О Пифагоре.


О Пифагоре.
О Пифагоре.
Кто из нас не знает, что пифагоровы штаны на все стороны равны? Но чем больше узнаешь о Пифагоре, тем меньше веришь, что Пифагор есть автор этой теоремы.
Во- первых, у его учеников был обычай называть все достижения именем своего учителя.
Во-вторых, известно, что Пифагор объявил себя философом, то есть, любителем мудрости, а мудрецы в те времена считали постыдным занятия чем-то прикладным.
Недаром ученики в его школах разделялись на aкусматиков и математиков. Математики, по мнению aкусматиков, как раз и занимались низменными прикладными исследованиями и вычислениями. Внимание же aкусматиков поглощал Космос, который, по мнению Пифагора был “прекрасным порядком Вселенной”.

Последователь Пифагора Филолай отмечал, “что природа, сущая в космосе, гармонические сложена на из беспредельных и определяющих; так устроен весь Космос и всё в нём”. Мудрецы приобщались к музыке сфер, облекая всё в эзотерический, таинственный чудесный, символический, недоступный простым смертным язык.

Продолжил эту традицию Гераклит, которого его современники за это называли темным философом. Отвечая своим оппонентам, которые обвиняли его в непонятности, он всегда подчеркивал, что грешно потреблять мудрость, почесывая пузо после обеда. Он говорил, что большинство при этом с открытыми глазами спит.

Гераклит боролся с популярными до сих пор в толпе мнениями, что существует истинное, единственно правильное учение и надо лишь открыть его. Но это есть большое заблуждение: ибо учения на все времена и на все пространства-нет. Абсолютно живое знание в тебе, а не в понятиях. Истина должна быть выстрадана, пропущена через себя, она не может, преподнесена тебе на блюдечке с голубой каёмочкой.

Но в те времена глубина эзотерического образно - символического проникновения в суть мира, стала заменяться потребностью в точности, определяемости исследований, Уже Аристотель создал предпосылки для развития формальной логики, для того, чтобы развивалась наука, основанная на причинно-следственных отношениях.

Ученик Аристотеля Александр Македонский даже упрекал Аристотеля, что он делает открытым то, что должны знать только избранные.

Европейская цивилизация пошла по пути Аристотеля, избавляясь от всего эзотерического, образно- символического, субъективного в своих исследованиях.

Конечно, была и есть критика этого пути, но всё более или менее устаканилось в определенных рамках. Многое стало сводиться к тому, чтобы подсмотреть в природе что-то повторяющееся, что-то связанное друг с другом причинно-следственными отношениями и на основании этого сформулировать закон. А потом оставалось сообщить об этом кому следует и куда следует и ждать своей нобелевской премии.

Но чем дальше учёные углублялись в лес своих исследований, тем чаще стали натыкаться на вроде бы кажущиеся поначалу незначительные нестыковки.

Вот, допустим, герменевтический круг не давал покоя, ибо, оказывается, для того чтобы получить новое знание о чём-нибудь, надо знать уже что-то о нём. И знать надо по существу, а не по форме.

Но окончательно приоритет фиксации истины стал рушиться после осознания многими принципа неопределенности, который утверждал полную невозможность фиксации объектов в квантовом мире, составляющем основу всего. Это вызвало кризис науки с её принципами фиксации истины. Странности квантового мира заставили сомневаться и во всеобщности причинно-следственных отношений, которые верой и правдой служили науке с незапамятных времен. Причинно - следственные отношения великолепно работали в нашем подлунном мире, который представляет из себя мир с отдельными телами, обретающимися во фрактальном пространстве - времени.

Известия о том, что существует мир, основу которого составляют не отдельные тела, а нелокальность, где точка есть всё, а всё есть точка, потрясла научное сообщество. Хотя уже сделаны многие вещи по лекалам квантового мира, но каких-то вменяемых объяснений того, что творится в квантовом мире пока нет. Ибо, повторимся еще раз, старая проверенная методика, в которой фиксация истины была важной составляющей, не работает. Здесь царит нелокальность, которая есть проявление целостности Вселенной.

Именно такие соображения позволяют относиться скептически к предположениям, что гармония может быть основана на числах, ибо числа обслуживают в основном только наш подлунный мир, где царит энтропия, где преобладают оконтуренные отдельности.

Но если это так, что же мы называем гармонией? По сути, это акцент на то, что Вселенная есть единый организм, что Вселенная целостна. Надо осознать, что Вселенная есть всё, что Вселенная есть изобилие. В свою очередь, изобилие есть всё то, что не нужно пытаться считать в принципе. Это есть то, где величина не имеет никакого значения.

Но как же быть с Пифагором? Всё же почему эзотерик Пифагор, который один из первых назвал себя философом, то есть, мудрецом презирающий прикладные выкрутасы математиков, строит своё учение о гармонии Вселенной, основываясь на числах?

Спросить, конечно, можно, но это надо изучать и изучать, чтобы сказать что-то, вызывающее доверие. Одно можно сказать, что гармония, целостность Вселенной не должна характеризоваться числами.






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эссе
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 07.10.2020 в 08:27
© Copyright: Виктор Сапрунов
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1