СКОЛЬКО СТОИТ ВЕЛОСИПЕД



     Солнце уже поднималось к зениту. Становилось жарко, и захотелось с луга, где с раннего утра шла косьба, уйти под тенистые кроны берёзовой колки. Она подковообразно опоясывала луговину. Бригадир Сан Саныч уже было крикнул: "Перекур!" Но опережая его, Валерка Тюньков, стоящий около пустой полуторки, вдруг громко и встревоженно заорал: "Смотрите!" Рукой он указывал на цветущее горчичное поле. Головы мужиков и баб невольно повернулись в ту сторону, куда он указывал.
      Среди жёлтого поля в противоположном от покоса направлении быстро удалялось тёмное пятно, то вздымаясь, то проседая и почти исчезая среди жёлтых цветов. Несомненно, это был зверь. "Волк!" - вскинулись несколько голосов. "Гони!" - крикнул Валерка, быстро вскарабкавшись в кузов полуторки. В кабину за один миг запрыгнул Витёк и водитель Жорка по прозвищу Гриф. Машина затарахтела по стерне, набирая скорость. Валерка, свесивши голову к открытому окну кабины , командовал, стремясь переорать грохот мотора: " Бери левее! Левее бери! Мы его к обрыву пригоним! Тогда он наш!"
      Валерка старше Витька года на три, ему уже девятнадцать, для Витька – безусловный авторитет. Жорка-Гриф вообще не старожил - на сельхозработы из города приезжает, поэтому Валеркино командирство было принято безоговорочно
Расстояние между машиной и волком медленно, но сокращалось. Горчичное поле кончилось, зверь мчался теперь впереди слева по скошенному лугу и был хорошо виден. Он оказался не так велик по размеру. "Волчонок! - крикнул Гриф. - Вишь, сбавляет скорость. Слабак ещё! Не уйдёт! Денежки будут наши!"
Витёк, бросившийся к машине сразу после крика своего дружка Валерки и охваченный общим азартом погони, только сейчас краем сознания охватил слова Жорки-Грифа: "Ах, да: за пойманного волка немалые деньги в заготконторе платят."
       В последнее время в округе по лесам шастало немало серых хищников, резавших домашний скот в деревнях и колхозном стаде. Истребление их приветствовалось и неплохо оплачивалось.
    …А Валерка снова закричал, скомандовал: "Близко к обрыву подгони и тормозни резко! Я с брезентом спрыгну и слева зайду. Ты, Витёк, с вилами, по центру! А Гриф - с верёвкой! Справа, Гриф, слышь? Ты - справа!"
План удался. Взбежавший на обрыв зверёныш увидел внизу перед собой воду реки и на несколько мгновений замер, не зная, что предпринять. Этих мгновений хватило, чтобы Валерка выпрыгнул из резко затормозившей машины и накинул на него брезентовый мешок, Гриф быстро пару раз опоясал мешок крепкой верёвкой, а Витёк вонзил вилы в землю вокруг добычи. Вилы были двузубые, с обломанным средним зубом, поэтому вошли в землю как металлический ошейник вокруг тела волчонка, не задев и не поранив его. Внутренне Витёк этому обрадовался, даже вздохнул с облегчением.
       Укладывая с Витьком добычу в кузов и вытирая кепкой потное лицо, Валерка сказал:
- Сегодня его к себе в сарайку запру. А завтра в Заготконтору в Рузаевку отвезём. Я свою долю на мотоцикл отложу. А ты, Витёк, теперь сможешь новый велосипед купить вместо своего драндулета. Мечтаешь ведь, да?
Витёк, улыбнувшись, кивнул и спросил:
- А сколько стоит велосипед? Денег хватит?
- Думаю, хватит. Хорошие деньги получим. Шкура нисколько не испорчена.
Назад оба друга ехали в кузове, поглядывая на добычу - брезентовый куль, который то замирал, то начинал дёргаться.
- Не такой уж он и маленький. Представляешь, в какого зверину вымахал бы! Бесится, - сказал Валерка, - но брезент крепкий. Хотя, смотри-ка, дырка!
Действительно, в углу мешка была дыра величиной с картофелину. В ней виднелась когтистая передняя лапа зверя.
- Но ничего ему не сделать - верёвки тугие, ему особо не пошевелиться, - успокаивающе снова сказал Валерка.
Витёк смотрел на рыжеватую лапу с чёрными когтями и вдруг вспомнил очень похожую - лапу своей овчарки Дженни, которую два года назад задавил пьяный тракторист Стёпка Сивов. Он хвастался , что может заставить трактор "танцевать" и что в управлении он просто ас... Витька тогда полуживую окровавленную собаку положил на мешковину и повёз в ветлечебницу в райцентр. Но не довезли Дженни живой... Витёк гладил её бессильную лапу и плакал, не стесняясь слёз...
      - Слушай, Жорка, заверни на покос! - вдруг закричал Валерка водителю и застучал в кабину.- Пускай полюбуются, - ответил он Витьку на его вопросительный взгляд.
Витёк увидел его гордое, самодовольное лицо и понял: он хочет похвастаться. А и правда : не каждый день волки ловятся. Да и не каждый сможет поймать!
       Их машину услышали и увидели издалека. Женщины побросали грабли, которыми ворошили сено, и окружили машину. Валерка решил показать, как говорится, товар лицом: откинул задний борт и подтащил к самому краю кузова брезентовый мешок с добычей. Бабы подошли ближе, закачали головами, заахали. В это время куль зашевелился, забился и послышался вой - недобрый, но негромкий, какой-то щенячий. И тут случилось непредвиденное. Услышав волчий вой, а скорее - учуяв волка, мирная старая лошадь-водовозка со жбанами чистой воды в тележке рванула вверх и в сторону так, что оглобля сломалась, тележка перевернулась, жбаны опрокинулись, конюх, пытаясь удержать поводья, упал плашмя на землю...
       В общем, обошлось без человеческих жертв. Но поднялся дружный ор баб:
- Везите к чёрту своего волка прочь! И зачем только приезжали? Столько бед понаделали!
Жорка развернул полуторку и собрался было газовать, но, размахивая руками, его остановил Сан Саныч.
      - Слушай, Валера,- сказал он, подойдя, - ты со зверем не шути. По его следам придёт мать-волчиха. И тогда может приключиться беда. Ты отдай мне волчонка-то на ночь, а я волчицу подкараулю и пристрелю. У меня он в срубе переночует, а у тебя где? В сарае у вас пола нет, волчица легко подкоп сделает . Отдай его мне!
      - Не, Сан Саныч,- ответил Валерка,- раз поймали, то уж укараулить как-нибудь сообразим. Поехали! - и он застучал в кабину Грифу. Машина тронулась. А Валерка усмехнулся и заворчал, обращаясь к Витьку:
      - Ишь, хитрый какой! Охотник, конечно, он хороший, но сейчас его завидки берут. Давно что-то не слышно, чтобы он с крупной добычей возвращался. Вот ему наш волчок и понравился. Сами управимся!
      - Вообще-то я слышал истории, когда волчица приходила на выручку своим детёнышам, - сказал Витёк.
      - Ладно, что-нибудь скумекаем, - задумчиво проговорил Валерка.

    Неглупый парень. он задумался над словами бригадира. И была ещё одна причина задуматься: когда въехали в село, залаяли собаки. Сначала в крайнем доме, потом в следующем, следующем...Неужели они учуяли волка? Или на непонятном людям собачьем языке понесли от двора к двору тревожную информацию о близости врага? Вспомнил Валерка, что ружья у него нет. А вдруг и вправду понадобится? И решил он отдать волчонка на ночь бригадиру.
     
      А ночь, как и предполагал Сан Саныч, прошла неспокойно... Мешок с волчонком он поместил в баньку - бревенчатая, с железной крышей и прочным полом, она оказалась не по зубам волчице. А она приходила. Точный компас - материнское сердце, пусть и волчье. Приходила волчица и действовала так осторожно, что две хозяйские собаки не сразу её учуяли. А когда они подняли остервенелый лай, выскочил бригадир с ружьём на крыльцо и увидел, как метнулась в сторону огорода большая тёмная тень. Выстрелил он два раза, да в предрассветном сумраке не попал. А подойдя к баньке увидел свежевзрытую землю. Делала она подкоп, точно, делала...
     
       Утром тронулись в путь часов в девять, предварительно проверив верёвки на мешке с волком и дополнительно привязав туго спелёнутую поклажу в кузове к дощатой перекладине. В небольшое приоткрытое отверстие мешка виднелась часть морды зверя. Волк трудно дышал приоткрытой пастью, глядя бесстрастными жёлтыми глазами в никуда. Хотя нет, если присмотреться - увидишь холодную бессильную злость существа из другого мира.
Витёк только изредка взглядывал на волчью морду. А когда переводил взгляд на его бессильно свешенную переднюю лапу, опять в голове вставал образ Дженни. Словно эта лапа роднила его с тем, другим миром. И он отворачивался...

   ...До города семнадцать километров среди полей, лугов, перелесков. Белёсая грунтовая дорога змеилась вдаль, казалось, уходила в небо, в самую его голубизну у горизонта. И плыли, плыли над дорогой вереницы безмятежных облаков, иногда перечёркнутых стремительными линиями проносящихся стрижей. Воздух быстро становился знойным. Машина раскачивалась на кочках и рытвинах, грохотала. Над дорогой вздымалась белая, похожая на муку пыль. Потом она медленно оседала на придорожную растительность и край пшеничного поля, словно гасила серо-белой краской синь васильков по его краю и яркую июньскую зелень ещё не уставших трав...Всю дорогу волк молчал, Витёк даже поглядывал озабоченно: живой ли? И только уже на подъезде к колхозному рынку, поблизости от которого находилась Заготконтора, вдруг то ли завыл , то ли застонал. Было это так неожиданно, что Витёк вздрогнул...
      Приёмщицей в Заготконторе оказалась женщина неопределённого возраста, грузная, крикливая, с позой "руки в боки", видимо, привычной для себя.
- И чего это вы мне приволокли? И кто здесь с ним нянькаться будет? - громко и недовольно заявила она.
Парни даже опешили: маленький что ли слишком? Оказалось, не в этом дело:
- Мы здесь шкуры принимаем. Шкуры! А этого с зубищами я что ли убивать буду? Вон кувалду под скамьёй возьмите! Не топор, а кувалду, если хотите за шкуру побольше получить!
Валерка решительно направился к скамье, оглянулся на Витьку. Тот молча отрицательно покачал головой, развернулся и быстро, не оглядываясь, неожиданно пошёл к воротам Заготконторы...

         Через полчаса полуторка везла их назад. Получив заработанное, Валерка с Грифом купили чекушку, "употребили" и, сидя в кабине, довольные, горланили песни. Больше всего почему-то им по вкусу пришлась военная - "Ехал я из Берлина по дороге прямой..."Вот её, перевирая слова, и долдонили... Витёк молча сидел в кузове и опять старался не взглядывать на брезентовый мешок. Гриф пожалел мешок и не выбросил его: "Крепкий. Ещё пригодится!". Окровавленной стороной мешок был повёрнут вниз. Но всё равно, когда машину подбрасывало на колдобинах, виднелась его тёмно-багровая, пропитанная густой кровью и измазавшая днище кузова изнанка...
         Витькин дом был с краю деревни. Машина остановилась, Витёк спрыгнул на землю и направился к дому.
- Стой!- выйдя из кабины, Валерка вложил ему в ладонь трубочку купюр, похлопал пару раз по спине и сказал: - Всё путём! Отмокай! Мамке передавай привет! Деньги Витёк, не пересчитав, сунул матери...
         А велосипед он купил только через год, когда заработал на посевной...



Мне нравится:
1

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 40
Опубликовано: 28.09.2020 в 18:59
© Copyright: Людмила Розанова
Просмотреть профиль автора

Лидия Левина     (01.10.2020 в 10:47)
Рада знакомству с замечательным автором!

Людмила Розанова     (07.10.2020 в 14:45)
Большое спасибо, Лидия, за Вашу оценку!
И за Реданонс - благодарю Вас!







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1