Ита. – Хозяйка «Золотого ключа». *2*


Ита. – Хозяйка «Золотого ключа». *2*
*2*
С утра приведя себя в порядок, я вышел на кухню, где суетилась Лида. Она буквально порхала, собирая на стол незамысловатый завтрак.
- Ты сегодня и вернёшься? – Посмотрев в глаза спросила, после того как я развернув её за плечи к себе поцеловал.
- Это вряд ли. Я сначала по поводу документов пробегусь. Матушка очень просила, а это знаешь ли первостепенно. Затем к Эдику Сафронову. Вечность не виделись, без посидеть и выпить, вряд ли разбежимся. Так что завтра. Да завтра утренним и приеду. Тебе ведь тоже сегодня на работу надо.
- Я завтра баню истоплю. Попаримся. – Она лукаво подмигнула. – Ты уж поди и забыл, как в тот то день мне помощь оказывал. – Её весёлый смех зазвенел на всю кухню. – Да. Попарил ты меня тот раз. Ты исть то собираешься. Уставилась он на меня. Давай садись, завтракай. – Спохватившись отстранилась, укоризненно покачала головой.
- Ты чего Лид?
- Ничего. – Она комично фыркнула. – Обнимает он целует, а я как дура сопливая растаяла. Ещё бы чуть и тут же раком сама встала. У. Так бы и треснула. – Женский кулачок легонько толкнул меня в лоб. – Плохо так-то наверное Анри. Привыкаю я к тебе, а потом что. Мне хоть на стенку дерись. Столь времени без ласки, а здесь вона сколько, да всё одной в подол привалило.
- Так что будем делать? – Я жуя ватрушку с картошкой мокнув в разогретое до кипения сливочное масло, запивал горячим чаем.
- Что, что. – Лида улыбнулась. – Приедешь, будем париться, ну и не только париться. Поди твой стержень то, весь на мне не исшоркается. Тебе приятно, мне хорошо. А потом будет уже потом.
***
Валя Савосина шагала по улице, едва сдерживая себя, чтобы не побежать. В её юной головке, стуча маленькими молоточками радости, задорно звенела мелодия из двух слов: Он вернулся.
Уже два долгих года прошло, как она влюблена в этого человека. Он всегда мило улыбается, встретив её на улице или в магазине. Всегда спрашивает. – Как твои дела хохотушка?
- Всё хорошо, а у Вас?
Его неизменное. - Слава богу. – Вызывает в ней неожиданное спокойствие. Услышав эту фразу, на сердце девушки становится тепло, и уютно. Это означает, что с ним всё в порядке. Он не болеет, а в тайге его не помял медведь. Не обморозился, а значит и возвратился с добычей в посёлок, но самое главное, что живой и здоровый.
Месяц. Еще ждать целый месяц, до своего дня рождения, ей исполнится восемнадцать, а это означает, что она станет совершеннолетняя и может безбоязненно делать со своей жизнью, что вздумается. Хотя какой там безбоязненно. Она трясётся осиновым листиком под дуновением ветерка, от одной только мысли, а вдруг он её не любит, ведь не говорили же они никогда о любви. И он не давал повода думать, что любит её. Это только она себе нафантазировала. Но она скоро всё ему скажет, как любит его, не смотря ни на что. Подумаешь старше, всего-то четырнадцать лет разница. Раньше люди и намного за старших выходили и деток крепеньких рожали.
Она мысленно махала рукой на свои опасения, главное ведь, что она любит и её любви хватит на двоих. Вот и сегодня она буквально летит, чтобы увидать его хоть краешком глаза, а может и заговорить.
Миновав добротный, старинный, рубленный из толстых, морённых, бревен лиственницы, терем Еланцевых, девушка ускорила шаг. Теперь можно, теперь её поспешность практически никто не увидит.
- Куда так торопишься егоза? – Раздался голос за спиной Валентины. И она знала, что это дядька Николай. Она узнала его чуть хрипловатый, но добрый голос.
- Да вот. – Она слегка смутилась. – Хочу сбегать к речухе. Как вода узнать. Можно ли купаться.
- Чего там узнавать, рано покуда. Сейчас там в травнике, щука трётся на нересте. Вот через пару недель будет в самый раз, в аккурат к майским. Пацаны уж дров про запас натаскали, сезон первого мая откроют. Так что через две недели, там вовсю, будет пластать жаркий огонь. Сейчас местами на дне тяжелый лёд еще лежит. – Он как-то весело заулыбался – Каждый год, одно и то же. Спешит пацанва, после зимы то в речке порезвиться, однако.
- Все одно. Сбегаю, гляну.
- Оно конечно. Сбегай, от чего бы и не сбегать. Колька Замятин с приятелем своим Брыкиным от лесопилки давеча шли. Сказывали, что де встретили Егора. Он тоже к речушке из сваво дома направился. – Еланцев хитро подмигнул. – Ежели поторопишься то наверняка, там где нить застанешь.
- По что он мне. – Валя вспыхнула румянцем на щеках. – Если пошёл туда, так стало быть ему надо, мне только воду попробовать.
- Ну, оно конечно. – Мужик все понимающе кивнул головой, присев на лавочку у своего дома, достал папироску Беломора и закурил. – Беги, пробуй.
Валя продолжила путь, но её порыв чуть утих. Это же надо было дядьке Кольке выйти со двора именно сейчас. Теперь ещё вдруг скажет Ниловне, что меня видел. Досадно.
Она сбавив шаг, шла мимо двора Егора Ерофеева, чуть кося глаза высматривая хозяина, а вдруг уже возвернулся с речушки. Вон, к двери приставлена палочка, а это значит, нет никого, но хозяин где-то недалёко.
Егор живёт по старинке. Замок на дверь не навешивает. Приставит приставочку свою и все знают, что нет никого и нечего в дом ломиться. Замыкает всё, только когда уходит в тайгу на несколько дней, недель или месяцев, как нынче был. Хотя вон на крыльце, под солнышком Найда лежит, греется, лучшего сторожа не надо. Чужого не пустит, лихого и порвать может.
Банька топится, вона как дымок струится из трубы, не чадит черным, прогрелась. Егор где-то совсем рядом. А иначе, зачем кму прокаливать баню, да уходить надолго. Надо спешить, решила Валя и прибавила шаг.
Всё случилось неожиданно. Девушке и в страшном сне такое не могло присниться, ан вот же случилось. Дернул лешак её за подол, вокруг старого кедра то обойти, разливным плесом оттуда полюбоваться. Опять же отсюда, хорошо видно все побережье речушки, аж до того места где она вливается в Конду. Где-то здесь Егор должен быть. Да вон же он идет, а рядом молодым козлёнком Турс скачет, да мечется. Шаловливый пес у Егора, молодой.
Нога провалив глыбу твёрдой земли, меж подмытых приливами за годы корней, соскользнула, хорошо не на излом, девушка потеряв равновесие рухнула в речку. Вода обожгла резким, ледяным холодом. Валя успела лишь не громко вскрикнуть. Всплеск и она от не сильного, но ощутимого удара о воду, потеряла сознание.
В себя она начала приходить от тряски и мягко наплывающего тепла в боку. Однако всё тело словно окоченевшее от холода. Валя приоткрыла глаза и увидела, что стремительно приближается к дому Ерофеева, но при этом не сама бежит, а её несут на руках.
Егор влетел в жаркую баню и стал стаскивать с неё ситцевое платье. Вот же бесстыдник, что удумал, решила она вяло сопротивляясь. Что про неё люди скажут. Мать прибьёт когда узнает, что она вот так в бане, но мужчина словно не замечал нелепых попыток удержать на себе бельё, буквально вытряхнув её из платья, он ловко расстегнул крючочки лифчика сдёрнул, а затем и трусы с неё стянул. Подхватил и положив на полати, резко выскочил, а через минуту вернулся с льняной простыней, укрыл всю и вновь вышел.
Тепло уже не медленно, а стремительно разгоняло кровь в венах. Ей становилось хорошо и стыдно. Как он мог. Вот так запросто смотреть на неё голую, хорошо, что хоть прикрыть додумался.
Девушка поискала глазами свою одежду, не нашла и резкой пружиной приподнялась, села. Жар сжал ей голову обжигающими тисками, она чуть наклонилась, уходя из горячей полосы пара. Интуитивно куталась в простыню. Где же платье и бельё, зачем он забрал его.
В тот момент, когда она размышляла, дверь открылась, вошел он, держа перед собой деревянную шайку с запаренным веником, не глядя в её сторону поставил на скамью вышел, буркнув лишь. - Попарься, а затем выходи. С тобой всё хорошо? – Он встревоженно посмотрел на Валю.
- Угу. – Только и успела она невнятно промычать ему в след.
По парилке потек духмяный аромат березового веника и свежего хлеба. Видно Егор добавил квасу. Валентина скинув с себя простынь, убрала на лавку и теперь уж во всю, охаживала себя веничком. Зачерпнет ковшиком воды из шайки и плескает на раскалённые камни, поднимая температуру. Окунет в горячую воду веник, затем взмахивает над головой, по кругу разгоняя жар и хлебный аромат, вновь хлещется. Господи. Как же хорошо. Унеслись и спрятались куда-то мысли, что она одна в чужой бане. Что её раздевал он. Хотя нет. Эту мысль она постоянно обдумывала, мысленно обсасывала, словно это был леденец. Ей было приятно.
Попарившись и ополоснувшись, она еле приоткрыла дверь, прежде вновь закутавшись в льняную ткань, и высунула нос в предбанник. Там за столом, сидел спокойный ничуть не встревоженный Егор и тихо разговаривал с её мамкой.
- Мам. – Чуть удивившись, и слегка труся, спросила девушка.
- Ну слава богу. А то мы уж заждались. Я даже переживать стала, что так долго. На вот, тебе одеться, схватила твою одёжу в шкафу, первое, что под руку подвернулось. – Подала она завёрнутые в газету вещи.
Девушка оделась и вышла. Мать с Егором в этот момент как раз опрокидывали в себя по стопке водки, закусывали огурцами и нарезанными продольными смушками, вяленным мясом, хлебом да солеными груздями.

***
Справку в пенсионном отделе мне выписали без особого труда. В архиве загса пришлось чуть задержаться. Пока нашли нужную запись в журналах прошлых лет, да пока оформили документ о смене фамилии при регистрации брака моей маман, вот и полдень.
Я нажал кнопку звонка, аккуратно прикрученную к наличнику, стоя на площадке четвертого этажа перед дверью Сафронова. Спустя пару минут, внутри квартиры зашуршало, кто-то рассматривал меня в глазок.
- Вам кого? – послышался чуть грубоватый женский голос.
- Здравствуйте Елизавета Михайловна. – Улыбнулся. – Я к Эдику.
- Нет его. Я вас не знаю.
- Я Анри, Вы меня не узнаёте?
Дверь открылась, а мама Эдика буквально заволокла меня в квартиру, схватив за руку. А затем повела за собой на кухню, всё также, не отпуская моей руки, как маленького мальчика.
- Экий ты стал. Вот так бы встретила на улице, ни за что не признала. Это сколько же годков прошло. – Она чуть слеповато прищуривалась, рассматривая меня, чтобы еще раз убедиться, что это действительно я.
- Да уже почти двенадцать, если считать с того самого январского вечера, когда мой рейс на Тюмень отложили до следующего дня из-за непогоды, а Эдик меня приволок сюда переночевать. Пурга разыгралась не на шутку, у меня бронь горела, думал, что и из Тюмени не уличу.
- Да, да. Помню.
- Где он кстати сейчас?
- Да где ему быть. – Она досадливо махнула рукой. – В Тюмени. Таксистом вроде сейчас подрабатывает. Сереженька сказывал, что он частенько в рюмку заглядывает. Вот же дал бог наказание. Хорошо хоть младшенький человеком вырос, не то, что Эдуард наш непутёвый.
- Да что Вы. Эдик он всегда порядочным был и Вас всегда любил.
- Да какой там любил. Живёт за сотни верст, нос не кажет почти, звонит по телефону изредка.
- А Сергей значит здесь в Урае?
- Нет, что ты, Сереженька он в Тюмени, Инженером по технике-безопасности. Такой занятой постоянно. Но звонит конечно. Не часто, а только когда же ему, у него работа.
Минут через двадцать, я попрощался с мамой своего друга, сославшись на некоторые, не выполненные дела, поспешил откланяться. Остался ужасно неприятный осадок на душе. Еще в детстве, старшему Эдьке всегда доставалось на орехи, зато проказы младшего Сереженьки воспринимались, как незначительная шалость. Вот и сейчас, я услышал упреки в адрес старшего, а младшенький за те же самые поступки, прекрасный сын. Получается, ничего не изменилось. Не судьба была мне встретиться с другом детских и юношеских лет. Пересеклись мы спустя годы, однажды и то на очень короткий отрезок времени, но это уже совсем другая история.
Я шёл по Ленина, размышляя о прошедшей встречи с умопомрачительно-прескверном настроением, ровно до того момента, когда мой взгляд уперся в вывеску с весьма выразительными знаками. На черно-синем фоне перекрещивались значки мужского и женского начала, прорисованные яркими розовыми и голубыми неоновыми огнями. Твою же тётю, да за пятое колесо. Ведь сам же обещал Лиде игрушку для самостоятельного самоудовлетворения.
Дверь в магазин для взрослых, скромно расположилась по соседству с книжным магазином, вдобавок открывалась с мелодичным звуком маленького китайского колокольчика. Некий намек на интим, был выражен в чуть притушенном освещении, особенно именно в тех местах, где обычный обыватель должен высунув язык от восхищения, пускать слюнки, на красиво подсвеченные витрины. Меня же интересовали конкретные штучки, благо мой портмоне мог выдержать такой шальной набег, на его содержание. Я под внимательно-заинтересованным взглядом, довольно молодой женщины продавщицы выбирал. Первым был выбран пятнадцати сантиметровый вибростимулятор от компании SweetToys, каким Лидочка сможет себя стимулировать, не только внутри своей киски, а также взывающий к ласкам клитор. Затем симпатичные парные вагинальные шарики со смещенным центром «Sweet Cherry» в виде двух вишенок на веточке, а также комплектом эротического белья из трех сексуальных тряпочек от «Aurelia Set». Всё выбранное, девушка упаковывала с восхитительно одобряющей усмешкой.
- А как иначе. – Словно подтверждая всю правильность её мыслишек, произнес я. – В Вас женщинах столько загадки, что нам всегда хочется их разгадывать. – На это она лишь вздохнула, думая по-видимому, о чём-то своём.
- Да не может быть. – Услышал я за своей спиной женский голос. И мог поклясться, что я его знаю, но вот откуда. – Кого я вижу. Неужели это наш француз собственной персоной. Анри какими судьбами.
- Зиночка. – Я еще поворачивался на звук её голоса, но чётко знал, что это она. – Какая встреча. – Если вы думаете, что я попал впросак, то вы попали точно в цель. Я со скоростью самого быстрого компьютера пытался соображать.
- А покраснел то, покраснел. – Голландец, ты сейчас как тот школьник, что попался в туалете за онанизмом.
- Какие у тебя тонкие познания человеческой мимики. – При этом мы уже обнимались и. Да дорогой друг читатель я целовался. Буквально в засос целовался со своей одноклассницей Зиночкой П.
- И так. Ты в секс-шопе покупаешь интимные вещички. Спустя тринадцать лет после окончания школы, заявился в наши края за сексуальными развлекушками. Сам? Да нет. Конечно же не сам. А что, у Вас там, в магазинах нет таких вещиц? Ты с супругой?
- Я сам. Без супруги. – Отвечаю, подхватывая ее болтовню и напористый темп.
- Ужасный молодец. Стало быть, для некой.
- Остынь Зиночка. Сама то сюда зачем зашла, тоже не случайно, видимо есть желание прикупить нечто такое.
- О нет я в поиске того, кто мне, что ни будь купит, для души и тела.
- Что дама желает? – Мне под хвост вдруг, будто влетел чертенок.
- Осторожно Анри. Я уже не та, что ты помнишь. У меня есть весьма интересные запросы.
- Если не сожрет, весь мой бюджет, то я бы хотел подарить тебе нечто такое, чтобы сам мог снять или увидеть на тебе или в тебе к примеру.
- Удиви? – Это был вызов. Вызов молодой, но вполне грамотной и опытной женщины.
- Девушка повторите комплект под размер, вот этой, весьма восхитительной барышни. – Обратился я к продавщице, что смотрела на нас и слушая весь разговор, разинув свой клювик.
- Вот на эту попу. – Зина без стеснения задрала подол своей воздушной юбки прикрывавшей низ тела, до щиколоток в сиреневых и ярко красных цветах. Представив нашему обозрению, весьма смуглую саму по себе, а в добавление, прожаренную жарким солнцем кожу ног, ляжек, вплоть до восхитительной задницы, в ярко-белых узеньких трусика.
- Именно на эту попку размерчик у Вас есть?
- Да. - Смущённой мышкой только и смогла пискнуть продавщица.
- Пакуйте и счёт, пожалуйста.
- Хм. Я практически удивлена. Хотя. – Она махнула рукой. – Мне пожалуйста универсальный лубрикант Pjur «Analyse Me Comfort Water Anal Glide», 250 мл, она прочла на этикетке с ценником, и пробочку диаметром 25мм и длиной 12см, указав на выбор пальчиком. За это я заплачу сама. Люблю знаешь ли, побаловать свою вторую дырочку интимам. – Она с нескрываемым вызовом посмотрела мне в глаза.
Продавщица полыхала лепестками яркого мака, когда мы покидали сей магазинчик.
- Я безумно рад тебя видеть Зиночка. Скажи на сколько процентов, по теории вероятности, мы должны были встретиться «неожиданно» здесь. – Спросил одноклассницу, когда мы покинули магазинчик.
- Ноль. Ты прав Анри я не случайно. У «Югры» столкнулась со Светой, она мне сказала, что ты приехал, а это само по себе неожиданность. И то, что ты шёл по улице именно в этом районе, она мне нашептала. Я подскочила на своем нисане и не промазала. Скажу правду, удивил. Так чуть-чуть, правда.
- Но комплект бельишка для тебя. Мужу скажешь, что сама купила для него. – Я ещё в магазине отметил на её безымянном пальчике, обручальное колечко.
- А посмотреть, как оно на мне сидит, желания нет?
- Балаболка. – Я Весело засмеялся.
- Я не шучу. Или ты думаешь, что я от всех, кто не попадется под руку, трусы на свою задницу принимаю.
- А я кто не попадя? – Я вскинув брови.
- Ты как раз, не кто не попадя. Ты тот кто как раз надо. – Она веселилась.
Так или иначе, но мы болтали. Да стояли и болтали у её внедорожника. Зина рассказала, что привезла детей к маме на летние каникулы, пока они с мужем съездят на отдых к морю. В город прискочила проведать квартиру старшего брата. (Это лишь повод) На самом деле сбежаться с подругой Лариской И. еще одной однокласснице. И естественно для сексуальных утех зацепить себе мужчинку.
- Ты меня сама удивляешь. – Я лишь слегка улыбался.
- Ты ведь не веришь Анри. – При этом она достала не очень изящный телефон из сумочки и нажав на несколько клавиш приложила к уху. – Привет Ларочка, я в городе. Да вчера приехала. Нет сама с детками. Ты не поверишь, кого я только что встретила в одном из магазинов на Ленина. Это француз. Да нет же не из Франции. Это наш летучий Голландец, Анри. – Затем Зиночка убрала от уха трубу, а до меня донесся визг Ларки. – Ну как сударь? Какие у тебя планы? На двоих молодых женщин, жаждущих сексуальных ласк бывших одноклассниц сил хватит?
- Шутишь? – Я честно был удивлён и нешуточно придавлен всем тем грузом откровенности, что навалился на всего такого без защитного меня.
- Две на одного много? Неужели не потянешь? – Она смотрела на меня с ехидненькими искорками в глазах.
- Потяну. Отчего же не потянуть. Но может я не хочу тебя с кем-то делить. – Вполне серьёзно ответил ей.
Вы видели, как после неожиданного заморозка слетает покрывало листвы с растерянного тополя, под напором не сильного ветра. Точно так же, слетала вся та напускная шелуха с Зины. Она вдруг резко стала не столь игривой, а напротив серьёзной.
- Она сейчас будет здесь. – Произнесла женщина. – Ее квартира в этом доме, только через подъезд. Обежит дом и. Да вон она уже несётся.
- Анриии. – На меня налетел «ураган» Лариса. Все лицо было мокрым от её поцелуев. – Как я рада тебя видеть. Зин куда мы потянем этого путешественника.
- Погоди солнышко. Не сегодня. Я совершенно случайно попался в лапки Зины. Я сам очень рад нашей встрече, но давайте сбежимся на днях.
- Я уезжаю послезавтра. – Коротко и твердо заявила Зинаида. – Если ты не против то могу подвезти тебя до леспромхоза, а дальше уж сам.
- Вы что серьёзно? – Лара чуть надула губки. – Анри так не правильно, я прибежала, а оказывается зря.
- Правда я сегодня не смогу Ларис. Давай на днях. – Я смотрел ей в глаза своими бестыжо-честными глазками.
- Давай на этой неделе. Ты надеюсь ещё не уедешь. Мой в Хантах и раньше чем через десять дней не вернётся. Будешь в городе позвони. – С этими словами она протянула мне визитку, что ловко извлекла из своей маленькой сумочки. Затем, не прощаясь, развернулась на каблучках, быстрыми шажками пошла прочь.
- Обиделась? – Я вопросительно посмотрел на Зину.
- Чуть расстроилась. Но не переживай. Это уже совсем не та Лариска, какую ты помнишь по школе, мы все уже не те. Её брак это колос. Правда ноги у него глиняные и уже на грани падения. Садись. Если тебе никуда не надо то подвезу. Это лучше чем в пыльном автобусе.
Мы неслись по трассе через вытянутую полукругом дамбу к промзоне, а затем променув поворот на Старый Урай, поехали дальше оставив позади поворот на профилакторий нефтяников. И за маленьким мостиком свернув на обочину, женщина затормозила свое авто.
- Ты так и будешь сидеть истуканом и молчать.- В упор, взглянув на меня, спросила одноклассница.
Я не отвечал. Я просто взял и притянув её к себе, нежно, ласково, но страстно целовал в губы.
Целоваться на переднем сиденье автомобиля можно, но крайне неудобно. Я к ней в пол оборота, она ко мне, между нами рычаг переключения скорости. Её голова на моем плече и переплетённые губы всё хорошо, однако всё равно чуть не то.
- Я не знаю, что тебе сказать Зина.
- Просто скажи, что очень хочешь меня трахнуть. Неужели это трудно? – Прямолинейно произнесла женщина.
- А если я еще в школе любовался твоими грудками под школьной формой.
- Удивил. А то я не знаю этого. И не только грудью. У меня буквально огнем горела задница от Ваших с Женькой взглядов. Ну ты хоть вовремя отводил взгляд, а Женька тот чуть не слюной захлёбывался.
- Тогда почему, отшила Лариску? Или секс две на одного не нравится? Не верю. Судя по всему, вы это практиковали.
- Ты Д,артаньян и три мушкетёра хорошо помнишь?
- Да. – Я непонимающе, чуть удивлённо, смотрел на молодую женщину.
- Вот там, на побережье Ла-Манша, Кэт служанка миледи, сказала мушкетёру: «В любви каждый за себя». Вот и я не захотела делиться. Секс уан на уан, гораздо качественнее обычно, нежели отрывки из обрывков ЖМЖ. А ты сидишь пенёк пеньком. Хоть бы за ляжку пощупал или сиську примял.
- Я могу исправиться?
- Дурень ты нерешительный, Анри. Тебе когда надо вернуться в поселок?
- Ждут к завтра.
- Меня тоже мать и детвора до завтра не ждут. Вот ключ от двухкомнатной, отдельной квартиры с кухней и смежным санузлом. Никто не помешает нам заняться любовью.
- Поехали? Я тебя ужасно хочу. – Не раздумывая произнёс я.
- У тебя уже Татарочки были Анри? – Она хитро улыбалась.
- Если не считать будущую тебя, то еще нет, но если ты отдашься, то у меня будет весьма желанная, первая, а может и единственная татарка. Надеюсь, ты умеешь скакать как на лошадке без седла и по Татарске?
- Умею и люблю поскакать на хорошем скакуне. Поверь, я тебя постараюсь удивить.
Машина неслась назад в город. Иногда приходилось просить Зину не торопиться, зачем нам неприятности с ДПС. Её подгоняло дикое нетерпение.
Первое что произошло, когда за нами захлопнулась дверь, это то, что моим членом в насильственной форме, овладела одноклассница, прямо в коридоре. Она довела меня до оргазма сумасшедшим минетом. Мой член нырял в глубины её ротика и гортани. Облизывался с низу до верхнего края головки, а затем вновь всасывался, доводя до снежных шапок горных вершин. Я кончил ей прямо в рот, так как она не собиралась отпускать и терять такой второй полдник. Проглотила всё, что выплеснулось ей в рот, а затем, помахав рукой, отправила в ванну, сказав что ей на это понадобится намного больше времени чем мне. А самое главное пока я буду споласкиваться, она успеет сообразить нам покушать.
Я сидел на кухне и пил сладкий горячий чай, а моя шикарная Татарочка принимала душ, категорически запретив к ней сунуть свой любопытный нос. С её слов я понял, что ей надо привести себя в порядок и подготовиться к бурному сексуальному совокуплению.
Забегая вперед скажу, Зина работает в областной больнице, что называется писькиным доктором. Это было действительно удивительно. Замужем, двое детей, старший мальчик и младшенькая дочка. Сейчас гостят у бабушки, мамы Зинаиды и в прошлом нашей учительницей географии Гулии Ромазановны. Весьма строгий, но справедливый педагог. Гоняла нас как по своему предмету, что тех саврасок по заснеженным полям и бездорожью.
Зина вышла в новом подаренном мною комплекте, купленном в магазине для взрослых. К поясу, пристегнуты черные капроновые чулки, всем своим видом пробудили во мне не крепко дремавшие желания. Бардовые трусики плотно обжимали её мясистый лобок, сквозь ажур можно было рассмотреть темную полоску волосиков, вертикально спадающую к клитору. Я любовался этой шикарной женщиной, а член бессовестно топорщился в боевой готовности.
Гордился ли я своим поступком. Да. Мое мужское тщеславие просто восторженно играло на божественной трубе. Я в тот вечер имел свою одноклассницу. Думал ли я, что поступаю в некотором смысле аморально. А плевать. Каким бы я был кретином, отказавшись от такого. Это я прекрасно и удачно приехал. Или же кто-то там, на верху, решил сложить пазлы судьбы так, чтобы нас столкнуть с Зиной.
Из сумки я достал бутылку грузинского коньяка, что привез специально отметить встречу с Эдиком, но раз его не оказалось, то он сам себе бездарный столяр папа Карло. Что не далеко от истины. Он в свое время учился на краснодеревщика, а вишь по специальности работать постоянно не получается, лишь как хобби в свободное от таксования время.
Мы пили маленькими дозами, целовались и я теперь нисколько не смущаясь, мял её крупные округлости грудей. В эротическом бюстике комплекта, эти дыньки четвертого размера весьма впечатляли. Я умудрялся пошуршать правой рукой, у неё между горячих ног по влажной промежности поверх белья. Её рука, не менее проворно, обхаживала моего труженика глубокого погружения.
Затем посчитав, что хватит тянуть, я встал, взял её за плечики и потянул к себе стоящему рядом, она подалась, не ломаясь и не упираясь.
Лицом к лицу, я чуть надавил корпусом, прижимая её ягодицы к краю стола. Затем без особых затруднений стянул трусики с попки и голым задом посадил на стол. Трусы следом легко соскользнули с ног при помощи моих шкодливых рук. Зина с любопытным интересом взирала на меня в ожидании. Я опустился перед столом на колени, её жаркая и безумно мокрая промежность оказалась чуть ниже моего лица. Не задерживаясь на длительном обозрение, с нетерпением припал к изящной орхидее, её киски. Как она мурлыкнула когда мой язык прошелестел по нежным лепесточкам ее девочки. Контраст цветов и аромат женского желанья не просто пленили, они буквально сводили с ума.
Смуглая, загорелая, шелковая кожа притягивала к себе сильнее любого магнита. Я пил её влагу, а она текла и текла. Это была не просто возбужденная женщина, она безумно этого хотела. Больше того она хотела меня.
Зина кончала бурно и громко. Нет, криков не было, но стоны, были безумно-эротические. Её полненькие ляжки обжигали мое лицо, сжимая с двух сторон. Мелкая порывистая дрожь пробегала по всему телу, а кроме того, струя секрета выстрелила прямо в лицо.
Я поднялся с колен, а мой ствол вошел в её девочку. Губки раскрыли проход, между нарисованных узоров изгибов плоти, что зигзагами ярких росчерков нежной кожи и капиллярных линий, лоно принимало в себя меня, полным объемом. Я проник в Зину на всю глубину, всей своей греховодной дубинкой. Поудобнее к ней пристроившись, размашисто, без суеты набирая темп, ритмично заходил поршнем скользя в её тугом лоне. Женщина оплела меня приподнятыми ногами, пока я держал её за бёдра, обняла крепко руками.
Я имел молодую весьма вкусную женщину. Весь сей приятнейший акт продолжался не очень долго. Охая и постанывая, Зина неслась к кульминации со скоростью реактивного истребителя, я же не отставал от неё. На вопрос куда, она чуть приглушенно и протяжно выдохнула, что в неё. И я изливался пульсирующими выстрелами струй спермы.
Это уже потом, мы ушли в комнату, покинув кухню и весьма приятную площадь стола. Мы лежали обнявшись в постели, приходя в себя и нежно отдыхая. И я вдруг неожиданно для самого себя, узнал весьма интересные откровения Зины.
Оказывается, ещё в школе в последние годы учёбы, она была влюблена в меня, но никак не могла дать об этом знать. Она как-то проговорилась Гуле Ромазановне, что я ей симпатичен. На это мама пообещала её прибить, если она вдруг решит связать себя с Русским, а уж если ляжет под кого, то и вовсе убьёт.
- И как. Теперь она спокойна? – Спросил я, пощекотав кончик её носика.
- Ещё в свое время, когда училась в мединституте меня трахнул татарин. – Весело засмеялась она. – Представляешь, мне целку сломал мой будущий муженёк. Я правда, после этого с ним распрощалась до окончания института, а уж потом мы поженились. Но в этом промежутке, я слегка сексуально шалила
- Продолжай. – Слегка толкнул я ее носом в лобик.
- Что продолжать. Мы с ним испробовали всё и во все мои дырки. Да и в попке он был у меня тоже первым. Потом уже, через несколько лет супружеской свистопляски, попутно, заводила любовников. И Русские были и не только. И вот наконец, я испробовала и твоего красавчика в себе.
- Не разочаровал? – Я целовал её носик, брови, чуть раскосые глазки, щеки.
- Сейчас скажу такое. Ой нет, мне стыдно. Ты знаешь, да понравилось. Но кроме этого, есть еще один секретик. – Она действительно покраснела, хотя на смуглой коже её личика, это выражалось не столь ярко.
- Колись. – Я смеялся, но мне было жутко любопытно.
- Я в десятом мечтала о том моменте, как ты меня возьмешь, а я почувствую, всю твердость этого парня. – Она рукой огладила член. – Я так дико текла лежа у себя в постели при этом, что приходилось менять трусы. Мне очень хотелось, как той кошке, что чуть не половичком под кота стелется. Я теребила свой клитор, прикрыв глаза воображая, что это ты. Что ты на это скажешь.
- Я был мальчиком. Мы как ты понимаешь, не могли и не можем прочувствовать все то же, а так же как вы девочки. Да кстати, почему ты позволила кончить в тебя?
- У меня спираль, я приняла противозачаточную таблетку. Очень эффективную между прочим, достала по большому блату, а кроме того день сегодня безопасный. Так что Анри, сегодня звезды сложились, так как надо. И я благодарна богу и случаю, что свел нас сегодня вместе. Ты готов? Она мягко, но настойчиво, обжав пальцами, помяла мой пенис, приподнимающего свою голову от её близости и нежности.
- Что моя сладкая татарочка, отдохнули, повторим? – Прошептал я ей прямо в ушко.
- Не совсем. Сейчас ты будешь иметь честь взять меня в зад. Если не против, а то я тут вся такая размечтавшаяся. Кстати анус я себе подготовила и смазала, но ты всё равно, еще добавишь той нежной смазки, что я прикупила.
- Тебе нравится анальчик?
- Ты даже не представляешь на сколько. – Она томно прогнулась. – Люблю горячую порку в ж..у. И так чтобы сначала мочалил девочку, а затем прямиком переход в задницу. Ну а потом примем душ и решим продолжать или отдыхать до утра.
Это было великолепно. Не буду утомлять вас всей той монументалисткой и гимнастической разнообразностью поз и описания процесса. Хотя многим возможно и хочется насладиться всей подробностью сексуального танца. Не поведаю как я смазывал её темную звезду меж тугих овальных вершин. Скажу одно, что до этого, я ещё не имел женщин, так бурно, ярко и громко кончающих от анала. Её зад почти истерически насаживался на стоящий кол члена, во время извержения фейерверками оргазма. Все тело сотрясала колоссальная дрожь, она подвывала и всхлипывала, слёзы текли по её лицу, она жадно ловила воздух и с томной негой выдыхала. Тогда я действительно понял, что в её понятии обожать анальный секс, сразу после вагинального.
Что самое главное, так это то, что со мной в этот момент был совершенно другой человек, в отличии от Зины, что пять лет сидела за моей спиной на одном варианте, когда мы полировали собственные задницы, грызя гранит науки в школе.
Та Зина никогда, по крайней мере, мне ни разу не довелось услышать хоть одно бранное слово, эта же могла загнуть таким матом и словосочетанием, что уши просто увядали как лист бумаги под пламенем огня. Она была страстной и ненасытной, но чувственной и желанной одновременно. Я её хотел. Находясь уже в полностью, казалось бы выжатом состоянии я её хотел. Почему спросите Вы. Нет, не потому, что я супер гигант в сексе. Да молодость тех лет, в некотором смысле играла не маловажную роль, но основным стимулом являлось то, что этого у меня больше никогда не будет, с этой женщиной. Так я думал тогда, но все течет, все меняется. Обстоятельства складываются, судьбы каким-то невероятным способом переплетаются. Как ни странно.
Блин. Блин, блин. Она никогда не давала списать на контрольной. И теперь она пытается меня уверить, что была влюблена как кошка. Сука жизнь я не мог в такое поверить, поэтому озвучил свое сомнение.
- А мне хотелось, чтобы ты сам всё решал. И кроме того ты так прекрасно справлялся с задачами и решениями, но ленился неимоверно. – При этих словах она меня целовала. Полный улет, как мне было сладко и хорошо с ней в те незабываемые часы.
Следующим утром мы проснулись и отправились в ванну. Под душем я вновь взял Зину, чему она была весьма рада, да и готова, но не трогал её в зад. Сперма стекала по ляжкам вниз вместе с потоком струящейся теплой воды.
Была одна особенность этой невероятной молодой женщины. На не очень широкой полоске чёрных лобковых волосиков, словно искры или росчерки миниатюрных комет, были видны редкие, но абсолютно седые крученные спиральками. На мой немой вопрос она ответила, что это мелкие неприятности и издержки семейной жизни. Её девочка решила чуть раньше повзрослеть и состариться, грустно смеялась Зина.
Уже на самом подъезде к леспромхозу, Зина попросила заехать вместе к её маме. Поздороваться и познакомится с детьми. Ведь мне это не составит труда, а она потом меня отвезет до пункта назначения. Я согласился. Это должно было быть интересно. Потому как забавным такое не называется.
Гулия Ромазановна была рада меня видеть, но лишь отчасти. Мы пили вместе чай, разговаривали. А под самый конец, Зина выдала мамке информацию, что мы переспали. И что она не нарушила еёе требований прошлых лет, а отдалась Русскому будучи в браке за татарином. Я видел как вспыхнула наша учительница географии, а затем, взяв себя в руки, она спокойно сказала, что это личное дело Зины. Главное чтобы её муж об этом не узнал. Я попрощался с педагогом, Зина повезла меня дальше, но свернула на старую, грунтовую дорогу. Это был великолепный подарок с её стороны, о чём я ей и сказал.
- У меня для тебя есть еще один, он будет чуть дальше.
Машина свернула сразу за деревянным мостом на право, по лесной дороге рядом с бывшими эстакадами, к берегу Конды. Там природа расположила небольшой пятачок песчаного берега под сенью берёз смешанных с елями, похожий на пляж.
- Вот здесь. – Выходя из машины, проговорила молодая женщина. Подняла юбку, прогнувшись ко мне задом, стянула с себя белые узенькие трусики, оголив свои норки. – Иди сюда Анри. Иди и возьми меня.
Она стояла упершись в капот своего внедорожника, а я загонял свой продолговатый цилиндрический авто в её горячий влажный гараж. К плеску волн, присоединились ритмичные шлепки моего живота и ее ягодиц. Это было несравненно, когда внутри всё буквально горит в её наполненной влагой девочке, а снаружи вас обдувает приятной прохладой теплый летний ветерок, сверху жарит солнце. Зиночка уже не стонала, она громко покрикивала и подвывала. В ее вагине чавкало и хлюпало. Она прогнулась, резко подалась на встречу, буквально всадившись на член, затрепетала дрожью кончая, оросив влагой внутри.
- В ж..у. Давай же. Сделай мне сладко и хорошо. – Взвыла женщина.
Я вскользнул или даже вплыл в неё. Без подготовки просто прижал член к её анусу, обильно смазанный её вязкой влагой, и подправив рукой толкнул чуть резче и напористей обычного. Мой поршень раздвигая стенки её заднего прохода вошёл по самый корень. Мы замерли, а спустя несколько секунд я охаживал Зину в зад. Пышный смуглый и невероятно аппетитно притягательный. Я трахал свою одноклассницу в ж..у на природе. Она кричала, когда кончала сама и когда кончал в нее я.
Буквально распластавшись животом на радиаторе и краю капота авто животом, она приходила в себя шепча, чтобы я не выходил. А затем, когда вялый член выскользнул из неё, присела писать из ануса потекла слизью сперма.
Зина через голову стянула с себя юбку, достала из бардачка пакет с мылом и принадлежностями, бросила полотенце на капот, направилась к реке позвав меня за собой. Забрела чуть выше колен присела смочившись бегущей теченьем водой стала быстро намыливаться споласкиваться и вновь подмываться. Я рядом делал то же самое.
Машина замерла на дороге, повернув назад в сторону леспромхоза. Мы молча смотрели друг на друга. Потом целовались. Целовались с какой-то мягкой страстью. Расставание буквально резало уши своей недосказанностью.
- Я уеду завтра в семь вечера от мамы. – Как-то негромко, но с вопросительным тоном заговорила она. – Сможешь сюда прийти. Если да то я приеду и мы попрощаемся еще раз. Ну скажем как сейчас. Приехать?
- Я буду тебя ждать, вон на том поваленном бревне.
- Какой ты все таки. – Она впилась мне в губы. – Теперь иди к своей медичке. Нет Анри ты мне скажи. Тебя что страшно тянет к бабам медикам? Меня вот отодрал, хотя скорее я сама тебя и на тебя запрыгнула. Эту, как там её Лидка вроде так сказала Светка. Ещё каких трахал медсестричек-лисичек или врачих? Прости. Я дура набитая. А скажи, почему ты эту Светку не вы..л до сих пор? Ведь не трахал, нет?
- Нет. – Коротко выдохнул я.
- А почему?
- Не сложилось Зин. Чепурашку было, есть и будет, кому потрошить лохматую норку.
- Всё, иди. – Она спешила от меня отделаться после прощального поцелуя. Завтра здесь. Если тебя не будет, жду полчаса, не больше. И да Анри. Пообещай кое-что мне, хотя бы в благодарность за проведенное со мной время.
- Проси.
- Найди время на неделе и трахни Лариску. Ей ужасно нравилось, как ты откидывал свои волосы в десятом. Просто кипятком ссала. И не только она как ты понимаешь. А отсосала тебе только Свеха в лесу. – Дверь закрылась, и Нисан, прогребая песок на дороге, резко сорвался с места, уносясь по грунтовке вдаль. Я поднял руку прощаясь, смотрел в след, пока машина не скрылась за дальним поворотом.



Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Эротика
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 25
Опубликовано: 10.09.2020 в 01:23







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1