела на сороку.

На разнообразной куче всевозможного мусора, что раньше было сорочьим гнездом, опустив крылья и широко расставив лапы, стояла сорока. Клюв был приоткрыт, бусинки глаз брызгали искрами ненависти, перья были растрепаны… Что - то было безысходное в ее этом жалком, воинственном виде, и я почувствовала досаду. Сорока напомнила мне старушонку, которую выгнали из дома. Она сидела на своём хламе и ждала своей участи. Мне ее стало жалко. Я забрала лестницу и ушла, оставив ее там.

Сорока преподала мне урок. Она защищала свой дом и, будучи побеждённой, не собиралась сдаваться. Мне стало её жаль, но больше всего мне было неприятно то, что я разорила гнездо птицы, но что делать, иногда это случается. А еще я не почувствовала удовлетворения от содеянного.

Я наблюдала за ней, мне было интересно посмотреть, что будет дальше.

Сначала сорока просто тупо сидела и стерегла свое имущество, потом обошла
его несколько раз по периметру и вдруг улетела.

Я обрадовалась, наконец то, улетела и смирилась. Осенью птицы гнезд не строят, а весной новое выстроит в другом месте. Но, я ошибалась и недооценила старую птицу.

Утром я проснулась и услышала ее треск и шум, как обычно во дворе. Я вышла на улицу и увидела, что у тополя летало три сороки. Они таскали ветки, мусор, конфетные фантики, фольгу и строили новое гнездо на старом месте. Сороки демонстративно пролетали с ношей мимо меня и взмывали вверх к гнезду. Вскоре оно было построено. На верхушке тополя, где я, по их расчетам, не достану, стоял, новы дворец сорочьего зодчества. Сороки уселись на готовое новое гнездо и стали наблюдать за мной. Они непрестанно радостно трещали на всю округу, насмехаясь надо мной.

Я обошла тополь вокруг, посмеялась и решила пусть живет, тем более я к ней уже привыкла. Привыкла утром просыпаться под ее трескотню, и возню ее выводка. На заре она садилась на конёк крыши или на подоконник второго этажа старого дома, стучала клювом и трещала, что обозначало - все уже рассвет, пора вставать и ей ни какие часы были не указ. Приставала к овчарке по кличке Гром, воровала у него еду, а он, в свою очередь гонялся за ней, тем самым развлекался. Сорока таскала со стола забытые разные мелочи и без остановки стрекотала, обучала этому ремеслу своих птенцов. Однажды ястреб утащил у нее сорочёнка, она кинулась вдогонку и отбила. Сорочёнок погиб, но она сидела долго на заборе с гордым видом победителя.

Вот и сегодня, я проснулась, вставать не хочется, лежу и слушаю, как сорока где то, там во дворе трещит, ругается и командует своим выводком. Сразу на душе стало легко и спокойно. Жизнь продолжается...

PS.....Зимой я не живу на даче... За ней присматривает моя знакомая... Буквально неделю тому назад, она позвонила и сказала, что моя сорока ( ее в селе прозвали - Ольгина сорока) осталась зимовать со своим всем выводком и поселилась на чердаке моего дома. И эта сорочья команда, из 6 сорок, никому не дают покоя в селе.

А я удивляюсь сорочьей смекалке и с ужасом жду весну и прибавления в сорочьем семействе...

© Copyright: Ольга Верещагина, 2015
Свидетельство о публикации №215090301506 



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 07.10.2020 в 12:30
© Copyright: Ольга Верещагина
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1