автор -Надежда Зиненко - для детей - "Да… ну, вот… это самое… ну, хотя бы"- читает - Miliza-Margarita


Надежда Зиненко
[zinenkonadejda]

автор -Надежда Зиненко - из цикла - "Детская шкатулка"- читает - Miliza-Margarita

                            "Да… ну, вот… это самое… ну, хотя бы"

Абсолютно бессвязная фраза, не несущая в себе никакого смысла, скажите вы и будете абсолютно правы. Но Эдуард Пасечник с вами не согласится. И тоже, будет прав.
Это незамысловатое витиеватое выражение появилось в его лексиконе на втором занятии у логопеда. Эдик думал-то как: логопед – это тот же врач, в белом халате, с зеркальцами, приборчиками разными, пахнущий хлоркой и спиртом, ласково улыбающийся старенький дедуличка. Ходить на занятия к нему – одно удовольствие. Поэтому страх, который возник в школе, когда Алла Алексеевна, устало выводя двойку, раздраженно сказала: «Пасечник, я выбила тебе талон на занятия к логопеду. Скажи матери, чтобы ко мне вечером зашла», – с первых же минут визита к этому загадочному логопеду, улетучился.
Но тут на этом самом роковом втором занятии логопед стал спрашивать скороговорки, которые они учили в прошлый раз. Оказывается, они их учили! Эдик-то был уверен, что запоминать не нужно, попросили повторить – повторил. А вот учить не просили…


– Да… ну, вот… это самое… ну, хотя бы, – проблеял Эдик, растягивая гласные и прожевывая, прогундосивая согласные звуки.

После несуразная фраза помогла ему на уроке литературы, когда Алла Алексеевна, не дождавшись пересказа «Федориного горя», – и зачем оно ему сдалось, у него вон, с подачи Аллы Алексеевны, теперь его персонального горя хоть отбавляй, – уже начала выводить в журнале двойку. Эдик уверенно с паузами и расстановкой произнёс: «Да… ну, вот… это самое… ну, хотя бы». И тут прозвенел звонок! Алла Алексеевна огорченно вздохнула: «Садись, Пасечник. Завтра расскажешь».

Завтра, само собой, пришлось рассказывать. Но время-то было выиграно, это самое главное. Эдик чувствовал себя великим полководцем! Нёсся домой, отбиваясь портфелем от полчищ воображаемых Алл Алексеевных и логопедов, и не заметил, как лбом врезался в ветку яблони. Ветка больно порезала бровь и скулу. Повезло, что успел зажмуриться и увернуться в последний момент. По щеке текла липкая, солёная кровь. Эдик даже сперва испугался, что глаз вытекает – смотреть было больно и всё расплывалось. Тётя Нюра, соседка и врач по совместительству, успокоила. Отвела к себе, промыла и обработала рану, наложила на царапины повязки, накормила вкуснющим борщом и оставила у себя, пока мама с папой с работы не вернутся.
Папа, увидев, посмеялся и тут же придумал ему новую кличку «Кутузов», а мама потребовала объяснений. А чего тут рассказывать. Не будешь же сознаваться, что не учил уроки и радовался тому, что обманул учителя… Пришлось снова потянуть время, чтобы придумать на ходу отговорку:
– Произноси чётко или вообще ничего не говори! – нервничала мама.
Ха, сама разрешила! Конечно, Эдик выбрал ничего не говорить и радостный побрёл мыть руки перед ужином.
Звание «Кутузова» за ним закрепилось прочно. И не только дома, но и в школе, и во дворе. Эдик очень гордился шрамом. «Боевой, – любил он всем хвастаться, – в драке с десятью старшеклассниками достался. Но у меня шрам один, а у них по всему телу»! Малышня и девчонки млели, слушали, раскрыв рот. Это всегда подзадоривало, потому количество старшеклассников периодически росло, они превращались в самбистов или пришельцев… Одна только Аська из 3-А не верила. И правильно, в общем-то, делала, Эдик это понимал и уважал её за это. Но, как же это злило!
Злость и раздражение, а с ними и уважение, симпатия и ещё кучу чего-то того, что пониманию пока не поддавалось, накапливалось, бурлило и требовало выплеска. Эдик постоянно продумывал, как бы подойти да проучить задаваку. Подходил и осекался. Ну и глазища же у неё! Первые восемь попыток провалились с треском. А на девятую Ася сама к нему подошла:

– Ну, сказочник, что ты мне сказать хотел?
– Да… ну, вот… это самое… ну, хотя бы, – от неожиданности все заготовки из головы Эдика улетучились, и он решил взять паузу на раздумье, прибегнув к уже не раз проверенному способу.
– Понимаешь, это самое… ну, вот… ну… да… В общем, отомстить тебе хотел.
Ася внимательно заглянула в глаза, свела брови, точь-в-точь, как логопед:


врать, не задираться, не зазнаваться и не насмехаться, а то портфелем быстро огрею. Как тогда станешь объяснять шрам под вторым глазом?





Мне нравится:
0

Рубрика произведения: Проза ~ Детская литература
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 12
Опубликовано: 09.09.2020 в 18:01







Есть вопросы?
Мы всегда рады помочь! Напишите нам, и мы свяжемся с Вами в ближайшее время!
1