СКАНДИНАВСКИЙ ЭПОС


При первом знакомстве скандинавская мифология производит суровое и возвышенное впечатление.
И это не удивительно потому, что она принадлежала суровым и мужественным людям, не боявшимся смотреть в лицо смерти, верящим в то, что весь ход событий ведет к гибели мира, знающим, что она неизбежна, но честно и стойко исполняющим свой долг.
Подобное мировоззрение было вызвано образом жизни и социальным положением скандинавских князей-ярлов, их дружинников и поэтов-скальдов, творивших в дружинной среде.
Чтобы поддержать свое высокое положение в обществе, викинг-воитель вынужден был без страха бросаться навстречу любой опасности, заведомо зная, что этот поступок может привести его к гибели. Именно этому его учила вся скандинавская мифология, призывая каждым своим образом и событием не отступать и бесстрашно исполнять свой долг.
Читать скандинавские легенды – Эдды трудно и довольно скучно, так как они изобилуют трудными для восприятия именами, названиями и понятиями, поэтому в меру своих сил и способностей я попытался изложить описываемые в них события доступным и более простым языком с некоторыми элементами юмора.
Что получилось из этой затеи судить не мне, а тем, кто отважится прочитать сей многотрудный для автора опус.


СОТВОРЕНИЕ МИРА.
В начале времен
не было в мире
ни песка, ни моря,
ни волн холодных.
земли еще не было
и небосвода,
бездна зияла,
трава не росла.

«...Когда реки, что зовутся Эливагар "бурные волны", настолько удалились от своего начала, что их ядовитая вода застыла подобно шлаку, бегущему из огня и стала льдом, и когда окреп тот лед и перестал течь, яд выступил наружу росой и превратился в иней и этот иней слой за слоем заполнил Мировую Бездну ... Когда же повстречались иней и теплый воздух, так что тот иней стал таять и стекать вниз, капли ожили от теплотворной силы и приняли образ человека, и был тот человек Имир, а инеистые великаны зовут его Аургельмиром. От него-то и пошло все племя инеистых великанов »
Краткое прорицание вёльвы.
Согласно преданиям за многие века до создания земли уже был сделан Нифльхейм - Темный мир.
В середине него протекал поток, который назывался Кипящий котел, и вытекали из него реки: Свель, что означало «Холодная», Фьерм или «Быстрая», Фимбультуль Слид или «Свирепая», Хрид – «Буря», Сюльг – «Глотающая», Ульг - «Волчица», Вид – «Широкая» и Лейфт - «Молния»…
А ещё раньше была создана страна на юге, которая носила имя Myспель.
Это светлая и жаркая страна, все в ней горело и пылало. В эту страну не было доступа тем, кто там не жил и не вел оттуда свой род. Охранял эту неведомую и страшную страну великан Сурт – «Черный», уничтожая всякого, кто пытался в неё проникнуть пылающим мечом.
Северный первоначальный мир был тёмным и зловещим и назывался он НИФЛЬХЕЙМ, и первым в нем живым существом были не Боги, а злой великан – Ван по имени Имир, который был к тому же и двуполым.
В НИФЛЬХЕЙМЕ из потока Хвергельмир вытекали многочисленные ручьи, а из огненного мира исходил жар и огненные искры.
Из застывших рек образовался иней, заполнивший мировую пустоту ГИНУНГАГАН, который под влиянием тепла стал таять, и из него-то и возник двуполый ИМИР.
Выкармливала этого гермафродита глупая и толстая корова Аудумла.
Эта корова очень любила лизать соленые камни, покрытые инеем.
К исходу первого дня, когда она лизала эти волшебные камни, на них выросли человечьи волосы, на второй день - голова, а на третий день возник человек. Его стал называть по имени Бури. Бури был хорош собою, высок и могуч. У него родился сын по имени Бор, который был очень похож на своего красавца отца. Он взял в жены Бестлу, дочь могучего великана Бёльторна, и она родила ему троих сыновей: одного звали Один, другого Вили, а третьего Ве.
Один с братьями оказались ребятишками сообразительными и, не долго думая, совместными усилиями убили Имира, а тело его бросили в Мировую Бездну, и тем самым из его тела сотворили мир.
Плоть Имира стала землей, его кровь — морем, кости — горами, череп — небом, волосы — лесом, а ресницы — стенами Мидгарда.
Когда Имир пал мертвым, из его ран вытекло столько крови, что в ней утонули все инеистые великаны. Лишь один из них сумел сесть со своими детьми и женою в ковчег и так спасся. Этого Великана звали Бергельмиром.
После этого героически-гуманистического поступка делать молодым и любознательным братьям было абсолютно нечего, поэтому они сначала забавлялис тем, что вырезали из веток деревьев различные фигурки. Сначала это были всякие предметы, но в конце концов у них каким-то образом получились фигурки людей. Боги обрадовались этому и оживили их, а ожившими фигурками населили свое царство.
После этого Боги устроили небесный свод и определили роли Солнца и Луны, упорядочив движение этих светил , установив таким образом, смену суток и месяцев.
Вот так незамысловато описывает рождение и гибель злого Вана Имира, а так же само сотворение мира космоса скандинавская легенда.
Она же повествует о том, как Асам удалось потеснить «зло» из вселенной в мрачную преисподнюю — «страну льда» и «страну огня», и остаться единственными обитателями Асгарда.
Сейчас мы можем легко убедиться в том, какую славную работу исполнили Боги, уничтожив злодея Имира: возникли деревья и травы, и зазеленела земля, начали заселять ее звери и птицы, в воде завелись рыбы, по сырым местам - змеи да ящерицы.
Чтобы усвоить эту истину ещё глубже, рассмотрим процесс более подробно.
Однажды шли сыновья Бора - Один, Вили и Ве - берегом моря и увидали два дерева: могучий ясень и рядом гибкую иву.
- Слышите, братья, как шумят они на ветру? - сказал задумчиво Один. - По-моему, этим двоим скучно стоять здесь среди камней. Вот бы еще вдохнуть в них румянец и дыхание жизни, да дать судьбу!
- Этого мало. Надо сделать так, чтобы они могли ходить и разговаривать, как мы, - сказал Вили. – А потом можно поглядеть, что из этого выйдет!
- И правда, если все это сделать, то мы братья станем ещё сильней, так как нам начнут поклоняться, - поддержал их Ве, первый жрец.
Поразмыслили Боги над своими задумками, а потом взяли эти деревья и вырезали из них первых в мире людей: мужчину и женщину.
Один, как старший из братьев, дал им душу и жизнь, Вили вдохнул разум и движение, а Ве наделил пригожим обликом, речью, слухом и зрением.
Мужчине братья дали имя Аск, то есть Ясень, а женщине имя Эмбла, что значило Ива.
Вместе с именами Боги подарили Людям одежду - вот откуда пошел обычай дарить что-нибудь, нарекая имя или прозвание.
Юные и неопытные Аск и Эмбла были совершенно не защищены от злых сил, окружавших их.
Тогда Боги взяли веки Имира и огородили ими середину Земли, потому что по берегу океана и в неприступных горах они раньше, ещё до создания людей, разрешили жить злым и кровожадным Великанам. От них и следовало Людей защитить.
Так был создан Срединный мир, Мир Людей, и именно поэтому стали его называть Мидгард - То, что огорожено.
Злобных и неуправляемых Великанов Боги называли Турсами, Хримтурсами или Иотунами, и поэтому их мир начал называться Иотунхейм, а иногда еще Утгард - То, что за оградой.
Там была чужая, враждебная Людям земля, никогда не знавшая благородных посевов и прикосновения сохи. Там бродили неприкаянные людоеды-Тролли и страшные, покрытые инеем Великаны - кто в шкуре волка, кто в чешуе змея, кто в оперении орла...
Себе Боги отвели место на небе и назвали свой мир Асгард - Крепость Асов, потому что Асами звалось племя первых Богов.
Боги второго сорта, произошедшие из племени Ванов, стали жить в мире Ванахейм.
Карлики-дверги, стали обитателями подземелий, названных страной Нифльхейм или Мглистым краем. Двергам с их огнедышащими кузнечными горнами был нипочем никакой мороз. Карлики неплохо обжились в Мглистом Краю, и вскоре начали рыть подземные ходы в Мидгард и иногда дорывали их до самого Асгарда.
Позднее благодаря всё тем же богам родились существа, прозванные светлыми и темными Альвами. И те и другие тоже получили свои миры.
Вначале все жили в покое и тишине, и Асы беззаботно веселились на зеленом лугу, играя золотыми фигурками на доске, прототип современных шахмат и шашек. Все вещи и утварь в ту пору у них были из чистого золота, поэтому этот век иногда зовут Золотым.
Однако уже скоро, конечно по меркам бесконечности, в жизнь вошло зло, и Люди и Боги начали умирать.
Так появился Мир мертвых, угрюмый мир Хель...
В те далёкие от нас времена Солнце, слепленное Асами из искр Муспелля, стояло неподвижно на небе, и с ним стояла Луна, поэтому круглые сутки было светло.
Но однажды у одного из великанов родилась дочь - сумрачная и темноволосая, поэтому он назвал ее Ночь. С появлением тёмноволосой Ночи над миром темным пологом повисла кромешная тьма.
Ночь вышла замуж за одного из богов, и у них вскоре родился сын. Он удался веселым и светлолицым, потому что муж Ночи был из Богов, поэтому ему дали имя День.
Владыка мира Один дал матери и сыну двух коней и две колесницы, и послал в небо, чтобы каждые сутки они объезжали всю землю.
До сих пор несется по небу Ночь и правит конем по кличке Инеистая Грива, и каждое утро орошает землю пена роса, стекающая с его удил... А за Ночью на своем коне, который зовется Ясная Грива, несется её сын День. Именно Ясная Грива озаряет землю и воздух светом.
Люди нарекли времена суток именами матери и сына, и с тех пор ими ведется обычай считать время в ночах.
Произошло это потому, что Ночь старше Дня, кроме того она его мать.
А еще у одного человека было двое детей, прекрасных и светлых лицами, и он звал дочь Солнцем, а сына Месяцем. Они тоже были взяты Богами на небо.
С тех пор девушка Солнце правит конями, впряженными в солнечную колесницу. Коней её зовут Арвак и Альсвинн - Ранний и Быстрый, и под дугами у них висят кузнечные мехи, которые раздувают Солнце и дают прохладу коням.
Братец Месяц возит на своей колеснице Луну, и ему послушны все звезды.
И все было хорошо в так удачно созданном и обустроенном богами мире, пока не родились в Железном Лесу, в Иотунхейме, два чудовищных волка - Обман и Ненавистник.
Волчары эти быстро росли и матерели, а потом погнались за светлыми колесницами, надеясь проглотить Солнце и Месяц. Век за веком длилась эта погоня.
Закончилась она только тогда, когда весь мир погиб в огне, чтобы потом вновь возродиться...

СТРАНА БОГОВ АСГАРД И ЕЁ ЖИТЕЛИ.
Скандинавская мифология - Эдды, как и всякая другая, начинается с описания места обитания богов - Асов и богинь, наверное, по созвучию Асинь, живущих в прекрасной и неповторимой стране, принадлежавшей только им.
Страна эта носила очень звучное название Асгард и располагалась высоко-высоко над облаками, так что ни один даже самый зоркий человек не мог ее увидеть.
Тонкий, но прочный мост Бифрест, который современные люди называют радугой, соединял Асгард с землей. Плохо приходилось тому, кто осмеливался подняться по нему, чтобы попасть в страну избранных. Вдоль всего моста тянулась Красная полоса, представляющая собой вечное, никогда не потухающее пламя. Безвредное для богов, оно сжигало любого смертного, который осмеливался к нему прикоснуться.
Сначала в Асгарде было довольно пустынно, и только посреди этой обширной территории подымалась вершина исполинского дерева - ясеня Иггдразиля. Хотя дерево это могло быть и не ясенем, а тисом или, например, дубом.
В одном из эддических текстов говорится, что ягоды Иггдрасиля приносили облегчение при болях в период женских недомоганий. Но известно, что ясень не приносит ягод, в отличие от тиса, плоды которого якобы обладают важными целебными свойствами, излечивающими женские недомогания и облегчающими беременность. Кроме того, в древнескандинавском языке тис иногда назывался barraskr, то есть “ясень с иголками.
Эдды также утверждали, что ягоды Иггдрасиля обладают неким свойством, которое помогает женщинам разрешиться от бремени. В этом случае стоит воскресить в памяти свойства тиса.
Известный ученый Эдред Торссон отмечает, что тис “содержит алкалоид, оказывающий токсическое воздействие на центральную нервную систему. Правильно приготовленный, он действует как мощный галлюциноген. А профессор медицины Куковка из университета в Грайце (Германия) обнаружил, что в жару тис выделяет газообразный токсин, который, накопляясь в тени дерева, может вызвать галлюцинации у человека, расположившегося под сенью его ветвей”.
Что же касается отождествления Мирового древа с дубом, в защиту этой версии также имеются доводы, особенно в пределах континентальных германских территорий, где часто встречаются изображения священного дерева в виде дуба, посвященного Тору и символизирующего воинскую доблесть, стойкость, мужество и верность.
В “Саге о Волсунгах” дуб, возвышающийся посреди зала, поддерживает своими ветвями королевский дворец. Известно также множество священных дубов, которые буквально усеивали древнегерманские земли. Первое место среди них занимал посвященный Донару-Тору дуб Фулды, срубленный Бонифацием в 725 году, что должно было символизировать искоренение духа язычества. А вот ещё.
Помните у Пушкина – У лукоморья дуб зелёный, златая цепь на дубе том…
Или известная песенка: С дуба падают листья ясеня… Не фига себе, не фига себе…
Что рассказывают ещё об этом самом Иггдрасиле?
Наиболее распространено мнение, что дословно словечко Иггдрасиль означает “Скакун Игга”. Имя Игг означает “Грозный”, а это не кто иной как Один. Однако это имя может быть с равным успехом истолковано как “лошадь страха” или “виселица”, так как на Севере виселицу часто называли “лошадью повешенных”.
Вершина дубо-ясеня Иггдразиля называлась коротко и звучно - Лерад. На ней сидел исполинский орел, у его подножия обитал дракон Ниддхёгг, в переводе означающее «Тот, кто наносит жестокие удары» или «Тот, кто разит темно незаметно», а по ее ветвям взад и вперед прыгала проказница белка Ротатоск, перенося вести между орлом и драконом, головой и телом.
Вот откуда умный А.С.Пушкин переселил белочку на славный островок Буян. Почитывал, почитывал поэт скандинавскую мифологию.
Интересно отметить, что на вершине дерева вселенной иногда изображались еще и олени, которые, как и орел, поедают змей.
Действительно, существуют изображения четверых оленей, которые ощипывают листья Иггдразиля . Их зовут Даин -“Тот, кто мертв”, Двалин - “Тот, кто замешкался, Дунейр - “Тот, чьи уши покрыты пухом” и Дуратрор (перевод неясен).
Есть предположения, что именно эти животные служат отсылкой к четырем карликам, символизирующим стороны света: Nordri (Север), Vestri (Запад), Sudri (Юг) и Austri (Восток) и девять миров.
Мидгард - “Срединный Мир”, мир людей - расположен в центре системы.
Затем следуют восемь попарно противостоящих друг другу миров.
На севере находится Нифльхейм - “Мир Туманов”.
На юге - Муспелльсхейм - “Мир Огня”.
На востоке - Ётунхейм - “Мир Инеистых Великанов”.
На западе – Ванахейм - “Мир Божественных Ванов”.
Наверху и внизу вдоль центральной вертикальной оси Иггдразиля располагаются остальные миры. Точно под Мидгардом находится Свартальфхейм - “Мир Темных Эльфов”, еще ниже - Хель.
Над Мидгардом расположен парный Свартальфхейму мир Льоссальфхейм - “Мир Светлых Эльфов”, и, наконец, на самом верху - Асгард, столь же сияющий, сколь сумрачен Хель.
Но вернёмся к сути наших рассуждений.
Так вот, именно Иггдрасиль и до корней этого то ли дуба, то ли ясеня согласно Эддам жили первые люди Земли. Они произошли именно от деревьев. Мужчина Аск был сделан из ветвей ясеня, а женщина Эмбла — из ветвей ивы.
Один вдохнул в них жизнь и дал душу, Вили — разум, а Ве — речь, слух, зрение и обоняние.
Иггдрасиль опирался на три корня, которые располагались в трех сказочных странах Нифльхейме, Йотунхельме и Митгарде.
Среди его корней, в подземном царстве, были сосредоточены все известные силы зла. Один из корней уходил к Асам, второй - к инеистым великанам, а третий - в Нифльхейм - “Мир тумана”.
Из-под корней чудо-дерева били три чудесных источника.
Каждый из этих источников в той или иной мере являлся источником мудрости и познания.
Первый источник, находился в Нифльхейме. Он назывался Хвергельмир (“Кипящий котел” или “Источник, который звенит”). Именно в нём варилось питье богов.
Второй источник располагался в Йотунхейме. Он был источником мудрости. Грозный великан Мимир, самый могучий из всех существующих в мире великанов, денно и нощно стерег его воды и никому не давал из него напиться. Вот почему этот источник назвали также источником Мимира или источником “Память”.
Этот источник был так прозрачен и чист, что каждый, кто искупался в нем, становился белым как снег.
Один — отец Асов и мудрейший из них как-то гулял и очень захотел пить. Магазинчиков и палаток с прохладительными напитками типа Спрайти или Кока-кола в Асгарде не было, поэтому Один пришел к великану Мимиру и попросил у него разрешения напиться воды из его источника.
Мимир бессребреником не был, поэтому он заявил Одину.- Ничего не дается даром, а особенно ум. Могу конечно стаканчик налить, но скажи, что я получу от тебя взамен?
— Все, что хочешь, — сказал Один. — Когда очень хочется пить - ничего не жаль, потому что жажда и мудрость дороже всего.
— Денег у тебя всё равно нет. Кредитки я не принимаю… Ладно отдай мне свой правый глаз, — потребовал Мимир.
Один призадумался, но потом ответил.- — Хорошо, Мимир, я согласен. Умный и одним глазом видит больше, чем глупый двумя.
С тех пор у Одина остался один левый глаз, но зато он испил воды из источника мудрости и для него не стало больше тайн ни в настоящем, ни в будущем.
В другой раз он по случаю испробовал ещё один магический напиток квасир — «мед поэзии».
Легенда о появлении квасира довольно любопытна. Однажды, чтобы заключить перемирие с богами, ваны оставили им в качестве заложника великана Ньерда, а затем, в подтверждение искренности своих намерений, вместе с Асами плюнули в чашу с питьем. Из этой слюны был создан мудрец и скальд (сказитель) карлик Квасир. Но злые гномы, обитающие в корнях дерева Иггдрасиль, убили его. Кровь бедного убиенного они смешали с медом и получили магический напиток, обладающий способностью наделять любого незаурядным умом и даром сочинительства.
Испробовав это целебно-магическое явство, Один стал ещё и покровителем поэзии.
Однако вернёмся к волшебным источникам.
Третий источник находился в Митгарде. Он носил название Урд -“То, что свершилось”.
Около Урда в корнях древа Иггдрасиль поселились три вещие Норны, ведущие свой род от богов, альвов или цвергов.
Первую Норну звали Урд, и она заведовала судьбой. Вторую звали Верданди и она управляла становлением. Третью Норну звали Скульд и она управляла долгом и обязательствами. Каждый день Норны орошают корни священного древа водой из источника.
Норны вершат человеческие судьбы, вырезая руны. Сразу же после рождения человека они начинают прясть нить его судьбы. А когда приходит время, они перерезают эту нить и человек умирает. Иногда же нить рвется сама.
Рядом с ними поселились первые маги и чародеи, гадалки и прорицатели.
По вечерам над Урдом густым туманом подымалась медовая роса. Она окропляла все цветы на земле. Именно её и по сей день собирают пчелы и делают мед.
Здесь же был возведен роскошный дворец, в котором норны, в отличие от современных гадалок и прорицателей, если верить мифам, совершенно бесплатно определяли судьбы людей с первого дня их жизни до самой смерти.
Но этому «домишке» было далеко до обиталища «верховного правителя» Асгарда.
Дворец Одина, Валгалла, был самым большим и красивым в Асгарде. В нем было всего-то пятьсот сорок просторных залов, в которых жили храбрые воины, павшие в битвах с врагами. Здесь их сытно кормили мясом огромного вепря Сэримнира, которого каждый день резали и варили, но который на следующее утро вновь оживал точно таким же, как и был.
Свининку воины запивали крепким, как старый мед, молоком козы Гейдрун, которая паслась у вершины ясеня или дуба Иггдразиля, обгладывая его ветви и листья, и дает столько молока, что его хватает на всех жителей Асгарда.
Во время пиршеств воинам прислуживали девы-воины — валькирии. После еды им давали немного отдохнуть, а затем строем вели на обязательные ежедневные занятия боевым искусством, необходимые для того, чтобы воины не заплыли жирком и не потеряли форму в ожидании последней битвы между асами и великанами. Ведь и боги, как полагали викинги, сами были смертны, а затаившиеся великаны в любой момент готовы нанести им сокрушительный удар. Тогда-то, как предсказывали пророки, и должна была грянуть последняя схватка и настанет час «сумерек богов» — конец света. Но так как мир вечен, «сумерки богов» пройдут и народится новая жизнь, воцарятся иные высшие властители, разумные и добрые.
Сам Один в пище не нуждался, и поэтому участия в этом обжорстве не принимал. Его могучий организм обходился лишь питьём мёда и браги.
Рядом с Иггдрасилем и Валгалла на высочайшем месте Асгарда стоял трон Одина, сделанный из ветвей того же дуба или ясеня. С этого трона он видел все, что делалось в мире.
У Одина было много имен и прозвищ. Вот некоторые из них: Альфедр, Отец, Хар «Высокий», Игг «Страшный», Гримпир « Скрывающийся под маской», Хрофт «Воитель», Хабард «Седая борода», Хпикар «Сеятель раздоров»...
На плечах у владыки мира постоянно сидели два ворона: Гугин и Мумин, а у ног лежал волки Гери и Фреки.
Гугин и Мумин каждый день облетали землю, а Гери и Фреки каждую ночь обегали ее и рассказывали хозяину обо всем, что они видели и слышали.
На голове Одина красовался великолепный крылатый золотой шлем, а в правой руке он всегда держал копье Гунгнир, которое никогда не пролетало мимо цели и поражало насмерть всякого, в кого попадало. А ведь этот самый Гунгнир представлял был всего навсего ясеневым колом, символизирующим “мобильную версию” космической оси Иггдрасиль.
Следуя преданиям о копье Одина, в северной Европе древесину ясеня широко использовали для изготовления оружия и орудий, особенно - имевших магическое предназначение. Считалось, что ясень служит хорошим проводником магической силы.
А ещё у Огина был конь, серый жеребец Слейпнир.
Хорошее имечко, неправда ли?
Так вот, этот коняга, имевший целых четыре пары ног, мог скакать не только по земле, но и по воздуху.
Владыка мира часто объезжал на нем землю и, невидимый для людей, принимал участие в сражениях, помогая достойнейшим одержать победу.
Один любил погулять и пешком. Под видом бедного странника, босой, в старой широкополой шляпе и в таком же старом синем плаще, он бродил по белу свету и наблюдал за жизнью людей. И плохо было тому, кто, забыв законы гостеприимства, отталкивал его от своего порога. Находили потом таких бедолаг где ни будь под кустиками бездыханными.
Кроме Одина, в Асгарде были навечно прописаны еще двенадцать богов-Асов.
Первым из них по праву считался старший сын Одина, Бог грома Тор. Это был могучий рыжебородый верзила. Тор был не так мудр, как его отец, но зато во всем мире не было никого равного ему по силе. Легенда утверждает, что на земле не было ни одного человека, который бы смог перечислить все его подвиги. Тор был сыном богини земли Йорд. Он покровительствовал крестьянам-хлебопашцам и зорко охранял их дома и поля от нападений злобных великанов Гримтурсенов, волков, вепрей, лисиц и прочей хищной живности. Недаром в Эддах записано, что, если бы не было Тора, то злодеи великаны уничтожили бы весь мир. Правда, великанов этих никто и никогда, кроме Сндбада Морехода, не видел.
Тор любил сытно поесть и выпить, поэтому был так велик и тяжел, что его не могла выдержать ни одна лошадь. По этой причине он по земле ходил пешком, а по небу ездил в своей окованной железом колеснице, запряженной двумя козлами: Тангиостом и Тангризниром. Почему Тор предпочитал коням этих козлов Эдды не уточняют. Зато точно известно, что козлы эти были быстрее ветра, быстрее даже восьминогого жеребца Одина.
Один неплохо экипировал своего любимого рыжего сынка. У Тора имелся волшебный пояс, который в два раза увеличивал его силу. На руки он надевал толстые железные рукавицы, а вместо копья, меча, или лука он носил тяжелый железный молот Мйольнир, разбивающий вдребезги самые толстые и крепкие скалы.
Тор редко сидел в своем дворце, в Асгарде, потому что круглосуточно сражался на востоке с великанами. Но, когда Асам угрожала опасность, бог грома сейчас же являлся на помощь и с удовольствием принимал участие в любых потасовках, весело помахивая своим молоточком.
Вторым богом был сын Одина и богини Фригг по имени Бальдр. Бальдр был так красив и чист душой, что от него постоянно исходило неземное сияние. Бальдр был богом весны и очень добрым, что было большой редкостью, среди Асов. С его приходом на земле всегда пробуждалась жизнь, и все становилось краше и наряднее.
Третий бог - Бог войны Тир, был сыном владыки мира и сестры морского великана Гимира. Тир был храбрейшим среди богов. У него была всего лишь левая рука. Свою правую он потерял, спасая богов от одного страшного чудовища, название которого мы точно не знаем. Как ни странно, но инвалидность не мешала Тиру быть искусным воином и принимать участие во всех сражениях. Тир был большим забиякой: выпив амброзии, он частенько поколачивал рыжеголового Тора.
Четвертым богом был Хеймдалль, иногда его называли также Мудрым Асом. Именно он был назначен Одиным стражем радужного моста. Мудрый Ас прекрасно видел и днем и ночью на расстоянии до ста миль и обладал уникальным слухом: он слышал, как шуршала трава в поле и шелестела под ветром шерсть на овцах. Мудрый Ас спал меньше чем птицы, а сон его был так же чуток, как и у них.
За заслуги перед божественным обществом придворный стоматолог вставил ему зубы из чистого золота, а Один подарил золотой рог, который Мудрый Ас не снимая носил на своем поясе. Звуки этого рога были частенько слышны во всех странах мира.
Пятый бог носил имя Браги. Судя по имени, этот Ас был любитель выпить чего ни будь крепенького. Браги был Богом поэтов и скальдов. Никто не умел так хорошо слагать стихи и песни, как он, и всякий, кто хотел стать поэтом, должен был просить его покровительства. В противном случае ни одно асгардское издательство не опубликовало бы его вирши. Нужно отметить, что прозой в божественной стране не увлекались.
Шестой Бог по имени Год, а по прозвищу Слепой Ас, так же как и Тир, Хеймдалль и Браги, был сыном все того же Одина. Многодетный и любвеобильный был у них папочка! Слепой Ас обладал огромной силой, но был так ленив, что никогда не покидал Асгарда и редко выходил из своего дворца.
Седьмого Бога по имени Видар близкие звали ещё Молчаливым Асом, так как он очень не любил говорить, потому что был мудр и храбр. Молчаливый Ас, естественно, был сыном того же Одина, но мамой его была другая особа женского пола - великанша Грид, которую папаша Видара сразу же после рождения наследника отправил обратно по месту основного жительства. Молчалиый Ас был почти так же могуч, как и Бог грома Тор.
Восьмой бог, Вали лучше всех владел любым оружием и в сражениях не уступал самому Тиру. Хотя в боях и битвах Вали был незаменим, в обыденной жизни он был плохим советчиком и был не очень мудр.
Девятый бог, пасынок Тора, Улль, был замечательным стрелком из лука. Все его стрелы попадали точно в цель, как бы далека и мала она не была. Улль также быстрее всех бегал на лыжах. Именно от него этому искусству научились и люди. Очень похоже, что именно в честь этога Аса был назван известный герой Тиль Улленшпигель.
Десятый Бог, Нйодр был не настоящим Асом. Он происходил из рода духов Ванов, покровительствовал мореплаванию, и ему были подвластны ветры и Море. Нйодр потихоньку спекулировал всем чем мог и поэтому был богаче всех Асов. Правда, несмотря на богатство, он был, как все Ваны, очень добр.
Одиннадцатый Бог был тоже не настоящим Асом. Он был сыном Нйорда и носил имя Фрейр. Фрейр был Богом лета. Он мало уступал в красоте самому Бальдру и был так же добр, как и его отец. Фрейр забавлялся тем, что время от времени посылал людям богатые урожаи. Он не любил войн и ссор, и покровительствовал миру на земле, как между отдельными людьми, так и между целыми народами.
Последним из богов был Локки. Это был и не Ас, и не Ван. Он происходил из рода великанов, но Асы в порядке исключения уже давно разрешили ему жить с ними в Асгарде, принимая во внимание его необыкновенный ум и хитрость.
Локки был высок ростом, смел и красив, но был, как и полагалось настоящему великану, очень зол и коварен. По своим божественным обязанностям он был назначен Одиным Богом огня. От Бога огня всегда нужно было ожидать больше плохого чем хорошего, и поэтому никто не мог на него положиться. Своими проделками и шалостями он часто подвергал Асов большим опасностям, из которых потом сам и выручал, пользуясь своей изворотливостью и сообразительностью.
Теперь несколько слов о «слабой» половине божественного сословия.
Над живущими в Асгарде богинями по праву царствовала жена Одина, богиня Фригг. Она была столь же мудра, как и сам владыка мира. Подобно своему мужу, Фригг часто спускалась на землю и, переодетая, бродила среди людей, внимая их горестям и заботам. Возвратившись к себе во дворец Фригг никогда и никому не говорила о том, что видела и что узнала.
В соседних апартаментах проживала дочь Нйодра и сестра Фрейра, богиня любви Фрейя. Близкие называли её также Ванадис, потому что она тоже была из рода Ванов и первой в Асгарде после Фригг. Равных ей по красоте не было и не могло быть во всем мире ни среди богов, ни среди людей, а ее сердце было так мягко и нежно, что сочувствовало страданию каждого. У Фрейи было волшебное соколиное оперение, надев которое она часто летала над облаками, и чудесное золотое ожерелье Бризингамен. Вволю налетавшись Фрейя плакала и из ее глаз капали золотые слезы, тут же прораставшие золотыми розами.
У Аса Браги была жена, нежная и кроткая Идун — богиня вечной юности. Она была скромна и тиха, но без нее никого из Асов уже давно не было бы в живых.
У Идун имелась корзинка с аппетиными райскими яблочками вечной молодости, которыми она щедро угощала богов. Корзинка эта была волшебная: она никогда не пустела, так как взамен каждого вынутого яблока в ней тот час же появлялось новое.
Ещё одной Богиней была Эйр — покровительница врачей. Она излечивала все болезни и раны. Статистика удачных врачеваний в те времена ещё не велась, но по утверждению составителей Эдд Эйр была вполне приличной врачихой.
Богиней земли была мать Тора, Йорд.
Жена Тора Сиф имела право называться богиней плодородия. Красотой Сиф уступала лишь Фрейе, а таких волос, как у нее не было ни у кого в мире.
Браки между людьми освещала Богиня Лефн, а Богиня Син охраняла их дома от воров.
Ещё одна Богиня Сйофн служила богиней мира. Она очень старалась, чтобы все жили мирно и дружно. Правда, удавалось ей это довольно редко.
Богиня истины Вар выслушивала и записывала все просьбы и клятвы людей, а её подруги Богини Фулла, Сага, Глин и Гна работали в этой компании на подхвате и прислуживали Фригг, выполняя ее поручения.
Кроме богов и богинь, в Асгарде жили прекрасные девы воительницы Валькирии. Их предводительницей была Фрейя. Валькирии невидимо принимали обязательное участие в каждой битве, давая смерть тому, на кого указывали Боги, наблюдавшие за сражениями сверху, а потом они уносили павших воинов в Валгаллу и там прислуживали им за столом.
Так был создан и обустроен Асгард, и таковы были его жители.
Все сведения об этапах сотворения и обустройства мира изложены в основном в одной из песен “Эдды” — в “Прорицании Вельвы” и частично дополняются иными источниками.
“Прорицание” описывало наступившую эпоху как “Золотой век”, когда все предметы создавались только из золота, а боги развлекались играми и были как дети “радостны” и счастливы.
Однако Век счастья длился недолго, и вскоре в Асгарде наступила первая смерть. Это было коварное убийство юного бога Бальдра, возвещающее грядущие катаклизмы, которые превратят космос в хаос.
В “Прорицании” описываются содрогания Мирового древа, высвобождение некогда усмиренных богами чудовищ, появление корабля мертвецов, великанов и иных злых сил. В последней битве боги и чудовища погибают, а мир поглощается огнем и инеем, то есть приходит в исходное состояние.

КАК СТРОИЛАСЬ КРЕПОСТЬ АСОВ.
Тор все еще не вернулся из далеких краев, где он продолжал воевать с Гримтурсенами, когда Хеймдалль, стоя на страже у радужного моста, увидел, как к воротам Асгарда приближается какой-то великан.
Сбежавшиеся на его зов Асы уже собрались было позвать Тора, но потом, видя, что великан безоружен, решили сначала спросить, что ему нужно.
- Ты кто такой и зачем пришёл сюда?- спросил его Один.
- Я каменщик, а зовут меня Гримтурсен, — отвечал тот. — Наверняка вам надоело ожидать очередного нападения ваших врагов великанов? Так вот, пришел я сюда, чтобы предложить вам построить вокруг Асгарда стену, которую не сможет преодолеть ни один враг.
Асы знали, что хитромудрые китайцы уже построили свою Великую Китайскую стену и теперь спокойно смотрели на Север, не опасаясь, что на них внезапно нападут варвары.
- А зачем ты решил помогать нам? Ты ведь тоже великан?- спросил его Один.
- Да, я великан. Но мои собратья так сильно оскорбили меня, что я решил уйти от них и жестоко отомстить.
Асы немного посовещались и решили продолжить разговор с незваным каменщиком.
- А что ты за это хочешь? — спросил его Один.
- Совсем немного, — ответил исполин.- Я слышал, что у вас в Асгарде с недавнего времени живет прекрасная дочь Нйодра, богиня любви Фрейя. Так вот выдайте ее за меня замуж, а в приданое ей дайте луну и солнце.
Предложение великана было настолько дерзким, что Асы не на шутку рассердились.
- Нахал! Может тебе и остальных наших красавиц в пользование отдать? Может, ты ещё и Асгард в приданое попросишь? Уходи прочь, пока мы Тора не позвали! Он тебе наваляет будь здоров. Сразу свои желания поубавишь!— закричали Асы хором.
Гримтурсен понял, что перебрал в своих требованиях и уже собрался убраться восвояси.
Но тут в перепалку вмешался Локи.
Локи был богом огня. Он происходил из рода великанов, но Асы в порядке исключения уже давно разрешили ему жить с ними в Асгарде, принимая во внимание его необыкновенный ум и хитрость.
- Постойте, не надо торопиться, — остановил разгневанных Асов Локи.- Позвольте мне с ним договориться. И поверьте, что тогда нам ничего не придется платить. Лучше пусть он стену строит. По крайней мере будет и быстро и качественно. Не турок же нам приглашать.
Своими проделками и шалостями Локи часто подвергал Асов большим опасностям, из которых потом сам и выручал, пользуясь своей изворотливостью и сообразительностью. От Бога огня всегда нужно было ожидать и плохого, и хорошего, и поэтому никто не мог на него положиться. Но в этот раз Асы почему-то поверили этому хитрецу.
- Ладно,- сказал Один.- Иди, разговаривай с этим работягой. Может о чём ни будь и договоришься.
- За какое время ты берешься построить такую стену, и кто будет тебе помогать? - спросил Бог огня у великана.
- Я буду строить ее ровно полтора года под ключ, и для этого мне не нужно никаких других помощников, кроме моего коня Свадильфари,- отвечал исполинский каменщик.
Локи немного подумал и ответил Гримтурсену.- Мы принимаем твои условия, но помни, что, если к назначенному сроку хотя бы одна часть стены не будет достроена, если в ней не будет хватать хотя бы одного камня, ты ничего не получишь.
- Хорошо,- усмехнулся великан.- Но и вы все поклянитесь в том, что не будете мне мешать, а после окончания работы отпустите домой с обещанным вознаграждением, не причинив мне вреда.
После этого разговора Локи вернулся к ожидавшим его Асам и сказал.- Предлагаю соглашаться на все его требования. Уверяю вас, что он все равно не успеет за полтора года построить такую длинную и высокую стену без помощников, и мы сможем смело поклясться в чем угодно.
- Может быть, ты и прав, — произнес Один, почесывая в затылке.
- А вы как считаете?- обратился он к сове божественной команде.
- Да, Лаки прав, — повторили за ним остальные Асы и дали Гримтурсену требуемую им клятву.
Великан ушел, но уже через несколько часов вернулся обратно вместе со своим конем Свадильфари.
Асы посмотрели на приведенного конягу и остолбенели от удивления и восторга.
Перед ними стоял гнедой в яблоках гигантский, величиной с гору конь, который хитро и умно посматривал на богов своими карими глазами и бил о землю копытами.
Об уме этой лошадки можно было легко судить хотя бы потому, что он сам, без понукания, не только подвозил к Асгарду целые скалы, но и помогал своему хозяину при укладке стен, работая один за десятерых.
Видя всё это в сердца Асов проник невольный страх.
Страх этот все более усиливался по мере того как стены вокруг Асгарда поднимались все выше и выше.
Асы поняли, что их попросту надули и что придётся отдавать Гримтурсену и красавицу Фрейю, и солнце, и луну.
Глядя на великана и его могучего коня, бедная Фрейя не выходила из апартаментов своего брата Бога лета Фрейра, забыла про свое волшебное соколиное оперение и золотое ожерелье Бризингамен и целыми днями плакала, проливая свои золотые слезы. Слез этих накопилось так много, что на них можно было бы купить целое королевство на земле.
— Скоро мне придется оставить своих близких и отправиться в чужой и страшный Йотунхейм, — горевала она.
Вместе с нею плакали луна - Суль и солнце - Мани, поэтому они каждый день всходили, закрытые туманной дымкой.
Асы с грустью вспоминали тот час, когда они исполнили желание Гримтурсена и дали ему клятву, запрещающую им позвать на помощь Тора, который сразу избавил бы их от великана, но особенно сердились они на бога огня.
Когда до назначенного великаном-каменщиком срока оставалось два дня Асы всем скопом пришли на завершающуюся стройку и с ужасом увидели, что работы Гримтурсену осталось всего на один день.
Они бегом вернулись во дворец Одина и стали лихорадочно решать, что им делать.
Один, выступив вперед, сказал.- Над нами всеми нависла беда, и это ты, Локи, только ты один виноват во всем. Это ты уговорил нас заключить договор с Гримтурсеном. Это ты уверял нас, что он не сумеет закончить стену в срок. Поэтому только ты один и должен за все расплатиться.
- А зачем вы меня тогда послушались? У вас, что своего ума не было?— оправдывался бог огня.- Я не пил воды из источника Мимира и не так мудр, как ты, Один! А ты Хеймдалль, тебя зря что ли называют Мудрым Асом. Ты, что не видел с кем мы дело имеем?
— Довольно, Локи! — произнес Браги. — Хватит базарить. Все мы знаем от твоих способностях вывернуться из любой самой безнадёжной ситуации. Так что садись и думай, как нам избавиться от этого вымогателя. Мы не можем отдать Фрейю в Йотунхейм, и не можем оставить мир без луны и солнца. Знай, что в тот самый день, когда это случится, ты умрешь самой страшной смертью, какую мы только сможем придумать.
- Да, это так и будет,- согласно закивали головами остальные боги, и даже молчаливый Видар очнулся от своих дум и сказал.- Да! Так и будет!.
Локи долго думал, а потом вдруг рассмеялся.- Будьте спокойны, Асы, Гримтурсен не достроит стену!
С этими словами он встал со своего места и быстро ушел.
На следующее утро, с самым восходом солнца, а оно в этот день было особо туманным, исполинский каменщик повез из Йотунхейма в Асгард последний воз с камнями. Однако, едва он доехал до небольшого леска, невдалеке от которого начиналась страна богов, как из него вдруг выскочила большая красивая кобыла и с веселым ржанием принялась скакать вокруг жеребца.
Увидев это чудо, Свадильфари рванулся в сторону и с такой силой дернул за постромки, что они лопнули.
- Постой, постой, куда ты?! — закричал великан.
Но его конь, обуреваемый страстями, уже мчался вслед за кобылой, которая неслась словно ветер и быстро исчезла в лесу.
Следом за ней в лесу скрылся и влюблённый конь Гримтурсена.
Целый день простояли боги на стенах Асгарда, с тревогой ожидая прихода исполина и завершения строительства стены.
Но Гримтурсен так и не появился.
Фрейя снова плакала в своих апартаментах, но на этот раз от счастья
Вместе с ней впервые после многих дней были счастливы и остальные Асы.
Лишь к исходу второго дня, когда довольная и радостная Суль кончала свое путешествие по небу, боги снова увидели Гримтурсена.
Оборванный и усталый, без своего коня, шел он к Асгарду, изрыгая на ходу самые страшные проклятия.
- Вы меня обманули! — закричал он еще издали.- Вы нарушили свою клятву! Это вы подослали в Йотунхейм кобылу, которая увела моего коня.
Асы, которые сразу догадались, что эта проделка бога огня, промолчали.
- Отдайте мне, как и было обещано, Фрейю!- продолжал орать на весь Асгард великан, неистово стуча кулаком по сложенным камням сложенной им стене.- Отдайте мне луну и солнце, или, клянусь моей мамой, вы дорого поплатитесь за свой обман.
С этими словами Гримтурсен нагнулся и, схватив один из оставшихся от постройки стен камней, с силой швырнул его в Асов.
Асы еле-еле успели нагнуться и бросились врассыпную, а камень, пролетев над их головами, ударился о крышу дворца Хеймдалля и выбил из нее несколько черепиц.
- Тор! — в ужасе нестройным хором заорали перепуганные насмерть Асы.
Долгий и громкий раскат грома был им ответом, и в прозрачном предзакатном небе вдруг выросла фигура рыжебородого богатыря Тора, стоящего во весь рост на своей колеснице.
- Что я вижу? Гримтурсен у стен Асгарда?! — удивленно воскликнул Бог грома и, даже не спросив у Асов, что случилось, поспешно метнул в Гримтурсена свой молот Мйольнир. Великан, готовившийся бросить в богов второй камень, выпустил его из рук и замертво рухнул на землю.
Так благополучно для Асов закончилось строительство великой стены вокруг Асгарда.
Оставшийся участок вскоре достроили сами боги, но еще долгое время на душе у них было невесело.
Предсказания вещих норн продолжали сбываться.
Асы на деле совершили серьёзное клятвопреступление, а это, как всем нам известно, никому и никогда не проходит даром.
Жеребец Свадильфари исчез бесследно, и с тех пор никто не знает, что с ним случилось. Что же касается Локи, как вы, наверное, уже догадались, это он, превратившись в кобылу, сманил коня великана.
Нужно сказать, что впопыхах он переборщил и заколдовал себя на такой длинный срок, что еще около года проходил в образе лошади и даже произвел на свет жеребенка.
Этот жеребенок родился восьминогим и был назван Слейпниром.
Когда он вырос, то превратился в прекрасного и могучего коня, которого взял к себе Один и до сего дня ездит на нем верхом.
И в заключение следует сказать, что великая китайская стена благополучно существует до настоящего времени, а страна Асов Асгард и её стена бесследно исчезли в глубинах веков.

О ВОЛОСАХ ПРЕКРАСНОЙ СИФ И МОЛОТЕ МЙОЛЬНИРЕ.
В этом незамысловатом сюжете я попробую рассказать современному читателю с тем, как Богиня плодородия Сиф, жена могучего Бога грома Тора, получила свои славящиеся на весь божественный мир волшебной страны Асгард волосы.
Когда-то в старину у Сиф были длинные белокурые волосы, которыми она очень гордилась, но однажды Бог огня , коварный и злой шутник, Локи из зависти к её супругу прокрался к ней ночью в спальню и остриг спящую богиню наголо.
Коварный бог еще не успел далеко уйти, когда Сиф уже проснулась и обнаружила отсутствие своих волос. Она в ужасе обхватила руками свою наголо обритую голову и с громким плачем стала призывать Тора.
Примчавшись на её зов и увидев остриженную голову своей жены, Бог грома долго не мог прийти в себя от удивления, но потом понял, в чем дело, и тогда его удивление сменилось дикой яростью.
Тору совсем не трудно было догадаться, кто сыграл с Сиф такую злую шутку, и он тут же бросился разыскивать Локи.
Тот очень довольный своей проделкой, спокойненько сидел под ветвями Лерада, и с интересом следил за забавными прыжками игривой белочки Ротатеск.
Он даже не заметил как перед ним неожиданно появилась могучая фигура сильнейшего из Асов.
Густые, жесткие волосы Тора стояли дыбом, глаза налились кровью, а рыжая борода тряслась от бешенства.
- Готовься к смерти, Локи,- прогремел он на весь Асгард,- потому что сейчас сначала я переломаю тебе все кости, а потом прибью как шелудивого пса!
- Пощади меня, Тор,- едва слышно пролепетал не на шутку испуганный бывший великан, а сейчас Бог огня.- Пощади меня! Поверь я полностью осознаю всю бессмысленность и безобразность своего поступка. Я исправлю свою вину.
- Ты лжешь, несчастный обманщик! Как сможешь ты вернуть Сиф ее волосы?- продолжал орать взбешенный Тор.
- Поверь мне, Тор. Я сейчас же отправлюсь к своим знакомым гномам,- взмолился Локи.- Ты же отлично знаешь, какие прекрасные вещи они делают. Они сумеют изготовить не просто обычные волосы. Они сделают их из чистого золота. Сиф будет от них просто в восторге. Клянусь тебе в этом!
Тор знал, что даже такой отъявленный лгун, каким был Локи, и тот не осмелится нарушить данную вслух клятву, а поэтому сумел погасить свой гнев и отпустил хитрого бога выполнять своё обещание.
Довольный тем, что он смог так легко отделаться от простодушного, но ужасного в гневе Тора, Локи, не медля ни минуты, стрелой помчался в страну гномов.
В те далёкие от современности времена среди подземных жителей было немало замечательных мастеров, но даже среди них особенно славились своим замечательным искусством братья Ивальди.
Попрошу читателя не путать их со столь же замечательным композитором Вивальди!
Именно к братьям Ивальди и направился Локи.
Выслушав прибежавшего к ним едва дышащего Локи, братья-гномы очень обрадовались. Им уже давно хотелось показать богам свое необыкновенное искусство, но всё не было подходящего повода.
Помочь знаменитой красавице Сиф было очень престижно и своевременно, и гномы сейчас же принялись за работу.
Уменье мастеров было столь велико и отточено, что не прошло и часа, как волосы для Сиф были уже готовы.
Длинные и густые, они были тоньше самой тонкой паутины, и, что самое удивительное, стоило их приложить к голове, как они сейчас же к ней прирастали и начинали расти, как настоящие, хотя и были сделаны из чистого золота.
Локи очень внимательно осмотрел волосы, для надёжности тихонечко погладил их рукой и облегченно вздохнул.
Потом Бог огня встал и уже хотел было отнести их Тору, но его остановил один из братьев.
- Подождите немного, глубокоуважаемый Локи, - сказал он,- Мы еще не закончили свою работу. Нам нужно совсем немного времени, чтобы изготовить ещё кое-какие необходимые для полного блеска изделия аксессуары.
- Ладно, мастера, даю вам ещё полчаса,- милостиво согласился Локи.
Гномы вновь проворно застучали своими небольшими молоточками и вскоре изготовили длинное, покрытое чудеснейшей резьбой копье и корабль.
Копье называлось Гунгнир. Оно обладало волшебным свойством поражать любую цель, пробивая самые толстые щиты и панцири и разбивая на куски самые закаленные мечи. Правда изготовлено оно было не из золота, а из ветвей священного ясеня Иггдрасиля.
Еще замечательнее был изготовленный братьями Ивальди корабль. Он назывался "Скидбладнир", и в какую бы сторону ни плыл, для него всегда дул попутный ветер. "Скидбладнир" был самым большим кораблем в мире, но в то же время при необходимости он мог складываться так, как если бы был сделан из бумаги. Тогда корабль становился таким маленьким, что его можно было заткнуть за пояс, или положить за пазуху.
Взяв корабль, копье и волосы, старший из братьев Ивальди передал все это Локи и сказал.- Вот теперь всё. Это наши дары Асам. Отнеси их в Асгард и отдай: копье - Одину, корабль - Фрейру, а волосы - Тору.
Повеселевший Локи ещё раз осмотрел сделанные гномами изделия, поблагодарил за быстро и качественно проделанную работу, и весело отправился в обратный путь.
Он уже почти дошел до границ подземного царства, как вдруг увидел в одной из пещер ещё двух гномов: Брока и его брата Синдри, которые тоже славились своими ювелирными поделками.
В Локи снова взыграли гормоны розыгрыша, и ему захотелось их поддразнить.
- Эй вы, горе-мастера!- закричал он.- Посмотрите-ка сюда, на эти прекрасные вещи, и поучитесь, как надо работать по-настоящему…
Гном Синдри был опытный и искусный мастер. Он внимательно осмотрел волосы, корабль и копье, а потом сказал.- Спору нет, сделаны они прекрасно, но я всё же могу смастерить кое-что и получше.
- Ты просто жалкий хвастун!- возмутился заявлением гнома Локи.- Чего стоит все твое искусство по сравнению с искусством братьев Ивальди! Я готов биться об заклад и ставлю свою голову против твоей, что тебе никогда не удастся сделать что-нибудь лучше этих волос, корабля и копья.
- Ладно, твоя дурная голова не весть какая ценность,- спокойно ответил ему Синдри,- Но мы готовы поспорить с тобой, поставив на кон наши головы. Но я предупреждаю тебя, что в случае проигрыша свою ты потеряешь мгновенно, потому что я отрежу ее без всякой жалости. А теперь подожди немного, и ты увидишь, хвастун ли я.
С этими словами, Синдри вошел в пещеру, где находилась его мастерская, положил в горящий горн кусок золота и приказал своему брату, не переставая, раздувать огонь кузнечными мехами.
- Помни, Брок, что, если ты хотя бы на мгновение прервешь свою работу, все будет испорчено, мы проиграем пари и навсегда лишимся наших симпатичных головок,— сказал он и вышел из мастерской.
Между тем Локи уже осмыслил суть происходящего. Он уже не был так твёрдо уверен в свое победе и начал раскаиваться в том, что так легкомысленно прозакладывал свою голову. Поэтому он решил во что бы то ни стало помешать Синдри выиграть пари.
Локи подумал и внезапно превратился в муху, которая влетела в пещеру, села на лицо Броку и стала изо всех сил щекотать его лапками.
Брок терпел, морщился, тряс головой, но своей работы не бросал.
Вскоре в мастерскую вернулся Синдри, и Локи поспешил принять свой обычный вид.
- Вот и все, — сказал Синдри.- То, что мы тебе обещали готово.
Он подошел к горну и вынул из него великолепное золотое кольцо, красивее которого Локи еще не видел.
Это кольцо называется Драупнир,- продолжал Синдри.- Тому, кто наденет его на палец, оно каждый девятый день будет приносить еще восемь точно таких же колец.
- Сделано совсем не плохо,- сказал Локи, разглядывая кольцо.- Но признайся, Синдри, что корабль и копье братьев Ивальди сделаны лучше.
Синдри ничего не ответил Локи.
Он молча положил в горн старую свиную кожу и, повторив наказ брату ни в коем случае не прекращать работы, снова вышел.
Локи, подумав, снова превратился в муху и с еще большей силой принялся кусать и щекотать лоб, лицо и шею Брока.
Бедный Брок покраснел как рак. Он обливался потом и еле удерживался, чтобы не поднять руку и не прогнать назойливую муху. Наконец, когда его терпение уже почти истощилось, в мастерскую вошел Синдри, и навстречу ему из горна выскочил огромный вепрь с шерстью из чистого золота.
Лаки от неожиданности не успел принять свой обычный вид и свалился со лба Брока на пол. Только после этого он вновь вернулся к своему обычному виду.
Увидя это, Синдри рассмеялся и сказал.- Не бойся. Это вепрь Гулиннбурсти. Он быстр и могуч как восьминогий жеребец Одина, и может нести своего хозяина через леса, моря и горы так же легко и свободно, как и по гладкой дороге.
- Свинка и вправду хороша,- вынужден был признать Локи.- Но я всё равно убеждён, что копье Гунгнир все-таки лучше её.
Синдри снова усмехнулся и на этот раз ничего не ответил.
Он порылся в углу пещеры и положил в горн большей кусок железа. Попросив своего брата быть в этот раз особенно внимательным, он опять оставил его одного.
Чувствуя, что его голова в опасности, Локи под видом мухи еще яростнее набросился на Брока.
На этот раз он уселся ему прямо на глаз и стал его безжалостно кусать.
Бедный Брок взвыл от боли. Не в силах далее сдерживаться, он бросил работу и схватился за глаз рукой.
В эту самую минуту в дверях показался Синдри. Он быстро направился к горну и вынул из - Это молот Мйольнир,- сказал гном, обращаясь к Локи, который уже как ни в чем не бывало стоял в углу мастерской.- Во всем мире нет ничего, что бы могло выдержать его удар, а, поразив цель, он сам возвращается в руки своего хозяина. Скажи-ка теперь, какое из изделий братьев Ивальди может с ним сравниться?
- Пойдем лучше к богам,- отвечал ему не желающий терпеть поражение и терять столь дорогую для него собственную голову, смущенный Локи.- И пусть они сами решат, кто из нас выиграл спор.
Синдри охотно согласился. Он взял молот, кольцо и вепря, а Локи волосы, копье и корабль, и оба тронулись в путь.
Через несколько часов они пришли к источнику Урд, около которого боги вершили свой очередной суд над каким-то бедолагой, и увидели здесь Одина, Фрейра и Тора, сидевших на вершине одного из холмов.
Локи выступил вперед и передал Одину - копье Гунгнир, Фрейру - корабль Скидбладнир, а Тору - золотые волосы для Сиф.
Затем к богам подошел Синдри. Он рассказал им о своем споре с Локи и вручил Одину кольцо Драупнир, Фрейру - вепря Гулиннбурсти, а Тору - молот Мйольнир.
Боги взяли дары и начали внимательно их изучать. Тор для пробы даже расколол молотом какой - то булыган.
Потом посовещавшись, Боги единодушно признали Мйольнир лучшим оружием против великанов, а поэтому и лучшим из изделий гномов и таким образом решили спор в пользу Синдри.
Ну, что же дружище, Локи,- сказал довольный гном.- Пришло время попрощаться тебе со своей головой, потому что я ее отрежу.
- Ишь разбежался. Прежде чем отрезать мне голову, меня нужно сначала поймать, насмешливо отвечал Локи.- А для этого нужно бегать быстрее меня.
С этими словами он надел свои крылатые сандалии и как вихрь умчался прочь.
- Ну. Он и хам! Это же нечестно!- закричал обиженный до глубины своей гномовой души Синдри.— Поймай его, пожалуйста, Тор. Он проиграл мне свою голову и должен ее отдать.
Правда была на стороне Синдри, и Тор немедленно кинулся в погоню. Ему нетрудно было поймать беглеца, потому что как быстро ни мчался бог огня, Тор бежал еще скорее. Не прочло и получаса, как он вернулся назад, таща за собой упирающегося и вопящего от страха Локи.
- Теперь ты от меня не уйдешь!- радостно воскликнул Синдри, подбегая к беглецу с ножом в руке.
- Стой!- закричал Локи.- Стой! Я проиграл тебе только голову, а не шею. Шея моя, и ты не имеешь права ее трогать. Даже самого маленького кусочка!
Синдри остановился и задумался.
Наконец, он сказал.- Ты очень хитер и сумел спасти свою голову, потому что отрезать ее, не тронув шеи я не могу. Но поверь мне несчастный, Локи, ты все же не уйдешь безнаказанным. Сейчас я зашью тебе твой лживый рот, чтобы ты уже никогда больше не мог врать и хвастаться.
С этими словами, Синдри достал из кармана шило, проткнул в нескольких местах губы Локи и крепко сшил их ремнями.
Увы! Не успел он еще скрыться из глаз, как Локи тут уже освободился от ремней, стягивавших рот, и принялся болтать и хвастаться по-прежнему.
Боги довольные только что полученными подарками не сердились на него за это. Как-никак, а ведь только благодаря его болтовне Один получил свое замечательное кольцо, Фрейр - не менее замечательного вепря, а Тор - молот, сделавший его грозой всех великанов.
Не сердилась на Локи и Сиф. Да это и понятно: Примерив принесенные волосы, она убедилась, что благодаря злой шутке Лаки, она стала обладательницей самых прекрасных волос в мире.

Два брата и скрывший лицо.
Осеннее море с грохотом сотрясало гранитные скалы. Ветер подхватывал брызги и нес вглубь страны, над ущельями фиордов, над каменными перевалами, мимо снеговых шапок вершин. И даже орлы, гнездившиеся на неприступных утесах, с трудом могли разглядеть далеко в море маленькую рыбацкую лодку.
Шторм давно сломал на ней мачту, сорвал парус и утащил куда-то в низкие тучи.
Двое мореходов, находящихся в утлом суденышке, сперва пытались грести, но тяжелые волны выхватывали весла из рук, да и силы их закончились быстро - ведь старшему из гребцов едва минуло десять зим, а младшему и того менее - восемь.
Это были Агнар и Гейррёд, сыновья Храудунга, одного из самых знаменитых вождей Северных Стран.
Буря уносила их лодку от родного берега прочь. Братья едва успевали вычерпывать холодную воду, хлеставшую через борта.
- Держись, Гейррёд! - крикнул старший брат младшему. - Мы же викинги! Дымные очаги и теплые постели - это не для мужчин!
Несмотря на свои малые годы, Агнар был очень смелым мальчиком доброго и веселого нрава.
В его племени все ждали, что он сделается хорошим вождем, справедливым и щедрым, и твердо верили, что отцовские воины охотно пойдут за ним на смерть, когда он подрастет.
Маленький Гейррёд без запинки отвечал брату.- Пусть другие плачут или просят пощады, а мы сыновья вождя.
Судьба младшего сына в племенах викингов - всё в жизни добывать самому, и богатство, и славу, и преданную дружину.
И маленький Гейррёд твердо следовал традициям и обещал стать замечательным воином. Тем более, что имя Гейррёд означало Кровавое Копье
И вот сейчас эти двое промокших мальчишек упрямо сражались с волнами, чувствуя, как понемногу стынет кровь в жилах, и как ледяной ветер высасывает последние силы...
Они были сыновьями вождя. Они хотели стать викингами. И они не привыкли сдаваться.
Наконец, уже в сгущающейся ночной тьме, впереди перед лодкой заревел прибой, и показался скалистый берег, ощерившийся белыми бурунами.
Братья отчаянно вцепились в обледенелые борта лодки, предчувствуя неминуемую гибель.
Но они не разбились о камни и не погибли. Внезапно откуда-то из темноты вдруг громко закаркали два ворона, и вздыбившаяся волна подхватила лодку, пронесла над оскаленными клыками камней и вышвырнула на незнакомую сушу.
Братьям показалось, что это была не простая волна.
Сыновья Храудунга поспешно выскочили на скрипучий песок, и случилось новое диво: они тотчас встретили какого-то старика.
У него был синий плащ, гулко хлопавший на стылом ветру, и широкополая шляпа, низко надвинутая на единственный глаз.
Старик привел неудачливых рыбаков к себе в дом и велел старухе раздуть пожарче огонь в очаге, чтобы обсушить и согреть нежданных гостей. Потом мальчишек сытно накормили рыбной похлёбкой и уложили спать, накрыв тёплой медвежей шкурой.
Осенние шторма в тех местах длились подолгу, до самого снега, поэтому старики оставили их в своем доме зимовать.
Многому научили за это время братьев старик со старухой.
Вышло так, что Агнар привязался больше к хозяйке, а Гейррёд - к хозяину.
Когда же наступила весна, старик дал детям вождя хорошую новую лодку, и, как по волшебству, немедля задул попутный ветер.
Братья простились с гостеприимными старикаи и пошли к лодке.
Тогда старик отозвал Гейррёда в сторону и сказал ему на ухо.- Помни! Ты Очень понравился мне. Поэтому знай, что ты был гостем Одина, Отца Богов и Людей.
Знай еще, что я помогу тебе стать знаменитым вождем, таким же, как твой отец.
Быстро принес ветер лодку с братьями к родному берегу.
Вскоре впереди показались горы, и замаячили в морском тумане знакомые утесы возле устья фиорда.
Причалив к берегу, Гейрред первым выскочил на отцовскую пристань, на просмоленные дубовые бревна...
И вдруг он оттолкнул лодку с братом прочь, успев крикнуть брату.-
Плыви теперь туда, откуда не возвращаются!
Вот так понял он милость Одина и обещание сделать его вождем.
Агнара унесло течением обратно в море, потому что в лодке не было весел, и никто не заметил его в тумане и не явился на помощь. Больше его никто и никогда не видел.
А вероломный брат, как ни в чем не бывало, зашагал ко двору Храудунга.
Люди узнали в повзрослевшем за год мальчике Гейррёда и приняли его с радостью.
Оказывается, его отец умер зимой, и Гейррёда посадили на почетное место в доме и назвали новым вождем племени.
- Он сын хорошего отца,- промолвили старые, покрытые шрамами воины и по обычаю ударили мечами в щиты.- Жаль, что не вернулся старший брат, но и в младшем течёт добрая кровь!
С годами возмужал Гейррёд и сделался прославленным викингом. Говорят, что была ему удача во всем. Но, очевидно время от времени грызла все-таки его совесть, потому что женившись, назвал он своего сына Агнаром, по брату.
Так прошло много зим и лет...
И вот однажды воины привели к Гейррёду незнакомца, схваченного у ограды его двора.
- Вот этот колдун забрел в твои земли, вождь.- сказали они.- Поверь, ни один пес на него не залаял, даже самый свирепый!
Гейррёд внимательно посмотрел на представшего перед ним человека.
У гостя была длинная седая борода, синий плащ на плечах и широкополая войлочная шляпа, низко надвинутая на единственный глаз.
Но не узнал Гейррёд своего воспитателя, слишком много времени миновало.
- Свяжите-ка ему покрепче руки, чтобы не смог колдовать.- приказал он своим воинам, а затем обратился к седобородому.- А ну, старик, отвечай, кто ты таков? И кто тебя подослал ко мне?
В те суровые и сложные времена враждующие вожди часто подсылали один к другому злых колдунов: навести порчу, отнять удачу, погубить урожай.
И у Гейррёда было не мало врагов.
- У меня много имен,- ответствовал незнакомец.- Иногда меня называют Гримниром, что означает Скрывающий своё Лицо...
Теперь голос старика показался Гейррёду смутно знакомым, но пленник замолк и ничего больше не захотел говорить.
- Посадите его на пол меж двух очагов,- приказал Гейррёд.- И пусть там сидит, пока не изжарится или не станет разговорчивее!
Воины схватили Гримнира и бросили между очагами. Восемь ночей сидел он между пылающими огнями. Одежда на нем прогорела до дыр и волосы скрутило жаром, а нутро ссохлось от жажды.
Многие могут не поверить, что Отец Богов мог быть схвачен смертными и не сумел уйти из пут с помощью волшебных заклятий. Должно быть, ни разу не пробовали эти люди творить заклинания со связанными руками, да еще когда нет вблизи ни капли воды...
А бессердечный Гейррёд спокойно смотрел на муки старика, потягивая вкусное пиво.
Но на девятый вечер вернулся сын вождя, Агнар, ходивший с воинами в море. И было ему тогда десять зим, то есть почти столько же, сколько его отцу когда-то, когда пришла для него пора испытания.
Увидел Агнар связанного, измученного старика, услышал, что произошло в доме - и тотчас подбежал к Гримниру с полным рогом питья.- Извините нас дедушка! Плохо поступает отец, пытая безвинного человека!
Сказав это, он затоптал он огонь, подобравшийся к гостю так близко, что уже тлел его плащ.
Вот тогда и разомкнул уста Гримнир и стал говорить, и никто не мог двинуться с места, пока звучал его голос - голос Одина, Отца Богов и Людей.
Он сказал.- Счастлив ты будешь, Агнар, племянник Агнара и сын Гейррёда, потому что Бог Воинов желает тебе добра. Скоро ты станешь вождем и повелителем могучей дружины. Знай, что никто в этом мире еще не получал за глоток воды подобной награды...
Долго еще говорил Отец Богов, потому что вернулась к нему божественная сила.
Поведал он Агнару и об Асгарде - славной небесной стране, о чертогах Богов и о блещущей золотом Вальхалле, обители героев, не оскверненных пороком. Рассказал о валькириях, о Мировом Древе и о волке по кличке Обман, бегущем за Солнцем. Он открыл сыну конунга прошлое девяти древних миров и будущее Богов и Людей.
Закончив свой рассказ Один повернулся к конунгу и назвал свое имя.-
Не в меру ты, Гейррёд, пьешь на пирах, видно помутился твой разум. Много у меня имен, но Одином зовут меня Люди.
Тогда только упала с глаз Гейррёда мутная пелена, и понял он, кого предал на муку.
В ужасе вскочил вождь с хозяйского места, думая оградить Одина от огня...
Но соскользнул наземь тяжелый меч конунга, что он держал на коленях, и упал вниз рукоятью.
Хмельной Гейррёд споткнулся и рухнул грудью на его острие.
Один же произнес еще одно заклинание и исчез, а Агнара вскоре избрали вождем.
Говорят, что он правил долго и славно - ибо наградил его Всеотец не только удачей и властью, как Гейррёда, но и высшей мудростью, заповедными знаниями обо всех девяти мирах.
Говорят также, что у Агнара были дочери и сыновья, и он многое им рассказал, чтобы сохранить драгоценную мудрость. Ибо память живет дольше смертных Людей, дольше стального оружия, дольше золота и серебра, зарытого в Землю.






Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эпос
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 19
Опубликовано: 23.09.2020 в 21:41
© Copyright: Анатолий Сутугин
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1