Кальвадос


Кальвадос
— Степан, знаю, что баба у тебя городская модница, а мог ведь справную невесту, не белоручку, в селе найти. Ну, да ладно, это твое личное дело. Главное, что ты мужик деревенский, на тракторе от зари до зари пашешь, соляркой и маслом пропитался с головы до пят, — издалека, интригуя, затеял диалог пенсионер Мамалыга.
— Ближе к делу или телу, — поторопил его Шестак. — Не тяни кота за хвост, прямо скажи, к чему клонишь?
— Ливень и ветер сбил с твоих яблонь и груш десятка три-четыре крупных плодов, — сообщил сосед. — Некоторые яблоки и груши ночью погрязли хомяки, другие гниют. Больно смотреть на эту бесхозяйственность.
— Тебя никто не заставляет смотреть, — усмехнулся Степан. — Может, жаба давит, так они с начинкой, изъедены плодожоркой.
— Радоваться надо, а не огорчаться, — воспрянул Мамалыга. — Если плодожорка ест яблоки, груши и другие семечковые фрукты, то значит они экологически чистые, без «химии» Иной раз проезжаю мимо фермерского сада, так сердце кровью обливается. Деревья синие от медного купороса или желтые от серы. А ведь персики, яблоки, груши, абрикосы, вишня, черешня и другие фрукты и ягоды, словно губка, впитывают в себя ядохимикаты. Потом люди удивляются, откуда наваливаются болезни, почему детишки рано обрастают жиром? Всему причиной скверная экология и химическая пища…
— Семен, ты, как долгоиграющая пластика, лекцию об экологии я уже от тебя слышал, давай по существу, — прервал его Шестак.
— Так вот яблоки и груши, которые у тебя валяются на земле и гниют можно употребить с пользой, — деловито заявил Мамалыга и не отказал себе в удовольствии, отметить. — На моем огороде ты не увидишь, чтобы фрукты, ягоды, овощи валялись без дела, все идет на пользу, почитай безотходное производство.
— Так ты крохобор, нашел, чем гордиться. Если бы я держал на подворье прожорливую свинью и козу, то ни одного яблока или груши не увидел бы на огороде.
— Не крохобор, а рачительный хозяин, — возразил пенсионер. — Всегда помню, что копейка рубль бережет, а курочка по зернышку клюет. Советую и тебе завести поголовье или лень матушка?
— Не смей мне напоминать о лени! — Степан повысил голос и поспешно закурил сигарету. — Я с рассвета до заката, как вол, пашу в поле. В советское время меня бы назвали стахановцем, наградили орденом или почетной грамотой. А нынче от фермера-куркуля, который постоянно чем-то недоволен, благодарности не дождешься. Нормы выработки повышает, а зарплата — с гулькин нос, ниже МРОТа. Штрафует за перерасход топлива. Не пахать же сохой на волах? Животных тоже надо кормить, иначе околеют.
— Не обижайся, Степан, слово о лени случайно с губ сорвалось, — покаялся Мамалыга и тут же польстил. — Знаю, что ты — рабочая косточка, пахарь, не трутень..
— Почему не завожу корову, свинью или козу? Потому, что у моей Дуняши аллергия на неприятные запахи. У нее очень чувствительное обоняние. Лишь ради забавы она ухаживает за курочками и петухом Будулаем.. На сей счет есть мудрый рецепт.
—Какой именно?— встрепенулся пенсионер, отличавшийся повышенной любознательностью, а точнее, любивший совать нос в чужие дела.
—Когда одолеет скука, тоска зеленая, то следует завести козла. Вскоре от его «ароматов» станет невыносимо. Срочно избавившись от него, ощутишь, что жизнь прекрасна. Все познается в сравнении.
— Остроумно, поучительно, — оценил Семен и ударился в рассуждения.— Крестьянское подворье, даже, если его засадить розами, цикламенами и сиренью — все равно это не парфюмерная или кондитерская фабрика. От свиньи, хряка такие «ароматы», что, хоть ноздри ватой затыкай. Запахи кизяка, помета, навоза ничем не убить. А с другой стороны, грех на животных обижаться, они, где жрут, там и срут. Зато навоз, компосты ныне в цене. Городские дачники, ради выращивания экологически чистых фруктов, ягод и овощей, оторвут их с руками.
Пенсионер перевел дыхание и, глубоко задумавшись, продолжил:
— Если рассудить по-философски, то, где воняет, там и пахнет, теми же жареным мясом, салом, колбасой, молоком, сдобой. Вы с Евдокией при желании могли бы яблоки и груши порезать на дольки и посушить на солнце. Получились бы сухофрукты для компотов.
— В прошлом году я так и сделал, но из-за мух завелись черви, а потом и моль. Дуняша у меня шибко брезгливая, вместо того, чтобы перебрать, выбросила на свалку. Так что хлопоты не стоят выеденного яйца, — объяснил Шестак. — Зимой обойдемся без сухофруктов, Достаточно того, что приготовили варенье из вишни, персиков, абрикосов, яблок, сливы и груш. Дуняша — сластена, а я предпочитаю горькое и острое.
— Знаю, что ты, как и многие пахари, любишь в свободное от работы за рычагами время, заложить за воротник, — сосед, озвучив бесспорный факт, обозначил его типичным жестом руки.
— Есть такой грех, — признался механизатор широкого профиля. — Ты мне назови, кто не любит выпить, особенно на халяву?
— Телеграфный столб, — ответил Мамалыга.
— Почему? — удивился Степан этому сравнению.
— Потому, что чашечки изоляторов опрокинуты вниз и любой напиток прольется, — ответил сосед.
— Очень остроумно, — рассмеялся тракторист. — Что ты предлагаешь насчет яблок и груш?
— Изготовь из них кальвадос и тогда не придется клянчить у супруги деньги на покупку спиртных напитков, — посоветовал бывалый пенсионер. — Поди, не слепой, не глухой, видишь и слышишь, что цены на продукты, спиртные напитки, тютюн и лекарства постоянно растут. А без крепких напитков жить тоскливо, поэтому я на зиму запасся вином, кальвадосом и тебе советую.
«Себе на уме, толково рассуждает, — подумал Шестак о соседе. — Действительно, не обязательно быть экономистом или финансистом, чтобы понять, что рубль дешевеет, а цены и тарифы на все товары и услуги растут. Особенно на ликероводочные, табачные изделия и лекарства. Того гляди, наступит время, когда придется на огороде выращивать ячмень и хмель для приготовления пива в домашних условиях. Или растить и сушить табак для самокрутки «козья ножка».. Все возвращается на круги своя. В самом деле, следует прислушаться к его советам. Хоть и с хитрецой укро-молдаванин, но плохое не пожелает».
Между тем, ощутив неподдельную заинтересованность Степана, Мамалыга озвучил ворох заманчивых аргументов:
— Цены на спиртное и тютюн кусаются. На кальвадосе сэкономите с Евдокией кучу денег на более полезные предметы и вещи. От реализации этого решения явные преимущества. Во-первых, натуральный, крепкий напиток, а в заводские бутылки с разными красивыми этикетками неизвестно, что наливают из одной бадьи. Вспомни-ка случай с употреблением «Боярышника», когда в Иркутске многие отравились, ослепли и дали дуба. Чтобы этого не произошло, лучше обеспечить себя кальвадосом и вином собственного изготовления. Заодно таким способом утилизируешь яблоки и груши. Во-вторых, кальвадос по крепости не уступает грузинской чаче, а коньяк и рядом не стоял. Будешь вечерами с Дуней для аппетита смаковать кальвадос и радоваться жизни.
— Моя Дуняша, что попало, пить не станет. Она — дама изысканная, аристократка,, предпочитает шампанское «Новый Свет», «Мускатное», армянский коньяк «Арарат», крымский «Ай-Петри», марочные вина из погребов «Массандры» и «Магарач».
— Губа не дура, знает в напитках толк. Однако постепенно привыкнет к кальвадосу, стоит лишь начать. Этот бренди моряки и купцы завезли в Россию из Нормандии. А потом и местные умельцы научились его изготовлять из яблок, той же антоновки. Гурманы считают кальвадос напитком богов.
— Насчет того, что цены кусаются, и не только водку и табак, но и другие товары и продукты, ты прав, — согласился Шестак. — Вынужден выбирать между духами, кремом для Дуни или водкой для себя. Если с зарплаты не куплю ей подарок, то дуется, держит на голодном пайке, не подпускает к знойному телу. Заявила, что у нее одна жизнь…
— Так это и ежу понятно, никто не вечен, — вставил реплику Мамалыга, а Степан продолжил:
— Сказала, что имеет право прожить ее в достатке и роскоши. С этим не поспоришь, коль женился, то обязан обеспечить достойную жизнь, иначе грош цена. Поэтому пашу, как вол.
— Пашешь на латифундиста или фермера, захвативших колхозную землю, —пояснил Мамалыга. — Они с урожая снимают сливки, а тебе в лучшем случае достается сыворотка. Что касается капризов и истерик Евдокии, то заведи подругу на стороне. Одиноких женщин на разный вкус и цвет в селе, хоть пруд пруди.
— Я — однолюб, зачем мне скандалы и сплетни. Жизнь в селе, словно в аквариуме, ничего не утаишь. И потом любовницу тоже придется подарками ублажать, неизвестно, кто из них мне дешевле обойдется.
После последнего аргумента у соседа не нашлось веского аргумента для возражения, однако он, напомнил:
— Зарекался кувшин по воду ходить. Я в твои годы, не обращал внимания на расходы и последствия, лихо с девками хороводил, пока Клавка не взяла меня в крутой оборот.
— Да, строгая, даже надменная женщина, — согласился Степан вернулся к теме:
— Семен, хоть ты не бог, но кальвадос имеешь?
— А как же, иначе бы я не затеял этот разговор. Хочешь снять пробу? — угадал его потребность пенсионер.
— Кто же откажется от халявы, — с азартом отозвался механизатор. — Профессия меня обязывает быть в бодром тонусе.
Мамалыга удалился на свое подворье, в винный погреб и вскоре возвратился с армейской литровой флягой в руке
— Где стаканы и закусь?
— Запомни, кальвадос не водка, не самогон, чтобы его стаканами хлестать. Этот же бальзам, эликсир долголетия, его потребляют чайной ложечкой перед приемом пищи, иначе раньше времени печень угробишь, — деловито изрек Семен. Отвинтил колпачок и налил в него жидкость золотистого цвета, подал соседу.
— Не обижайся, Семен, но ты — жлоб. Это же всего на один зуб. Ты бы еще в пятиграммовую мензурку, как слезы, накапал.
Выпил из колпачка и ощутил, как приятно обожгло гортань.
— Да, напиток годится, крепче коньяка и водки. Наливай еще.
Пенсионер во второй раз наполнил колпачок Осушив его, Шестак заявил:
— Ты сказал, что это напиток богов, а они любят троицу. Поэтому плесни третий.
— После второй и третьей не закусываешь? — усмехнулся Семен.
— Так ты пожадничал на закусь, — упрекнул механизатор. — Мог бы принести шматок сала, или огурчик.
— Закусывай яблоками, — Мамалыга указал рукой на ветку, согнувшуюся под тяжестью краснобоких плодов. — Ты, как тот герой из рассказа Шолохова «Судьба человека», который закусил шнапс только после третьего стакана.
— Именно стакана, а не мензурки, — усовестил он соседа. — Тянешь кота за хвост, выдаешь кальвадос в час по чайной ложке. Дай-ка я на посошок из горлышка хлебну, чтобы я окончательно убедился, что дело стоящее
— Не все коту масленица, — Семен спрятал флягу в широкий и глубокий карман куртки. — Лучше запиши рецепт приготовления кальвадоса.
— Запомню, у меня память хорошая, еще шарики не закатились за ролики, — самоуверенно промолвил Шестак.
— Легче всего приготовить яблочную настойку, но она для тебя слишком слабая, крепость всего 30 градусов, — сообщил Мамалыга. — Для такого быка, как ты, необходим кальвадос не меньше 70 градусов. Поэтому займись приготовлением не настойки, а кальвадоса. На первом этапе отбери и помой яблоки разных сортов, сладких, горьких и кислых. С помощью пресса выжми из плодов сок и поставь в емкости на сутки в темном месте.
— Плоды ведь с начинкой, червями и пометом?
— Все равно пускай под пресс, — стоял на своем пенсионер. — Коли ты брезгливый чистоплюй, то перед тем, как отжимать сок, залей фрукты водой. Через час-другой черви сами выплывут на поверхность. Они очень калорийны, богаты белком. Предложи супруге, как деликатес. Это те же креветки или улитки под пикантным соусом.
— Предложи своей Клавдии и я погляжу на ее реакцию?
— Бери пример с китайцев, они, не перебирают харчами, едят все, что шевелится. После того, как прессом отожмешь сок, собери с поверхности пену и перелей в дубовую бочку для брожения при температуре 18-20 градусов. Бочку следует закрыть гидрозатвором, чтобы воздух из нее стравливался, но снаружи в бочку не попадал. Когда завершится брожения и сидр осветлится, профильтруй, чтобы не осталось мякоти от плодов, иначе подгорит в бадье самогонного аппарата и, считай делу — труба! Кальвадос с запахом гари никуда не годится.
— Для меня запахи и цвет не имеют значения, главное градусы, чтобы било по шарам, — обозначит Шестак приоритет.
—На втором этапе предстоит перегонка яблочного сидра через самогонный аппарат. После двойной перегонки получится напиток крепостью в 70-80 градусов.
— Вот это здорово, в два раза крепче коньяка и водки! — возликовал механизатор. — Если разбавить водой, то из литра кальвадоса получится два литра водка.
— Не торопись, Степан, это еще не кавальдос, а крепкий спиртной напиток,похожий на медицинский спирт, горящий синим пламенем. После двойной перегонки его следует поместить в дубовую бочку на срок от шести месяцев до года на выдержку, — посвятил пенсионер соседа в секреты технологии. — Если нет бочки, то в стеклотару, но обязательно положи вовнутрь дубовые бруски. Тогда напиток вберет в себя силу, терпкость дуба, обретет золотистый цвет. Только по крепости его можно будет отличить от коньяка. Тот, кто в мере употребляет кальвадос, тому, словно дубу, гарантировано долголетие. Когда преставится в преклонном возрасте, то ни у кого не повернется язык сказать, что сыграл в коробок или сковырнулся, а скажут с гордостью и уважение дал дуба, то есть рухнул, как вековой дуб.
— Семен, будя ныть о грустном, — прервал его механизатор. — Почему так долго придется ждать, когда созреет кальвадос?— огорчился механизатор. — Трубы горят и выпить хотца.
— Такова технология. Придется набраться терпения. Зато кальвадос приобретет специфический вкус, отличный от грузинской чачи и украинской сивухи.
— Как быть с тем, что некоторые яблоки с начинкой, то есть червивые?
— Эка, нашел проблему на ровном месте, — усмехнулся Мамалыга. — Под пресс, черви останутся в мякоти, а сок перебродит. Главное, чтобы плоды не были гнилыми, иначе сохранится неприятный привкус.
— Семен, признайся, кто ты по национальности, какого роду-племени?
— То шо, прокурор, али следователь, щоб меня пытать?
— В селе одни тебя считают румыном, другие молдаванином, есть такие, что видят в тебе хитрого еврея, который мимо рта ложку не пронесет. Кто же ты на самом деле?
— По паспорту я русский, — выгнув колесом грудь, с гордостью заявил Мамалыга.
— Если ты — русский, то кто же я такой? — оторопел Степан.
— Мабуть, хохол репаный, — с ехидством ответил сосед, зачем упрекнул. — Зачем тебе моя национальность?
— От этого зависит, стоит тебе верить или нет?
— Мне от твоей веры ни холодно, ни жарко. Коли не желаешь делать кальвадос, то вели Евдокии замочить яблоки в кадушке. Отличная закуска, не хуже соленых огурцов и квашеной капусты.
— Знаю, что отличная, но как их замочишь, если червивые?
— Тогда пусть испечет яблочный пирог. Жаль плоды зазря пропадают.
— Не любит Дуняша с тестом возиться. Пельмени и те покупает в магазине. Ладно, сосед, спасибо за науку, — поблагодарил Шестак и сообщил. — Займусь кальвадосом, дело стоящее.
В тот же день он собрал яблоки, груши, помыл и пустил под пресс, поставил отстаиваться, а потом бродить. Совершив рекомендованные манипуляции, он через неделю побеспокоил Мамалыгу, хлопотавшего во дворе возле старого «Запорожца», известного, как «мыльница». Тот прошел через калитку на границе двух земельных участков
— Семен, кажется, сидр созрел? Хочу, чтобы ты — опытный специалист, снял пробу! Потом я его перегоню через самогонный аппарат,— сообщил о своих намерениях Степан. До краев наполнил сидром кружку и подал Мамалыге.
— Вспомни, ты меня из колпачка угощал, за лишнюю каплю был готов удавиться, а я тебе предлагаю пол-литровую кружку. Разрешаю осушить ее залпом до дна, — великодушно произнес механизатор.
Сосед лишь слегка пригубил жидкость и тут же сплюнул.
— Поздравляю с… яблочным уксусом! Этот сидр перегонке не подлежит, накрылся медным тазом, — с ехидством провозгласил он.
— Почему с уксусом? Почти все яблоки пустил под пресс, вышло тридцать литров сидра и вдруг облом. Где ты взялся на мою голову со своей бредовой идеей, лучше бы я лишний гектар вспахал. Зачем мне столько уксуса? Ты же говорил, что получится кальвадос? — обрушил Степан на соседа шквал вопросов.
— Говорил ведь, чтобы записал рецепт приготовления, а ты понадеялся на свою дырявую память. Допустил ошибку, небрежность, что-то пошло не так, — Мамалыга озабоченно почесал затылок. — Наверное, ты во время брожения, вместо того, чтобы потерпеть, сымал пробу?
— А как же? Должен же я знать, какой градус.
— Вот и напробовался. В бочку проник воздух и сидр окислился?
— Не может этого быть! — возмутился Шестак. — До того, много раз пробовал брагу и она не прокисала, пил ее до того, как изготовить самогон.
— Брага на дрожжах и сахаре, а сидр лишь на яблочном соке, — пояснил сосед.
«Эх, недотепа, объяснил же, как школьнику, а он по глупости запорол дело, — подумал Семен. — Нет ума, считай калека. Впрочем, нет худа, без добра. Эта ситуация мне наруку. Рассчитывая на халявный кальвадос, Степан перестанет грубить, будет шелковым, покладистым». После паузы, взирая на «недотепу», усмехнулся в усы и благодушно изрек
—Ладно, Степка, не горюй, все, что ни делается, к лучшему. Разлей уксус по бутылкам и его хватит года на два-три. Твоей Дуне не придется покупать в магазине, сэкономите кучу денег на модные вещи, духи и косметику.
— Стоило ли ради этого огород городить, на карачках ползать, собирая яблоки и груши? — вздохнул Шестак и неожиданно предложил. — Семен, давай меняться, ты мне кальвадос, а я тебе уксус и в придачу канистру солярки?
— Дурней нет, я еще не выжил из ума, — заявил сосед. — Солярка мне не нужна, так как «Запорожец» работает на бензине.
— Что же мне делать с уксусом?
— Займись бизнесом. После того, как освоил технологию, поставишь дело на поток. Озолотишься и купишь себе «мерс», — посоветовал сосед и напомнил девиз противников «зеленого змия»: Чем меньше пьешь, тем дольше живешь!»
— Овчинка выделки не стоит, — хмуро произнес Шестак, пнул бочку тяжелым ботинком с заклепками и заявил. — Уксусом все магазина завалены. Кто его у меня купит? Поди, не вино, которое, чем дольше его хранишь, тем оно ценнее.
С надеждой взглянул на пенсионера, механизатор велел:
— Семен, соловья баснями не кормят, живо неси флягу с кальвадосом, стаканы и сало за мною. Выпьем с горя, как полагается в таких случаях,
— Дудки! Самому мало! — Мамалыга охладил его пыл.
— Скатертью дорога! — не остался Степан в долгу, жестом указал на калитку. После обмена «любезностями» соседи перестали замечать друг друга. Из солидарности их боевые подруги Евдокия и Клавдия тоже воды в рот набрали. Лишь через две недели Мамалыга появился на меже с флягой. Стаканы, сало и другую закусь предоставил Степан. Посидели-погудели, повысив тонус кальвадосом. Дуня и Клава тоже распили бутылку шампанского «Новый Свет» и защебетали о житие-бытие.




Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Рассказ
Количество рецензий: 2
Количество просмотров: 20
Опубликовано: 10.09.2020 в 11:02
© Copyright: Владимир Жуков
Просмотреть профиль автора

Ксана Василенко     (10.09.2020 в 11:15)
По-моему, Владимир, Вам надо было не останавливаться на уксусной теме, а развивать дальше действие героев вокруг кальвадоса... Случалось мне пить этот прекрасный напиток... В рекомендвциях не нуждается. И подтверждаю, действительно, золотистый.

Владимир Жуков     (11.09.2020 в 07:35)
Доброе утро, Ксана!
Благодарю за внимание и советы. Рассказ написан по мотивам реальной истории. Кое-что изменил и дополнил. Отправил в газету "Керченский рабочий", где периодически публикуются мои рассказы, статьи и стихи. С этим периодическим изданием связано более десяти лет журналистской работы.







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1