Груша для тренера


Груша для тренера
Близился юбилей мастера спорта и тренера по боксу динамовца Марата Артемовича Ивушкина. Его воспитанники, и юные, и взрослые, размышляли над тем, что подарить любимому наставнику в день его 75-летия, чтобы, даже без рюмки коньяка или бальзама, настроение у него зашкаливало?
Несмотря на почтенный возраст, в котором его ровесники занимаются внуками, выращивают фрукты, ягоды и овощи на даче или ловят на удочку рыбу и собирают грибы, Марат Артемович почти ежедневно надевает на руки боксерские перчатки или «лапы». С лучезарной улыбкой на мужественном лице, нырнув под канаты, бодро выходит на ринг. Тренирует ребят, внушает им веру в спортивную славу и почести.
На турнирах для ветеранов сам, при желании способен соперников, годных ему в сыновья и внуки, неожиданным джебом, апперкотом, хуком послать в нокдаун или сразу в нокаут, чтобы рефери открывал счет. Но не делает этого из соображений гуманизма и спортивной этики. Если раньше стремился разделаться с соперником в первом, максимум, третьем раунде, то обретя опыт и житейскую мудрость, как прирожденный эстет, чтобы порадовать зрителей, заботится о зрелищности поединков. Болельщики не жалеют голосовых связок.
Ивушкин, резво гарцуя по рингу, в течение десяти раундов применял тактику измора, прижимал соперника к канатам, загонял в угол, захватами, не позволяя проводить контратаки, сковывал движения. Рефери, словно попугай какаду, едва успевал повторять : "«брейк, брейк!», чтобы прервать клинч и развести боксеров.  Редко кто из боксеров мог выдержать такой изощренный, деморализующий соперника, психологический прессинг.
Улучив момент, когда Ивушкин с командой гиревиков находился в Симферополе на соревнованиях динамовцев, его воспитанники собрались в спортзале с боксерским рингом в центре. Решили обсудить процедуру чествования юбиляра.
— Во-первых, в честь наставника проведем турнир. Порадуем его своими достижениями, чтобы знал, что его наука пошла впрок, — сообщил инициатор собрания двадцатитрехлетний кандидат в мастера спорта Дмитрий Рябчик. — Во-вторых, во время торжественного построения поздравим его добрыми словами, стихами, пожелаем активного долголетия..
Однако слова, речи, тосты в карман не положишь, следует вручить солидный подарок. Хорошенько подумайте, чем сможем удивить и восхитить Марата Артемовича? Имейте ввиду, что он — калач тертый, часто соперников отправлял в нокаут, а некоторые отвечали тем же, поэтому на халтуру не поведется. Отлично знает себе цену. Да и нам не к лицу в его глазах оказаться жлобами, готовыми удавиться за копейку..
— О чем тут думать, голову ломать и пеплом посыпать, — подал голос опытный боксер-перворазрядник Сергей Курчавый. — Наградим деда почетной грамотой, угостим чаем с малиной. Она полезна от простуды и гриппа. Моя бабушка Ирина много наварила этого лакомства. Тренеру алкоголь противопоказан, а мы дернем пару стопок за его здоровье. Повод для того, чтобы нарушить спортивный режим, убедительный. В жизни раз бывает, не только восемнадцать, но и семьдесят пять лет.
— Точно удивим, — усмехнулся Рябчик. — У нашего наставника почетных грамот, начиная с советского периода, когда он побеждал на городских, республиканских и всесоюзных чемпионатах, скопился не один чемодан. Тогда он в первом-втором раундах сбивал соперников с ног, купался в лучах славы. Трибуны взрывались бурными аплодисментами, переходящими в овации. Трехминутные раунды для соперников казались вечностью, ибо каждая секунда, как «ахиллесова пята», была для них уязвимой. Они пытались устоять на ногах до удара гонга. Пожелтевших грамот у Ивушкина хватит, чтобы ими вместо обоев оклеить стены в комнате. Очередная почетная грамота навеет на ветерана тоску зеленую, не поднимет, а испортит настроение.
— Наградим его дипломом и кубком, — прозвучало новое предложение. — Для юбиляра важна не стоимость подарка, а внимание учеников и друзей, истинных почитателей бокса.
— Тоже подарок не лучше, из той же оперы. Я гостил у Ивушкина. В квартире он оборудовал мини-спортзал с кольцами, перекладиной, гирями, экспандером и гантелями. Стеллажи и антресоли заставлены кубками, глазам больно от их золотого и серебряного блеска. И медалей не меньше, чем у генсека Брежнева. Если их все нацепить, то подкосятся ноги. Дипломов, приветственных адресов с гербовыми печатями, хоть пруд пруди. К тому же, не будем отбирать хлеб у чиновников. Это им по статусу положено себе начислять пенсии и бонусы, а ударников труда, в том числе спортсменов, награждать почетными грамотами и дипломами. Как говорится, дешево и престижно!
— Давайте, дяде Марату подарим грушу и перчатки, — послышался голос самого юного воспитанника, семилетнего Славы Колотухи.
— Какую грушу, ту, что растет на дереве? — поинтересовался Дмитрий.
— Нет, которая висит в спортзале, — и указал рукой на подвешенную к потолку возле гимнастической лестницы массивную кожаную грушу —.объект для нанесения одиночных, а также серии сильных и слабых ударов. Это своего рода безмолвный, малоподвижный и терпеливый спарринг-партнер, давший юным боксерам путевку в большой спорт.
— Молодец! Вот это креатив! — похвалил ведущий собрания. — Разумно мыслишь, Славик, поколотив соперников, далеко пойдешь. Перчаток, в том числе сувенирных, у нашего тренера предостаточно, а вот боксерской груши в его квартире нет.
—Нечего мелочиться, давайте пустим шапку по кругу, соберем деньги и купим Марату Артемовичу ринг, — напомнил о себе Курчавый. — Тогда у него отпадет необходимость постоянно на своей «Шкоде» приезжать к спортзалу, сэкономит время и деньги на горючем. Мы к нему сами будем наведывать для тренировок на дому.
— Что он будет делать с рингом площадью более тридцати квадратных метров, где разместит громадину? — озадачил Рябчик вопросом. — Комнаты в квартире для этого малы. Возникнет необходимость в приобретении большого особняка. На какие шиши, если у тренера в кармане вошь и блоха на аркане. Идея оригинальная, но не для нашей ситуации. И с боксерской грушей возникнет проблема. Очень тяжелая дылда, проломить потолок. В квартире не шибко потренируешься. Это вам не игра в шахматы или шашки, на удары, словно на звон колокола, сбегутся жильцы дома. Поднимут шум, обвинять в нарушении режима тишины, заявят в полицию и потребуют демонтировать грушу. Зачем тренеру скандальная слава, он свято дорожит своей репутацией.
В зале наступила пауза, потом снова посыпались предложения: подарить тренеру книги о выдающихся советских боксерах Борисе Лагутине, Валерии Попенченко, Дане Позняке, Владимире Енгибаряне, Косте Цзю и других мастерах кожаной перчатки; хрустальную вазу, туркменский ковер, мангал с шампурами, набор марочных вин…
— Марат Артемович ведет здоровый образ жизни. Поездки на пикники и пышные застолья игнорирует. Из напитков употребляет только козье молоко и минералку. Изредка принимает «на грудь», лишь ради приличия, чтобы не выглядеть белой вороной, — отверг Дмитрий последнее предложение. Не договорившись о подарке, спортсмены разошлись, занялись, разминкой, тренировкой.
И вот наступил день чествования Ивушкина. Прозвучали добрые слова, здравицы. Восхищаясь физической закалкой тренера, Рябчик с пафосом произнес:
— Вы любому из нас дадите фору. Никто в вашем возрасте не сможет более десяти раз отжаться от пола. Товарищ тренер, наш учитель, покажите мастер-класс, чтобы все убедились, что еще есть порох в пороховнице.
Смущенный вниманием ветеран, будто ждал этого момента. По-мальчишески резво занял горизонтальное положение и под аплодисменты воспитанников и крики «знай наших!» отжался от пола пятнадцать раз. Готов был продолжить, но раздались одобрительные возгласы:
— Верим, верим! Браво, так держать!
Затем Ивушкин надел перчатки и нанес шквал ударов по груше цилиндрической формы. Она долго не могла успокоиться, словно маятник, раскачивалась на тросе. Юбиляр сжалился, остановил ее рукой, возвратил в состояние покоя.
Гвоздем торжества стало вручение боксерской груши… миниатюрной.
— Дорогой Марат Артемович, носите на здоровье! — пожелал Рябчик и на алой ленточке повесил мини-грушу на грудь ветерана. — Это амулет, талисман против нокаута, травм и увечий. Он освящен в церкви, концентрирует удары и гарантирует победу. Можете смело выходить на поединки с Кличко, Поветкиным и Усиком. Увидев на вашей груди амулет, они, словно осиновый лист, затрепещут и выбросят белое полотенце на ринг…
— Увы, мне не суждено испытать на них мощь своих ударов. Разве, что при встрече обменяемся автографами и номерами телефонов. Лично знаком с именитыми крымскими боксерами: олимпийским чемпионом Александром Усиком и серебряным призером Олимпиады Сергеем Доценко. Однажды, когда Саня Усик еще не был в зените славы, довелось с ним боксировать на ринге в спортзале «Таврия».…
— Отправили его в нокаут? — не столько спросил, сколько известил неугомонный Колотуха.
— Нет, пожалел. Тренер обязан заботиться о здоровье боксера, не подвергать его травмам.. Это был дружеский, забавный поединок, . — пояснил Ивушкин.
— Почему не хотите показать чемпионам мастер-класс? — напомнил о своем вопросе перспективный, но с гонором Дмитрий и упрекнул.. — Ага, оробели, струсили? На вас, бойца без страха и упрека, это не похоже,
Воспитанники притихли, предположив, что ветеран сошлется на преклонный возраст, усталость или плохое самочувствие, но Ивушкин уверенно заявил:
— Это Славику Колотухе простительно, он — юнец, а тебе, Дима, следовало бы знать, что я — боксер средней весовой категории, а чемпионы, которых ты назвал, супертяжи. До их кондиции мне не хватает тридцать-сорок кило.. Поединки состоялись бы в том случае, если бы они похудели до моих шестидесяти восьми килограммов или я нарастил бы массу до девяноста одного и более килограммов, что маловероятно. Я обжорством не страдаю, в харчах знаю толк и меру. В сравнении с чемпионами буду выглядеть карликом. Получится не бокс, а цирк-шапито.
По спортзалу прокатился одобрительный смех.
— За уникальный подарок спасибо, этот сувенир в моей коллекции первый, — приложив ладонь к сердцу, едва не прослезился юбиляр. По-отечески обнял Рябчика. Тренера понесло по «любимой автостраде», потому, как обожал лесть и сам не оставался в долгу. Господь не обделил его талантом оратора. Сделав глубокий вдох, Марат Артемович выдал на-гора тираду:
— Дорогие мои ребята, я вами горжусь! Вы — супер-пупер! Без ложной скромности заявляю: если в хоккей играют настоящие мужчины, то боксеров считаю героями, потому что вы рискуете здоровьем, подвергаете свои тела истязаниям. Не исключены переломы носа, ребер, ключицы, сотрясения головного мозга. Шрамы на лице остаются на всю жизнь, но они украшают мужчину. Не мажоров и лузеров, а боксеров больше всего любят красивые женщины. За нашими спинами, а точнее, чугунными кулаками, они чувствуют себя, как за каменной стеной. Желаю вам побед, чемпионских поясов и медалей, чтобы никого с ринга не выносили на носилках.
— Ура, ура! Браво! — волной прокатилось по спортзалу.
На ринге в честь наставника состоялись захватывающие дух поединки, а затем традиционное чаепитие с яблочным пирогом и малиновым вареньем.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 17.09.2020 в 11:32
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1