Паскаль и Габриэль


Действующие лица
Паскаль, барон, имеет психические и физические недуги; потомок Луизы Генриетты де Бурбон и предок Марии Амелии Франсуазы Елены Орлеанской и «счастливой принцессы».
Габриэль, баронесса; более сиделка, нежели жена; верная супруга взбалмошного характера; потомок изобретательницы шарлотки и предок Виктории Марии Мекленбург-Стрелицкой.
Зефирина, служанка.
Арман[1].

Место действия – 1810-1820-е г.г.; не вычурное, но утончённое, с искусным декором, поместье невдалеке от Валенсии, Испания.

АКТ I

Действие 1
Габриэль и Паскаль – в спальне. Паскаль сидит в кресле, в то время как Габриэль кормит его с ложки супом.
Габриэль (держа ложку напротив губ Паскаля). Милый, не упрямься.
Паскаль отводит голову и суп проливается ему на одежду.
Габриэль (раздражённо). Ну вот, видишь!
Габриэль пытается вытереть одежду мужа салфеткой.
Габриэль. Ох, я больше так не могу! (в сторону) Зефирина! (про себя) Где вся прислуга, когда она так нужна?
Спустя мгновение в комнату вбегает Зефирина.
Зефирина. Да, госпожа?
Габриэль. Помоги мне переодеть барона.
Зефирина. Слушаюсь! (принимается помогать хозяйке)
Минуло несколько секунд.
Габриэль (вставая и отирая лоб, опустошённо и трагично повышая голос). Я не могу! Хватит с меня!
На бледном лице баронессы проклёвываются зародыши слёз, а тёмные круги под глазами приобретают фиолетово-коричневатый оттенок.
Глубоко вздохнув, Габриэль бежит из комнаты, попутно споткнувшись о незаметно покоящийся венский стул. Падая, она ударяется лбом – не критично – и, тяжело поднявшись и не оправив платья, продолжает свой путь прочь, оставляя мужа наедине со служанкой.
Паскаль (безостановочно, по-идиотски и инфантильно). Ха-ха-ха!
Зефирина (кротко, чуть слышно). Господин Барон, не смейтесь, пожалуйста.
Паскаль (ей в лицо). Хи-хи-хи!
Зефирина стыдливо опускает глаза.
Паскаль замечает этот жест и, ловя момент, хватает ничего не подозревающую служанку за чресла.
Зефирина. Барон!
Паскаль. А-ха-ха!..
Зефирина (перекрикивая). Я приведу баронессу!
Зефирина ретируется, но эта её попытка оказывается неудачной: Паскаль хватает девушку за руку и резко притягивает к себе.
Занавес опускается под звуки борьбы

Действие 2
Габриэль движется вдаль, оставляя за собой вид поместья, утопающего в летней вечнозелёной листве. Она смотрит лишь под ноги.
Внезапно к ней подбегает неизвестный мужчина, останавливая её своими объятиями. Габриэль пытается выпутаться, но крепкие руки сжимают её существо. Тогда женщина поднимает глаза. Она удивлена, узнав в лице «незнакомца» черты друга детства, который, как она думала, остался в далёкой Франции.
Габриэль (удивлённо, с облегчением и надеждой). Арман!
Арман (спокойно). Да, дорогая Габриэль, это я.
Габриэль (восторженно). Какими судьбами?!
Арман. Я узнал от Вашей матушки о Вашем замужестве. После столь удручающей – для меня – вести я просто не мог оставаться в родной Франции. Я пошёл навстречу Вам, и позднее мой путь пересёкся с шайкой бродячих артистов. Я примкнул к ним, и передвижение моё стало намного более комфортным… И так я оказался здесь. Вы будто ждали меня, бежав ко мне, словно испуганная лань.
Габриэль. Арман, я так рада вновь видеть тебя!
Арман. И я – Вас… (нахмурив брови) Но откуда же и от кого Вы бежали?
Габриэль (заметно напрягаясь). Ты не представляешь, чем обернулся этот брак по договорённости! Моему мужу, Паскалю, сорок четыре года; он слабоумен и страдает припадками. Кроме того, он практически не встаёт с кресла, только и делая, что полнея. Я в этой драме - лишь прислуга. Но и я не вечна. За три года брака я постарела так, словно прошло десять лет. В мои двадцать лет у меня есть морщины. (опуская и отворачивая лицо в сторону от собеседника) И я ненавижу своего умалишённого мужа! (уходя в размышления и анализ) Он ведёт себя омерзительно, уподобляясь скоту, что свидетельствует о низости его души. У меня нет сил находится и разлагаться в уютной глуши этого чёртового замка! (опомнившись) О, Арман, прости мне это неподобающее выражение!
Арман (по-отечески). Голубушка, успокойтесь. Ваши чувства ко мне всё так же сильны, как и раньше?
Габриэль (шокировано). Конечно, Арман. Разве может быть иначе?
Арман. Тогда, нежная моя подруга, мы вернёмся к Вашим родителям. Вместе.
Габриэль. Но… Это… безрассудно! Арман, ты шутишь?
Арман. Никак нет, миледи. Я опасаюсь за Ваше душевное и телесное здоровье. Вы выглядите помешавшейся. И цвет Вашего лица приобрёл оливково-синеватый отлив. Я люблю Вас до безумия. Но, не кажется ли Вам, что лучше впасть в безумие любви, нежели отчаяния?
Габриэль спускает руки с плеч любимого, опуская в задумчивости голову и отклоняясь, совершая шаг назад.
Арман (прервав затишье, видя нерешительность баронессы, вопреки его ожиданиям). Я готов ради Вас на всё, свет души моей! (встаёт на колено и беря ладонь Габриэль в свою ладонь) Моя обожаемая госпожа, желаете ли Вы провести всю оставшуюся жизнь вместе со своим единственным верным и преданным другом?
Габриэль (прикасаясь свободной рукой к губам). Мой бог! Арман! Конечно, я была бы счастлива лишь с тобой… Но как?! Ведь я замужем!
Арман (вставая с колена и принимая серьёзное выражение лица). В наш просвещённый век, милая баронесса, - это пустяк! Мы просто убежим, а дальше, без нас, – хоть потоп! (слышится смешок Габриэль) Не волнуйтесь попусту. Я дам Вам время свыкнутся с этой мыслью и попрощаться с подругами, если они у Вас здесь есть. А пока мы будем видеться каждый вечер у этого дуба. Вы можете приносить мне самые необходимые вещи, а я продумаю наш план и устрою всё, как только возможно благоприятно, для Вас.
Пауза.
Габриэль (задумчиво и кротко). Хорошо, Арман, я дам тебе знать о своём решении завтра вечером в это же время.
Арман (успокаивающе; обнимая девушку). Только не переживайте зазря, дорогая и светлейшая Габриэль.
Габриэль (оттаяв). Прощай, любимый.
Арман (с дрожью в сердце отпуская). Прощайте (целует баронессе руку).
Каждый с неохотой уходит в свою сторону.
Занавес

Действие 3
Габриэль вернулась в поместье. Она заходит в спальню и видит Паскаля и вместе со своей фриллой.
Габриэль (стремительно подходя к ним; истерично). Да как ты смеешь! (смотря на Зефирину) А ты? (вздымая руки к небу) Господи, для чего я живу?!
Со слезами на глазах она удаляется.
Паскаль. Ха-ха-ха, дура!
Зефирина брезгливо смотрит на него и начинает одеваться.
Занавес

-Габриэль ночевала в спальне Зефирины. Последняя была уволена и отправлена восвояси.-

АКТ II

Действие 1
Вечер следующего дня. Габриэль встречается с Арманом. Завидев друг друга, они бегут в объятия любви.
Воссоединившись.
Габриэль (улыбаясь). Арман, я всё обдумала и решила: я согласна! Я не хочу быть здесь, изображая любовь к тому, кто меня не ценит и не уважает, кому я безразлична и кто вызывает во мне всплеск самых ужасных чувств.
Арман (спокойно). Мой бутончик розы, это замечательно. Я всю ночь не сомкнул глаз, размышляя о тебе.
Габриэль. Милый мой.
Пара целуется.
Мимо проходит чёрная, как туча, и хмурая, как осенний день, женщина. Это Зефирина. Резко изменившись в лице от удивления и предвкушения чего-то, бывшая слуга сходит с тропы и прячется с мощным стволом раскидистого можжевельника, пристально глядя на образовавшуюся парочку.
Арман. Дорогая Габриэль, выходите завтра на закате и отправляйтесь сюда со всеми необходимыми Вам вещами. Я договорился с антрепренёром, и он согласен взять тебя в труппу…
Габриэль. Ох, и что же ты ему такого сказал?
Арман. Иногда одна картина лучше тысячи фраз.
Мужчина вытаскивает из-под воротника-стойки медальон, открывает его и показывает Габриэль её портрет в миниатюре.
Габриэль (смыкая руки в восторге). Ах!
Арман (пряча медальон под сорочку). Вот так. Жду Вас завтра на этом месте, горячо любимый, обожаемый мой лучик жизни.
Пара вновь обнимается и целуется, после чего Габриэль и Арман медленно, с трепетом в сердце, расстаются.
Зефирина, пробираясь сквозь заросли кустарников, идёт в сторону поместья.
Занавес

Действие 2
Зефирина, злосчастная и полная ненависти ко всему сущему, вконец добравшаяся до опочивальни барона, прошмыгнув сквозь туманные взгляды вечно безмолвной прислуги, отряхивает и оправляет пыльное скромное платье человека не самого высокого класса.
Окончив прелюдию, она вежливо стучится и тут же отворяет тяжёлую дверь, ведущую в покои мнимого и нежеланного любовника.
Зефирина (улыбаясь). Добрый вечер, многоуважаемый господин Барон. (кланяется в реверансе)
Паскаль. Привет, глупышка.
Зефирина. Кхм… (сбиваясь) Считаю своим долгом сообщить моему обожаемому господину, чьим верным слугой я являюсь, об увиденном мною, фактически подтверждённом и отвержено засечённом, постыдным…
Паскаль. Ну, Зефа, не томи.
Зефирина. …адюльтере.
Паскаль. О, Господи помилуй!
Зефирина. Да… Ваша жена, светлейшая баронесса, прекраснейшая из женщин, дарила всю свою ласку и любовь другому. Это был тип явного из низкого сословия, самый обычный простофиля. И, кроме того, Ваша жена на пару с фаворитом спланировала побег от моего милостивого и дорогого государя…
Паскаль (прерывая, хватаясь за сердце). Ох, Зефа, остановись!
Зефирина (заботливо бросается к Паскалю; кокетливо). О, что угодно моему повелителю?
Паскаль (вызывающе). Что угодно? А-а-а-а, я умираю – нет! – я знаю! Ха-ха-ха! Я давно подозревал, что моя жена мне изменяет! И вот теперь я знаю, что нужно делать…
Зефирина. Что же?
Паскаль (воодушевлённо). Слушай. Такая дама, как моя жена, не заслуживает жизни, а потому Дьявол уже ждёт её.
Зефирина (подозрительно). Что всё это значит?
Паскаль. Я давно думал об этом… В общем, я считаю, что ты, Зефа, одобришь моё решение. Хотя бы ты… Так вот. Габриэль была красива и холодна со мной. И я хочу, чтобы она осталась такой в глазах других людей; тех, кто есть, и тех, кто будет. Я заказал у стеклодува - или как там его – стеклянную скульптуру, точную копию - отныне - не моей Габриэль. Статуя не так давно была изготовлена…
Зефирина. Но как это связано…
Паскаль. Тише, милая, слушай. (мимолётная пауза) Габриэль по моему лёгкому и чёткому указу будет помещена в этот стеклянный костюм, который, естественно, будет ей впору…
Зефирина (радостно). О, это же гениально! Вы сами это придумали?!
Паскаль (нервозно). Тише!.. Конечно, сам, а ты как думала?!
Зефирина принимает прежнее безучастное положение.
Паскаль. Кхм, но это ещё не всё. Мою дорогую жену зальют из отверстия сверху статуи сверху гипсом. Она будет умирать мучительно. И я не дам ей покаяться в своём грехе.
Зефирина (с ухмылкой). А Вы не будете жалеть о смерти супруги?
Паскаль (пылко). Никогда! (пауза) И оставь меня, грязная потаскуха!
Зефирина (испуганно). Слушаюсь! (уходит)
Паскаль остаётся в одиночестве, откидывается в кресле и засыпает.
Занавес

Действие 3
Ночь, Габриэль - усталая, но счастливая – ложится спать. Её веки мгновенно смыкаются под тяжестью насыщенного дня и ожидания во всех отношениях чу́дного, беззаботного и беззаветного, будущего. О, дивный новый мир!
Полчаса во сне пробывают, словно секунда, и в поросшую мрачными лозами заката вламывается толпа не менее светлых – как внешне, так и внутренне – людей с единственным свидетельством – пламенем свечей, покоящихся в пиалах канделябра.
(шум и суматоха)
Габриэль. М, н, что? Кто? А! Куда? Нет! Ай! Больно; оставьте!
Стража стаскивает за волосы несчастную с кровати, а после – выносит за пределы комнаты.
(звук тяжёлого удара и крики)
Занавес

Послесловие
Во время ужасающей любого – и не только чрезмерно рефлексирующего – человека стеклянный каркас отвратительной – по задумке своей – скульптуры лопнул, не выдержав безумных идей великовозрастного, по меркам времени, маньяка. Растрескавшаяся статуя рассыпалась, будто семянки одуванчика, разлетевшиеся на ветру. Памятник сей был оставлен в подвале поместья, потому как дальнейших указаний слугам сообщено не было.
Родителям Габриэль Паскаль объявил о потрясшей его скоропостижной смерти супруги от брюшного тифа и принёс им свои соболезнования. Спустя два года умер (от гнилой лихорадки) Паскаль, через четыре года, простудившись,[2] – отец и мать трагически погибшей, мужественно принявшей смерть женщины.
Зефирина прожила ещё тридцать лет и скончалась от разрыва сердца в Севилье. О подробностях её судьбы не известно.
Арман ждал свою любимую днями и ночами. В конце концов, он с болью в душе ушёл и «отпустил» Габриэль, в попытке забыть о ней. Он почил в тихом одиночестве в возрасте тридцати восьми лет, так никогда и не женившись.

***
Минуло более полувека, прежде чем историки и государственные служащие не добрались до заброшенного посреди леса поместья. Находка потрясла всех и каждого. Однако, мало ли встречается нам в жизни? Учёные мужи собрались с мыслями и духом и приняли решение торжественно похоронить, вернее, расположить, безымянную Габриэль – записи и упоминания о которой были сожжены – в скромной церкви Санта-Анна-Аскью-дель-Фьоре[3].
В ходе бомбардировки в период Второй Мировой войны церковь была разрушена.

Конец

9-11.09.20 г.


[1] В честь Рассенфосс(е). [2] Как Екатерина де Майенн. [3] Никогда не существующая церковь, названная в честь Энн Аскью.  



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Пьеса
Ключевые слова: пьесы, драма, история, 19 век, аристократия, трагедия, истории, жизнь, грусть,
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 26
Опубликовано: 11.09.2020 в 11:09
© Copyright: Зина Парижева
Просмотреть профиль автора







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1